-28 C
Астана
22 января, 2021
Image default

«Серый» импорт

Казахстан — Киргизия: кто завладеет китайским транзитом?

Чем вызван новый тамо­жен­ный кон­фликт меж­ду Казах­ста­ном и Кир­ги­зи­ей – субъ­ек­тив­ны­ми фак­то­ра­ми или объ­ек­тив­ны­ми при­чи­на­ми? DW гово­ри­ла с экспертами.

К сере­дине апре­ля 2019 года мож­но кон­ста­ти­ро­вать тот факт, что Казах­стан не стал устра­и­вать Кир­ги­зии «тамо­жен­ную бло­ка­ду» по образ­цу двух­лет­ней дав­но­сти. Кон­фликт меж­ду стра­на­ми начал­ся в сере­дине мар­та, как раз в те дни, когда Нур­сул­тан Назар­ба­ев остав­лял пре­зи­дент­ский пост. Но, не успев стать дежа­вю 2017 года, когда две сто­ли­цы посо­рев­но­ва­лись во вза­им­ных обви­не­ни­ях, сошел «на нет» – казах­стан­ская сто­ро­на сни­зи­ла рве­ние в про­вер­ках кир­гиз­ских гру­зо­ви­ков, пере­се­ка­ю­щих с това­ра­ми гра­ни­цу республики.

Перепалка президентов – причина проверок на таможне?

Насколь­ко силен лич­ност­ный фак­тор в отно­ше­ни­ях двух сосе­дей? «Та пере­пал­ка 2017 года, когда Атам­ба­ев назвал Назар­ба­е­ва «пре­ста­ре­лым дик­та­то­ром», – это был повод для казах­стан­ской сто­ро­ны, что­бы в борь­бе за кон­троль над китай­ски­ми товар­ны­ми пото­ка­ми перей­ти к актив­ным насту­па­тель­ным дей­стви­ям», – вспо­ми­на­ет про­ти­во­сто­я­ние пре­зи­ден­тов Кир­ги­зии и Казах­ста­на сотруд­ник Инсти­ту­та стран СНГ Андрей Грозин.

«Кон­фликт 2017 года очень быст­ро рас­со­сал­ся после того, как к вла­сти в Кир­ги­зии вме­сто Алмаз­бе­ка Атам­ба­е­ва при­шел Соорон­бай Жээн­бе­ков. Но это вовсе не зна­чит, что дело было имен­но в Атам­ба­е­ве. Новый пре­зи­дент Кир­ги­зии тогда про­де­мон­стри­ро­вал Астане, что при­ло­жит уси­лия по нор­ма­ли­за­ции кон­тро­ля над китай­ски­ми това­ра­ми. И что-то Кир­ги­зия дей­стви­тель­но ста­ра­ет­ся сде­лать по наве­де­нию поряд­ка на таможне, но спо­ра­ди­че­ски. Может быть, и сей­час Биш­кек смог убе­дить вла­сти Казах­ста­на в готов­но­сти занять­ся кон­тро­лем», – рас­суж­да­ет Грозин.

За что борются Казахстан и Киргизия?

«На самом деле две сто­ро­ны борют­ся за то, через чью тер­ри­то­рию будет идти китай­ский тран­зит. И казах­стан­ская сто­ро­на тут дей­ству­ет в соот­вет­ствии с неким гло­баль­ным и дав­но утвер­жден­ным пла­ном, а внут­ри­по­ли­ти­че­ские аспек­ты в Кир­ги­зии и Казах­стане на этот план мало вли­я­ют… Пока вопрос о том, через кого в Цен­траль­ной Азии будет идти основ­ной тран­зит, не решен, такие спо­ры будут регу­ляр­но воз­ни­кать. При­чем вне зави­си­мо­сти от того, вхо­дят стра­ны в ЕАЭС (Евразий­ский эко­но­ми­че­ский союз. – Ред.) или нет», – гово­рит рос­сий­ский экс­перт в интер­вью DW.

