13 C
Астана
15 июня, 2021
Image default

Сирийские беженцы – «камень раздора»

Ситу­а­ция в погра­нич­ных реги­о­нах Сирии, при­ле­га­ю­щих к Тур­ции, нака­ли­лась до пре­де­ла: сирий­ская армия устро­и­ла охо­ту на бежен­цев, а турец­кие вла­сти испы­ты­ва­ют про­бле­мы в обес­пе­че­нии убе­жав­ших от режи­ма Аса­да сирий­цев самым необ­хо­ди­мым. Бежен­цы уже ста­ли при­чи­ной ряда опас­ных кон­флик­тов меж­ду сирий­ски­ми и турец­ки­ми пограничниками. 

Автор: Валь­де­мар КРАУС

Эти люди — не оппо­зи­ци­о­не­ры и не демон­стран­ты, они про­сто не хотят оста­вать­ся под вла­стью режи­ма Баша­ра Аса­да. Пусть им недо­ста­ет сме­ло­сти высту­пить про­тив вла­стей, но их инстинкт само­со­хра­не­ния доста­точ­но раз­вит, что­бы, взва­лив на пле­чи нехит­рую покла­жу и взяв в труд­ный путь семью, поста­рать­ся уйти из Сирии в сосед­нюю Турцию.

Увы, но сирий­ские вла­сти подоб­ный посту­пок счи­та­ют пре­да­тель­ством. Армия и спец­служ­бы сот­ня­ми отлав­ли­ва­ют бежен­цев, направ­ля­ю­щих­ся к турец­ким рубе­жам, бро­са­ют их в тюрь­мы вме­сте с жена­ми и детьми. Все боль­ше погра­нич­ных дере­вень ста­ли объ­ек­та­ми для напа­де­ний со сто­ро­ны воен­ных: селе­ние, чьих жите­лей запо­до­зри­ли в ока­за­нии помо­щи бежен­цам, может ока­зать­ся в коль­це бло­ка­ды или даже сожже­но дотла, как это про­изо­шло в кон­це минув­шей неде­ли с неболь­шим посел­ком Заи­ни, рас­по­ло­жен­ном все­го лишь в деся­ти кило­мет­рах от гра­ни­цы с Турцией.

Друж­ба под прицелом

Успев­шие пере­брать­ся в Тур­цию сирий­цы рас­ска­зы­ва­ют о сво­их мытар­ствах страш­ные вещи, мно­гим из них при­хо­дит­ся неод­но­крат­но пере­се­кать гра­ни­цу, что­бы пере­дать семье, остав­шей­ся на сирий­ской тер­ри­то­рии, немно­го про­дук­тов. По сло­вам кур­си­ру­ю­щих туда-сюда бежен­цев, им при­хо­дит­ся посто­ян­но опа­сать­ся заса­ды сирий­ских сол­дат. В слу­чае обна­ру­же­ния на них устра­и­ва­ют охо­ту, стре­ляя на пора­же­ние. «Турец­ких погра­нич­ни­ков мы не боим­ся, — рас­ска­зал один из таких «чел­но­ков» в интер­вью инфор­ма­ци­он­но­му агент­ству Reuters, — порой они, обна­ру­жив нас, спе­ци­аль­но дела­ют вид, что ниче­го не заме­ти­ли. А наши, сирий­ские, сол­да­ты, наобо­рот — откры­ва­ют огонь, как толь­ко заме­тят хотя бы подо­зри­тель­ную тень».

По сло­вам это­го моло­до­го чело­ве­ка, он вынуж­ден еже­днев­но рис­ко­вать жиз­нью — в Сирии оста­лись бере­мен­ная жена и мало­лет­ний сын, кото­рым не под силу пре­одо­леть труд­ную гор­ную доро­гу и добрать­ся до турец­ко­го лаге­ря бежен­цев. Он и несколь­ко его това­ри­щей вынуж­де­ны посто­ян­но носить остав­шим­ся на сирий­ской тер­ри­то­рии семьям про­дук­ты, меди­ка­мен­ты и даже воду. Все это они поку­па­ют на день­ги, полу­чен­ные от живу­щих в Тур­ции род­ствен­ни­ков либо от турок, жерт­ву­ю­щих бежен­цам свои припасы.

Впро­чем, нель­зя утвер­ждать, что с турец­кой сто­ро­ны гра­ни­ца для бежен­цев ока­за­лась откры­той. Погра­нич­ни­ки по-преж­не­му исправ­но несут свою служ­бу и по мере сил пре­пят­ству­ют неза­кон­но­му про­ник­но­ве­нию чужа­ков на тер­ри­то­рию сво­ей стра­ны. Тем не менее все чаще от них при­хо­дит­ся слы­шать при­зна­ния: да, мы идем про­тив соб­ствен­ных уста­вов и при­ка­зов, отво­дим гла­за, видя оче­ред­ную груп­пу беженцев.

