-19 C
Астана
18 января, 2021
Image default

Сергей Дуванов / Откуда в Казахстане берутся недовольные?

Житель Алма­тин­ской обла­сти Олжас Туры­с­бе­ков стал инва­ли­дом после пыток в депар­та­мен­те поли­ции, куда попал по подо­зре­нию в кра­же ско­та, а его попыт­ка добить­ся ком­пен­са­ции от госу­дар­ства упер­лась в стену.

В июле 2016 года в ауле Бака­лы Алма­тин­ской обла­сти трое поли­цей­ских задер­жа­ли 26-лет­не­го Олжа­са Туры­с­бе­ко­ва, а затем в тече­ние суток под пыт­ка­ми выби­ва­ли из него при­зна­тель­ные пока­за­ния о кра­же скота…

По сло­вам мате­ри Олжа­са, она нашла сво­е­го сына в бес­со­зна­тель­ном состо­я­нии в Ала­коль­ском РОВД.

«Я при­е­ха­ла в РОВД, попа­ла на при­ем к руко­во­ди­те­лю, – гово­рит она. – Спер­ва он ска­зал, что ниче­го не зна­ет, через несколь­ко часов начал ругать мое­го сына. Потом я услы­ша­ла отчет­ли­вые сто­ны сына и поня­ла, что его пытают».

Как потом выяс­ни­лось, задер­жан­но­го били дубин­кой и нога­ми, в том чис­ле и по голо­ве, преду­смот­ри­тель­но набра­сы­вая на него оде­я­ло, что­бы не было вид­но сле­дов побоев.

После того как Олжа­су ста­ло совсем нев­мо­го­ту тер­петь побои, он под­пи­сал, не читая, все, что тре­бо­ва­ли истя­за­те­ли. Его выта­щи­ли в кори­дор, где он и поте­рял сознание.

Мать рас­ска­за­ла о том, как ей меша­ли вызвать «ско­рую помощь», как сын лежал на зем­ле во дво­ре поли­цей­ско­го участ­ка, но его не поз­во­ля­ли гос­пи­та­ли­зи­ро­вать. По ее сло­вам, поли­цей­ские в Ала­коль­ском рай­оне пре­пят­ство­ва­ли рабо­те меди­ков, и поэто­му ей при­шлось увез­ти сына в боль­ни­цу Сар­канд­ско­го района.

После года лече­ния Туры­с­бе­ков так и не смог пол­но­стью вос­ста­но­вить здоровье.

«Я мно­го лежал в боль­ни­цах, – рас­ска­зы­ва­ет сам Олжас, – почти год лечусь. Если чуть понерв­ни­чаю, то голо­ва болит, то руки и ноги неме­ют. Мне еще надо лечить­ся и лечиться».

После пыток, кото­рые ему при­шлось выне­сти в поли­ции, Олжас Туры­с­бе­ков обра­тил­ся в суд.

Но госу­дар­ство, как оно водит­ся, вста­ло на защи­ту сво­их «дер­жи­морд»: два раза закры­ва­ло уго­лов­ное дело про­тив них.

Одна­ко бла­го­да­ря вме­ша­тель­ству пра­во­за­щит­ни­ков, обес­пе­чив­ших юри­ди­че­скую помощь и пуб­лич­ную оглас­ку, уда­лось (ред­чай­ший слу­чай!) добить­ся осуж­де­ния тех, из-за кого чело­век поте­рял здо­ро­вье. В ито­ге поли­цей­ские, пытав­шие Олжа­са, при­го­во­ре­ны к трем годам лише­ния свободы.

После это­го постра­дав­ший предъ­явил иск к госу­дар­ству за поне­сен­ный им мате­ри­аль­ный и мораль­ный ущерб. Но, как извест­но, судить­ся с госу­дар­ством себе дороже.

Про­ку­рор, отста­и­вая госу­дар­ствен­ные инте­ре­сы, на каж­дом засе­да­нии дотош­но выпы­ты­ва­ла, на что, сколь­ко и когда было потра­че­но в рам­ках заяв­лен­ных мате­ри­аль­ных претензий.

Дошло до откро­вен­но­го изде­ва­тель­ства, когда на пяти судеб­ных засе­да­ни­ях про­ку­рор выяс­ня­ла, кому и за сколь­ко ист­цом были куп­ле­ны пирож­ки и солян­ки. Понят­но, что не может боль­ной, стра­да­ю­щий поте­рей памя­ти, вспом­нить, сколь­ко и когда он потра­тил в ходе судеб­но­го про­цес­са. Похо­же, на это и дела­ет­ся ставка.

И это еще не всё: чинов­ни­ки не могут дого­во­рить­ся, кто из них дол­жен ком­пен­си­ро­вать воз­ме­ще­ние вре­да, свя­зан­но­го с неза­кон­ны­ми дей­стви­я­ми госор­га­нов. В ДВД Алма­тин­ской обла­сти счи­та­ют, что выпла­та долж­на про­из­во­дить­ся напря­мую из рес­пуб­ли­кан­ско­го бюд­же­та, а Мин­фин пред­ла­га­ет выпла­ту денеж­ной ком­пен­са­ции про­из­ве­сти из средств ДВД. И этот спор гро­зит затя­нуть­ся надолго.

