-28 C
Астана
20 февраля, 2024
Image default

Союз неразрешимый

 

Пер­вый год сво­е­го суще­ство­ва­ния Евразий­ский эко­но­ми­че­ский союз про­жил под лозун­гом «Скан­да­лы, интри­ги, рас­сле­до­ва­ния». В 2016 году коли­че­ство кон­флик­тов меж­ду стра­на­ми-парт­не­ра­ми толь­ко вырастет

Пер­вым ново­год­ним подар­ком 2016 года от Рос­сии Казах­ста­ну стал указ пре­зи­ден­та Вла­ди­ми­ра Пути­на о том, что гру­зы из Укра­и­ны на тер­ри­то­рию нашей рес­пуб­ли­ки могут идти через РФ толь­ко в опе­ча­тан­ных ваго­нах (цистер­нах, фур­го­нах) и толь­ко с тер­ри­то­рии Бело­рус­сии. При этом плом­бы на гру­зах, иду­щих тран­зи­том по Рос­сии, долж­ны функ­ци­о­ни­ро­вать на осно­ве систе­мы ГЛОНАСС, а каж­дый води­тель дол­жен полу­чать на въез­де в стра­ну учет­ный талон, а при выез­де этот талон сда­вать. Пока­зал ГЛОНАСС нару­ше­ние – талон сра­зу ста­но­вит­ся недей­стви­тель­ным. Понят­но, что такие дра­ко­нов­ские меры в первую оче­редь адре­со­ва­ны Укра­ине: с 1 янва­ря Рос­сия закры­ла зону сво­бод­ной тор­гов­ли со сво­им про­ев­ро­пей­ским сосе­дом. Но голов­ной боли от это­го доба­ви­лось и Казах­ста­ну. Тем не менее путин­ский указ, ско­рее, вос­при­ни­ма­ет­ся Аста­ной как пода­рок: по инфор­ма­ции «Новой» – Казах­стан», Рос­сия сна­ча­ла вооб­ще не хоте­ла пус­кать гру­зы из Укра­и­ны в Казах­стан ни в каком виде.
Реше­ние о тран­зи­те под кон­тро­лем ГЛОНАСС сов­па­ло с пер­вой годов­щи­ной Евразий­ско­го эко­но­ми­че­ско­го сою­за (начал дей­ство­вать с 1 янва­ря 2015 года). За это вре­мя ЕАЭС, пози­ци­о­ни­ру­е­мый чуть ли не как аль­тер­на­ти­ва Евро­со­ю­зу, вырос почти в два раза – к нему при­со­еди­ни­лись Арме­ния и Кир­ги­зия. Но это едва ли не един­ствен­ное дости­же­ние: това­ро­обо­рот меж­ду стра­на­ми упал, парт­не­ры увяз­ли в тор­го­вых вой­нах, а лиде­ры госу­дарств – чле­нов ЕАЭС нача­ли демон­стра­тив­но вести свою поли­ти­ку, не обра­щая боль­шо­го вни­ма­ния на воз­му­ще­ние кол­лег. «Новая газе­та» – Казах­стан» по-про­си­ла экс­пер­тов оце­нить, кто выиг­рал от Евразий­ско­го эко­но­ми­че­ско­го сою­за за пер­вый год его суще­ство­ва­ния, и пред­по­ло­жить, какая судь­ба его ждет в 2016 году.