«Они голод­ны и обо­рва­ны, сре­ди них — жен­щи­ны и дети, — рас­ска­зал офи­цер одной из погра­нич­ных застав, — а за ними по пятам гонят­ся на джи­пах и гру­зо­ви­ках сол­да­ты, стре­ля­ют на пора­же­ние… В кон­це кон­цов мы тоже люди, мы не можем про­сто так сто­ять и смот­реть, как эти ублюд­ки уби­ва­ют людей. Руки чешут­ся устро­ить им хоро­ший бой — это, небось, не по без­оруж­ным палить, но до самой гра­ни­цы они обыч­но не доез­жа­ют, по турец­кой тер­ри­то­рии не стреляют».

По сло­вам турец­ких погра­нич­ни­ков, они ста­ра­ют­ся выдви­нуть пат­ру­ли вплот­ную к гра­ни­це, что­бы про­де­мон­стри­ро­вать сирий­ским сол­да­там свое при­сут­ствие и тем самым заста­вить их пре­кра­тить пре­сле­до­ва­ние беженцев.

Есте­ствен­но, все это при­во­дит, мяг­ко гово­ря, к весь­ма напря­жен­ной ситу­а­ции на сирий­ско-турец­кой гра­ни­це, да и в сирий­ско-турец­ких отно­ше­ни­ях. Еще несколь­ко меся­цев назад турец­кое руко­вод­ство кля­лось в веч­ной друж­бе Баша­ру Аса­ду, гово­ри­ло о раз­ви­тии эко­но­ми­че­ско­го парт­нер­ства. Сирий­ские бан­ки полу­ча­ли турец­кие кре­ди­ты, а сирий­ские пило­ты совер­ша­ли тре­ни­ро­воч­ные поле­ты в турец­ком небе. Сего­дня от все­го это­го не оста­лось и следа.

Пре­мьер-министр Тур­ции Эрдо­ган, пре­зи­дент Абдул­ла Гюль и министр ино­стран­ных дел Ахмет Даву­то­глу напе­ре­бой высту­па­ют с осуж­де­ни­ем наси­лия, тво­ри­мо­го режи­мом Аса­да над соб­ствен­ным наро­дом. Сирий­ско-турец­кая тор­гов­ля почти замер­ла, а уж о воен­ном сотруд­ни­че­стве и вспо­ми­нать не при­хо­дит­ся. Наобо­рот, того и гля­ди, у кого-нибудь из сол­дат с той либо дру­гой сто­ро­ны не вовре­мя дрог­нет палец на спус­ко­вом крючке…

Хлеб, вода и Андже­ли­на Джоли

Тем вре­ме­нем ситу­а­ция в лаге­рях бежен­цев по турец­кую сто­ро­ну гра­ни­цы ста­но­вит­ся все более напря­жен­ной. Коли­че­ство «насе­ле­ния» в них пре­вы­си­ло уже 15 тыс. чело­век, а с сирий­ской сто­ро­ны, толь­ко по офи­ци­аль­ным дан­ным, ожи­да­ют воз­мож­но­сти попасть в Тур­цию еще более 10 тыс. При­чем никто из них в обо­зри­мом буду­щем обрат­но в Сирию не соби­ра­ет­ся, что мож­но понять, учи­ты­вая абсо­лют­но нече­ло­ве­че­ское обра­ще­ние с ними со сто­ро­ны сирий­ских сол­дат и сотруд­ни­ков спецслужб.

«Асад — страш­ный чело­век, убий­ца, — гово­рит все тот же беже­нец, вер­нув­ший­ся из оче­ред­но­го опас­но­го похо­да к соб­ствен­ной семье. — Он нена­ви­дит соб­ствен­ный народ. Как я могу хотеть жить в его стране?» При­мер­но так же дума­ют и осталь­ные тыся­чи бежен­цев, кото­рым повез­ло добрать­ся до Турции.

Впро­чем, повез­ло ли? В дан­ный момент эти люди скон­цен­три­ро­ва­ны в мало­при­спо­соб­лен­ных для подоб­ных целей лаге­рях. К при­ме­ру, став­ший в послед­нее вре­мя извест­ным лагерь Явлад­а­ги на севе­ро-восто­ке Тур­ции был рань­ше все­го-навсе­го скла­дом для таба­ка и алко­голь­ных напитков.

