14 C
Астана
23 июня, 2021
Image default

Серикболсын АБДИЛЬДИН: «Коммунизм пахнет демократией»

О моти­вах лик­ви­да­ции Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Казахстана

В нача­ле сен­тяб­ря в Казах­стане лик­ви­ди­ро­ва­ли Ком­му­ни­сти­че­скую пар­тию. Спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ный меж­рай­он­ный эко­но­ми­че­ский суд Алма-Аты на осно­ва­нии иска Миню­ста завер­шил мно­го­лет­нюю исто­рию про­ти­во­сто­я­ния неси­стем­ных ком­му­ни­стов с вла­стя­ми. Дея­тель­ность Ком­пар­тии неод­но­крат­но при­оста­нав­ли­ва­ли из-за раз­лич­ных нару­ше­ний – реаль­ных и выду­ман­ных. Как пра­ви­ло, после это­го все­гда про­ис­хо­ди­ли какие-то важ­ные поли­ти­че­ские собы­тия в стране. Как будет сей­час – пока неиз­вест­но, одна­ко пер­вый сек­ре­тарь ЦК Ком­пар­тии в 1998 – 2010 годах Серик­бол­сын Абдиль­дин уве­рен, что «эту пес­ню не заду­шишь, не убьешь», и ком­му­ни­сти­че­ская идея обя­за­тель­но вер­нет­ся в широ­кие массы.

«Был при­ду­ман план по ограничению 

– За что лик­ви­ди­ро­ва­ли КПК?
– Насколь­ко я знаю, в реше­нии суда гово­рит­ся о том, что в Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии чис­лен­ность не соот­вет­ству­ет нор­мам. Но глав­ная при­чи­на не в этом.
– А в чем?
– Глав­ная при­чи­на в том, что наш пер­вый пре­зи­дент с пер­во­го дня вос­ста­нов­ле­ния Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии в 1994 году все вре­мя хотел ее закрыть – пар­тия с таким назва­ни­ем ему была не нуж­на. Когда в апре­ле 1996 года я был при­гла­шен воз­гла­вить пар­тию, ее дея­тель­ность уже была при­оста­нов­ле­на, посколь­ку ком­му­ни­сты хоте­ли про­ве­сти меро­при­я­тия в годов­щи­ну рефе­рен­ду­ма по сохра­не­нию Совет­ско­го Сою­за. Но я тогда имел опре­де­лен­ный круг зна­ко­мых в сре­де мини­стров, и одним из них был Ана­то­лий Кол­па­ков, тогда министр юсти­ции. Я смог ему объ­яс­нить, что закры­вать пар­тию по тако­му пово­ду – неза­кон­но. Кол­па­ков по-про­сил напи­сать офи­ци­аль­ную бума­гу, и на осно­ва­нии нее запрет на дея­тель­ность был снят (офи­ци­аль­но Ком­пар­тия дей­ству­ет с 27 авгу­ста 1998 года. – Прим. «Новой» – Казах­стан»).
После это­го было еще нема­ло попы­ток изжить пар­тию. При­ду­ма­ли идею о том, что в пар­тии долж­но быть 50 тысяч чле­нов, что­бы она мог­ла быть офи­ци­аль­но заре­ги­стри­ро­ва­на. Рас­чет был на то, что ком­му­ни­сты столь­ко не набе­рут и их дея­тель­ность пре­кра­тит­ся. Но помог­ло то, что я в тот момент был депу­та­том Мажи­ли­са: мой ман­дат поз­во­лил собрать пар­тии 54 с поло­ви­ной тыся­чи под­пи­сей и подать их на новую реги­стра­цию. Ее откла­ды­ва­ли несколь­ко раз, но потом комис­сия все-таки была вынуж­де­на выдать нам сви­де­тель­ство.
Ну, а затем был при­ду­ман план по огра­ни­че­нию дея­тель­но­сти Ком­пар­тии в Казах­стане. В бук­валь­ном смыс­ле он был раз­ра­бо­тан в адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та. Мы этот план смог­ли опуб­ли­ко­вать в «Прав­де Казах­ста­на», и народ окон­ча­тель­но понял, какое отно­ше­ние к пар­тии у режи­ма. Там было напи­са­но по пунк­там: опо­зо­рить руко­во­ди­те­лей, созда­вать интри­ги меж­ду ними, рас­про­стра­нять поро­ча­щие пар­тию слу­хи и вооб­ще не давать ника­ко­го хода ее ини­ци­а­ти­вам.
– Это в каком году было?
– В 2003‑м.
– То есть почти сра­зу и про­изо­шло то исто­ри­че­ское раз­де­ле­ние пар­тии на две части?
– Да. Внут­ри пар­тии выду­ма­ли рас­кол, и на Коса­ре­ва (Вла­ди­слав Коса­рев – депу­тат Мажи­ли­са, сек­ре­тарь ЦК Ком­му­ни­сти­че­ской народ­ной пар­тии Казах­ста­на. – Прим. «Новой» – Казах­стан») нада­ви­ли, что­бы он ини­ци­и­ро­вал отде­ле­ние. К сло­ву, когда Коса­рев вос­ста­нав­ли­вал­ся у нас в пар­тии, он не скры­вал того, что за ним сто­ят сило­ви­ки. Марат Тажин, кото­рый в то вре­мя воз­глав­лял Коми­тет наци­о­наль­ной без­опас­но­сти, поз­же мне рас­ска­зы­вал, что рабо­та в этом направ­ле­нии велась, но при этом план состав­лял не Коми­тет, а дру­гие люди. Так или ина­че, по тому пла­ну мно­гое было сделано.

