17 C
Астана
14 мая, 2021
Image default

Ситуация с правами человека в Казахстане Резолюция Европейского парламента от 11 февраля 2021 года о ситуации с правами человека в Казахстане

Евро­пей­ский парламент,

- при­ни­мая во вни­ма­ние свою резо­лю­цию от 14 мар­та 2019 года о ситу­а­ции с пра­ва­ми чело­ве­ка в Казах­стане  и свои преды­ду­щие резо­лю­ции по Казах­ста­ну, вклю­чая резо­лю­ции от 18 апре­ля 2013 года  , 15 мар­та 2012 года  и 17 сен­тяб­ря 2009 года ,

- при­ни­мая во вни­ма­ние Согла­ше­ние о рас­ши­рен­ном парт­нер­стве и сотруд­ни­че­стве (EPCA) меж­ду Евро­пей­ским Сою­зом и его госу­дар­ства­ми-чле­на­ми, с одной сто­ро­ны, и Рес­пуб­ли­кой Казах­стан, с дру­гой сто­ро­ны, кото­рое было под­пи­са­но в Астане 21 декаб­ря 2015 года и всту­пи­ло в силу всту­пит в силу 1 мар­та 2020 года после его рати­фи­ка­ции все­ми государствами-членами,

- при­ни­мая во вни­ма­ние выво­ды Сове­та от 17 июня 2019 года по новой стра­те­гии ЕС в Цен­траль­ной Азии,

- при­ни­мая во вни­ма­ние стра­но­вой отчет Казах­ста­на, содер­жа­щий­ся в Годо­вом отче­те ЕС о пра­вах чело­ве­ка и демо­кра­тии в мире за 2019 год,

- при­ни­мая во вни­ма­ние Все­об­щую декла­ра­цию прав чело­ве­ка, Меж­ду­на­род­ный пакт о граж­дан­ских и поли­ти­че­ских пра­вах и Кон­вен­цию ООН про­тив пыток,

- при­ни­мая во вни­ма­ние 17‑е засе­да­ние Сове­та сотруд­ни­че­ства ЕС-Казах­стан от 20 янва­ря 2020 года, 12‑е засе­да­ние Диа­ло­га ЕС-Казах­стан по пра­вам чело­ве­ка, состо­яв­ше­е­ся 26 и 27 нояб­ря 2020 года, а так­же 18‑е засе­да­ние Коми­те­та сотруд­ни­че­ства ЕС-Казах­стан 25 сен­тяб­ря 2020,

- при­ни­мая во вни­ма­ние Уни­вер­саль­ный пери­о­ди­че­ский обзор Казах­ста­на Сове­та ООН по пра­вам чело­ве­ка от 12 мар­та 2020 года,

- при­ни­мая во вни­ма­ние Вто­рой Факуль­та­тив­ный про­то­кол к Меж­ду­на­род­но­му пак­ту о граж­дан­ских и поли­ти­че­ских правах,

- при­ни­мая во вни­ма­ние заяв­ле­ния офи­ци­аль­но­го пред­ста­ви­те­ля Евро­пей­ской служ­бы внеш­них дей­ствий (EEAS) от 1 фев­ра­ля 2021 г. о воз­рас­та­ю­щем дав­ле­нии на пра­во­за­щит­ные НПО в Казах­стане, от 11 янва­ря 2021 г. по пово­ду пар­ла­мент­ских выбо­ров в Казах­стане и от 7 янва­ря 2021 г. шаги по отмене смерт­ной казни,

- при­ни­мая во вни­ма­ние заяв­ле­ние Орга­ни­за­ции по без­опас­но­сти и сотруд­ни­че­ству в Евро­пе (ОБСЕ) о ее пред­ва­ри­тель­ных выво­дах и заклю­че­ни­ях в отно­ше­нии выбо­ров в Казах­стане 10 янва­ря 2021 года,

- при­ни­мая во вни­ма­ние Пра­ви­ло 144 (5) и 132 (4) сво­их Пра­вил процедуры,

A. при­ни­мая во вни­ма­ние тре­вож­ное ухуд­ше­ние общей ситу­а­ции с пра­ва­ми чело­ве­ка и репрес­сии про­тив орга­ни­за­ций граж­дан­ско­го обще­ства в Казах­стане, кото­рые были отме­че­ны в послед­ние неде­ли с жест­ки­ми огра­ни­че­ни­я­ми, нало­жен­ны­ми на пра­во на сво­бо­ду выра­же­ния мне­ний, мир­ных собра­ний и объ­еди­не­ний; посколь­ку граж­дан­ское обще­ство и пра­во­за­щит­ные орга­ни­за­ции, рабо­та­ю­щие в Казах­стане, под­вер­га­ют­ся все боль­ше­му дав­ле­нию и нака­за­нию со сто­ро­ны вла­стей стра­ны, что пре­пят­ству­ет уси­ли­ям по рефор­мам и огра­ни­чи­ва­ет важ­ную рабо­ту граж­дан­ско­го общества;

B. посколь­ку 21 декаб­ря 2015 года Евро­пей­ский Союз и Казах­стан под­пи­са­ли Согла­ше­ние о рас­ши­рен­ном парт­нер­стве и сотруд­ни­че­стве (EPCA), направ­лен­ное на созда­ние широ­кой осно­вы для уси­лен­но­го поли­ти­че­ско­го диа­ло­га и сотруд­ни­че­ства в сфе­ре пра­во­су­дия, внут­рен­них дел и мно­гих дру­гих обла­стях; посколь­ку в этом согла­ше­нии дела­ет­ся упор на демо­кра­тию, вер­хо­вен­ство зако­на, пра­ва чело­ве­ка, основ­ные сво­бо­ды, устой­чи­вое раз­ви­тие и сотруд­ни­че­ство граж­дан­ско­го обще­ства; посколь­ку EPCA всту­пи­ло в пол­ную силу 1 мар­та 2020 года после его рати­фи­ка­ции все­ми государствами-членами;

C. посколь­ку новая стра­те­гия ЕС по Цен­траль­ной Азии дела­ет силь­ный акцент на вза­и­мо­дей­ствии ЕС с Цен­траль­ной Ази­ей в деле защи­ты и поощ­ре­ния вер­хо­вен­ства зако­на, прав чело­ве­ка и основ­ных сво­бод, вклю­чая сво­бо­ду ассо­ци­а­ции и выра­же­ния мне­ний, а так­же созда­ния бла­го­при­ят­ная сре­да для граж­дан­ско­го обще­ства и пра­во­за­щит­ни­ков; посколь­ку Евро­пей­ский Союз ока­зы­ва­ет суще­ствен­ную помощь Казах­ста­ну в свя­зи с COVID-19, в том чис­ле в послед­нее вре­мя посред­ством финан­со­вой под­держ­ки Все­мир­ной орга­ни­за­ции здра­во­охра­не­ния (ВОЗ) отгруз­ки более 8000 кг меди­цин­ских мате­ри­а­лов 29 янва­ря 2021 года;

