10 C
Астана
24 апреля, 2024
Image default

Серик Медетбеков: «Храпунов – не оппозиционер, а уголовник»

Загран­бю­ро казах­стан­ской оппо­зи­ции о наме­ре­нии экс-аки­ма Алма­ты попро­сить поли­ту­бе­жи­ще в Швейцарии

Жела­ние быв­ше­го мэра Алма­ты и ВКО, экс-мини­стра ЧС и когда-то сле­са­ря Вик­то­ра Хра­пу­но­ва полу­чить поли­ти­че­ское убе­жи­ще в Швей­ца­рии вызва­ло у быв­ших его сооте­че­ствен­ни­ков нега­тив­ную реак­цию. Оно и понят­но: еще в быт­ность аким­ство­ва­ния алма­тин­цы назы­ва­ли его не ина­че, как «Хапу­нов» – за чрез­мер­ную жаж­ду быст­рой нажи­вы на всем, что дви­жет­ся и (осо­бен­но) не дви­жет­ся. А теперь он вдруг (через несколь­ко лет после отбы­тия в Аль­пы) стал ярым про­тив­ни­ком пра­вя­ще­го режи­ма в Казахстане.

Свое сло­во ска­за­ли и те, кто более прин­ци­пи­а­лен в оппо­ни­ро­ва­нии вла­сти – пред­ста­ви­те­ли Загра­нич­но­го бюро казах­стан­ской оппо­зи­ции, кото­рые выска­за­ли свое мне­ние отно­си­тель­но жела­ния Вик­то­ра Вяче­сла­во­ви­ча, обра­тив­шись к вла­стям Швей­цар­ской кон­фе­де­ра­ции и кан­то­на Жене­вы с при­зы­вом не предо­став­лять гр-ну Хра­пу­но­ву и чле­нам его семьи поли­ти­че­ское убе­жи­ще. Одна­ко в самом Казах­стане это обра­ще­ние вызва­ло недо­ве­рие – мол, пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны Швей­ца­рии не будут обра­щать вни­ма­ние на нико­му не извест­ную орга­ни­за­цию, более того, запо­до­зрив ее в сотруд­ни­че­стве со спец­служ­ба­ми РК. С прось­бой про­яс­нить ситу­а­цию в этом плане мы обра­ти­лись к авто­ру про­ек­та «Рус­ское радио – Казах­стан», а ныне актив­но­му участ­ни­ку Загран­бю­ро Сери­ку Медет­бе­ко­ву (на фото).

Загранбюро действует

 

Serik_Medetbekov Серик, казах­стан­ские поль­зо­ва­те­ли интер­не­та выска­за­ли сомне­ния по пово­ду дей­ствен­но­сти ваше­го заяв­ле­ния. Более того, кое-кто даже засо­мне­вал­ся в вашем суще­ство­ва­нии. Что вы може­те ска­зать по это­му поводу?

– Для тех, кто не зна­ет: Загран­бю­ро суще­ству­ет с 2003 года. При­чем оно рабо­та­ет не толь­ко на тер­ри­то­рии Евро­пы – мы при­ни­ма­ли и при­ни­ма­ем актив­ное уча­стие в раз­лич­ных про­ек­тах в США и Кана­де. И мне очень слож­но что-либо отве­тить людям, кото­рые не сле­дят за поли­ти­че­ской жиз­нью вне Казах­ста­на, поэто­му могу им толь­ко посо­ве­то­вать: пожа­луй­ста, набе­ри­те клю­че­вые сло­ва в «Гуг­ле», «Яндек­се» или дру­гих поис­ко­ви­ках и вы уви­ди­те кон­крет­ные фак­ты дея­тель­но­сти Загранбюро.

Это, навер­ное, пото­му, что мно­гие казах­стан­цы толь­ко недав­но ста­ли инте­ре­со­вать­ся поли­ти­че­ской ситу­а­ци­ей, и ваше послед­нее заяв­ле­ние было для них нон­сен­сом. Кста­ти, имен­но сомне­ние в дей­ствен­но­сти ваше­го обра­ще­ния к вла­стям Швей­ца­рии вызва­ло у наших сооте­че­ствен­ни­ков неко­то­рый скеп­ти­цизм. Как вы счи­та­е­те, будет ли «выхлоп» от него?

