23 C
Астана
18 июля, 2024
Image default

Серик Медетбеков: Возврат активов надо начинать с Казахстана

30 июня 2022 года Коми­тет по ино­стран­ным делам бри­тан­ско­го пар­ла­мен­та (House of Commons Foreign Affairs Committee) опуб­ли­ко­вал доклад «Цена само­успо­ко­е­ния: неза­кон­ные финан­сы и вой­на в Укра­ине». Суть доку­мен­та: пар­ла­мент воз­ла­га­ет часть ответ­ствен­но­сти за раз­вя­зы­ва­ние вой­ны в Укра­ине на соб­ствен­ных чинов­ни­ков, кото­рые помо­га­ли рос­сий­ским клеп­то­кра­там отмы­вать деньги.

О том, какое зна­че­ние этот доклад име­ет для Казах­ста­на и как он может повли­ять на воз­врат в стра­ну неза­кон­но выве­ден­ных акти­вов, жур­на­лист Вадим Борей­ко пого­во­рил с руко­во­ди­те­лем Загра­нич­но­го бюро казах­стан­ской оппо­зи­ции Сери­ком Медет­бе­ко­вым. Интер­вью вышло на YouTube-кана­ле «Гипер­бо­рей» 19 июля 2022 года.

Нельзя сказать генпрокурору «верни деньги», если они защищены законом

В.Б. В этом докла­де я не нашел упо­ми­на­ния о нашей стране или о каких-либо казах­стан­ских пер­со­на­жах – кос­нет­ся ли он наших оли­гар­хов и чиновников?

С.М. В первую оче­редь я хочу обра­тить вни­ма­ние, что это дале­ко не пер­вые анти­кор­руп­ци­он­ные слу­ша­ния в Вели­ко­бри­та­нии, рав­но как и в Еро­пей­ском сою­зе или Соеди­нен­ных Шта­тах Аме­ри­ки. И вез­де при­ни­ма­ют­ся зако­ны про­тив коррупции.

Недав­но в США был при­нят анти­кор­руп­ци­он­ный закон, как раз воз­ла­га­ю­щий ответ­ствен­ность на так назы­ва­е­мых «при­врат­ни­ков» (англ.: gatekeepers), то есть людей, кото­рые помо­га­ют отмы­вать день­ги, пря­тать их, хра­нить и переводить.

Мы сего­дня видим: те, кто попал в наш санк­ци­он­ный спи­сок, доволь­но актив­но пыта­ют­ся изба­вить­ся от ток­сич­ных акти­вов. И этот доклад бри­тан­ско­го коми­те­та – это в прин­ци­пе про­дол­же­ние Unexplained Wealth Order (UWO), поста­нов­ле­ния о необъ­яс­ни­мом богат­стве, тре­бу­ю­ще­го от поли­ти­че­ски зна­чи­мых лиц рас­кры­тия источ­ни­ков это­го богат­ства, и анти­кор­руп­ци­он­но­го зако­но­да­тель­ства Вели­ко­бри­та­нии в целом.

И, отве­чая на вопрос, кос­нет­ся ли он казах­стан­ских оли­гар­хов – конеч­но. Мож­но сде­лать вывод, что в бли­жай­шее вре­мя пра­ви­тель­ство вер­нет­ся к вопро­су о пере­смот­ре ста­ту­са лиц, полу­чив­ших бри­тан­ское граж­дан­ство — так назы­ва­е­мые «золо­тые визы» (если вы вкла­ды­ва­е­те опре­де­лен­ное коли­че­ство денег в бри­тан­скую эко­но­ми­ку, то полу­ча­е­те вид на житель­ство в Вели­ко­бри­та­нии). Было боль­шое рас­сле­до­ва­ние о том, как выда­ва­ли эти визы, в том чис­ле казах­стан­ским оли­гар­хам, где фигу­ри­ро­ва­ли сын Раха­та Али­е­ва Нура­ли и еще целый ряд лиц.

На снимке: Нурали Алиев.
На сним­ке: Нура­ли Алиев.