D. посколь­ку пар­ла­мент­ские выбо­ры в Казах­стане 10 янва­ря 2021 года были оха­рак­те­ри­зо­ва­ны ЕСВД как упу­щен­ная воз­мож­ность про­де­мон­стри­ро­вать эффек­тив­ное осу­ществ­ле­ние поли­ти­че­ских реформ и про­цесс их модер­ни­за­ции со вре­ме­ни послед­них выбо­ров, в то вре­мя как дав­ние реко­мен­да­ции Бюро ОБСЕ по демо­кра­ти­че­ским инсти­ту­там и Пра­ва чело­ве­ка (БДИПЧ) по ряду вопро­сов оста­ют­ся без вни­ма­ния, в том чис­ле вопро­сы, каса­ю­щи­е­ся основ­ных сво­бод, бес­при­страст­но­сти адми­ни­стра­ции выбо­ров, пра­ва голо­со­вать и бал­ло­ти­ро­вать­ся на выбо­рах, реги­стра­ции изби­ра­те­лей, средств мас­со­вой инфор­ма­ции и пуб­ли­ка­ции резуль­та­тов выбо­ров; посколь­ку, соглас­но пред­ва­ри­тель­ным выво­дам ОБСЕ / БДИПЧ и Пар­ла­мент­ской ассам­блеи ОБСЕ, пра­во­вая база в Казах­стане еще не спо­соб­ству­ет про­ве­де­нию выбо­ров в соот­вет­ствии с меж­ду­на­род­ны­ми стандартами;

E. посколь­ку систем­ные недо­стат­ки в отно­ше­нии ува­же­ния к сво­бо­де ассо­ци­а­ции, собра­ний и выра­же­ния мне­ния про­дол­жа­ют огра­ни­чи­вать поли­ти­че­ский ланд­шафт, а отсут­ствие под­лин­ной поли­ти­че­ской кон­ку­рен­ции и поли­ти­че­ских оппо­зи­ци­он­ных групп, при этом с 2013 года не было заре­ги­стри­ро­ва­но новых пар­тий, лиши­ли изби­ра­те­лей под­лин­но­го выбор; посколь­ку демо­кра­ти­че­ские выбо­ры явля­ют­ся кра­е­уголь­ным кам­нем дости­же­ния поли­ти­че­ских реформ и постро­е­ния сво­бод­но­го и откры­то­го общества;

F. посколь­ку два оппо­зи­ци­он­ных дви­же­ния, Кошер­ные пар­тии и Демо­кра­ти­че­ский выбор Казах­ста­на, были запре­ще­ны сек­рет­ны­ми судеб­ны­ми реше­ни­я­ми, в кото­рых они были назва­ны «экс­тре­мист­ски­ми» орга­ни­за­ци­я­ми без пра­ва на обжа­ло­ва­ние; при­ни­мая во вни­ма­ние, что 17 лиде­ров «Кошер­ных пар­тий» были отправ­ле­ны в след­ствен­ные изо­ля­то­ры по ста­тьям 405 и 182 Уго­лов­но­го кодек­са Казах­ста­на, и им гро­зит дли­тель­ное тюрем­ное заклю­че­ние; посколь­ку заклю­чен­ные, обви­нен­ные в под­держ­ке Демо­кра­ти­че­ско­го выбо­ра Казах­ста­на, все еще отбы­ва­ют нака­за­ние в виде лише­ния сво­бо­ды; в то вре­мя как 26 поли­ти­че­ских заклю­чен­ных, в том чис­ле Алмат Жума­гу­лов, Асет Аби­шев, Кен­же­бек Аби­шев, Асхат Жек­се­ба­ев, Кай­рат Клы­шев, Ербол Есхо­зин, Абай Бегим­бе­тов, Асель Онла­бек­кы­зы, Еркин Сабан­ши­ев, Жанат Жама­ли­ев, Раха­ма­ли­ев и Аскым­ба­хим­зи­ан Баи­ма­грян, Аскимагрян

G. посколь­ку неза­ре­ги­стри­ро­ван­ной оппо­зи­ци­он­ной Демо­кра­ти­че­ской пар­тии не раз­ре­ши­ли участ­во­вать в этих выбо­рах, посколь­ку 22 фев­ра­ля 2020 года вла­сти не поз­во­ли­ли пар­тии про­ве­сти учре­ди­тель­ный съезд в Алма­ты; посколь­ку без про­ве­де­ния тако­го съез­да пар­тия не может заре­ги­стри­ро­вать­ся; посколь­ку чле­ны Демо­кра­ти­че­ской пар­тии столк­ну­лись с дав­ле­ни­ем со сто­ро­ны вла­стей, посколь­ку неко­то­рые из них были аре­сто­ва­ны за пред­по­ла­га­е­мые адми­ни­стра­тив­ные нару­ше­ния, а дру­гим не поз­во­ли­ли при­е­хать на место про­ве­де­ния конгресса;

H. посколь­ку во вре­мя изби­ра­тель­ной кам­па­нии и в день выбо­ров вла­сти Казах­ста­на пыта­лись уже­сто­чить кон­троль цен­зу­ры в Интер­не­те, неод­но­крат­но отклю­чая Интер­нет и застав­ляя граж­дан уста­нав­ли­вать «сер­ти­фи­кат наци­о­наль­ной без­опас­но­сти», поз­во­ля­ю­щий пере­хва­ты­вать зашиф­ро­ван­ный веб-тра­фик; в то вре­мя как госу­дар­ствен­ный кон­троль над Интер­не­том уси­ли­ва­ет­ся, вклю­чая попыт­ки огра­ни­чить поток инфор­ма­ции посред­ством интер­нет-цен­зу­ры и кон­тро­ля и отклю­че­ния интер­не­та, а так­же про­дол­жая тре­бо­вать от граж­дан уста­нов­ки «сер­ти­фи­ка­та наци­о­наль­ной без­опас­но­сти», кото­рый поз­во­ля­ет пере­хва­ты­вать интер­нет-поль­зо­ва­те­лей » онлайн-трафик;

