-13 C
Астана
25 февраля, 2024
Image default

Скандал в суде Актау затронул и адвокатов

В судах Актау, рас­смат­ри­ва­ю­щих уго­лов­ные дела об орга­ни­за­то­рах бес­по­ряд­ков в Жана­о­зене, стра­сти кипят не толь­ко сре­ди участ­ни­ков про­цес­са, но и вокруг адво­ка­тов. Быв­ший юрист «Озен­му­най­га­за» Досбо­лов, кото­рый уве­дом­лял неф­тя­ни­ков об их уволь­не­нии, ока­зал­ся гос­за­щит­ни­ком под­су­ди­мо­го Кали­е­ва (тот сна­ча­ла дал пока­за­ния про­тив неф­тя­ни­ков «по сце­на­рию про­цес­са», а затем от них отка­зал­ся). Адво­кат Саны­з­бай­у­лы с кото­рымв про­шлую пят­ни­цу зате­ял дра­ку кон­во­ир, ока­зал­ся… вино­ва­тым в конфликте.

 

Автор: Алла ЗЛОБИНА, Шари­па ИСКАКОВА

 

Госу­дарт­вен­ный защит­ник Тана­та­ра Кали­е­ва Алкен Досбо­лов, будучи преж­де пред­ста­ви­те­лем ком­па­нии «Озен­му­най­газ», ото­сы­лал уве­дом­ле­ние со сво­ей под­пи­сью быв­ше­му работ­ни­ку ОМГ Кай­ра­ту Эди­ло­ву, где сооб­щал: неф­тя­ник уво­лен законно.

- УПК, закон об адво­кат­ской дея­тель­но­сти и эле­мен­тар­ная логи­ка тре­бу­ют, что­бы это­му адво­ка­ту был дан отвод. Ведь имен­но этот тру­до­вой кон­фликт стал одной из глав­ных при­чин, при­вед­ших к тра­ге­дии в Жана­о­зене», — заяви­ла на одном из засе­да­ний суда адво­кат Гуль­на­ра Жуаспаева.

Хода­тай­ство Жуас­па­е­вой под­дер­жа­ли под­су­ди­мые: «Мы не пони­ма­ем, как чело­век, высту­пав­ший про­тив нас, теперь защи­ща­ет наши права».

Под­дер­жа­ли отвод адво­ка­та Кали­е­ва и почти все адво­ка­ты. Про­тив высту­пи­ли толь­ко адво­кат Тала­га­та Сак­та­га­но­ва Ардак Бати­е­ва, и про­ку­ро­ры. Ну, и Досбо­лов сда­вать­ся тоже не хотел, хотя отста­и­вал свое пра­во участ­во­ватьо в про­цес­се доволь­но своеобразно.

- Может, Жуас­па­е­ва из-за без­от­вет­ной люб­ви хода­тай­ству­ет о моем отво­де? —  вдруг заявил адво­кат Досболов.

Гуль­на­ра Жуас­па­е­ва секун­ду мол­ча­ла от неожи­дан­но­сти, а потом потре­бо­ва­ла от судьи обра­тить вни­ма­ние на оскор­би­тель­ный выпад кол­ле­ги. Ара­ла­бай Нага­ши­ба­ев ниче­го не отве­тил и объ­явил 15-минут­ный пере­рыв. Алкен Досбо­лов спеш­но вышел из зда­ния суда на ули­цу — позвонить.

Надо заме­тить, гос­за­щит­ник Досбо­лов в поле вни­ма­ния сво­их кол­лег за вре­мя жана­о­зен­ско­го про­цес­са попал не впер­вые. Преж­де адво­кат Жуас­па­е­ва не раз хода­тай­ство­ва­ла перед судом об обес­пе­че­нии рав­ных усло­вий для всех под­су­ди­мых, тре­буя поме­стить Тана­та­ра Кали­е­ва (он пер­вым заявил о жесто­ких пыт­ках, кото­рым во вре­мя след­ствия под­вер­га­лись под­су­ди­мые неф­тя­ни­ки) вме­сте с дру­ги­ми неф­тя­ни­ка­ми — в буд­ку.  Досбо­лов высту­пал «про­тив», под­су­ди­мый Кали­ев был согла­сен сесть рядом со сво­и­ми това­ри­ща­ми, а судья вынес реше­ние пере­са­дить Тана­та­ра из обще­го зала суда к осталь­ным под­су­ди­мым толь­ко спу­стя пять заседаний.

После пере­ры­ва судья объ­явил свое реше­ние: хода­тай­ство Жуас­па­е­вой оста­вить без удовлетворения.

А вот кон­фликт, кото­рый про­изо­шел в про­шед­ший чет­верг после завер­ше­ния оче­ред­но­го засе­да­ния суда неожи­дан­но закон­чил­ся заяв­ле­ни­ем в адрес потер­пев­ше­го — адво­ка­та Сау­ле­бая Сансызбайулы.