И, воз­вра­ща­ясь к докла­ду: в нём опи­са­ны дей­ству­ю­щие и пла­ни­ру­е­мые меры, кото­рые каса­ют­ся санк­ци­он­но­го и «антиот­мы­воч­но­го» регу­ли­ро­ва­ния в Вели­ко­бри­та­нии. Так, пар­ла­мент пред­ла­га­ет вве­де­ние сроч­ной про­це­ду­ры поме­ще­ния под санк­ции лиц, если они уже вне­се­ны в санк­ци­он­ные спис­ки дру­гих стран, то есть фак­ти­че­ски созда­ет­ся база для вве­де­ния кол­лек­тив­ных санк­ций по дого­во­рен­но­сти меж­ду участ­ни­ка­ми аль­ян­са. Дру­гая часть докла­да каса­ет­ся пере­смот­ров ранее полу­чен­но­го бри­тан­ско­го под­дан­ства, то есть тех самых золо­тых виз. И пар­ла­мент обя­зу­ет пра­ви­тель­ство неза­мед­ли­тель­но пуб­ли­ко­вать подроб­ные отчё­ты о схе­ме полу­че­ния бри­тан­ских инве­сти­ци­он­ных виз.

На снимке: Маргарет Ходж.
На сним­ке: Мар­га­рет Ходж.

В.Б. В кон­це зимы 2022 года у нас имел доволь­но гром­кий резо­нанс доклад депу­та­та бри­тан­ско­го пар­ла­мен­та от лей­бо­рист­ской пар­тии Мар­га­рет Ходж, кото­рая огла­си­ла на слу­ша­ни­ях спи­сок из при­мер­но 30 казах­стан­цев, начи­ная с Назар­ба­е­ва, про­тив кото­рых она пред­ла­га­ла вве­сти анти­кор­руп­ци­он­ные санк­ции. Слу­ша­ния так и назы­ва­лись – «Казах­стан: анти­кор­руп­ци­он­ные санк­ции». Како­ва судь­ба это­го списка?

С.М. Я хотел бы обра­тить вни­ма­ние, что ее спи­сок на самом деле не пол­ный: Мар­га­рет Ходж обра­ти­лась прак­ти­че­ски к пер­вой стра­ни­це санк­ци­он­но­го спис­ка с казах­стан­ски­ми оли­гар­ха­ми, и самая важ­ная часть была упу­ще­на широ­кой ауди­то­ри­ей – та, что каса­ет­ся рас­кры­тия конеч­ных бене­фи­ци­а­ров ком­па­ний на замор­ских и дру­гих тер­ри­то­ри­ях Вели­ко­бри­та­нии. Без того, что­бы рас­крыть эти акти­вы и при­част­ность к ним казах­стан­ских оли­гар­хов, невоз­мож­но поме­стить их под санк­ции. То есть спи­сок, ска­жем так, в акту­аль­ном состо­я­нии, мы по нему работаем.

В.Б. А пар­ла­мент работает?

С.М. Меха­низм сле­ду­ю­щий: пра­ви­тель­ство долж­но пред­при­нять ряд шагов по тем слу­ша­ни­ям, кото­рые уже про­изо­шли. Зако­но­да­тель­ная ветвь тре­бу­ет от испол­ни­тель­ной вет­ви выпол­не­ния тех реше­ний, кото­рые были при­ня­ты ранее.

Это каса­ет­ся не толь­ко рас­кры­тия конеч­ных бене­фи­ци­а­ров ком­па­ний, но и упро­ще­ния аре­ста на иму­ще­ство после иден­ти­фи­ка­ции. То есть когда выпи­са­но UWO, поста­нов­ле­ние о необъ­яс­ни­мом богат­стве, сама про­це­ду­ра аре­ста и замо­роз­ки акти­вов долж­на быть понят­ной и прозрачной. 

Кро­ме того, в Вели­ко­бри­та­нии был при­нят The Economic Crime (Transparency and Enforcement) Act (Закон об эко­но­ми­че­ских пре­ступ­ле­ни­ях, про­зрач­ность и пра­во­при­ме­не­ние), он дол­жен при­ве­сти к упро­ще­нию про­це­ду­ры аре­ста подо­зри­тель­ных акти­вов в стране, рас­кры­тию инфор­ма­ции о конеч­ных бене­фи­ци­а­рах на замор­ских тер­ри­то­ри­ях и т.д.

И если гово­рить кон­крет­но о людях, поче­му-то все умал­чи­ва­ют о том, что в Вели­ко­бри­та­нии доволь­но мно­го недви­жи­мо­сти не толь­ко у Дари­ги Назар­ба­е­вой и у Нура­ли Али­е­ва или у само­го Назар­ба­е­ва — нема­ло акти­вов, кото­рые при­над­ле­жат Тиму­ру Кули­ба­е­ву, в част­но­сти — Гоге Ашкенази.

