fbpx

Спасти Джаксыбекова

Судя по инфор­ма­ции «Рей­тер», казах­стан­ское пра­ви­тель­ство сроч­но ищет поку­па­те­лей на «Цесна­банк», дабы спа­сти его от финан­со­во­го кол­лап­са. И этот кол­лапс, похо­же, уже не за гора­ми. Хотя в финан­со­вый инсти­тут зака­че­но уже почти два мил­ли­ар­да дол­ла­ров госде­нег, их ока­за­лось мало. Плюс из бан­ка побе­жал менедж­мент.

21 янва­ря 2019 года Казах­стан­ская фон­до­вая бир­жа сооб­щи­ла, что АО «Цесна­банк», цен­ные бума­ги кото­ро­го нахо­дят­ся в офи­ци­аль­ном спис­ке KASE, уве­до­ми­ло об исклю­че­нии из соста­ва сове­та дирек­то­ров бан­ка Бай­жа­но­ва У.С. (неза­ви­си­мо­го дирек­то­ра) и Фогель В.Г.

Из тек­ста само­го уве­дом­ле­ния сле­ду­ет, что реше­ние было при­ня­то акци­о­не­ра­ми 16 янва­ря 2019 года.

В резуль­та­те на насто­я­щий момент в состав сове­та дирек­то­ров АО «Цесна­банк» вхо­дит все­го три чело­ве­ка: Меще­ря­ков Нико­лай Ильич, пред­се­да­тель, Баба­ян Эду­ард Гете­но­вич, неза­ви­си­мый дирек­тор и Ульф Вокурк, с сен­тяб­ря 2018 года воз­глав­ля­ю­щий прав­ле­ние бан­ка. При этом двое пер­вых, судя по их био­гра­фи­ям, явля­ют­ся людь­ми, близ­ки­ми к кон­тро­ли­ру­ю­щим акци­о­не­рам в лице быв­ше­го руко­во­ди­те­ля адми­ни­стра­ции казах­стан­ско­го пре­зи­ден­та Адиль­бе­ка Джак­сы­бе­ко­ва и его семьи, а тре­тий при­зван ими же спа­сти финан­со­вый инсти­тут от кра­ха.

Если судить по инфор­ма­ции, выло­жен­ной на сай­те АО «Цесна­банк», напри­мер, отче­тах о финан­со­вом поло­же­нии и при­бы­лях (убыт­ках) по  состо­я­нию на 31 декаб­ря 2018 года, мож­но сде­лать вывод, что банк усто­ял. Несмот­ря на серьез­ные про­бле­мы в про­шлом году, начав­ши­е­ся с мас­со­во­го отзы­ва депо­зи­тов и вкла­дов ква­зи­го­су­дар­ствен­ных струк­тур, поста­вив­ших банк на грань  банк­рот­ства. Более того, серьез­но поте­ряв в акти­вах и пас­си­вах, он тем не менее смог нарас­тить акци­о­нер­ный капи­тал и остать­ся при­быль­ным.

Одна­ко уход из АО «Цесна­банк» чле­нов сове­та дирек­то­ров и прав­ле­ния, кото­рый злые язы­ки вполне могут оха­рак­те­ри­зо­вать как «бег­ство крыс с тону­ще­го кораб­ля», сви­де­тель­ству­ет о том, что реаль­ное финан­со­вое поло­же­ние бан­ка куда хуже, чем это сле­ду­ет из офи­ци­аль­ной отчет­но­сти.

Напом­ним, что преды­ду­щее изме­не­ние соста­ва сове­та дирек­то­ров АО «Цесна­банк» про­изо­шло 9 янва­ря 2019 года, когда его гла­вой  вме­сто Кай­ра­та Саты­л­га­но­ва стал Нико­лай Меще­ря­ков. Кро­ме того, тогда совет дирек­то­ров поки­нул Ержан Таджи­я­ков, кото­рый был чле­ном прав­ле­ния АО «Цесна­банк» с сен­тяб­ря 2013 по май 2018 года, при­чем под конец сво­ей рабо­ты в бан­ке его воз­глав­лял.  