– Гово­ря о нашем послед­нем заяв­ле­нии о Вик­то­ре Хра­пу­но­ве и чле­нах его семьи, я хотел бы отме­тить, что мы обра­ти­лись к вла­стям Швей­цар­ской кон­фе­де­ра­ции пото­му, что твер­до убеж­де­ны и абсо­лют­но точ­но зна­ем, что Хра­пу­но­вы нико­гда не были и не явля­ют­ся сей­час ника­ки­ми оппо­зи­ци­о­не­ра­ми. Все послед­ние откро­ве­ния, кото­рые были опуб­ли­ко­ва­ны в виде интер­вью (в том чис­ле видео), были сде­ла­ны с одной-един­ствен­ной целью: что­бы полу­чить поли­ти­че­ское убе­жи­ще в Швей­ца­рии. Дру­ги­ми сло­ва­ми, до того момен­та, пока он не осо­знал, что его могут экс­тра­ди­ро­вать по запро­су казах­стан­ских вла­стей, Хра­пу­нов ниче­го не гово­рил, гром­ких заяв­ле­ний не делал и Акор­ду ни в чем не раз­об­ла­чал. Он про­сто мол­чал. И я твер­до убеж­ден – те люди, кото­рые совер­ши­ли пре­ступ­ле­ния в Казах­стане, в осо­бен­но­сти кор­руп­ци­он­ные пре­ступ­ле­ния, те, кто были поли­ти­че­ски­ми пала­ча­ми и убий­ца­ми, не могут быть искрен­ни­ми бор­ца­ми с режимом.

Нет политубежищу! 

 

Кро­ме сво­е­го обра­ще­ния, гото­вы ли вы предо­ста­вить пра­во­охра­ни­тель­ным орга­нам Швей­ца­рии какие-либо доку­мен­таль­ные под­твер­жде­ния сво­их слов?

– На сего­дня мы не предо­став­ля­ем ника­ких бумаг или сви­де­тельств вины Хра­пу­но­ва. В этом плане суще­ству­ет мас­са доку­мен­тов, предо­став­лен­ных казах­стан­ски­ми пра­во­охра­ни­тель­ны­ми орга­на­ми, в том чис­ле и над­ле­жа­щим обра­зом оформ­лен­ный запрос на экс­тра­ди­цию. У нас несколь­ко дру­гая пози­ция – чело­век, будучи мэром в то вре­мя, когда в Алма­ты в поли­цей­ском участ­ке была уби­та дочь Лиры Бай­се­и­то­вой, не дол­жен полу­чить поли­ти­че­ско­го убе­жи­ща. Это поста­вит знак равен­ства меж­ду Хра­пу­но­вым и реаль­ны­ми оппо­нен­та­ми режи­ма Аста­ны, полу­чив­ши­ми поли­ти­че­ское убе­жи­ще здесь, на Запа­де. Но если воз­ник­нет такая необ­хо­ди­мость, то мы гото­вы предо­ста­вить сви­де­те­лей, в том чис­ле и из Казах­ста­на, кото­рые дока­жут, что Хра­пу­нов ника­ким оппо­зи­ци­о­не­ром и поли­ти­че­ским эми­гран­том не является.

Наме­ре­ны ли вы сотруд­ни­чать с казах­стан­ски­ми пра­во­охра­ни­тель­ны­ми орга­на­ми в этом плане?

– Отме­чу, что мы в юри­ди­че­ском плане в этом вопро­се пря­мо­го уча­стия не при­ни­ма­ем. Если воз­ник­нет необ­хо­ди­мость в сви­де­те­лях, мы гото­вы их предо­ста­вить в любое вре­мя. Если нуж­ны будут какие-то допол­ни­тель­ные доку­мен­ты, то и их мы пере­да­дим. Но я думаю, что все доку­мен­ты, необ­хо­ди­мые для экс­тра­ди­ции, в Казах­стане имеются.

Но, как я понял, вы в боль­шей мере высту­па­е­те не столь­ко за экс­тра­ди­цию Хра­пу­но­ва в Казах­стан, а сколь­ко за непредо­став­ле­ние ему поли­ти­че­ско­го убе­жи­ща в Швейцарии? 

