-28 C
Астана
20 февраля, 2024
Image default

Серик МЕДЕТБЕКОВ: Я за то, чтобы Алиева судили в Европе

Serik_Medetbekov

Рахат Али­ев здесь, в Казах­стане, име­ет опре­де­лен­ную репу­та­цию, и репу­та­ция эта, мяг­ко гово­ря, не очень хоро­шая. Мало того, что его имя свя­зы­ва­ют с рей­дер­ством, пре­сле­до­ва­ни­ем пред­при­ни­ма­те­лей, репрес­си­я­ми про­тив оппо­зи­ции и мно­ги­ми дру­ги­ми веща­ми, о кото­рых до мая 2007 года было про­сто опас­но гово­рить вслух, так еще его обви­ня­ют в похи­ще­нии топ-мене­дже­ров Нур­бан­ка и под­го­тов­ке госу­дар­ствен­но­го переворота.

А теперь, сбе­жав за гра­ни­цу, пыта­ет­ся дока­зать, что он борец за демо­кра­тию и ярый оппо­зи­ци­о­нер, заяв­ляя о том, что воз­гла­вил некий аль­янс «За сво­бод­ный Казах­стан». Бук­валь­но нака­нуне изве­стия об обна­ру­же­нии тел топ-мене­дже­ров Нур­бан­ка с нами свя­зал­ся руко­во­ди­тель Загра­нич­но­го бюро казах­стан­ской оппо­зи­ции Серик Медет­бе­ков, неко­гда сам став­ший жерт­вой рей­дер­ства экс-зятя президента.

Что за Альянс?

Серик, как у вас там, за кордоном?

– У нас – хоро­шо (сме­ет­ся). Посто­ян­но про­ис­хо­дят какие-то гло­баль­ные собы­тия, кото­рые поче­му-то не нахо­дят долж­но­го откли­ка в Казах­стане. Но там, внут­ри, я пола­гаю, про­хо­дит своя тихая борь­ба – людям про­сто неко­гда обра­щать на это внимание.

Рахат Али­ев объ­явил себя лиде­ром неко­е­го аль­ян­са «За сво­бод­ный Казах­стан». Что это за аль­янс такой и как вы отно­си­тесь к тако­му заявлению?

– Нам самим было бы очень инте­рес­но узнать, что это за аль­янс, кого кон­крет­но он пред­став­ля­ет, какую «оппо­зи­ци­он­ную силу», но Рахат Али­ев это­го не дела­ет. По его заве­ре­ни­ям, в этот аль­янс вхо­дит боль­шое коли­че­ство оппо­зи­ци­он­но настро­ен­ных людей, в том чис­ле поли­ти­ков и каких-то организаций.

Но могу ска­зать одно – загра­нич­ное бюро туда не вхо­дит. Мало того, мы не име­ем ника­ких кон­так­тов с Раха­том Али­е­вым. Может быть, мы бы и рады были с ним сотруд­ни­чать по опре­де­лен­ным направ­ле­ни­ям – напри­мер, по поло­жи­тель­ным демо­кра­ти­че­ским изме­не­ни­ям, кото­рые мог­ли бы про­изой­ти на нашей общей родине, но это­го, к сожа­ле­нию, не про­ис­хо­дит. Нам при­хо­дит­ся наблю­дать за всем со стороны…

Сотруд­ни­чать? Каким обра­зом? Вы име­е­те в виду слив ком­про­ма­та, кото­рым пери­о­ди­че­ски зани­ма­ет­ся «вен­ский скиталец»?

– Мно­гие вещи из того, что «сли­ва­ет» Али­ев, по боль­шо­му сче­ту, долж­ны знать казах­стан­цы. Граж­дане долж­ны знать, как имен­но при­ни­ма­ют­ся те или иные реше­ния на самом вер­ху, быть в кур­се сек­рет­ных сде­лок меж­ду пра­ви­тель­ством Казах­ста­на и дру­ги­ми стра­на­ми, от кото­рых напря­мую зави­сит буду­щее нашей стра­ны. В этом боль­шая поло­жи­тель­ная рабо­та Али­е­ва – это абсо­лют­но объ­ек­тив­но. Но это не дает пово­да счи­тать, что Рахат Али­ев вне­зап­но стал поли­ти­ком – я бы не стал это­го делать.

Профессор оппозиционирования

Ну, сам Рахат Мух­та­ро­вич, навер­ное, дру­го­го мнения…

– Воз­мож­но. При­ве­ду при­мер. В Рос­сии сей­час поль­зу­ет­ся огром­ной попу­ляр­но­стью блоггер Наваль­ный, кото­рый, по мне­нию мно­гих рос­си­ян, выра­жа­ет инте­ре­сы доволь­но боль­шой части граж­дан – поэто­му мож­но ска­зать, что он поли­тик. А вот Рахат Али­ев пока выра­жа­ет толь­ко свои интересы.