В.Б. Что за акти­вы в Вели­ко­бри­та­нии у Назарбаева?

С.М. Жур­на­ли­сты «Насто­я­ще­го вре­ме­ни» про­ве­ли рас­сле­до­ва­ние, и обна­ру­жи­ли боль­ше 10 особ­ня­ков, при­над­ле­жа­щих Назар­ба­е­ву. Даже был сде­лан доклад на эту тему, есть база дан­ных, опуб­ли­ко­ван­ная Chatam House, The Royal Institute of International Affairs (Коро­лев­ским инсти­ту­том меж­ду­на­род­ных отношений).

В.Б. Воз­вра­ща­ясь к бене­фи­ци­а­рам, кото­рых, по тво­им сло­вам, не было в спис­ке Мар­га­рет Ходж. Кого ты име­ешь ввиду?

С.М. В первую оче­редь — людей, кото­рые помо­га­ли выво­дить эти сред­ства и в свое вре­мя пили­ли госу­дар­ствен­ный бюд­жет. Они не явля­ют­ся зна­ко­вы­ми фигу­ра­ми, не обла­да­ют мил­ли­ард­ны­ми состо­я­ни­я­ми — это «сред­ний класс» клептократов.

Но на сего­дняш­ний день боль­шая про­бле­ма не толь­ко в том, что­бы най­ти акти­вы за рубе­жом: про­бле­ма в том, что в Казах­стане нет зако­но­да­тель­ной осно­вы для их возврата. 

Каким обра­зом гене­раль­ная про­ку­ра­ту­ра может гово­рить о день­гах фон­да Назар­ба­е­ва, пока не постав­лен на утра­ту не толь­ко закон о пер­вом пре­зи­ден­те, но и целый ряд дру­гих зако­нов, защи­ща­ю­щих этих людей от судеб­но­го пре­сле­до­ва­ния? Вы не може­те ска­зать гене­раль­но­му про­ку­ро­ру «вер­ни день­ги», когда эти день­ги защи­ще­ны внут­ри Казах­ста­на законом.

В Казахстане сохраняется зона комфорта для «назарбаевских»

В.Б. Такой вопрос: рас­ши­ри­лась ли в мире зона дис­ком­фор­та, ска­жем, для семьи Назар­ба­е­ва и их окру­же­ния? И где по-преж­не­му сохра­ня­ет­ся зона комфорта?

С.М. Зона дис­ком­фор­та рас­ши­ри­лась для всех оли­гар­хов, не толь­ко для казах­стан­ских, но и для узбек­ских, для дру­гих пред­ста­ви­те­лей Цен­траль­ной Азии, для рос­си­ян. Зона ком­фор­та для семьи Назар­ба­е­ва и для их акти­вов сохра­ня­ет­ся – и это самое уди­ви­тель­ное — внут­ри Казах­ста­на: если здесь, на Запа­де, рабо­та­ет меж­ду­на­род­ное зако­но­да­тель­ство, и эти люди глас­но или неглас­но попа­да­ют под санк­ции, то внут­ри стра­ны для них сего­дня все оста­ет­ся по-прежнему. 

Даже если гово­рить о Дубае – про­изо­шла боль­шая утеч­ка инфор­ма­ции по дубай­ской недви­жи­мо­сти, и появи­лась воз­мож­ность нала­гать аре­сты и пре­сле­до­вать юри­ди­че­ски таких людей в ОАЭ.

В.Б. Я напом­ню чита­те­лям, что недав­но была опуб­ли­ко­ва­на инфор­ма­ция об акти­вах — не толь­ко казах­стан­ских, но и рос­сий­ских, и пр. – кото­рые сосре­до­то­че­ны в Эми­ра­тах. По-мое­му, доля казах­стан­цев состав­ля­ет там 1,5 мил­ли­ар­да дол­ла­ров. Для меня новость, что оли­гар­хов мож­но пре­сле­до­вать и там. Но вот будут ли это делать?

С.М. Я думаю, что будут. Если посмот­реть в исто­ри­че­ской пер­спек­ти­ве, как раз­ви­ва­ет­ся борь­ба с клеп­то­кра­ти­ей, в послед­ние годы она доволь­но силь­но наби­ра­ет обо­ро­ты — это­му спо­соб­ству­ет и меж­ду­на­род­ная ситу­а­ция, кото­рая каса­ет­ся вой­ны Рос­сии с Укра­и­ной, и осо­зна­ние того, что клеп­то­кра­тия под­ры­ва­ет демо­кра­ти­че­ские ценности.