– Да, имен­но так. Еще раз повто­рю: я твер­до убеж­ден, что кор­руп­ци­о­не­ры и пала­чи, лица, совер­шив­шие в Казах­стане раз­лич­ные пре­ступ­ле­ния, в том чис­ле и про­тив демо­кра­ти­че­ской обще­ствен­но­сти, не долж­ны viktor_hrapunovпри­зна­вать­ся Запа­дом поли­ти­че­ски­ми бежен­ца­ми. Люди, кото­рые убе­жа­ли в Евро­пу от дей­ству­ю­ще­го режи­ма, будучи частью это­го режи­ма и при­ни­мав­шие самое непо­сред­ствен­ное уча­стие в подав­ле­нии сво­бо­ды у нас на родине, не долж­ны полу­чать поли­ти­че­ско­го убе­жи­ща. Как вы зна­е­те, я подал ряд исков про­тив Раха­та Али­е­ва, но не с целью его пере­да­чи в руки казах­стан­ской Феми­ды, а толь­ко для того, что­бы его осу­ди­ли здесь. Потом это дела­ет­ся для того, что­бы те, кто сей­час рабо­та­ет на режим и участ­ву­ет в уни­что­же­нии ина­ко­мыс­лия (в том чис­ле и в судей­ской систе­ме), долж­ны чет­ко осо­зна­вать, что нака­за­ние неот­вра­ти­мо. Они долж­ны понять, что зав­тра, если они сбе­гут на Запад, то не уйдут от ответ­ствен­но­сти. Корот­ко гово­ря, надо создать прецедент.

Храпунов, Алиев… Аблязов

 

Серик, ваше «они» отно­сит­ся ли, ска­жем, к Мух­та­ру Аблязову?

– Нет, мои выска­зы­ва­ния не отно­сят­ся к Абля­зо­ву, они каса­ют­ся кон­крет­но Хра­пу­но­ва и его семей­ства, кото­рые попро­си­ли поли­ти­че­ско­го убе­жи­ща в Швейцарии.

То есть, если воз­ник­нет ана­ло­гич­ная ситу­а­ция с Мух­та­ром Кабы­ло­ви­чем, вы не ста­не­те высту­пать с подоб­ны­ми заяв­ле­ни­я­ми и обра­ще­ни­я­ми к евро­пей­ским властям?

– Вопрос немно­го некор­рект­ный. Хоте­лось бы ска­зать, что ни в коем слу­чае нель­зя все рас­смат­ри­вать, как гово­рит­ся, в одной куче. И даже Вик­то­ра Хра­пу­но­ва нель­зя при­рав­ни­вать в этом плане к Раха­ту Али­е­ву. За ними чис­лят­ся пре­ступ­ле­ния раз­но­го характера.

Суще­ству­ет вполне аргу­мен­ти­ро­ван­ное мне­ние, что Евро­па не торо­пит­ся экс­тра­ди­ро­вать кого-либо в Казах­стан по той про­стой при­чине, что они здесь могут быть под­вер­же­ны пыт­кам, про­ве­де­ны через нечест­ный суд и так далее. Дей­стви­тель­но ли суще­ству­ет такое мне­ние на Западе?

– Это даже не мне­ние, а осно­ва тех доку­мен­тов, кото­рые под­го­тав­ли­ва­ют­ся раз­лич­ны­ми меж­ду­на­род­ны­ми пра­во­за­щит­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми (Human Rights Watch, «Репор­те­ры без гра­ниц» и так далее), дела­ю­щи­ми ситу­а­цию с пра­ва­ми чело­ве­ка в Казах­стане про­зрач­ной. И все чет­ко пони­ма­ют, что нель­зя экс­тра­ди­ро­вать чело­ве­ка в ту стра­ну, где про­тив него, воз­мож­но, будут при­ме­не­ны пыт­ки и дру­гие мето­ды, осуж­да­е­мые раз­ви­ты­ми демо­кра­ти­че­ски­ми стра­на­ми. И если в Казах­стане сме­нит­ся режим и мож­но будет рас­счи­ты­вать на чест­ный и спра­вед­ли­вый суд у нас на родине, то тогда экс­тра­ди­ция пре­ступ­ни­ков будет более реальна.

Откуда миллионы?

 

Есть люди, кото­рые руко­вод­ству­ют­ся пого­вор­кой: «Враг мое­го вра­га – мой друг». То есть они уве­ре­ны, что надо воору­жить­ся откро­ве­ни­я­ми (а может, даже день­га­ми) Вик­то­ра Вяче­сла­во­ви­ча и Раха­та Мух­та­ро­ви­ча в борь­бе с режи­мом Акор­ды. Насколь­ко это оправданно? 