А что по «оппо­зи­ци­о­ни­ро­ва­нию»?

– В оппо­зи­цию нель­зя при­нять или не при­нять, при­гла­сить, поучаст­во­вать или еще что-то в этом роде. Люди при­хо­дят в оппо­зи­цию дей­ству­ю­щей вла­сти по опре­де­ле­нию, апри­о­ри так ска­зать. То есть, если ты откры­то высту­па­ешь про­тив тех мето­дов, кото­ры­ми поль­зу­ет­ся власть, то ты уже оппозиционер.

Кто тогда, по ваше­му мне­нию, Алиев?

– Рахат Али­ев на сего­дняш­ний день – чело­век, бежав­ший от казах­стан­ско­го пра­во­су­дия. Чело­век, обла­да­ю­щий огром­ным коли­че­ством ком­про­ме­ти­ру­ю­ще­го дей­ству­ю­щую власть мате­ри­а­ла, кото­рую он пор­ци­он­но пуб­ли­ку­ет. Но поли­ти­кой как тако­вой он, повто­рю, не занимается…

Судить в Европе!

«Сво­бо­да Сло­ва» не раз под­ни­ма­ла про­бле­му выда­чи Р. Али­е­ва Казах­ста­ну, и созда­лось такое впе­чат­ле­ние, что дале­ко не все в нашей стране жела­ют его экс­тра­ди­ции. С чем это может быть связано?

– Вы, навер­ное, помни­те тот пери­од, когда тогдаш­ний зять пре­зи­ден­та впал в опа­лу. Ведь про­шло доста­точ­но про­дол­жи­тель­ное вре­мя меж­ду тем, как пер­вое лицо в госу­дар­стве при­ка­за­ло аре­сто­вать Раха­та Али­е­ва, и тем, когда он бежал за гра­ни­цу. В тече­ние это­го вре­ме­ни при­каз пре­зи­ден­та про­сто сабо­ти­ро­вал­ся. Выхо­дит, гла­ва госу­дар­ства не обла­да­ет той вла­стью, кото­рой дума­ет, что обла­да­ет. По боль­шо­му сче­ту, полу­ча­ет­ся, что Назар­ба­ев сего­дня не в состо­я­нии кон­тро­ли­ро­вать тех людей, кото­рые ему под­чи­ня­ют­ся. Более того, никто не ста­нет отри­цать, что в стране до сих пор оста­ет­ся нема­ло людей, напря­мую свя­зан­ных с Раха­том Али­е­вым и его пре­ступ­ле­ни­я­ми. Поэто­му они дела­ют все, что­бы он не вер­нул­ся в Казах­стан в наруч­ни­ках. Ведь если его экс­тра­ди­ру­ют и он ста­нет отбы­вать свои 40 лет стро­го­го режи­ма, я не уве­рен, что про­тив него не воз­бу­дят и дру­гие дела «по вновь открыв­шим­ся обсто­я­тель­ствам». Ведь людей, кото­рым Али­ев попро­сту сло­мал судь­бы, нема­ло. Неко­то­рые сей­час объ­еди­ня­ют­ся под эги­дой фон­да «Таг­дыр», но думаю, что дале­ко не все, мяг­ко гово­ря, ущем­лен­ные Раха­том Али­е­вым люди будут куда-то обра­щать­ся. Не думаю, что это напря­мую свя­за­но со стра­хом. Ско­рее все­го, это свя­за­но с пси­хо­ло­ги­ей чело­ве­ка, кото­рый про­сто не хочет свя­зы­вать­ся с дей­ству­ю­щей вла­стью – даже про­тив Р. Алиева.

А еще гово­рят, что в Казах­стане нель­зя верить судеб­ной систе­ме – мол, поэто­му австрий­ские вла­сти и не торо­пят­ся с выда­чей Алиева…

– Ну, об этом и вы посто­ян­но пиши­те. Спра­вед­ли­во­го суда в Казах­стане нет, боль­шин­ство судей лишь испол­ня­ют чьи-то инте­ре­сы и, что­бы ни гово­ри­ли «про­лоб­би­ро­ван­ные» меж­ду­на­род­ные орга­ни­за­ции, сплошь и рядом при­ме­ня­ют­ся пыт­ки – об этом не пишет толь­ко госу­дар­ствен­ная прес­са. Я бы тоже не при­вет­ство­вал выда­чу Али­е­ва в таких усло­ви­ях. Я за то, что­бы его суди­ли здесь, в Евро­пе, неза­ви­си­мым судом. И в каче­стве при­ме­ра хочу ска­зать, что быв­шие охран­ни­ки Каже­гель­ди­на сей­час ини­ци­и­ро­ва­ли уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние про­тив Раха­та Али­е­ва за при­ме­не­ние им пыток в быт­ность одним из пер­вых людей во вла­сти в Казахстане.