В.Б. Когда ты гово­ришь, что зона ком­фор­та для «назар­ба­ев­ских» сохра­ня­ет­ся в Казах­стане, ты име­ешь в виду, что про­дол­жа­ют рабо­тать и медиа­ак­ти­вы, при­над­ле­жа­щие семье, и финан­со­вые орга­ни­за­ции типа Jusan bank, и раз­ные фон­ды Назарбаева?

С.М. Да, имен­но об этом. И мно­гие из тех, кто помо­гал воро­вать и выво­дить эти день­ги, до сих пор нахо­дят­ся во вла­сти. И нуж­но пони­мать, что когда Тока­ев при­зы­ва­ет начать борь­бу про­тив кор­руп­ции, борь­бу за воз­врат акти­вов, эти люди будут очень отча­ян­но сопро­тив­лять­ся. Мы, ска­жем, видим, что сред­нее зве­но чинов­ни­ков не про­сто сабо­ти­ру­ет эти реше­ния — они пред­при­ни­ма­ют шаги для того, что­бы вни­зу ниче­го не произошло.

В.Б. Гово­ря о фон­дах Назар­ба­е­ва, не могу не затро­нуть вопрос о Назар­ба­ев Уни­вер­си­те­те и Назар­ба­ев Интел­лек­ту­аль­ных шко­лах. Часто при­хо­дит­ся слы­шать, что «в кои-то веки обра­зо­ва­ние там соот­вет­ству­ет хоть каким-то при­лич­ным стан­дар­там, сей­час вы все раз­ру­ши­те, и у нас это­го не будет». А как одно­вре­мен­но вер­нуть актив и сохра­нить эти учеб­ные заведения?

С.М. Очень про­сто. Ведь вопрос не в том, что­бы раз­ру­шить Назар­ба­ев уни­вер­си­тет или шко­лы – он в том, что­бы при­крыть кор­руп­ци­он­ные схе­мы, кото­рые дей­ству­ют через эти учре­жде­ния. Понят­но, что Назар­ба­ев фонд дол­жен быть лик­ви­ди­ро­ван, и все акти­вы пере­ве­де­ны в соб­ствен­ность государства.

Но, опять воз­вра­ща­ясь к зако­но­да­тель­ной части: сей­час у гос­по­ди­на Тока­е­ва супер­пре­зи­дент­ские пол­но­мо­чия, то есть он может прак­ти­че­ски все. Нуж­на толь­ко поли­ти­че­ская воля. Но пока то, что было им ска­за­но — о необ­хо­ди­мо­сти поли­ти­че­ских пере­мен и эко­но­ми­че­ских реформ (все зву­чит пра­виль­но, все соот­вет­ству­ет ожи­да­ни­ям граж­дан­ско­го обще­ства, ожи­да­ни­ям казах­стан­цев) – никак не вопло­тит­ся в реальность.

То же самое про­ис­хо­дит, когда дело каса­ет­ся кон­крет­но Назар­ба­е­ва. Нуж­но пони­мать, что это чело­век, кото­рый дав­но не вли­я­ет ни на что — вли­я­ет его окру­же­ние, то есть люди, кото­рые пони­ма­ют, что, как толь­ко Назар­ба­ев явит­ся к Алла­ху, они поне­сут наказание.

В.Б. А если не Назар­ба­ев, то кто сей­час зада­ет тон?

С.М. Во-пер­вых, Дари­га, во-вто­рых, Тимур Кули­ба­ев, его при­бли­жен­ные — Арвинд Тику, напри­мер. То есть это те, кто в свое вре­мя зара­бо­тал на Назар­ба­е­ве огром­ные состо­я­ния — а пофа­миль­но их мож­но назы­вать долго.

В.Б. В этих делах фами­лий мно­го не быва­ет. Тем более что в Казах­стане почти ниче­го не слыш­но о кон­крет­ных резуль­та­тах рабо­ты комис­сии по воз­вра­ту акти­вов. Воз­мож­но, их про­сто не афишируют.