«Чет­верть насе­ле­ния мира про­жи­ва­ет и тру­дит­ся под фла­гом ком­му­ни­сти­че­ских партий»

– Насколь­ко те прин­ци­пы, кото­рые испо­ве­ду­ет Ком­пар­тия, сей­час вооб­ще акту­аль­ны?
– Когда мы при­ни­ма­ли Устав пар­тии, то сра­зу заяви­ли, что мы обнов­лен­ная Ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия. Наша струк­ту­ра и наши прин­ци­пы рабо­ты были пере­стро­е­ны под мно­го­пар­тий­ную систе­му в стране. Мы не пре­тен­ду­ем на гла­вен­ство, мы защи­ща­ем тру­до­вой народ. Соб­ствен­но, это было опи­са­но в трех наших кон­цеп­ци­ях: «О вла­сти», «Соци­аль­ной кон­цеп­ции» и «Эко­но­ми­че­ской кон­цеп­ции». Пар­тия пере­стро­и­лась под усло­вия рыноч­ной эко­но­ми­ки. И во всех наших устав­ных доку­мен­тах был опи­сан демо­кра­ти­че­ский путь раз­ви­тия обще­ства.
– Как-то это стран­но зву­чит: ком­му­низм и одно­вре­мен­но демо­кра­ти­че­ский путь. Все-таки обыч­но при­ня­то раз­де­лять эти поня­тия.
– Вы немно­го непра­виль­но рас­суж­да­е­те. Ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия Совет­ско­го Сою­за все­гда гово­ри­ла, что рабо­та­ет на спла­ве соци­а­лиз­ма и демо­кра­тии. И во всех мани­фе­стах ком­му­низ­ма пах­нет толь­ко демо­кра­ти­ей. Дру­гое дело, что были иска­же­ния этой кон­цеп­ции во вре­мя прав­ле­ния Отца наро­дов – и люди ваше­го поко­ле­ния заме­ча­ют толь­ко этот момент. Но это не явля­ет­ся нор­мой ком­му­ни­сти­че­ской идео­ло­гии.
А потом, вы имей­те в виду: ком­му­низм – это не род­ная для Казах­ста­на идея. Она рож­де­на в Евро­пе, и в той же Париж­ской ком­муне, кото­рая суще­ство­ва­ла 72 года, дей­ство­ва­ли прин­ци­пы демо­кра­тии и сво­бо­ды. И когда Ленин гото­вил рево­лю­цию, он гото­вил демо­кра­ти­че­скую рево­лю­цию. Прав­да, 25 октяб­ря (7 нояб­ря) 1917 года он ска­зал, что свер­ши­лась соци­а­ли­сти­че­ская рево­лю­ция. Было заме­не­но одно сло­во, но было заме­не­но спра­вед­ли­во: соци­а­лизм побе­дил на 74 года. Вы, навер­ное, тоже при нем роди­лись. Жизнь сей­час пока­зы­ва­ет, что не соци­а­лизм вино­ват в том, что его уни­что­жи­ли [на пост­со­вет­ской тер­ри­то­рии]. СССР все­гда назы­ва­ли «импе­ри­ей зла», но теперь его дав­но нет, но зла-то мень­ше не ста­ло, даже боль­ше ста­ло. Суще­ство­ва­ние двух миро­вых дер­жав – СССР и США – было бла­гом для мира. Вы мне зада­ли глу­бо­кий вопрос об акту­аль­но­сти идей нашей пар­тии. Вот в этом и есть акту­аль­ность.
Конеч­но, соци­а­лизм и сей­час не исчез. Чет­верть насе­ле­ния мира про­жи­ва­ет и тру­дит­ся под фла­гом ком­му­ни­сти­че­ских пар­тий.
– Но льви­ную долю этой чет­вер­ти состав­ля­ет Китай, а осталь­ное – в основ­ном Латин­ская Аме­ри­ка, кото­рая не име­ет боль­шо­го поли­ти­че­ско­го веса в мире.