Ничто в ЕАЭС не про­хо­дит бесследно

Пер­вое испы­та­ние для ново­го сою­за насту­пи­ло еще до его офи­ци­аль­но­го запус­ка: в кон­це 2014 года в Рос­сии про­изо­шла силь­ней­шая деваль­ва­ция руб­ля, и уже одно это – а стра­ны в одном эко­но­ми­че­ском бло­ке волей-нево­лей вынуж­де­ны кор­ре­ли­ро­вать кур­сы валют – мог­ло поста­вить крест на любых начи­на­ни­ях тогда еще трех парт­не­ров. Но ситу­а­цию спас Нур­сул­тан Назар­ба­ев (для него ЕАЭС – осо­бые четы­ре бук­вы: имен­но казах­стан­ский пре­зи­дент счи­та­ет себя авто­ром всей нынеш­ней кон­струк­ции). «Союз выжил в этом году бла­го­да­ря праг­ма­тиз­му Назар­ба­е­ва в выс­шей сте­пе­ни, – гово­рит в интер­вью «Новой» – Казах­стан» поли­то­лог, экс­перт по Цен­траль­ной Азии Арка­дий Дуб­нов. – Если в кон­це 2014 года Казах­стан не закрыл тор­го­вые гра­ни­цы, к чему он был бли­зок, то все бла­го­да­ря вынуж­ден­ной поли­ти­че­ской муд­ро­сти казах­стан­ско­го президента».
Про­ще гово­ря, Назар­ба­ев хотел сохра­нить лицо созда­ва­е­мо­го сою­за, а в ито­ге пожерт­во­вал соб­ствен­ной эко­но­ми­кой. Сна­ча­ла все из-за деше­виз­ны руб­ля рва­ну­ли в Рос­сию за това­ра­ми – ску­па­ли вооб­ще все, что толь­ко мож­но было, от про­дук­тов до квар­тир. Из-за это­го казах­стан­ский биз­нес начал нести колос­саль­ные убыт­ки во всех сфе­рах. А летом 2015 года вслед за руб­лем с задерж­кой рух­нул и тен­ге – да так, что пада­ет до сих пор (340 тен­ге про­тив 188 тен­ге в нача­ле авгу­ста 2015 года). Казах­ста­ну доро­го обо­шел­ся этот ход: сам Назар­ба­ев при­знал, что на под­дер­жа­ние кур­са за два года потра­ти­ли – то есть «спа­ли­ли» – 28 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. Эффек­та ста­биль­но­сти это не при­нес­ло: зар­пла­ты казах­стан­цев обес­це­ни­лись почти в два раза, и воз­гла­сы недо­воль­ства зву­чат все чаще, при­чем жите­ли стра­ны обви­ня­ют не толь­ко соб­ствен­ные вла­сти, но и Евразий­ский союз, из-за кото­ро­го и воз­ник­ли эти про­бле­мы. А тен­ге по ито­гам 2015 года стал самой сла­бой валю­той сре­ди стран СНГ и Евро­пы – он упал по отно­ше­нию к дол­ла­ру сра­зу на 85,2%.
Впро­чем, деваль­ва­цию тен­ге и ЕАЭС уда­лось хотя бы услов­но раз­ве­сти в раз­ные сто­ро­ны инфор­ма­ци­он­но­го поля: про­бле­мы в эко­но­ми­ке объ­яс­ни­ли миро­вым финан­со­вым кри­зи­сом, а деваль­ва­ция и вовсе была про­ве­де­на «по заяв­кам теле­зри­те­лей» – яко­бы об этом пре­зи­ден­та слез­но про­сил казах­стан­ский биз­нес. Куда слож­нее было объ­яс­нить тор­го­вые вой­ны, кото­рые воз­ни­ка­ли меж­ду стра­на­ми-парт­не­ра­ми на про­тя­же­нии все­го 2015 года. Одна из пер­вых и самых ярких сты­чек слу­чи­лась в кон­це мар­та – нача­ле апре­ля: тогда Казах­стан запре­тил к вво­зу май­о­нез, кон­ди­тер­ские изде­лия, молоч­ную, мяс­ную про­дук­цию, яйца и мас­ло из Рос­сии. В ответ двое из лар­ца – Роспо­треб­над­зор и Рос­сель­хоз­над­зор – пошли в ата­ку на казах­стан­ские про­дук­ты. Скан­дал тогда купи­ро­ва­ли на уровне мини­стерств, но уже в тот момент спе­ци­а­ли­сты объ­яс­ня­ли, что истин­ная сущ­ность ЕАЭС имен­но в этом. «Нет ника­ких общих инте­ре­сов, есть инте­ре­сы рын­ков каж­дой