I. посколь­ку в пери­од кам­па­нии про­во­ди­лись мас­со­вые аре­сты; тогда как в день выбо­ров вла­сти неза­кон­но задер­жа­ли не менее 350 мир­ных демон­стран­тов в 10 раз­ных горо­дах; посколь­ку вла­сти Казах­ста­на регу­ляр­но пре­пят­ству­ют про­ве­де­нию мир­ных про­те­стов, кри­ти­ку­ю­щих поли­ти­ку пра­ви­тель­ства; посколь­ку Закон о мир­ных собра­ни­ях и поправ­ки к зако­нам о поли­ти­че­ских пар­ти­ях и выбо­рах, при­ня­тые в мае 2020 года, не соблю­да­ют основ­ные пра­ва граж­дан Казахстана;

J. посколь­ку огра­ни­чен­ная мис­сия БДИПЧ по наблю­де­нию за выбо­ра­ми (МНВ) сооб­щи­ла, что вла­сти обре­ме­ня­ли и пре­пят­ство­ва­ли рабо­те неза­ви­си­мых наблю­да­те­лей, в то вре­мя как про­пра­ви­тель­ствен­ным наблю­да­те­лям было раз­ре­ше­но наблю­дать за изби­ра­тель­ным про­цес­сом; посколь­ку пра­во­за­щит­ные НПО сооб­ща­ли, что зна­чи­тель­ное коли­че­ство неза­ви­си­мых наблю­да­те­лей на выбо­рах в зако­но­да­тель­ные орга­ны 10 янва­ря 2021 года под­верг­лись запу­ги­ва­нию, адми­ни­стра­тив­ным аре­стам и штрафам;

K. посколь­ку в медиа-ланд­шаф­те в Казах­стане пре­об­ла­да­ют госу­дар­ствен­ные или суб­си­ди­ру­е­мые госу­дар­ством медиа-кана­лы; тогда как с янва­ря по июль 2020 года семь жур­на­ли­стов под­верг­лись физи­че­ско­му напа­де­нию и 21 жур­на­лист, блоггер и акти­вист был задер­жан, семь из кото­рых во вре­мя репор­та­жа; посколь­ку в 2020 году вла­сти воз­бу­ди­ли более 38 уго­лов­ных дел про­тив жур­на­ли­стов за пред­по­ла­га­е­мые пре­ступ­ле­ния, такие как рас­про­стра­не­ние лож­ной инфор­ма­ции и под­стре­ка­тель­ство; в то вре­мя как все основ­ные оппо­зи­ци­он­ные обще­на­ци­о­наль­ные газе­ты были запре­ще­ны в 2016 году, а неза­ви­си­мые жур­на­ли­сты про­дол­жа­ют под­вер­гать­ся пре­сле­до­ва­ни­ям; тогда как вла­сти воз­бу­ди­ли уго­лов­ное дело про­тив глав­но­го редак­то­ра неза­ви­си­мой газе­ты « Ураль­ская неде­ля».Лук­пан Ахме­дь­я­ров за его репор­та­жи о кор­руп­ци­он­ных дей­стви­ях мест­ной эли­ты, а так­же физи­че­ское напа­де­ние и задер­жа­ние Сании Той­кен, жур­на­лист­ки казах­ской служ­бы Радио Сво­бод­ная Евро­па / Радио Сво­бо­да, мно­го раз за ее осве­ще­ние мир­ных митин­гов и пар­ла­мент­ских выбо­ров 2021 года;

L. посколь­ку с фев­ра­ля по ноябрь 2020 года пять акти­ви­стов оппо­зи­ции были уби­ты или умер­ли при невы­яс­нен­ных обсто­я­тель­ствах после непре­рыв­но­го поли­ти­че­ско­го пре­сле­до­ва­ния за их оппо­зи­ци­он­ную дея­тель­ность, а имен­но блоггер и жерт­ва пыток Дулат Ага­дил, его 17-лет­ний сын Жан­бо­лат Ага­дил, кото­рый был клю­че­вым сви­де­те­лем о про­из­воль­ном аре­сте его отца, Аман­би­ке Хай­рол­ла, Сери­ка Ора­зо­ва и Гари­фул­лы Эмбер­ге­но­ва; посколь­ку вла­сти не про­ве­ли тща­тель­но­го и про­зрач­но­го рас­сле­до­ва­ния их смер­ти; посколь­ку крайне важ­но при­влечь к ответ­ствен­но­сти лиц, ответ­ствен­ных за заказ и совер­ше­ние таких пре­ступ­ле­ний, и гаран­ти­ро­вать, что они воз­дер­жи­ва­ют­ся от пре­сле­до­ва­ния акти­ви­стов граж­дан­ско­го обще­ства и чле­нов семей, ищу­щих исти­ну для жертв; посколь­ку вла­сти Казах­ста­на рас­пра­ви­лись по мень­шей мере с 200 акти­ви­ста­ми, кото­рые участ­во­ва­ли в цере­мо­нии поми­но­ве­ния Дула­та Ага­ди­ла или орга­ни­зо­вы­ва­ли меро­при­я­тия по сбо­ру средств для его семей и дру­гих поли­ти­че­ских заклю­чен­ных; 57 из них были обви­не­ны в «экс­тре­миз­ме», в том чис­ле Даме­ткан Аспан­ди­я­ро­ва, мать тро­их детей, кото­рая в насто­я­щее вре­мя нахо­дит­ся под домаш­ним аре­стом и ей гро­зит до 12 лет лише­ния сво­бо­ды по обви­не­нию в экс­тре­миз­ме за орга­ни­за­цию сбо­ра средств в под­держ­ку семьи Дула­та Агадила. 

M. посколь­ку в тюрь­мах Казах­ста­на широ­ко рас­про­стра­не­ны пыт­ки и жесто­кое обра­ще­ние, и еже­год­но Коа­ли­ция про­тив пыток сооб­ща­ет не менее 200 слу­ча­ев при­ме­не­ния пыток; посколь­ку винов­ные в таких зло­упо­треб­ле­ни­ях оста­лись без­на­ка­зан­ны­ми, в то вре­мя как пра­во­за­щит­ни­ца Еле­на Семе­но­ва была при­вле­че­на к суду коло­ни­я­ми за раз­об­ла­че­ние при­ме­не­ния пыток в пени­тен­ци­ар­ной систе­ме Казах­ста­на в соци­аль­ных сетях;