Да, мы писа­ли об этом. А чем сей­час зани­ма­ет­ся Загра­нич­ное бюро казах­стан­ской оппо­зи­ции? Поче­му его послед­нее вре­мя не слыш­но, не вид­но? С чем это связано?

– О дея­тель­но­сти загран­бю­ро мы пого­во­рим как-нибудь отдель­но. Давай­те не будем сме­ши­вать Раха­та Али­е­ва и нашу рабо­ту – это совер­шен­но раз­ные вещи. Но отме­чу, что мы откры­ты абсо­лют­но для всех. Нель­зя ска­зать, что мы сотруд­ни­ча­ем исклю­чи­тель­но с ДВК, НП «Алга», Соц­Со­пром – мы гото­вы помо­гать всем.

Мешок с компроматом

Хоро­шо – про загран­бю­ро в сле­ду­ю­щий раз. Тогда «вер­нем­ся к нашим бара­нам» и к нача­лу наше­го раз­го­во­ра. На каких усло­ви­ях вы бы согла­си­лись сотруд­ни­чать с Раха­том Алиевым?

– Вопрос немно­го некор­рект­ный – я уже ска­зал, что Загран­бю­ро откры­то для всех здо­ро­вых оппо­зи­ци­он­ных сил в Казах­стане – для людей, кото­рые реаль­но (под­чер­ки­ваю) хотят пере­мен в стране, а не зани­ма­ют­ся внут­ри­се­мей­ны­ми раз­бор­ка­ми, чем зани­ма­ет­ся Рахат Алиев.

Рахат Мух­та­ро­вич и в Австрии не изба­вил­ся от люб­ви к некой гипер­бо­ли­за­ции сво­ей пер­со­ны. Сей­час, напри­мер, он утвер­жда­ет, что поль­зу­ет­ся попу­ляр­но­стью в Евро­пе – мол, его ассо­ци­и­ру­ют с бор­цом про­тив режи­ма, а веду­щие поли­ти­ки с удо­воль­стви­ем жмут руку. Так ли это на самом деле?

– Он опять выда­ет жела­е­мое за дей­стви­тель­ное. Впро­чем, да, он здесь лич­ность попу­ляр­ная – о нем очень мно­го пишут газе­ты раз­ных стран. Но в основ­ном пишут о ситу­а­ции с бан­ки­ра­ми, о том, что быв­ше­му зятю пре­зи­ден­та гро­зит экс­тра­ди­ция в свя­зи с его пре­ступ­ле­ни­я­ми на родине, о том, что Али­ев при­ме­нял пыт­ки. Что каса­ет­ся того, что он пред­став­ля­ет­ся в каче­стве оппо­зи­ци­он­но­го поли­ти­ка, тут все очень про­сто – Рахат Али­ев евро­пей­ца­ми вос­при­ни­ма­ет­ся как ходя­чий мешок с ком­про­ма­том, ино­гда сомни­тель­но­го каче­ства. Но не более того. Вот, напри­мер, Джу­ли­ан Ассанж, осно­ва­тель «Вики­лик­са», пуб­ли­ку­ет в сот­ни и тыся­чи раз боль­ше ком­про­ма­та, но ведь он поли­ти­ком от это­го не стал и не пыта­ет­ся тако­вым быть. 

Поэто­му пуб­ли­ка­ция ком­про­ма­та и кон­крет­ные выпа­ды про­тив Назар­ба­е­ва и его семьи не дела­ют Раха­та Али­е­ва поли­ти­ком. Это я еще раз хотел бы под­черк­нуть и имен­но это я хотел бы доне­сти до казах­стан­цев – поэто­му и свя­зал­ся с вами.

Бесе­до­вал Мирас НУРМУХАНБЕТОВ



Опуб­ли­ко­ва­но: 19 мая 2011

https://www.neweurasia.info/sobytiya-i-mneniya/3497-

архивные статьи по теме

«ШПИОНСКИЕ» СТРАСТИ

Editor

Путь в Сохо: как незаконные деньги из Казахстана оказались связаны с недвижимостью Трампа

Editor

Великобритания наконец-то серьезно относится к борьбе с грязными деньгами?

Editor