– Вы, конеч­но, пра­вы. Из 116 дей­ству­ю­щих ком­пар­тий силь­ные – китай­ская, вьет­нам­ская и кубин­ская. А еще севе­ро­ко­рей­ская, кото­рую все запи­сы­ва­ют в агрес­со­ры.
«Назар­ба­ев не видел ника­ко­го опы­та, кро­ме ком­му­ни­сти­че­ско­го»
– Есть мне­ние, что Ком­пар­тию закры­ли пото­му, что совре­мен­ное руко­вод­ство стра­ны – это и есть та же самая Ком­пар­тия, толь­ко в про­филь. Она исполь­зу­ет те же самые при­е­мы в поли­ти­ке и эко­но­ми­ке, что и КПСС, и вме­сто того что­бы про­по­ве­до­вать эко­но­ми­ку рыноч­ную, ста­ра­лась оста­вать­ся соци­аль­ным госу­дар­ством. И вот к чему это в ито­ге при­ве­ло.
– Вооб­ще, если гово­рить откры­то, Назар­ба­ев не видел ника­ко­го дру­го­го опы­та, кро­ме ком­му­ни­сти­че­ско­го. И оха­и­вая Ком­пар­тию, ком­му­ни­сти­че­скую идео­ло­гию, пре­зи­дент все рав­но в ито­ге стал повто­рять то, что ему было извест­но рань­ше. Он создал такую же пар­тию, как КПСС. Дру­гой моде­ли он не зна­ет. Но срав­ни­те КПСС и «Нур Отан» хотя бы по одно­му пока­за­те­лю: сколь­ко, напри­мер, было осуж­де­но ком­му­ни­стов на выс­ших постах в тот момент, когда Назар­ба­ев воз­глав­лял Ком­пар­тию, и сколь­ко осуж­де­но сей­час «нуро­та­нов­цев». Это мно­го гово­рит о совре­мен­ных поли­ти­че­ских нра­вах.
– Но ведь эле­мен­ты ком­му­ни­сти­че­ско­го режи­ма – и не очень хоро­шие – все рав­но вид­ны нево­ору­жен­ным гла­зом. Напри­мер, 25-лет­нее прав­ле­ние Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. Или культ лич­но­сти, кото­рый, может, и поми­мо воли пре­зи­ден­та сфор­ми­ро­вал­ся, но все рав­но име­ет место быть. Види­мо, когда люди гово­рят, что сей­час тот же ком­му­низм, име­ют в виду имен­но это.
– Я в какой-то сте­пе­ни мне­ние кри­ти­ков ува­жаю. Но Назар­ба­ев 25 лет на вер­шине вла­сти нахо­дит­ся не пото­му, что заслу­жил, а пото­му, что не хочет отту­да ухо­дить. Я часто пишу о том, какие ошиб­ки мы сде­ла­ли, свер­нув с демо­кра­ти­че­ско­го пути раз­ви­тия. В пер­вой Кон­сти­ту­ции у нас было запи­са­но, что воз­раст­ной ценз для пре­зи­ден­та – 65 лет. Назар­ба­ев его убрал. Нор­му о том, что пре­зи­дент не может зани­мать пост боль­ше двух сро­ков под­ряд, он тоже убрал.
– Но насе­ле­нию это все нра­вит­ся. Посмот­ри­те на 97,7%.
– Давай­те мы не будем про­цен­ты счи­тать, посколь­ку это не реаль­ные ито­ги голо­со­ва­ния. Все это было нари­со­ва­но, и ана­ли­ти­ки сра­зу назы­ва­ли точ­ную циф­ру. Гово­рить, что 97% людей под­дер­жи­ва­ют пре­зи­ден­та – абсо­лют­ное заблуж­де­ние. Его ува­жа­ют и любят толь­ко бога­тые пред­ста­ви­те­ли наро­да: пре­зи­дент­ское окру­же­ние Назар­ба­е­ва, конеч­но, бого­тво­рит. Ну, еще его любят те, кому доста­ют­ся остат­ки с пре­зи­дент­ско­го сто­ла. А те, кто сидит без рабо­ты, без зар­пла­ты, без жилья, – пре­зи­ден­та вряд ли любят. И таких людей миллионы.