«Это не вопрос непри­яз­ни меж­ду Атам­ба­е­вым и Назар­ба­е­вым, – соглас­на сотруд­ни­ца бер­лин­ско­го Цен­тра восточ­но­ев­ро­пей­ских и меж­ду­на­род­ных иссле­до­ва­ний (ZOiS) Беа­те Эшмент (Beate Eschment). – Кир­ги­зия объ­ек­тив­но испы­ты­ва­ет зна­чи­тель­ные про­бле­мы по части выпол­не­ния раз­лич­ных пра­вил ЕАЭС. И я могу себе пред­ста­вить, что при транс­пор­ти­ров­ке гру­зов из Китая допус­ка­лись опре­де­лен­ные нару­ше­ния. С дру­гой сто­ро­ны, про­бле­мы воз­ник­ли не толь­ко на гра­ни­це Казах­ста­на и Кир­ги­зии, но почти одно­вре­мен­но и на гра­ни­це Казах­ста­на с Узбе­ки­ста­ном. Я могу допу­стить, что акция казах­стан­ской тамож­ни была вызва­на неко­ей повы­шен­ной необ­хо­ди­мо­стью рапор­то­вать об успе­хе. И с ЕАЭС это не свя­за­но, посколь­ку Узбе­ки­стан в эту орга­ни­за­цию не вхо­дит», – дает свою трак­тов­ку ситу­а­ции Эшмент. 

Нур-Султан выступил против Бишкека по просьбе Москвы?

Чинов­ни­ки и поли­ти­ки в Казах­стане и в Кир­ги­зии по-раз­но­му объ­яс­ня­ют нынеш­ний весен­ний тамо­жен­ный кон­фликт. Так, Мини­стер­ство финан­сов Казах­ста­на, соглас­но сооб­ще­ни­ям СМИ, сосла­лось на неже­ла­ние кир­гиз­ских авто­пе­ре­воз­чи­ков про­хо­дить тамо­жен­ный досмотр. А в Биш­ке­ке, поми­мо заяв­ле­ний о гру­бом нару­ше­нии Казах­ста­ном норм ЕАЭС и угро­зы при­оста­но­вить рабо­ту кир­гиз­ско­го пред­ста­ви­тель­ства в орга­ни­за­ции, было выска­за­но мне­ние, что уси­лен­ный кон­троль инспи­ри­ро­ва­ла Москва – при этом ссыл­ка была сде­ла­на на жало­бу гла­вы ЦБ Рос­сии Эль­ви­ры Наби­ул­ли­ной пре­зи­ден­ту Вла­ди­ми­ру Пути­ну на оби­лие «серо­го» импор­та из Китая и Вьетнама.

Впро­чем, Беа­те Эшмент смот­рит на такое объ­яс­не­ние скеп­ти­че­ски. «Это сооб­ще­ние обя­за­но сво­им появ­ле­ни­ем кир­гиз­ско­му депу­та­ту, кото­рый уви­дел связь меж­ду акци­ей тамож­ни Казах­ста­на и обсуж­де­ни­ем в Москве про­блем с «серым» тран­зи­том из Китая и Вьет­на­ма. Кир­ги­зия при этом извест­на сво­им при­стра­сти­ем к быст­ро­му рас­про­стра­не­нию слу­хов. Я не слы­ша­ла, что­бы меж­ду Кир­ги­зи­ей и Вьет­на­мом был замет­ный това­ро­по­ток», – аргу­мен­ти­ру­ет она свой скепсис.