N. посколь­ку, несмот­ря на при­зы­вы Спе­ци­аль­но­го доклад­чи­ка ООН (5) , Пар­ла­мент­ской Ассам­блеи Сове­та Евро­пы и Евро­пей­ско­го Сою­за, вла­сти Казах­ста­на зло­упо­треб­ля­ют рас­плыв­ча­ты­ми и чрез­мер­но широ­ки­ми зако­на­ми об экс­тре­миз­ме для пре­сле­до­ва­ния оппо­зи­ции и пра­во­за­щит­ни­ков; посколь­ку в соот­вет­ствии с этим зако­ном с 22 октяб­ря 2020 года, дня, когда вла­сти объ­яви­ли дату выбо­ров, коли­че­ство поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ных уго­лов­ных дел уве­ли­чи­лось вдвое, достиг­нув 99, в част­но­сти, по обви­не­ни­ям в «экс­тре­миз­ме»; 69 из кото­рых нахо­дят­ся под угро­зой неми­ну­е­мо­го аре­ста, в том чис­ле акти­вист­ка Гуль­зи­па Джа­у­ке­ро­ва, и 11 акти­ви­стов были поме­ще­ны под домаш­ний арест по сфаб­ри­ко­ван­ным обви­не­ни­ям в «экс­тре­миз­ме»;

О. в то вре­мя как несколь­ко неза­ви­си­мых пра­во­за­щит­ных НПО, в том чис­ле ECHO, Erkindik Kanaty, Казах­стан­ское меж­ду­на­род­ное бюро по пра­вам чело­ве­ка и соблю­де­нию закон­но­сти и Меж­ду­на­род­ная пра­во­вая ини­ци­а­ти­ва, недав­но были оштра­фо­ва­ны на боль­шие сум­мы, и им было при­ка­за­но при­оста­но­вить свою дея­тель­ность на срок до трех меся­цев с 25 янва­ря 2020 г., по неяс­ным юри­ди­че­ским осно­ва­ни­ям; в то вре­мя как в отмест­ку за осу­ществ­ле­ние наблю­да­тель­ной дея­тель­но­сти вла­сти пре­сле­ду­ют и даже при­вле­ка­ют к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти пра­во­за­щит­ни­ков, в том чис­ле Шол­пан Джан­за­ко­ву, Анну Шуке­е­ву, Рай­гуль Садыр­ба­е­ву, Айжан Изма­ко­ва, Дани­яр Хасе­нов, Алты­най Тук­си­ко­ва, Дана Жанай­култва, Назым Сери­ка­улт , Зух­ра Нари­ман, Улбол­сын Тур­ди­е­ва, Алия Жаку­по­ва, Роза Муса­е­ва и Бар­лык Мендыгазиев;

P. посколь­ку в 2020 году 112 чело­век, три бла­го­тво­ри­тель­ных фон­да и одна ком­мер­че­ская ком­па­ния были осуж­де­ны за исполь­зо­ва­ние сво­бо­ды рели­гии или убеждений;

В. Посколь­ку в Казах­стане пре­об­ла­да­ет широ­ко рас­про­стра­нен­ная кор­руп­ция сре­ди пра­вя­щей эли­ты, о чем сви­де­тель­ству­ет тот факт, что стра­на зани­ма­ет 94‑е место в Индек­се вос­при­я­тия кор­руп­ции Transparency International за 2020 год и пре­пят­ству­ет пра­вам чело­ве­ка, соци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти и соци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­му развитию;

R. посколь­ку в раз­гар пан­де­мии COVID-19 пра­ви­тель­ство зло­упо­тре­би­ло сво­и­ми огра­ни­че­ни­я­ми по пан­де­мии в каче­стве пред­ло­га для уси­ле­ния поли­ти­че­ских репрес­сий про­тив граж­дан­ско­го обще­ства, акти­ви­стов-пра­во­за­щит­ни­ков, голо­сов оппо­зи­ции и меди­цин­ских работ­ни­ков, осу­див­ших неспо­соб­ность пра­ви­тель­ства сдер­жать вспышку;

S. посколь­ку 21 янва­ря 2021 года два этни­че­ских каза­ха Мура­гер Али­му­лы и Кай­ша Акан­кы­зы, бежав­шие из Китая, опа­са­ясь заклю­че­ния в кон­цен­тра­ци­он­ные лаге­ря, впо­след­ствии были изби­ты и заре­за­ны неиз­вест­ны­ми лица­ми, и поэто­му необ­хо­ди­мо уде­лять доста­точ­ное вни­ма­ние про­дол­жа­ю­щей­ся меж­эт­ни­че­ской напря­жен­но­сти в южных реги­о­нах Казах­ста­на; в то вре­мя как жесто­кие этни­че­ские столк­но­ве­ния в Казах­стане про­дол­жа­ют­ся, осо­бен­но на юге, где в фев­ра­ле 2020 года в резуль­та­те столк­но­ве­ний меж­ду каза­ха­ми и этни­че­ски­ми дун­га­на­ми 11 чело­век погиб­ли, десят­ки полу­чи­ли ране­ния и более 23 000 чело­век, в основ­ном дун­гане, были вынуж­де­ны поки­нуть свои дома;

T. посколь­ку вла­сти Казах­ста­на зло­упо­треб­ля­ли меха­низ­ма­ми меж­ду­на­род­но­го уго­лов­но­го сотруд­ни­че­ства, вклю­чая «крас­ные уве­дом­ле­ния» Интер­по­ла и вза­им­ную пра­во­вую помощь (ВПП), для пре­сле­до­ва­ния и изъ­я­тия доку­мен­тов поли­ти­че­ско­го бежен­ца в Бель­гии, адво­ка­та и пра­во­за­щит­ни­ка Боты Джар­де­ма­ли; тогда как 29 сен­тяб­ря 2020 года Наци­о­наль­ный фран­цуз­ский суд по делам убе­жи­ща предо­ста­вил поли­ти­че­ское убе­жи­ще осно­ва­те­лю Демо­кра­ти­че­ско­го выбо­ра Казах­ста­на Мух­та­ру Абля­зо­ву, кото­рый был заоч­но при­го­во­рен казах­стан­ским судом к пожиз­нен­но­му заклю­че­нию в нару­ше­ние пра­ва на защи­ту, с уче­том систе­ма­ти­че­ских и поли­ти­че­ская при­ро­да репрес­сив­но­го аппа­ра­та Казах­ста­на и зло­упо­треб­ле­ние им в граж­дан­ском и уго­лов­ном судопроизводстве;

U. посколь­ку вла­сти Казах­ста­на про­дол­жа­ют пре­сле­до­вать неза­ви­си­мые проф­со­ю­зы и проф­со­юз­ных акти­ви­стов; в то вре­мя как в 2020 году в Закон о проф­со­ю­зах были вне­се­ны поправ­ки, отме­ня­ю­щие тре­бо­ва­ния о член­стве в проф­со­ю­зах и двух­сту­пен­ча­той ​​реги­стра­ции; при­ни­мая во вни­ма­ние, что, несмот­ря на эту поправ­ку, адми­ни­стра­ция горо­да Шым­кент отка­за­лась от иска про­тив Про­мыш­лен­но­го проф­со­ю­за работ­ни­ков топ­лив­но-энер­ге­ти­че­ской отрас­ли (ITUFEW) на осно­ва­нии необос­но­ван­ных тре­бо­ва­ний или поло­же­ний, кото­рые боль­ше не суще­ству­ют или не при­ме­ня­ют­ся к ITUFEW;