Рас­по­ло­жен­ный в 30 км от него допол­ни­тель­ный лагерь Аль­ти­но­зу — это кусок сте­пи, ограж­ден­ный колю­чей про­во­ло­кой. Отсю­да хоро­шо вид­на сирий­ская тер­ри­то­рия, а вот до бли­жай­ше­го турец­ко­го посел­ка пеш­ком доби­рать­ся несколь­ко часов. И то, если охра­на поз­во­лит. Турец­кие вла­сти не поощ­ря­ют похо­ды сирий­цев вглубь сво­ей стра­ны, ста­ра­ют­ся изо­ли­ро­вать их от живу­щих непо­да­ле­ку турок и кур­дов, пола­гая, что в этом реги­оне и без того доста­точ­но меж­на­ци­о­наль­ных проблем.

Похо­же, турец­кие вла­сти не очень-то рады неже­ла­нию сирий­ских бежен­цев вер­нуть­ся на роди­ну. Сирий­цев обес­пе­чи­ва­ют всем необ­хо­ди­мым для жиз­ни, но по мини­му­му. Им предо­став­ля­ет­ся меди­цин­ская помощь, одна­ко обя­зан­ность эта воз­ло­же­на на турец­кий Крас­ный Полу­ме­сяц, кото­рый под­дер­жи­ва­ет на тер­ри­то­рии лаге­рей рабо­ту несколь­ких поле­вых гос­пи­та­лей. Забо­лев­ших даже серьез­ны­ми болез­ня­ми сирий­цев ста­ра­ют­ся не отправ­лять в турец­кие боль­ни­цы. Исклю­че­ние состав­ля­ют лишь те, кто был тяже­ло ранен сирий­ски­ми сол­да­та­ми, — таких людей отправ­ля­ют в бли­жай­ший город Анта­кию, в мест­ную клинику.

Турец­кие вла­сти мож­но понять: юго-восток стра­ны издав­на счи­та­ет­ся весь­ма неспо­кой­ным реги­о­ном, бед­ность и без­ра­бо­ти­ца здесь гораз­до выше, чем в целом по стране. Если теперь к армии мест­ных без­ра­бот­ных при­со­еди­нят­ся еще несколь­ко тысяч обез­до­лен­ных сирий­цев, кото­рым нуж­но как-то кор­мить и содер­жать свои семьи, — это вряд ли пой­дет реги­о­ну и его жите­лям на пользу.

Так что тур­ки, взяв на себя обя­зан­ность обес­пе­чить сирий­ских бежен­цев вре­мен­ным при­ста­ни­щем, едой и меди­цин­ским ухо­дом, ста­ра­ют­ся вся­че­ски огра­ни­чить их воз­мож­ность обще­ния с внеш­ним миром. Репор­те­ров в эти лаге­ря не пус­ка­ют — более того, порой даже у сотруд­ни­ков ООН воз­ни­ка­ют про­бле­мы с при­ез­дом сюда.

«Откро­вен­но гово­ря, это уди­ви­тель­но, — при­зна­ет­ся один из работ­ни­ков UNHCR, орга­ни­за­ции ООН, зани­ма­ю­щей­ся про­бле­ма­ми бежен­цев, — если исхо­дить из того, что мы успе­ли уви­деть, в этих лаге­рях обес­пе­че­ние бежен­цев постав­ле­но про­сто образ­цо­во. Тур­кам, на наш взгляд, нече­го сты­дить­ся и нече­го скрывать».

Тем не менее, по сло­вам пред­ста­ви­те­лей ООН, слу­чаи отка­за в допус­ке на тер­ри­то­рии лаге­рей бежен­цев уча­ща­ют­ся. Что­бы про­рвать эту сте­ну и одно­вре­мен­но обра­тить вни­ма­ние миро­вой обще­ствен­но­сти на эту про­бле­му, в минув­шую пят­ни­цу лагерь Явлад­а­ги посе­ти­ла миро­вая зна­ме­ни­тость и по сов­ме­сти­тель­ству посол доб­рой воли ЮНИСЕФ, актри­са Андже­ли­на Джо­ли. У нее не воз­ник­ло про­блем с посе­ще­ни­ем — раз­ве что, по ее сло­вам, «доста­ли» охран­ни­ки, напе­ре­бой про­сив­шие автограф…

Read the original:
Сирий­ские бежен­цы – «камень раздора»

архивные статьи по теме

«Трудовой спор все еще не завершен!»

«Коронавирус показал, какое он наследие оставил». Современники — об эпохе Назарбаева

Editor

Лекарство поспеет к поминкам