– По это­му пово­ду мож­но гово­рить мно­го, и это может стать темой отдель­но­го раз­го­во­ра, но ска­жу так. То, о чем сей­час «откро­вен­ни­ча­ет» Хра­пу­нов, было извест­но дав­но. Впро­чем, и Рахат Али­ев в сво­ей кни­ге «Крест­ный тесть» ниче­го ново­го не ска­зал, толь­ко пере­ска­зав то, что до это­го, когда он еще нахо­дил­ся на вер­шине поли­ти­че­ско­го олим­па в Казах­стане, было опи­са­но на том же сай­те «Евра­зия». Он фак­ти­че­ски пере­ска­зал то же самое, толь­ко с пози­ции чело­ве­ка, кото­рый сам участ­во­вал в этих пре­ступ­ле­ни­ях. Ни тот, ни дру­гой, как гово­рит­ся, Аме­ри­ку не открыл – людям, дей­стви­тель­но инте­ре­су­ю­щим­ся поли­ти­че­ской ситу­а­ци­ей, было извест­но и без них, кто, где и сколь­ко украл. Вот толь­ко о сво­их делиш­ках они пред­по­чи­та­ют отмал­чи­вать­ся, но и об этом обще­ствен­ность в курсе.

Пару лет назад Ильяс Хра­пу­нов заявил, что он под­вер­га­ет­ся чуть ли не дис­кри­ми­на­ции,  буд­то бы с ним не хотят иметь дело швей­цар­ские биз­не­сме­ны из-за того, что он казах. На самом деле, биз­нес Швей­ца­рии не хотел свя­зы­вать­ся с «каза­хом» толь­ко пото­му, что день­ги у него сомни­тель­но­го про­ис­хож­де­ния. Это дей­стви­тель­но так? 

– Все пре­дель­но про­сто. Об этом здесь было мно­го пуб­ли­ка­ций и теле­ви­зи­он­ных сюже­тов. Вы пра­виль­но заме­ти­ли – дело было не в том, что казах он или нет, вопрос сто­ял о про­ис­хож­де­нии тех средств, кото­рые Ильяс был наме­рен инве­сти­ро­вать в Швей­ца­рию. Ведь ни у само­го Хра­пу­но­ва, ни у его семьи нет абсо­лют­но ника­ких дока­за­тельств того, что их мил­ли­о­ны были полу­че­ны легаль­ным путем. В отли­чие от того, что про­тив­ная сто­ро­на име­ет доста­точ­но дока­за­тельств, что эти день­ги были полу­че­ны пре­ступ­ным путем. Понят­но, что легаль­но, рабо­тая мэром Алма­ты, Хра­пу­нов не мог зара­бо­тать такие день­ги – это понят­но всем, даже дале­ким от пра­во­су­дия людям. А здесь, в Евро­пе, не хотят свя­зы­вать­ся с непо­нят­но отку­да взяв­ши­ми­ся миллионами.

И завер­ша­ю­щий вопрос, кото­рым сей­час зада­ют­ся мно­гие в Казах­стане – о вре­ме­ни. Как ско­ро может быть решен вопрос об отка­зе Хра­пу­но­ву в поли­ти­че­ском убе­жи­ще и при­вле­че­ния к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти Раха­та Алиева?

– Дело в том, что поня­тие пре­зумп­ции неви­нов­но­сти на Запа­де, в отли­чие от нашей стра­ны, не пустой звук. Надо пони­мать, что судеб­ные про­цес­сы здесь про­ис­хо­дят не еди­но­вре­мен­но и не так, как в Казах­стане. Здесь у каж­до­го чело­ве­ка, в том чис­ле и Вик­то­ра Хра­пу­но­ва и чле­нов его семьи, столь­ко же прав, сколь­ко, ска­жем, у меня. Здесь все рав­ны перед зако­ном, и этот момент мно­гие непра­виль­но пони­ма­ют, гово­ря о том, что там что-то дол­го все идет, рас­тя­ги­ва­ет­ся и тому подоб­ное. Наши сооте­че­ствен­ни­ки при­вык­ли совер­шен­но к дру­гой систе­ме судеб­ной дея­тель­но­сти, и об этом вы и ваши чита­те­ли зна­ют даже луч­ше меня.

Бесе­до­вал Мирас Нурмуханбетов

http://www.guljan.org/ru/news/interview/2012/August/2472

архивные статьи по теме

Как ограничить влияние телеканалов?

Активы Алиева заморожены по решению суда Мальты. Арестованы также счета его супруги и доверенных лиц.

Столичный дом пенсионера Аслана Мусина

Editor