стра­ны, и эти рын­ки объ­еди­нять­ся не хотят», – гово­рил тогда поли­то­лог, дирек­тор Груп­пы оцен­ки рис­ков Досым Сат­па­ев. Спу­стя девять меся­цев в бесе­де с кор­ре­спон­ден­том «Новой» – Казах­стан» он раз­ви­ва­ет тезис: «2015 год лишь под­твер­дил мои пес­си­ми­сти­че­ские про­гно­зы, кото­рые я давал еще при созда­нии Тамо­жен­но­го сою­за (в 2009 году. – Прим. «Новой» – Казах­стан»), о том, что дан­ное объ­еди­не­ние не смо­жет нор­маль­но рабо­тать при нынеш­нем соста­ве участ­ни­ков. Участ­ни­ки – это госу­дар­ства, кото­рые не могут похва­стать­ся кон­ку­рен­то-спо­соб­ной эко­но­ми­кой, а опыт пока­зы­ва­ет, что союз сырье­вых эко­но­мик в плане дости­же­ния инте­гра­ци­он­ных целей не при­во­дит к хоро­ше­му результату».
В даль­ней­шем вза­им­ные запре­ты про­дол­жи­лись, но все к ним более-менее при­вык­ли. В сле­ду­ю­щий раз крыш­ку с кот­ла по-круп­но­му сорва­ло в нача­ле сен­тяб­ря. Тогда боль­ше сот­ни гру­зо­ви­ков, сле­ду­ю­щих из Евро­пы в Казах­стан, были задер­жа­ны на рос­сий­ской таможне яко­бы по лич­но­му тре­бо­ва­нию гла­вы ФТС Андрея Белья­ни­но­ва (по край­ней мере, так утвер­жда­ли тамо­жен­ни­ки на видео, кото­рое сня­ли даль­но­бой­щи­ки. – Прим. «Новой» – Казах­стан»). По сооб­ще­нию Наци­о­наль­ной пала­ты пред­при­ни­ма­те­лей Казах­ста­на «Ата­ме­кен», авто­мо­би­ли нача­ли задер­жи­вать с 3 сен­тяб­ря. Фуры застав­ля­ли вста­вать на склад вре­мен­но­го хра­не­ния, где каж­дый авто­мо­биль под­вер­га­ли пол­но­му тамо­жен­но­му досмот­ру. С уче­том сто­ян­ки и раз­груз­ки каж­дый день про­стоя обо­шел­ся води­те­лям мини­мум в 7000 руб­лей (в сред­нем – в 12 000). Про­бле­му тогда реша­ли на уровне вице-пре­мье­ров Иго­ря Шува­ло­ва и Бакыт­жа­на Сагин­та­е­ва, но НПП «Ата­ме­кен» впер­вые откры­то заяви­ла о наме­ре­нии судить­ся с рос­сий­ской тамож­ней. Гос­струк­ту­ры двух стран под­ли­ва­ли мас­ла в огонь: рос­си­яне запре­ти­ли ввоз в Казах­стан нор­веж­ской рыбы, а Аста­на в ответ в оче­ред­ной раз забра­ко­ва­ла сле­ду­ю­щее из Рос­сии молоко.
Нако­нец, совсем слож­но ста­ло в тот момент, когда Рос­сия нача­ла кон­фрон­та­цию с Тур­ци­ей и вве­ла в отно­ше­нии нее раз­но­го рода санк­ции. Казах­стан постра­дал из-за кон­флик­та опо­сре­до­ван­но, но ощу­ти­мо: фуры, иду­щие из Тур­ции в Казах­стан, застря­ли на рос­сий­ско-гру­зин­ской гра­ни­це. Да и в целом про­вез­ти турец­кий товар через Рос­сию ста­ло прак­ти­че­ски нере­аль­но: один из казах­стан­ских биз­не­сме­нов рас­ска­зал «Новой» – Казах­стан» на усло­ви­ях ано­ним­но­сти, что ему при­шлось отправ­лять на гра­ни­цу несколь­ко бри­гад с груз­чи­ка­ми, посколь­ку досмат­ри­ва­ю­щие потре­бо­ва­ли выта­щить и пока­зать весь товар, а тамош­ние спе­ци­а­ли­сты по раз­груз­ке доро­же и неак­ку­рат­но рабо­та­ют. А «Ата­ме­кен» даже опуб­ли­ко­ва­ла на сво­ем сай­те пути объ­ез­да Рос­сии для тех, кто везет товар из Тур­ции. Полу­ча­ет­ся доро­же – паро­мом через Кас­пий, – но в Казах­стане уже шутят, что с такой поли­ти­кой Рос­сии мост через Кас­пий­ское море, о кото­ром меч­та­ют Казах­стан, Тур­ция и Китай, пере­ста­нет быть сказ­кой уже в бли­жай­шее время.