С.М. Воз­врат акти­вов в первую оче­редь дол­жен быть про­зрач­ным. Нель­зя тай­но воз­вра­щать акти­вы, а потом ска­зать, что мы вер­ну­ли столь­ко-то и туда-то. Казах­стан­цы долж­ны знать, какие акти­вы были воз­вра­ще­ны и куда они в конеч­ном ито­ге делись. Вспом­ним ситу­а­цию с аре­стом само­ле­та с сот­ня­ми мил­ли­о­нов дол­ла­ров на бор­ту, кото­рые буд­то бы выво­зил Кай­рат Саты­бал­ды — где эти день­ги? Если они нахо­дят­ся в МВД или КНБ в каче­стве веще­ствен­ных дока­за­тельств, мы пре­крас­но зна­ем, что в какой-то момент они могут пропасть.

Греческие активы Рахата Алиева отошли в бюджет Греции

В.Б. Я тебе уже как-то зада­вал этот вопрос: кто-нибудь из офи­ци­аль­ных лиц Казах­ста­на выхо­дил ли на связь с тобой или с Аке­жа­ном Каже­гель­ди­ным с целью полу­че­ния инфор­ма­ции о зару­беж­ных акти­вах, наших быв­ших, и, быть может, нынешних?

С.М. Нет, никто не выхо­дил. Никто не при­шел и не ска­зал: дай­те нам инфор­ма­цию, мы пред­при­мем реаль­ные шаги.

В.Б. Кро­ме госу­дар­ствен­ной комис­сии по воз­вра­ту акти­вов, созда­ют­ся раз­лич­ные обще­ствен­ные орга­ни­за­ции, кото­рые пре­сле­ду­ют ту же самую цель и пре­тен­ду­ют на уча­стие в поис­ках этих акти­вов, напри­мер, недав­но Болат Аби­лов с Сер­ге­ем Дува­но­вым и Ора­за­лы Ержа­но­вым пре­зен­то­ва­ли фонд воз­вра­та капи­та­лов. Как ты счи­та­ешь, может быть толк от уча­стия поли­ти­ков и граж­дан­ско­го обще­ства в про­цес­се поис­ка и воз­вра­та активов?

С.М. Я абсо­лют­но уве­рен, что тако­го рода фон­ды, тако­го рода дви­же­ния нуж­ны и важ­ны. Это пока­за­тель того, что воз­рат акти­вов явля­ет­ся запро­сом от граж­дан­ско­го обще­ства. И мы гото­вы рабо­тать с тако­го рода фондами.

В.Б. В Казах­стане мало пони­ма­ют, что из себя пред­став­ля­ет про­цесс воз­вра­та акти­вов на роди­ну — насколь­ко он долог, тру­до­е­мок и вооб­ще реален?

С.М. В первую оче­редь казах­стан­цы в лице сво­ей испол­ни­тель­ной вла­сти, в лице гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры, долж­ны потре­бо­вать замо­роз­ки этих акти­вов. После замо­роз­ки начи­на­ет­ся неслож­ная про­це­ду­ра воз­вра­та акти­вов под гаран­тии меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций, под при­смот­ром меж­ду­на­род­ных финан­со­вых инсти­ту­тов — если речь идет о боль­ших сум­мах. Это дол­гий про­цесс, но, глав­ное — долж­ны быть усло­вия на родине.

Мы, напри­мер, в свое вре­мя высту­па­ли кате­го­ри­че­ски про­тив воз­вра­та акти­вов по одной про­стой при­чине: в Казах­стане не было усло­вий для того что­бы эти акти­вы вер­ну­лись госу­дар­ству. Были орга­ни­зо­ва­ны бес­чис­лен­ные фон­ды, кото­рые яко­бы гото­вы были их при­нять, но в конеч­ном ито­ге 44 мил­ли­о­на дол­ла­ров были раз­во­ро­ва­ны непра­ви­тель­ствен­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми Дари­ги Назарбаевой.

Это было око­ло 10 лет назад, когда вышло реше­ние Нью-Йорк­ско­го суда, так назы­ва­е­мый Казахгейт: день­ги, кото­рые были замо­ро­же­ны на швей­цар­ских сче­тах (на них нарос­ли про­цен­ты) были воз­вра­ще­ны дву­мя тран­ша­ми. Один транш — это всем извест­ный фонд «Бота», вто­рой транш про­шел через Все­мир­ный банк и в кон­це кон­цов был раз­во­ро­ван внут­ри страны.