Устав от бюро­кра­ти­че­ской воло­ки­ты и уни­же­ний, Олжас высту­пил с заяв­ле­ни­ем, в кото­ром, рас­ска­зав о цинич­ном отно­ше­нии госу­дар­ства к граж­да­нам, постра­дав­шим от его поли­цей­ских, отка­зал­ся от мате­ри­аль­ных претензий.

На послед­нем судеб­ном засе­да­нии он ска­зал: «Я жил нор­маль­ной жиз­нью, учил­ся, рабо­тал на семей­ной фер­ме, соби­рал­ся жениться.

Я верил в госу­дар­ство, в кото­ром живу. Я стал жерт­вой пре­ступ­ле­ния имен­но со сто­ро­ны госу­дар­ства, госу­дар­ствен­ных органов.

Я постра­дал от людей, кото­рые наде­ле­ны пол­но­мо­чи­я­ми защи­щать, а не кале­чить и уни­жать. Я не раб и не скот, что­бы со мной так обра­щать­ся. Поли­цей­ские сут­ки изде­ва­лись надо мной, упи­ва­ясь сво­ей без­на­ка­зан­но­стью. Ком­мен­ти­руя, что им ниче­го не будет, а меня они сло­ма­ют. За что? За то, что им так захо­те­лось? Я не пре­ступ­ник! Я нико­гда не при­вле­кал­ся к ответ­ствен­но­сти, даже к адми­ни­стра­тив­ной за нару­ше­ние ПДД. Я верил в госу­дар­ство, в кото­ром живу, и верил в то, что оно раз­бе­рет­ся, защи­тит и нака­жет пре­ступ­ни­ков. Но госу­дар­ство вста­ло на сто­ро­ну поли­цей­ских, два­жды закры­вая уго­лов­ное дело. Мне при­шлось обра­щать­ся к пра­во­за­щит­ни­кам, в Коа­ли­цию про­тив пыток, нани­мать адво­ка­тов, для того что­бы дока­зать свое пра­во на сво­бо­ду от пыток. Я пла­тил свои день­ги, день­ги сво­ей семьи, для того что­бы дока­зать нару­ше­ние сво­их же прав. Если бы не пра­во­за­щит­ни­ки и адво­ка­ты, я так бы ниче­го не дока­зал, и госу­дар­ство бы не защи­ти­ло меня. Я в этом уве­рен. Я счи­тал, что прин­цип наше­го пра­во­су­дия – это вос­ста­но­ви­тель­ное пра­во. Пра­во­су­дие, где вос­ста­нав­ли­ва­ют­ся права.

Бла­го­да­ря сво­им пред­ста­ви­те­лям я добил­ся обви­ни­тель­но­го при­го­во­ра для поли­цей­ских. И наде­ял­ся, что вос­ста­но­вят мои мате­ри­аль­ные затра­ты и взы­щут мораль­ный ущерб, кото­рый мне необ­хо­дим для вос­ста­нов­ле­ния после пре­ступ­ле­ния. Для меня очень тяже­ло участ­во­вать в судеб­ном засе­да­нии, но мы посто­ян­но обсуж­да­ем с мои­ми пред­ста­ви­те­ля­ми, что было и что надо сде­лать к сле­ду­ю­ще­му про­цес­су. И все­гда сто­ят одни и те же вопро­сы: по тре­бо­ва­нию про­ку­ро­ра Джак­сыг­ель­ди­но­вой Д. С. надо вспом­нить, кто и сколь­ко соля­нок и пирож­ков съел и на каком процессе!

Я нахо­дил­ся в тяже­лом пси­хо­ло­ги­че­ском состо­я­нии, мне при­хо­ди­лось каж­дый раз пере­жи­вать в вос­по­ми­на­ни­ях те страш­ные часы, я нахо­дил­ся в болез­нен­ном состо­я­нии и поэто­му не пом­ню, на каком имен­но судеб­ном про­цес­се кто из адво­ка­тов, сви­де­те­лей или экс­пер­тов при­сут­ство­вал, и кто из них сколь­ко кушал. Для меня это очень уни­зи­тель­но. Поэто­му я отка­зы­ва­юсь от взыс­ка­ния мате­ри­аль­ных рас­хо­дов. Про­шу сво­их пред­ста­ви­те­лей вне­сти изме­не­ние в иско­вых требованиях».

Не знаю, ста­нет ли Олжас оппо­зи­ци­о­не­ром, но поче­му-то есть уве­рен­ность, что в его лице госу­дар­ство поте­ря­ло дове­рие и под­держ­ку. А бла­го­да­ря без­дар­ной и пре­ступ­ной рабо­те отдель­ных поли­цей­ских и пра­во­су­дия, сто­я­ще­го на защи­те инте­ре­сов госу­дар­ства, таких казах­стан­цев ста­но­вит­ся все больше.

Сер­гей Дува­нов — пуб­ли­цист и колум­нист Ц‑1 в Алматы

Источ­ник: https://centre1.com/

архивные статьи по теме

Ментам – аттестация, барыгам – праздник

Противостояние в Казахстане: Заявление Международной Конфедерации Профсоюзов

Суд Казахстана…