В один союз запрячь не можно

Столь­ко кон­флик­тов за один год (и это не счи­тая сты­чек Мин­ска с Аста­ной и с Моск­вой, кото­рые вооб­ще отдель­ная пес­ня) – черес­чур даже для ново­об­ра­зо­ва­ния. Поэто­му экс­пер­ты, опи­сы­вая ито­ги пер­во­го года функ­ци­о­ни­ро­ва­ния ЕАЭС, почти еди­но­глас­но кон­ста­ти­ру­ют пол­ный про­вал по всем фрон­там. «По ито­гам 2015 года това­ро­обо­рот меж­ду стра­на­ми ЕАЭС упал на 26%, хотя неко­то­рые экс­пер­ты гово­ри­ли даже о 33% паде­ния», – кон­ста­ти­ру­ет Досым Сат­па­ев. «Я не могу назвать ни одно­го поло­жи­тель­но­го момен­та, кото­рым хоть как-то мож­но ниве­ли­ро­вать ощу­ще­ние про­ва­ла, – при­зна­ет­ся казах­стан­ский эко­но­ми­че­ский обо­зре­ва­тель Денис Кри­во­ше­ев. – То, что мы наблю­да­ем, это еще цве­точ­ки. Ягод­ки ждут нас впе­ре­ди. Все, что было спро­гно­зи­ро­ва­но еще в 2014 году, до созда­ния сою­за: и экс­порт инфля­ции, и экс­порт деваль­ва­ции, и дав­ле­ние на казах­стан­ский биз­нес [со сто­ро­ны Рос­сии], – все это слу­чи­лось, и все это толь­ко начало».
Несколь­ко диф­фе­рен­ци­ро­ван­но под­во­дит ито­ги для раз­ных стран поли­то­лог Арка­дий Дуб­нов. «Казах­стан [после пер­во­го года в ЕАЭС], конеч­но, в про­иг­ры­ше. Что каса­ет­ся Рос­сии, то тут надо назы­вать вещи сво­и­ми име­на­ми: для нее тор­гов­ля со стра­на­ми ЕАЭС не столь зна­чи­тель­на, что­бы про­вал в этой части мог как-то на ней отра­зить­ся. Для Арме­нии ЕАЭС – это про­сто вопрос гео­по­ли­ти­че­ско­го выжи­ва­ния. В выиг­ры­ше, как ни стран­но, кир­ги­зы, пото­му что они могут теперь при­ез­жать в Рос­сию рабо­тать без патен­та и без раз­ре­ше­ния, а сотруд­ни­че­ство с Казах­ста­ном при гра­мот­ном целе­по­ла­га­нии даст непло­хие эко­но­ми­че­ские резуль­та­ты», – гово­рит Дубнов.
Соб­ствен­но, в целе­по­ла­га­нии и про­бле­ма: каж­дая стра­на захо­ди­ла в ЕАЭС со сво­и­ми чая­ни­я­ми, а в ито­ге столк­ну­лась с дву­мя веща­ми – дик­та­том Рос­сии и пре­ва­ли­ро­ва­ни­ем гео­по­ли­ти­ки над эко­но­ми­кой. «Гео­по­ли­ти­ка ста­ла опре­де­ля­ю­щей в отно­ше­ни­ях меж­ду стра­на­ми – парт­не­ра­ми Тамо­жен­но­го и Евразий­ско­го сою­зов в послед­ние два года, – гово­рит Досым Сат­па­ев. – Те про­бле­мы и тре­ния, кото­рые воз­ник­ли меж­ду стра­на­ми, воз­ник­ли не по вине Бело­рус­сии или Казах­ста­на: боль­шая ответ­ствен­ность за это лежит на Рос­сии. Злая иро­ния судь­бы как раз в том и состо­ит, что Москва сво­и­ми дей­стви­я­ми в 2014 – 2015 годах нанес­ла эко­но­ми­че­ским сою­зам боль­ше уро­на, чем какие-то внеш­ние игро­ки – те же США или Китай. Напри­мер, кон­фликт в Укра­ине поро­дил вой­ну санк­ций. Та, в свою оче­редь, поро­ди­ла вой­ну с реэкс­пор­том. А это при­ве­ло к тому, что меж­ду участ­ни­ка­ми ЕАЭС нача­лись пере­пал­ки (Бело­рус­сия и Казах­стан отка­за­лись под­дер­жи­вать «анти­санк­ции» Рос­сии. – Прим. «Новой» – Казах­стан»)».