«Ком­му­низм – не част­ная идеология»

– Когда появи­лось реше­ние о лик­ви­да­ции пар­тии, в интер­не­те доста­точ­но боль­шое коли­че­ство ком­мен­та­то­ров обра­до­ва­лось это­му. По их логи­ке, КПК пред­став­ля­ла собой «сепа­ра­тист­скую ячей­ку» Рос­сии. Име­ет­ся в виду, что, слу­чись сей­час кон­фликт с Рос­си­ей, ком­му­ни­сты будут пер­вы­ми, кто откро­ет «вра­та горо­да» для вра­же­ских тан­ков.
– Это про­сто бред. Во-пер­вых, у ком­му­ни­стов нет такой воз­мож­но­сти участ­во­вать в кон­флик­тах. И потом, посмот­ри­те на наш состав пар­тии: она состо­ит во мно­гом из людей мое­го воз­рас­та и даже стар­ше. Есть, конеч­но, при­мер­но одна треть моло­дых чле­нов, но они тоже не име­ют воз­мож­но­сти «откры­вать воро­та».
И, по боль­шо­му сче­ту, ком­му­ни­сты не несут и реаль­ной угро­зы для вла­сти. Един­ствен­ное, чем они могут повли­ять на обще­ство – это ска­зать прав­ду наро­ду о реаль­ном поло­же­нии дел в стране. А поло­же­ние сей­час ахо­вое.
– Вы гово­ри­те, что Ком­пар­тия на треть состо­ит из моло­де­жи. Но есть общее мне­ние, что пар­тия без­на­деж­но ста­ра – в физио­ло­ги­че­ском смыс­ле. И поэто­му, соб­ствен­но, лик­ви­ди­ро­вать ее по суду было бес­смыс­лен­но: она ско­ро и так бы умер­ла.
– Если бы это так и было, наши про­тив­ни­ки так и посту­пи­ли бы. Это тоже выдум­ка людей, кото­рые хотят выслу­жить­ся перед режи­мом. К тому же треть моло­де­жи, о кото­рой я гово­рил, – это люди до 35 лет. Но еще одна треть – это люди до 60 лет, то есть те, кто реаль­но может вести поли­ти­че­скую рабо­ту. Да и тех, кто стар­ше 60, тоже нель­зя спи­сы­вать со сче­тов. Это не такие люди, кото­рые ниче­го не сооб­ра­жа­ют, а золо­той фонд пар­тии: Герои Совет­ско­го Сою­за, Герои тру­да, участ­ни­ки Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны. У нас в пар­тии под­ха­ли­мов и тех, кто пытал­ся решить какие-то свои про­бле­мы, не оста­лось. Оста­лись толь­ко те, кто борет­ся за наше с вами буду­щее.
– Послед­ний вопрос. Пар­тию закры­ли. Что даль­ше?
– Сей­час пар­тий­ные руко­во­ди­те­ли пода­ли жало­бу в Вер­хов­ный суд. От него добра тоже ждать, конеч­но, не надо. Но при этом важ­но все­гда пом­нить одну вещь: ком­му­низм – это не част­ная идео­ло­гия. И ваше поко­ле­ние рано или позд­но вста­нет перед выбо­ром: про­дол­жать кор­рум­пи­ро­ван­ное капи­та­ли­сти­че­ское прав­ле­ние или менять ситу­а­цию. И тогда вы точ­но наткне­тесь на поло­жи­тель­ные сто­ро­ны соци­а­лиз­ма. И даже если при Нур­сул­тане Аби­ше­ви­че нам не будут давать пути, потом воз­мож­но­сти для рабо­ты все рав­но появятся.

Читать ори­ги­нал статьи: 

Серик­бол­сын АБДИЛЬДИН: «Ком­му­низм пах­нет демократией»

архивные статьи по теме

Эксперты ООН призывают не преследовать протестующих

Editor

Плюрализм против пропаганды

DAT жалит и не умирает