«Серый» бизнес и китайско-российская граница

В первую оче­редь, товар­ный поток из Китая в Кир­ги­зию и Казах­стан ори­ен­ти­ро­ван на Рос­сию, и боль­шая часть его, кото­рая ука­зы­ва­ет­ся в каче­стве кир­гиз­ско-китай­ско­го и казах­ско-китай­ско­го това­ро­обо­ро­та, – это по фак­ту рос­сий­ско-китай­ский това­ро­обо­рот, при­зна­ет Андрей Гро­зин. «От тре­ти до двух тре­тей это­го пото­ка при­хо­дит­ся на Рос­сию – сре­ди эко­но­ми­стов тут оцен­ки силь­но раз­нят­ся. Кро­ме того, есть вопро­сы, свя­зан­ные с кон­тра­бан­дой. Раз­ные струк­ту­ры – и в Рос­сии, и меж­ду­на­род­ные – про­во­ди­ли иссле­до­ва­ния, кото­рые пока­за­ли, что ста­ти­сти­ка экс­пор­та из Китая туда и китай­ско­го импор­та туда же, при­во­ди­мая, с одной сто­ро­ны, Казах­ста­ном и Кир­ги­зи­ей, а, с дру­гой сто­ро­ны, самим Кита­ем, рас­хо­дит­ся в разы. Раз­ни­ца – это, веро­ят­но, тот самый «серый» импорт», – про­дол­жа­ет собе­сед­ник DW.

«У Рос­сии вви­ду столь боль­шо­го пото­ка кон­тра­бан­ды лоп­ну­ло тер­пе­ние, и после­до­вал ряд реше­ний в Москве, вклю­чая пору­че­ние Вла­ди­ми­ра Пути­на к пра­ви­тель­ству и ФСБ занять­ся про­бле­мой. Но хотя какой-то прось­бы из Моск­вы как фак­то­ра исклю­чить нель­зя, не думаю, что имен­но она сто­ит за мар­тов­ско-апрель­ским закры­ти­ем казах­стан­ско-кир­гиз­ской гра­ни­цы», – рас­суж­да­ет рос­сий­ский экс­перт. Самой же Рос­сии устро­ить жест­кий тамо­жен­ный режим на гра­ни­це с Казах­ста­ном непро­сто. «С рос­сий­ской сто­ро­ны что-то в этом направ­ле­нии дела­ет­ся, но семь тысяч кило­мет­ров этой гра­ни­цы обо­ру­до­вать так, что­бы через нее не про­хо­ди­ли кон­тра­банд­ные пото­ки, труд­но и дол­го даже при боль­шом жела­нии и боль­ших вло­же­ни­ях», – ука­зы­ва­ет он.

При этом, про­дол­жа­ет Гро­зин, вез­ти гру­зы из Китая непо­сред­ствен­но через рос­сий­ско-китай­скую гра­ни­цу не все­гда выгод­но. «Основ­ной потре­би­тель китай­ской про­дук­ции в Рос­сии нахо­дит­ся в ее евро­пей­ской части. Туда дешев­ле вез­ти из кир­гиз­ско­го «Дор­доя» или из казах­стан­ско­го Хор­госа, осо­бен­но если товар кон­тра­банд­ный или не вполне чистый и сер­ти­фи­ци­ро­ван­ный. А вот из север­но­го и отча­сти цен­траль­но­го Китая может ока­зать­ся удоб­нее вез­ти через При­мо­рье. Во мно­гом это вопрос раз­ви­тия рос­сий­ской транс­порт­ной сети», – под­чер­ки­ва­ет он.

Но вер­нем­ся на казах­стан­ско-кир­гиз­скую гра­ни­цу. По мне­нию Беа­те Эшмент, веро­ят­ность повто­ре­ния подоб­ных тамо­жен­ных бло­кад Кир­ги­зии со сто­ро­ны Казах­ста­на вели­ка. Что же каса­ет­ся воз­мож­но­стей ЕАЭС для регу­ли­ро­ва­ния таких вопро­сов, то, как гово­рит экс­перт, «ЕАЭС в Казах­стане, по мое­му впе­чат­ле­нию, при при­ня­тии реше­ний пер­вой скрип­ки не играет».

Автор: Вита­лий ВОЛКОВ, DW
Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казахстан

архивные статьи по теме

Профсоюз шахтерам теперь враг?

Эдуард Каляманов. Основатель первого в России независимого профсоюза…

Казахстан переводят на общий режим

Editor