Ситу­а­ция с кон­флик­том Рос­сии и Тур­ции вызы­ва­ет эффект дежа­вю: пер­вый зам­пред Комис­сии по под­держ­ке семьи, детей и мате­рин­ства в Обще­ствен­ной пала­те Павел Сычев под­го­то­вил обра­ще­ния к гла­вам Мин­сель­хоза, ФТС и Роспо­треб­над­зо­ра, в кото­рых попро­сил обра­тить вни­ма­ние на Казах­стан как воз­мож­ный источ­ник реэкс­пор­та турец­ких това­ров. «Казах­стан, несмот­ря на уве­ли­чи­ва­ю­ще­е­ся [для тур­ков] логи­сти­че­ское пле­чо, может стать реэкс­пор­те­ром – так как это бли­жай­шая к Тур­ции стра­на ЕАЭС с откры­ты­ми гра­ни­ца­ми с Рос­си­ей, с кото­рой как на госу­дар­ствен­ном, так и на дело­вом уровне под­дер­жи­ва­ют­ся тес­ные отно­ше­ния», – цити­ру­ют Сыче­ва «Изве­стия». В Казах­стане оби­де­лись, но демон­стра­тив­но выка­зы­вать свое недо­воль­ство не ста­ли. Вме­сто это­го Казах­стан, Тур­ция, Китай, Гру­зия и Азер­бай­джан под­пи­са­ли согла­ше­ние о созда­нии кон­сор­ци­у­ма, кото­рый будет достав­лять гру­зы из Под­не­бес­ной в Евро­пу. В обход России.
Таким обра­зом, пола­га­ет Досым Сат­па­ев, глав­ным резуль­та­том пер­во­го года ЕАЭС ста­ло вза­им­ное разо­ча­ро­ва­ние друг дру­гом. «Суще­ствен­ная часть казах­стан­ско­го биз­не­са ста­ла более скеп­ти­че­ски отно­сить­ся к ЕАЭС. Сте­пень лояль­но­сти к сою­зу внут­ри Казах­ста­на пада­ет, и это озна­ча­ет, что ЕАЭС дегра­ди­ру­ет и вряд ли вый­дет на новый уро­вень», – гово­рит Сат­па­ев. А эко­но­ми­че­ский обо­зре­ва­тель Денис Кри­во­ше­ев напо­ми­на­ет, что в нояб­ре сам пре­зи­дент Назар­ба­ев кон­ста­ти­ро­вал, что пока эффект от ЕАЭС совсем не тот, кото­рый он ожи­дал – ника­кой при­бы­ли, одни убытки.
«Та кон­цеп­ция ЕАЭС, кото­рая сра­зу была пред­ло­же­на, [сра­зу] исхо­ди­ла из инте­ре­сов гео­по­ли­ти­ки, и дока­за­тель­ством это­му слу­жат попыт­ки создать вся­кие над­строй­ки типа пар­ла­мент­ской ассам­блеи, бло­ки­ру­е­мые Мин­ском и Аста­ной. И тот «ребе­нок», что полу­чил­ся в ито­ге, появил­ся в неудач­ное вре­мя: роды про­хо­ди­ли тяже­ло, без под­хо­дя­щих усло­вий. Его еще нуж­но выха­жи­вать в спе­ци­аль­ном инку­ба­то­ре. И вопрос выжи­ва­ния сою­за – это дело бли­жай­ших несколь­ких лет», – добав­ля­ет поли­то­лог Дубнов.