V. посколь­ку ген­дер­ное равен­ство оста­ет­ся про­бле­мой в Казах­стане; посколь­ку НПО заяв­ля­ют, что о наси­лии в отно­ше­нии жен­щин мало сооб­ща­ет­ся и что уро­вень судеб­но­го пре­сле­до­ва­ния по этим делам, а так­же по делам о сек­су­аль­ных домо­га­тель­ствах неве­лик; посколь­ку COVID-19 создал новое пре­пят­ствие для дево­чек к рав­но­му досту­пу к инфор­ма­ции и обра­зо­ва­нию, соглас­но ООН; посколь­ку жерт­вы не име­ют доста­точ­ной защи­ты, а сотруд­ни­ки судеб­ных орга­нов и поли­ции, а так­же постав­щи­ки услуг не обу­че­ны выяв­лять, предот­вра­щать и реа­ги­ро­вать на наси­лие в отно­ше­нии женщин;

W. посколь­ку пред­ста­ви­те­ли ЛГБТИ в Казах­стане по-преж­не­му стал­ки­ва­ют­ся с судеб­ны­ми про­бле­ма­ми и дис­кри­ми­на­ци­ей; посколь­ку Пар­ла­мент Казах­ста­на при­нял дис­кри­ми­на­ци­он­ные поправ­ки к ново­му Кодек­су здра­во­охра­не­ния в июне 2020 года, кото­рые регу­ли­ру­ют аспек­ты здра­во­охра­не­ния для транс­ген­де­ров; в то вре­мя как про­цесс изме­не­ния ген­дер­ной иден­тич­но­сти в Казах­стане оста­ет­ся агрес­сив­ным и унизительным;

1. Насто­я­тель­но при­зы­ва­ет Пра­ви­тель­ство Казах­ста­на дей­ство­вать в соот­вет­ствии со сво­и­ми меж­ду­на­род­ны­ми обя­за­тель­ства­ми и ува­жать пра­ва чело­ве­ка и основ­ные сво­бо­ды, закреп­лен­ные в ста­тьях 1, 4, 5 и 235 EPCA; при­зы­ва­ет вла­сти Казах­ста­на соблю­дать меж­ду­на­род­ные стан­дар­ты в отно­ше­нии соблю­де­ния пра­во­вых рамок для про­ве­де­ния выбо­ров и выпол­нять реко­мен­да­ции МНВ БДИПЧ, в том чис­ле каса­ю­щи­е­ся кон­сти­ту­ци­он­но гаран­ти­ро­ван­ных основ­ных сво­бод, уча­стия граж­дан­ско­го обще­ства, поли­ти­че­ско­го плю­ра­лиз­ма, бес­при­страст­но­сти адми­ни­стра­ции выбо­ров, пра­во голо­со­вать и бал­ло­ти­ро­вать­ся на выбо­рах, реги­стра­ция изби­ра­те­лей, сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции и пуб­ли­ка­ция резуль­та­тов выборов;

2. При­зы­ва­ет Пра­ви­тель­ство Казах­ста­на снять поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ные обви­не­ния и поло­жить конец всем фор­мам про­из­воль­ных задер­жа­ний, репрес­са­лий и пре­сле­до­ва­ний в отно­ше­нии пра­во­за­щит­ни­ков, рели­ги­оз­ных орга­ни­за­ций, орга­ни­за­ций граж­дан­ско­го обще­ства, проф­со­ю­зов, жур­на­ли­стов и поли­ти­че­ских оппо­зи­ци­он­ных дви­же­ний, а так­же поз­во­лить людям сво­бод­но выра­жать свои поли­ти­че­ские, рели­ги­оз­ные и дру­гие взгля­ды; при­зы­ва­ет пра­ви­тель­ство вне­сти поправ­ки в новый закон о мир­ных собра­ни­ях, что­бы гаран­ти­ро­вать эту свободу;

3. Насто­я­тель­но при­зы­ва­ет пра­ви­тель­ство Казах­ста­на немед­лен­но осво­бо­дить и пол­но­стью реа­би­ли­ти­ро­вать всех поли­ти­че­ских заклю­чен­ных, в част­но­сти Алма­та Жума­гу­ло­ва, Аро­на Ата­бе­ка, Нур­гуль Калу­ову, Сал­та­нат Кусман­кы­зы, Дарын Хасе­нов, Ула­с­бе­ка Ахме­то­ва, Кен­же­бе­ка Аби­ше­ва, Ержа­на Елши­ба­е­ва, Асе­та Аби­ше­ва, Иго­ря Чупри­на. Гина­тул­лин, Асхат Жек­се­ба­ев, Кай­рат Клы­шев, Ербол Есхо­зин, Абай Бегим­бе­тов, Асель Онла­бек­кы­зы, Еркин Сабан­ши­ев, Жанат Жама­ли­ев, Диа­на Бай­ма­гам­бе­то­ва, Ноян Рахим­жа­нов и Аскар Кай­ыр­бек без пред­ва­ри­тель­но­го заклю­че­ния под стра­жу и меры по сня­тию огра­ни­че­ний и меры пре­се­че­ния в виде пред­ва­ри­тель­но­го заклю­че­ния сво­бо­ды, предо­став­лен­ной граж­дан­ско­му обще­ству и акти­ви­стам оппо­зи­ции, поль­зо­ва­те­лям соци­аль­ных сетей и мир­ным демонстрантам;призывает Пра­ви­тель­ство Казах­ста­на пере­смот­реть дела и предо­ста­вить ком­пен­са­цию быв­шим поли­ти­че­ским заклю­чен­ным и жерт­вам пыток Искан­де­ра Ерим­бе­то­ва, Мак­са Бока­е­ва и Мух­та­ра Джа­ки­ше­ва в соот­вет­ствии с реко­мен­да­ци­я­ми Рабо­чей груп­пы ООН по про­из­воль­ным задер­жа­ни­ям и Коми­те­та ООН по пра­вам человека ;

4. При­вет­ству­ет шаги, пред­при­ня­тые Пра­ви­тель­ством Казах­ста­на для закры­тия поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ных дел про­тив пра­во­за­щит­ни­ков Дани­я­ра Хасе­но­ва и Абаи­бе­ка Сул­та­но­ва, но обес­по­ко­ен фаб­ри­ка­ци­ей ново­го уго­лов­но­го дела по при­зна­ку «экс­тре­миз­ма» про­тив послед­не­го; при­зы­ва­ет пра­ви­тель­ство Казах­ста­на снять все поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ные обви­не­ния с филан­тро­па Бар­лы­ка Менды­га­зи­е­ва и поло­жить конец поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ным пре­сле­до­ва­ни­ям чле­нов его семьи и быв­ших соратников;