 В свою оче­редь Кай­рат Саты­л­га­нов стал чле­нов сове­та дирек­то­ров АО «Цесна­банк» в апре­ле 2013 года и воз­гла­вил его в 24 сен­тяб­ря 2018 года. На тот момент в соста­ве сове­та дирек­то­ров бан­ка чис­ли­лось пять чело­век: Ульф Вокур­ка, Нико­лай Меще­ря­ков, Вик­тор Фогель, Эду­ард Баба­ян и Улан Бай­жа­нов, из кото­рых через три меся­ца оста­лось трое.

Если к этой кад­ро­вой утеч­ке доба­вить частые отстав­ки чле­нов прав­ле­ния АО «Цесна­банк», кото­рых на насто­я­щий момент оста­лось все­го пяте­ро,    при­чем двое — ста­ро­жи­лы, двое — «при­шель­цы», а био­гра­фия пято­го на офи­ци­аль­ном сай­те бан­ка отсут­ству­ет, то при­хо­дит­ся сде­лать вывод, что реаль­ное финан­со­вое поло­же­ние финан­со­во­го инсти­ту­та, несмот­ря на мас­си­ро­ван­ную госу­дар­ствен­ную под­держ­ку, кото­рая отнюдь не завер­ши­лась,   оста­ет­ся крайне слож­ным, если не кри­ти­че­ским.

Это наше пред­по­ло­же­ние под­твер­жда­ет­ся послед­ни­ми пуб­ли­ка­ци­я­ми в прес­се. Напри­мер, сайт «Азаттык» в обзор­ном мате­ри­а­ле за неде­лю сооб­щил:

«На сай­те бри­тан­ско­го новост­но­го агент­ства „Рей­тер“ заяв­ля­ют, что „казах­стан­ские вла­сти сроч­но ищут банк, что­бы при­об­ре­сти заем­щи­ка номер 2 (в стране) — ‚Цесна­банк‘, посколь­ку счи­та­ют, что ему нуж­но новое финан­со­вое вли­ва­ние для предот­вра­ще­ния кол­лап­са“, — пишет агент­ство со ссыл­кой на нена­зван­ные „три источ­ни­ка, озна­ком­лен­ные с этим обсуж­де­ни­ем“.

»Пред­ста­ви­те­ли пра­ви­тель­ства и цен­траль­но­го бан­ка обра­ти­лись по край­ней мере к трем дру­гим казах­стан­ским бан­кам и наде­ют­ся заклю­чить сдел­ку в фев­ра­ле, сооб­щи­ли источ­ни­ки. Они пред­ла­га­ют финан­со­вые сти­му­лы для любо­го бан­ка, гото­во­го при­нять его. Из-за вли­я­ния, (кото­рое это ока­жет) на эко­но­ми­ку в целом вла­сти хотят избе­жать лик­ви­да­ции бан­ка, в акти­ве кото­ро­го — более мил­ли­ар­да дол­ла­ров в роз­нич­ных депо­зи­тах и кото­рый полу­чил госу­дар­ствен­ную помощь в раз­ме­ре 1,8 мил­ли­ар­да дол­ла­ров в сен­тяб­ре, сооб­щи­ли источ­ни­ки«, — пишет „Рей­тер“.

В свою оче­редь 28 янва­ря 2019 года в казах­стан­ских медиа-ресур­сах появи­лось сооб­ще­ние о том, что „Фонд про­блем­ных кре­ди­тов (ФПК) пла­ни­ру­ет раз­ме­стить на KASE обли­га­ции на сум­му 604 млрд тен­ге для после­ду­ю­ще­го выку­па ‚ток­сич­ных‘ акти­вов у Цесна­бан­ка“. При этом „все сред­ства, полу­чен­ные в резуль­та­те раз­ме­ще­ния обли­га­ций, будут направ­ле­ны на при­об­ре­те­ние акти­вов АО ‚Цесна­банк‘. 

Оста­лось понять, кто возь­мет теперь на себя глав­ный удар.

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0