Сохра­не­ние лица

Весь вопрос в том, есть ли у ЕАЭС эти несколь­ко лет. С 1 янва­ря пред­се­да­тель­ство в сою­зе пере­шло к Казах­ста­ну, и, по мне­нию собе­сед­ни­ков «Новой» – Казах­стан», Нур­сул­тан Назар­ба­ев будет гасить любые скан­да­лы в заро­ды­ше – опять-таки в целях сохра­не­ния «лица» ЕАЭС. Но исто­рия с тран­зи­том через Рос­сию под кон­во­ем гру­зов из Укра­и­ны может несколь­ко поко­ле­бать и без того не самую ста­биль­ную обста­нов­ку. По сути, Рос­сия не толь­ко услож­ни­ла доступ Казах­ста­на к укра­ин­ским това­рам: тем теперь при­дет­ся ехать сна­ча­ла в Бело­рус­сию, а отту­да уже – с суще­ствен­ным удо­ро­жа­ни­ем цены – через РФ в стра­ну Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. Вдо­ба­вок ко все­му Вла­ди­мир Путин сво­им ука­зом – ско­рее все­го, наме­рен­но – услож­нил укра­ин­ским това­рам воз­мож­ность кон­ку­ри­ро­вать с теми же рос­сий­ски­ми на казах­стан­ском рынке.
К тому же в Казах­стане ни власть, ни обще­ство очень не любят, когда им что-то навя­зы­ва­ют извне. А инфор­ма­ци­он­ная пода­ча ука­за Пути­на в рос­сий­ских и лояль­ных Москве казах­стан­ских СМИ в сти­ле «Путин раз­ре­шил» (это пря­мая цита­та) для мно­гих жите­лей рес­пуб­ли­ки и вовсе оскор­би­тель­на. Надо заме­тить, что рос­сий­ские масс-медиа мно­ги­ми в Казах­стане вос­при­ни­ма­ют­ся как инстру­мент экс­пан­сии Крем­ля. Когда в кон­це 2015 года из-за попра­вок в закон «О теле­ра­дио­ве­ща­нии» дея­тель­ность рос­сий­ских кана­лов в рес­пуб­ли­ке ока­за­лась под угро­зой (если вкрат­це: ино­стран­ную рекла­му по зако­ну транс­ли­ро­вать нель­зя, а как ее выре­зать из эфир­ной сет­ки – не зна­ли), чис­ло сто­рон­ни­ков рос­сий­ско­го теле­ви­де­ния и чис­ло его про­тив­ни­ков было при­мер­но рав­ным. Дея­тель­но­сти рос­сий­ских кана­лов в ито­ге ниче­го пока боль­ше не угро­жа­ет, но повол­но­вать­ся им при­шлось изрядно.
Ины­ми сло­ва­ми, Казах­стан в оче­ред­ной раз ока­зы­ва­ет­ся меж­ду двух огней: и из ЕАЭС не вый­дешь, и свою поли­ти­ку тол­ком не про­дик­ту­ешь. Все, что может делать стра­на в этой ситу­а­ции, – еще боль­ше огры­зать­ся. «Воз­мож­но, наше­му госу­дар­ству и нуж­на была такая встряс­ка, что­бы начи­нать отста­и­вать свои наци­о­наль­ные инте­ре­сы, – гово­рит казах­стан­ский эко­но­ми­че­ский обо­зре­ва­тель Денис Кри­во­ше­ев. – Един­ствен­ный поло­жи­тель­ный итог от ЕАЭС в 2015 году – Казах­стан научил­ся пока­зы­вать зубы. И в 2016 году коли­че­ство пово­дов это делать будет толь­ко расти».