В.Б. Есть же еще опас­ность, что эти акти­вы могут быть кон­фис­ко­ва­ны пра­ви­тель­ства­ми тех стран, где они находятся.

На снимке: Рахат Алиев.
На сним­ке: Рахат Алиев.

С.М. Это не опа­се­ние — это факт. При­мер — акти­вы Раха­та Али­е­ва, его вдо­вы Шораз в Гре­ции. Это были недви­жи­мость и день­ги на сче­тах. Мы при­вез­ли в Гре­цию доку­мен­ты по этим акти­вам, про­ве­ли встре­чу в анти­кор­руп­ци­он­ном коми­те­те при пар­ла­мен­те, но нам сра­зу объ­яс­ни­ли, что так как обра­ще­ние было со сто­ро­ны граж­дан­ско­го обще­ства (кото­рое пред­став­ля­ли мы), а не от гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры РК, то по зако­ну Гре­ции все это ото­шло в бюд­жет Гре­ции. То есть мы опять воз­вра­ща­ем­ся к вопро­су о том, что необ­хо­ди­ма зако­но­да­тель­ная база внут­ри стра­ны — для того что­бы гене­раль­ная про­ку­ра­ту­ра нача­ла нала­жи­вать отно­ше­ния с зару­беж­ны­ми странами.

В.Б. А како­ва судь­ба зам­ков в Баден-Бадене, кото­рые при­пи­сы­ва­ли Тиму­ру Кулибаеву?

С.М. Стоят.

В.Б. Про­сто так и сто­ят с тех пор, как о них сооб­щи­ла Deutsche Welle?

С.М. Да.

«Итальянская забастовка» казахстанского парламента

В.Б. Заклю­чи­тель­ный вопрос: как ты счи­та­ешь, воз­мож­на попыт­ка реван­ша со сто­ро­ны семьи Назар­ба­е­ва? И если да, то в каком виде: в жест­ком сило­вом вари­ан­те или в мяг­ком — через созда­ние пар­тий, их финан­си­ро­ва­ние, что­бы через пар­ла­мент вли­ять на ситу­а­цию в Казахстане?

С.М. Назар­ба­ев, его окру­же­ние, окру­же­ние Дари­ги Назар­ба­е­вой, Кули­ба­е­ва, чет­ко пони­ма­ют, что им необ­хо­ди­ма защи­та внут­ри стра­ны. Поэто­му сей­час про­ис­хо­дят, ска­жем так, дого­вор­ные дела: попыт­ки создать новые пар­тии либо сабо­ти­ро­вать зако­но­да­тель­ство, кото­рое может поме­шать воз­вра­ту капиталов.

В.Б. Кто сабо­ти­ру­ет законодательство?

С.М. Депу­та­ты. Люди, кото­рые про­би­лись в пар­ла­мент и абсо­лют­но нико­го не представляют.

В.Б. Они же дела­ют то что им ска­жут: вот не было коман­ды отме­нять Закон о пер­вом пре­зи­ден­те — они по пору­че­нию пре­зи­ден­та и оста­ви­ли это на осень.

С.М. А пору­че­ние пре­зи­ден­та где? Вы его видели?

На снимке: Ерлан Кошанов.
На сним­ке: Ерлан Кошанов.

В.Б. Его озву­чил пред­се­да­тель Мажи­ли­са Ерлан Кошанов.

С.М. Заме­ча­тель­но, я тоже могу ска­зать: вы зна­е­те, мне вче­ра Тока­ев ска­зал, что нуж­но аре­сто­вать Назар­ба­е­ва. То есть пред­се­да­тель Мажи­ли­са сего­дня, к сожа­ле­нию, гово­рит вещи, кото­рые ничем не подкреплены

В.Б. То есть ты ста­вишь знак равен­ства меж­ду отсут­стви­ем ини­ци­а­ти­вы и саботажем?

С.М. Конеч­но. Это, кста­ти, извест­ная меж­ду­на­род­ная прак­ти­ка — назы­ва­ет­ся ита­льян­ская заба­стов­ка. Когда ты ходишь на рабо­ту и ниче­го там не делаешь.

Источ­ник: YouTube-канал «Гипер­бо­рей»

архивные статьи по теме

Этот ненужный нужный Евразийский союз

Список Назарбаева: суммы выведенных активов назвали, а фамилии — нет

Editor

Казахстанская оппозиция готовится к съезду в Киеве