Напом­ним, адво­кат подо­шел к буд­ке для под­су­ди­мых — пере­го­во­рить со сво­и­ми под­за­щит­ны­ми. Накло­нив­шись к окну пере­го­род­ки, он полу­чил удар от кон­во­и­ра: тот гру­бо оттолк­нул адво­ка­та и начал оттес­нять его к выхо­ду. Инци­дент вызы­вал в зале ответ­ную реак­цию: под­су­ди­мые и остав­ши­е­ся в зале люди гром­ко воз­му­ща­лись дей­стви­я­ми поли­цей­ско­го. При­ста­вы сра­зу закры­ли вход­ную дверь, не давая воз­мож­но­сти нико­му поки­нуть зал.

Исто­рия про­дол­жи­лась на сле­ду­ю­щий день, в пят­ни­цу. Судья отло­жил засе­да­ние из-за отсут­ствия Сау­ле­бая Сан­сыз­бай­у­лы: тот уехал в Центр реа­би­ли­та­ции орал­ма­нов, где парал­лель­но про­хо­дит шет­пен­ский про­цесс. Преж­де  Сан­сыз­бай­у­лы не раз высту­пал с хода­тай­ством объ­явить пере­рыв в жана­о­зен­ском про­цес­се, что­бы адво­ка­ты име­ли воз­мож­ность защи­щать сво­их под­за­щит­ных на дру­гом деле.  В хода­тай­стве ему было отка­за­но. Это, напом­ним, ста­ло при­чи­ной  того, что шет­пен­ский про­цесс начал­ся со скан­даль­но­го отка­за под­су­ди­мых участ­во­вать в засе­да­нии, пока туда не явят­ся их адво­ка­ты. Тре­бо­ва­ние под­су­ди­мых оста­ви­ли без вни­ма­ния, предо­ста­вив им госзащитников.

Стра­сти нака­ля­лись: в обед адво­кат был задер­жан. Кон­во­ир напи­сал заяв­ле­ние: ока­зы­ва­ет­ся, это Сан­сыз­бай­у­лы уда­рил его и спро­во­ци­ро­вал дра­ку на про­цес­се. Чет­ве­ро поли­цей­ских выве­ли адво­ка­та из зала суда, где про­хо­дит шет­пен­ский процесс.

Тем вре­ме­нем во вто­рой поло­вине дня слу­ша­ние дела неф­тя­ни­ков про­дол­жи­лось. Судья Нага­ши­ба­ев, открыв засе­да­ние, весе­ло спро­сил: «Сан­сыз­бай­у­лы не появился?».

- Кон­во­ир напи­сал заяв­ле­ние о при­ме­не­нии силы со сто­ро­ны адво­ка­та, — отве­ти­ли его кол­ле­ги. — Сей­час Сан­сыз­бай­у­лы нахо­дит­ся в УВД и дает показания.

- Но мы виде­ли, что  кон­во­ир оттолк­нул адво­ка­та, а не адво­кат его! — выкрик­ну­ли под­су­ди­мые нефтяники.

Арал­бай Нага­ши­ба­ев на заме­ча­ния вни­ма­ния не обра­тил и заявил: «Он не в УВД, он на суде по Шет­пе. Я толь­ко что с ним раз­го­ва­ри­вал по теле­фо­ну…». После чего объ­явил пере­рыв до понедельника.

После недель­ной гон­ки объ­яв­ле­ние о пере­ры­ве все вос­при­ня­ли с облег­че­ни­ем: судеб­ный про­цесс по «делу неф­тя­ни­ков» длит­ся с 27 мар­та, про­хо­дит еже­днев­но с 10 часов утра до 6—7 часов вече­ра. Но в кулу­а­рах род­ствен­ни­ки под­су­ди­мых не пре­ми­ну­ли заме­тить: еще в нача­ле про­цес­са адво­кат Сан­сыз­бай­у­лы откры­то заявил жур­на­ли­стам: сидя­щие на ска­мье под­су­ди­мых 37 неф­тя­ни­ков не виновны.

- Заяв­ле­ние кон­во­и­ра, види­мо, появи­лось не слу­чай­но, — пред­по­ло­жи­ли, рас­хо­дясь, люди.

В поне­дель­ник адво­кат Сан­сыз­бай­у­лы все-таки при­нял уча­стие в Жана­о­зен­ском процессе.

Continue reading here:
Скан­дал в суде Актау затро­нул и адвокатов

архивные статьи по теме

Бота Жардемали, соратница беглого олигарха Мухтара Аблязова, подверглась полицейскому расследованию в Брюсселе

Editor

“Князьки финпола” осудили журналиста

Жизнь по амнистии