Еще один фак­тор, кото­рый, воз­мож­но, ока­жет вли­я­ние на дея­тель­ность ЕАЭС в насту­пив­шем году, – амби­ции Китая. «У сою­за есть кон­ку­рент в лице китай­ской про­грам­мы «Эко­но­ми­че­ский пояс Шел­ко­во­го пути», – напо­ми­на­ет Досым Сат­па­ев. – Москва пыта­ет­ся объ­еди­нить эти два про­ек­та, но нуж­но пони­мать, что для Китая в целом его про­грам­ма – это соб­ствен­ная епар­хия, куда он на рав­ных пра­вах пус­кать нико­го не будет. Более того, для Китая важ­но не зацик­ли­вать свой про­ект на Рос­сию, пото­му что Рос­сия для него тоже ста­но­вит­ся менее пред­ска­зу­е­мым парт­не­ром. Поэто­му попыт­ки Моск­вы состы­ко­вать ЕАЭС и «Эко­но­ми­че­ский пояс» про­ва­лят­ся, посколь­ку для Пеки­на такой союз не важен».
Китай, по мне­нию Сат­па­е­ва, будет делать став­ку на дву­сто­рон­ние отно­ше­ния меж­ду стра­на­ми, в том чис­ле и участ­ни­ка­ми ЕАЭС – тем же Казах­ста­ном. Почти навер­ня­ка это будет вызы­вать новые нер­ви­че­ские реак­ции и заяв­ле­ния со сто­ро­ны Моск­вы, но здесь ситу­а­ция прин­ци­пи­аль­но иная, посколь­ку Китай может не обра­щать вни­ма­ния на Рос­сию, так как, по сло­вам поли­то­ло­га, «уже рас­смат­ри­ва­ет ее как стра­ну, слиш­ком заиг­рав­шу­ю­ся в геополитику».
Но самое пара­док­саль­ное, что, несмот­ря на боль­шие про­бле­мы, о сво­ра­чи­ва­нии про­ек­та ЕАЭС по-преж­не­му никто не заду­мы­ва­ет­ся. «Отча­сти выжи­ва­е­мость сою­за мож­но объ­яс­нить тем, что пре­зи­ден­ты Рос­сии, Казах­ста­на и Бело­рус­сии хоро­шо зна­ют друг дру­га, зна­ют, какую «ответ­ку» могут полу­чить после выпа­дов в адрес одно­го из участ­ни­ков, и зна­ют, как игно­ри­ро­вать те или иные выпа­ды от дру­гих», – объ­яс­ня­ет Арка­дий Дуб­нов. Но еще более вес­кая при­чи­на – амби­ции как мини­мум одно­го пре­зи­ден­та. «В нынеш­нем году и при нынеш­ней вла­сти вопрос о закры­тии ЕАЭС ста­вить­ся не будет, – уве­рен Досым Сат­па­ев. – Если пред­по­ло­жить, что такой вопрос вдруг будет постав­лен, это ста­нет уда­ром по амби­ци­ям руко­вод­ства Казах­ста­на, кото­рое вез­де пози­ци­о­ни­ро­ва­ло себя в каче­стве одно­го из осно­ва­те­лей ЕАЭС». И хотя в слу­чае гипо­те­ти­че­ской лик­ви­да­ции сою­за Казах­стан будет вино­ват мень­ше все­го, поз­во­лить себе это Нур­сул­тан Назар­ба­ев пока не может. Жаж­да нор­маль­но­го эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия – ничто, имидж – все.

Читать ори­ги­нал статьи -

Союз нераз­ре­ши­мый

архивные статьи по теме

Аятолла Ирана и президенты стран Центральной Азии

Editor

Акежан КАЖЕГЕЛЬДИН:«Если на три месяца отправить в международный тур по гольфу весь кабинет министров, этого не заметит даже сам президент»

Editor

«Служить» народу хотят здесь — а жить там