5. осуж­да­ет зло­упо­треб­ле­ние анти­экс­тре­мист­ским зако­но­да­тель­ством в отно­ше­нии сто­рон­ни­ков мир­ных оппо­зи­ци­он­ных дви­же­ний «Демо­кра­ти­че­ский выбор Казах­ста­на» (ДВК) и «Кошер­ные пар­тии» и насто­я­тель­но при­зы­ва­ет вла­сти раз­ре­шить поли­ти­че­ский плю­ра­лизм и кон­ку­рен­цию; насто­я­тель­но при­зы­ва­ет Пра­ви­тель­ство Казах­ста­на выпол­нить реко­мен­да­ции Евро­пей­ско­го пар­ла­мен­та, Спе­ци­аль­но­го доклад­чи­ка ООН по вопро­сам поощ­ре­ния и защи­ты прав чело­ве­ка и основ­ных сво­бод в усло­ви­ях борь­бы с тер­ро­риз­мом и Пар­ла­мент­ской ассам­блеи Сове­та Евро­пы, осуж­да­ю­щей про­из­воль­ное при­ме­не­ние анти­экс­тре­миз­ма законы;

6. При­зы­ва­ет Казах­стан осу­ще­ствить рефор­мы, направ­лен­ные на даль­ней­шую модер­ни­за­цию стра­ны, демо­кра­тию и ста­биль­ность, акти­ви­зи­ро­вать уси­лия по рефор­ми­ро­ва­нию поли­ти­че­ской систе­мы Казах­ста­на с целью раз­ви­тия пар­ла­мен­та­риз­ма и мно­го­пар­тий­но­сти, а так­же рас­ши­ре­ния граж­дан­ско­го уча­стия; отме­ча­ет созда­ние Выс­ше­го сове­та по рефор­мам и при­ни­ма­ет к све­де­нию объ­яв­ле­ние вла­стя­ми Казах­ста­на о новом эта­пе реформ, в част­но­сти, по вопро­сам пра­во­охра­ни­тель­ной дея­тель­но­сти, судеб­ной систе­мы и при­о­ри­ти­за­ции прав чело­ве­ка; под­чер­ки­ва­ет важ­ность про­дол­же­ния это­го про­цес­са, вклю­чая вне­се­ние изме­не­ний в закон о выбо­рах и пол­ное выпол­не­ние реко­мен­да­ций БДИПЧ / ОБСЕ;

7. При­зы­ва­ет вла­сти Казах­ста­на пре­кра­тить исполь­зо­ва­ние уго­лов­но­го кодек­са про­тив акти­ви­стов, бло­ге­ров, жур­на­ли­стов и дру­гих лиц за осу­ществ­ле­ние сво­е­го пра­ва на сво­бо­ду выра­же­ния мнения;

8. При­вет­ству­ет реше­ние вла­стей Казах­ста­на отме­нить штра­фы и раз­ре­шить НПО про­дол­жать дея­тель­ность, как было объ­яв­ле­но 3 фев­ра­ля 2021 года; при­зы­ва­ет к сня­тию трех­лет­не­го запре­та на актив­ную дея­тель­ность в отно­ше­нии Мак­са Бока­е­ва и к раз­ре­ше­нию ему про­дол­жать свою важ­ную рабо­ту; при­зы­ва­ет вла­сти Казах­ста­на пре­кра­тить непра­во­мер­ное исполь­зо­ва­ние схем финан­со­вой отчет­но­сти для ока­за­ния дав­ле­ния на пра­во­за­щит­ные груп­пы, снять необос­но­ван­ные обви­не­ния в адми­ни­стра­тив­ных пра­во­на­ру­ше­ни­ях про­тив групп, явля­ю­щих­ся объ­ек­та­ми пред­по­ла­га­е­мых нару­ше­ний отчет­но­сти, при­ве­сти зако­но­да­тель­ство и прак­ти­ку отчет­но­сти о зару­беж­ных дохо­дах в соот­вет­ствие с меж­ду­на­род­ны­ми стан­дар­та­ми, в том чис­ле путем отме­ны ста­тей 460–1 и 460–2 Кодек­са об адми­ни­стра­тив­ных пра­во­на­ру­ше­ни­ях и вза­мен защи­щать и облег­чать важ­ную рабо­ту граж­дан­ско­го общества;

9. вновь под­твер­жда­ет свою твер­дую убеж­ден­ность в том, что пре­сле­до­ва­ние неза­ви­си­мых НПО посред­ством необос­но­ван­ных нало­го­вых про­ве­рок и пре­сле­до­ва­ние пра­во­за­щит­ни­ков и дви­же­ний, таких как Bostandyq Kz, Femina Virtute, Veritas, 405 и Elimay, а так­же акти­ви­стов граж­дан­ско­го обще­ства посред­ством адми­ни­стра­тив­ных аре­стов, штра­фов и уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния. судеб­ные пре­сле­до­ва­ния не толь­ко пре­пят­ству­ют уси­ли­ям по рефор­ми­ро­ва­нию, уже пред­при­ня­тым вла­стя­ми, но так­же нано­сят ущерб меж­ду­на­род­ной репу­та­ции Казахстана;

10. выра­жа­ет сожа­ле­ние по пово­ду тре­вож­но­го состо­я­ния сво­бо­ды СМИ в стране и при­зы­ва­ет пра­ви­тель­ство Казах­ста­на обес­пе­чить сво­бод­ные и без­опас­ные усло­вия для неза­ви­си­мых журналистов;

11. Насто­я­тель­но при­зы­ва­ет Пра­ви­тель­ство Казах­ста­на раз­ре­шить неза­ви­си­мым проф­со­ю­зам реги­стри­ро­вать­ся и дей­ство­вать в соот­вет­ствии с меж­ду­на­род­ны­ми тру­до­вы­ми стан­дар­та­ми, рати­фи­ци­ро­ван­ны­ми Казах­ста­ном, без како­го-либо вме­ша­тель­ства или при­тес­не­ний; глу­бо­ко сожа­ле­ет о шести­ме­сяч­ном при­оста­нов­ле­нии 5 фев­ра­ля 2021 года дея­тель­но­сти Про­мыш­лен­но­го проф­со­ю­за работ­ни­ков топ­лив­но-энер­ге­ти­че­ской отрас­ли (ITUFEW) Спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ным меж­рай­он­ным эко­но­ми­че­ским судом в Шым­кен­те за яко­бы отказ от реги­стра­ции в соот­вет­ствии с Зако­ном о проф­со­ю­зах; при­зы­ва­ет Пра­ви­тель­ство Казах­ста­на эффек­тив­но при­ме­нять Закон о про­фес­си­о­наль­ных сою­зах с поправ­ка­ми, вне­сен­ны­ми в мае 2020 года;

12. с оза­бо­чен­но­стью отме­ча­ет новый зако­но­про­ект о бла­го­тво­ри­тель­ных орга­ни­за­ци­ях, кото­рый вво­дит допол­ни­тель­ные меры регу­ли­ро­ва­ния для орга­ни­за­ций граж­дан­ско­го обще­ства и пря­мо про­ти­во­ре­чит логи­ке и пере­до­вой прак­ти­ке бла­го­тво­ри­тель­ной дея­тель­но­сти, а так­же недав­нюю ини­ци­а­ти­ву по созда­нию ассо­ци­а­ции донор­ских орга­ни­за­ций под эги­дой пра­ви­тель­ство, кото­рое рис­ку­ет быть непра­во­мер­но исполь­зо­ва­но для кон­тро­ля донор­ских орга­ни­за­ций, что при­ве­дет к даль­ней­ше­му огра­ни­че­нию их неза­ви­си­мо­сти и прав соб­ствен­но­сти на деятельность;

13. отме­ча­ет, что с 2008 года, когда Казах­стан рати­фи­ци­ро­вал Про­то­кол ООН о пре­ду­пре­жде­нии и пре­се­че­нии тор­гов­ли людь­ми, осо­бен­но жен­щи­на­ми и детьми, и нака­за­нии за нее, Казах­стан зна­чи­тель­но улуч­шил свое наци­о­наль­ное зако­но­да­тель­ство о судеб­ном пре­сле­до­ва­нии за тор­гов­лю людь­ми и о защи­те жертв тор­гов­ли людь­ми; под­твер­жда­ет, одна­ко, что Казах­ста­ну еще пред­сто­ит решить ряд про­блем, если он хочет иско­ре­нить тор­гов­лю людь­ми, как с точ­ки зре­ния под­держ­ки жертв, так и судеб­но­го пре­сле­до­ва­ния эксплуататоров;

14. при­зы­ва­ет вла­сти бороть­ся со все­ми фор­ма­ми наси­лия в отно­ше­нии жен­щин, в том чис­ле путем обес­пе­че­ния эффек­тив­ных и доступ­ных кана­лов сооб­ще­ний и мер защи­ты, учи­ты­ва­ю­щих потреб­но­сти и кон­фи­ден­ци­аль­ность жертв; насто­я­тель­но при­зы­ва­ет поло­жить конец без­на­ка­зан­но­сти и при­нять меры для обес­пе­че­ния над­ле­жа­щих уго­лов­ных санк­ций про­тив винов­ных, в том чис­ле в слу­ча­ях наси­лия в семье; насто­я­тель­но при­зы­ва­ет вла­сти Казах­ста­на ква­ли­фи­ци­ро­вать наси­лие в семье как отдель­ное пра­во­на­ру­ше­ние и обес­пе­чить уго­лов­ное нака­за­ние винов­ных; при­зы­ва­ет вла­сти Казах­ста­на счи­тать при­юты и услу­ги для жертв домаш­не­го наси­лия «основ­ны­ми услу­га­ми» и облег­чить доступ к ним для всех жен­щин и дево­чек, в том чис­ле во вре­мя кри­зи­са с коро­на­ви­ру­сом; при­зы­ва­ет Казах­стан под­пи­сать и рати­фи­ци­ро­вать Стам­буль­скую конвенцию;

15. Наста­и­ва­ет на пол­ном соблю­де­нии прав ЛГБ­ТИ-сооб­ще­ства; при­зы­ва­ет Пра­ви­тель­ство Казах­ста­на гаран­ти­ро­вать прин­цип недо­пу­ще­ния дис­кри­ми­на­ции в отно­ше­нии ЛГБ­ТИ-сооб­ще­ства, в том чис­ле путем запре­та дис­кри­ми­на­ции по при­зна­ку ген­дер­ной иден­тич­но­сти или сек­су­аль­ной ори­ен­та­ции зако­ном; при­зы­ва­ет к над­ле­жа­ще­му обу­че­нию сотруд­ни­ков судеб­ных орга­нов и поли­ции, а так­же постав­щи­ков услуг, что­бы обес­пе­чить ЛГБ­ТИ-людям над­ле­жа­щую забо­ту и защиту;

16. насто­я­тель­но при­зы­ва­ет пра­ви­тель­ство Казах­ста­на обес­пе­чить без­опас­ность этни­че­ских каза­хов и дру­гих групп мень­шинств, бежав­ших из кон­цен­тра­ци­он­ных лаге­рей Китая, в том чис­ле путем предо­став­ле­ния посто­ян­но­го ста­ту­са бежен­ца Мура­ге­ру Али­му­лы и Кай­ше Акан­кы­зы, и уде­лять доста­точ­ное вни­ма­ние сохра­ня­ю­щей­ся меж­эт­ни­че­ской напря­жен­но­сти в южных регионы;

17. Кон­суль­ти­ру­ет казах­стан­ские вла­сти про­тив непра­во­мер­но­го исполь­зо­ва­ния меха­низ­мов судеб­но­го сотруд­ни­че­ства, таких как систе­ма «крас­ных уве­дом­ле­ний» Интер­по­ла и запро­сы о ВПП, с целью пре­сле­до­ва­ния про­тив­ни­ков режи­ма за рубе­жом и полу­че­ния досту­па к кон­фи­ден­ци­аль­ной информации;

18. При­вет­ству­ет отме­ну Казах­ста­ном смерт­ной каз­ни за все пре­ступ­ле­ния в резуль­та­те рати­фи­ка­ции 2 янва­ря 2021 года Вто­ро­го Факуль­та­тив­но­го про­то­ко­ла к Меж­ду­на­род­но­му пак­ту о граж­дан­ских и поли­ти­че­ских пра­вах, став тем самым 88‑й сто­ро­ной согла­ше­ния; насто­я­тель­но при­зы­ва­ет пра­ви­тель­ство Казах­ста­на соблю­дать свои обя­за­тель­ства о нуле­вой тер­пи­мо­сти к пыт­кам и обес­пе­чить пол­ное рас­сле­до­ва­ние любых утвер­жде­ний о пыт­ках и при­вле­че­ние винов­ных к ответственности;

19. Насто­я­тель­но при­зы­ва­ет Пра­ви­тель­ство Казах­ста­на иско­ре­нить пыт­ки и жесто­кое обра­ще­ние в тюрь­мах, ува­жать пра­ва заклю­чен­ных и обес­пе­чить над­ле­жа­щие усло­вия жиз­ни, гиги­е­ну и без­опас­ную сре­ду с точ­ки зре­ния устра­не­ния угроз, созда­ва­е­мых COVID-19;

20. При­зы­ва­ет Казах­стан вве­сти над­ле­жа­щие меры защи­ты пер­со­наль­ных дан­ных и уси­лить зако­но­да­тель­ство о защи­те дан­ных, а так­же огра­ни­чить исполь­зо­ва­ние инва­зив­ных тех­но­ло­гий циф­ро­во­го наблю­де­ния и вве­сти нор­ма­тив­ную базу, кото­рая чет­ко запре­ща­ет про­из­воль­ное и неза­кон­ное циф­ро­вое наблю­де­ние, вклю­чая рас­по­зна­ва­ние лиц, при соблю­де­нии тре­бо­ва­ний. с пра­ва­ми человека;

21. при­зы­ва­ет ЕС и его госу­дар­ства-чле­ны, в том чис­ле на сам­ми­тах и ​​дру­гих встре­чах высо­ко­го уров­ня, на мно­го­сто­рон­них фору­мах и через мест­ные пред­ста­ви­тель­ства, актив­но под­дер­жи­вать граж­дан­ское обще­ство, при­ни­мать допол­ни­тель­ные меры для ока­за­ния под­держ­ки казах­стан­ско­му граж­дан­ско­му обще­ству через Комис­сию, вклю­чая, поми­мо про­че­го, рас­ши­ре­ние схем предо­став­ле­ния финан­со­вых гран­тов орга­ни­за­ци­ям граж­дан­ско­го обще­ства, кото­рые про­дви­га­ют пра­ва чело­ве­ка, демо­кра­ти­че­ские цен­но­сти, вер­хо­вен­ство зако­на и основ­ные сво­бо­ды в Казах­стане, осо­бен­но пра­во­за­щит­ни­кам, и укреп­ле­нию кон­так­тов меж­ду людь­ми с граж­да­на­ми Казах­стан; под­чер­ки­ва­ет, что финан­со­вая помощь Казах­ста­ну долж­на быть направ­ле­на ​​на под­держ­ку граж­дан­ско­го обще­ства и жертв поли­ти­че­ских пре­сле­до­ва­ний, а не на под­держ­ку авто­ри­тар­но­го режима;

22. При­зы­ва­ет Деле­га­цию ЕС в Казах­стане рас­ши­рять вза­и­мо­дей­ствие с мест­ны­ми чле­на­ми граж­дан­ско­го обще­ства путем орга­ни­за­ции регу­ляр­ных встреч и выне­се­ния их реко­мен­да­ций во вре­мя офи­ци­аль­ных встреч с долж­ност­ны­ми лица­ми пра­ви­тель­ства Казахстана;

23. насто­я­тель­но при­зы­ва­ет Деле­га­цию ЕС в Казах­стане отсле­жи­вать про­дол­жа­ю­щи­е­ся нару­ше­ния прав чело­ве­ка и зани­мать пуб­лич­ную пози­цию в отно­ше­нии нару­ше­ний, ока­зы­вать помощь жерт­вам поли­ти­че­ско­го пре­сле­до­ва­ния и заклю­чен­ным акти­ви­стам, посе­щая судеб­ные про­цес­сы над кри­ти­ка­ми пра­ви­тель­ства и пра­во­за­щит­ни­ка­ми и запра­ши­вая посе­ще­ние тюрем, и быст­ро и реши­тель­но реа­ги­ро­вать на любые дей­ствия, про­ти­во­ре­ча­щие прин­ци­пам вер­хо­вен­ства зако­на, демо­кра­тии и прав человека;

24. напо­ми­на­ет о недав­но утвер­жден­ном режи­ме гло­баль­ных санк­ций ЕС в обла­сти прав чело­ве­ка, кото­рый поз­во­ля­ет ЕС пре­сле­до­вать винов­ных в серьез­ных нару­ше­ни­ях прав чело­ве­ка во всем мире, что, в слу­чае Казах­ста­на, поз­во­лит пре­сле­до­вать лиц, орга­ни­за­ции и орга­ни­за­ции, при­част­ные или свя­зан­ные с широ­ко рас­про­стра­нен­ны­ми и систе­ма­ти­че­ски­ми нару­ше­ни­я­ми прав чело­ве­ка; при­зы­ва­ет вице-пре­зи­ден­та Комис­сии / Вер­хов­но­го пред­ста­ви­те­ля Сою­за по ино­стран­ным делам и поли­ти­ке без­опас­но­сти (VP / HR) и госу­дар­ства-чле­ны рас­смот­реть воз­мож­ность вве­де­ния адрес­ных санк­ций в отно­ше­нии лиц, ответ­ствен­ных за нару­ше­ния прав человека;

25. Тре­бу­ет, что­бы пра­ва чело­ве­ка были во гла­ву угла вза­и­мо­дей­ствия ЕС с Цен­траль­ной Ази­ей; под­чер­ки­ва­ет, что более глу­бо­кие поли­ти­че­ские и эко­но­ми­че­ские отно­ше­ния с ЕС, как преду­смот­ре­но EPCA, долж­ны осно­вы­вать­ся на общих цен­но­стях и соот­вет­ство­вать актив­но­му и кон­крет­но­му уча­стию Казах­ста­на в демо­кра­ти­че­ских рефор­мах, выте­ка­ю­щих из его меж­ду­на­род­ных обя­за­тельств и обязательств;

26. При­зы­ва­ет Комис­сию и вице-пре­зи­ден­та / HR про­ве­сти все­объ­ем­лю­щий обзор EPCA в све­те послед­них собы­тий и резуль­та­тов обзо­ра тор­го­вой политики;

27. Пору­ча­ет сво­е­му пре­зи­ден­ту напра­вить эту резо­лю­цию Сове­ту, Комис­сии, вице-пре­зи­ден­ту Комис­сии / Вер­хов­но­му пред­ста­ви­те­лю Сою­за по ино­стран­ным делам и поли­ти­ке без­опас­но­сти, Спе­ци­аль­но­му пред­ста­ви­те­лю ЕС по Цен­траль­ной Азии, пра­ви­тель­ствам и пар­ла­мен­там стра­ны-чле­на. Госу­дар­ства, а так­же Пре­зи­дент, Пра­ви­тель­ство и Пар­ла­мент Казахстана.

European Parliament
2019–2024

архивные статьи по теме

Победа наблюдателей

Editor

Песочница одна, а пацанов – много

Открытое обращение главного редактора жезказганской “Молодежной Газеты”…