20 C
Астана
29 мая, 2024
Image default

Свободы в Казахстане нашлось всего на 22,6%

Поли­ти­че­ских прав у казах­стан­цев нет. Такой вывод мож­но сде­лать из заяв­ле­ния пра­во­за­щит­ни­ков, кото­рые мони­то­ри­ли испол­не­ние госу­дар­ством Наци­о­наль­но­го пла­на в обла­сти прав чело­ве­ка на 2009–2012 годы. По их дан­ным, нали­цо сплош­ные ухуд­ше­ния, а соглас­но неза­ви­си­мой экс­пер­ти­зе, выпол­не­но толь­ко 22,6% рекомендаций.

 

Автор: Свет­ла­на ГАВРИЛЕНКО

Казах­стан­ские пра­во­за­щит­ни­ки пре­зен­то­ва­ли ито­го­вый обзор по эффек­тив­но­сти выпол­не­ния мер в обла­сти защи­ты граж­дан­ских и поли­ти­че­ских прав и сво­бод казах­стан­цев. В ходе мони­то­рин­га выпол­не­ния реко­мен­да­ций нац­пла­на было отме­че­но ухуд­ше­ние ситу­а­ции с пра­ва­ми на сво­бо­ду объ­еди­не­ний, мыс­ли, сове­сти и религии.

Пло­хо обсто­ят дела и со сво­бо­дой мир­ных собра­ний и митин­гов, сво­бо­дой сло­ва и пра­вом на уча­стие в управ­ле­нии дела­ми госу­дар­ства. По сло­вам экс­пер­тов, нали­цо общая тен­ден­ция по огра­ни­че­нию основ­ных поли­ти­че­ских прав и сво­бод. При­чем уси­ли­лась она имен­но в годы реа­ли­за­ции плана.

Если гово­рить о циф­ре 22,6%, то и здесь не все глад­ко. Ока­за­лось, что даже выпол­нен­ные реко­мен­да­ции пла­на содер­жа­ли боль­шое коли­че­ство абстракт­ных поже­ла­ний, исклю­ча­ю­щих кон­крет­ные меро­при­я­тия, ответ­ствен­ных и их испол­ни­те­лей, а так­же сро­ки реа­ли­за­ции. Есте­ствен­но, что это изна­чаль­но пред­опре­де­ли­ло фор­маль­ный харак­тер этих реко­мен­да­ций и их выполнения.

«Отдель­ные реко­мен­да­ции пла­на не затра­ги­ва­ли основ­ных про­блем, име­ю­щих­ся как в зако­но­да­тель­стве, так и в пра­во­при­ме­ни­тель­ной прак­ти­ке Казах­ста­на в части обес­пе­че­ния прав и сво­бод граж­дан Казах­ста­на», — гово­рит­ся в ито­го­вом обзоре.

Про либе­ра­ли­за­цию луч­ше забыть

По сло­вам заме­сти­те­ля дирек­то­ра Цен­тра иссле­до­ва­ния пра­во­вой поли­ти­ки LPRC Татья­ны Зино­вич, реко­мен­да­ции наци­о­наль­но­го пла­на отно­си­тель­но задер­жа­ния подо­зре­ва­е­мо­го до сих пор не нашли отра­же­ния в УПК РК. Так­же не были опре­де­ле­ны поня­тия «задер­жа­ние подо­зре­ва­е­мо­го» и «момент фак­ти­че­ско­го задержания».

- Эти вопро­сы долж­ны были най­ти отра­же­ние в зако­но­да­тель­стве в первую оче­редь, но в ито­ге вопрос не решен и по сей день, — ска­за­ла она.

Экс­перт отме­ти­ла, что в наци­о­наль­ном плане есть реко­мен­да­ции, кото­рым, судя по все­му, не суж­де­но будет сбыться.

- Я гово­рю о базо­вой реко­мен­да­ции о пере­да­че в веде­ние Мини­стер­ства юсти­ции изо­ля­то­ров вре­мен­но­го содер­жа­ния, нахо­дя­щих­ся в веде­нии МВД, и о предо­став­ле­нии обще­ствен­ным наблю­да­тель­ным комис­си­ям пра­ва осу­ществ­лять про­вер­ки этих объ­ек­тов без пре­ду­пре­жде­ния. Пола­га­ем, что дан­ная реко­мен­да­ция уже не уви­дит свет в новом наци­о­наль­ном плане, о кото­ром сей­час так мно­го гово­рят, так как в послед­нее вре­мя мы видим толь­ко уже­сто­че­ние, — счи­та­ет г‑жа Зинович.

Со сво­бо­дой сло­ва ста­ло хуже

По сло­вам пред­се­да­те­ля Медий­но­го аль­ян­са Казах­ста­на Ади­ля Джа­ли­ло­ва, в обла­сти сво­бо­ды сло­ва не толь­ко не выпол­не­но боль­шин­ство реко­мен­да­ций нац­пла­на, но и наблю­да­ет­ся ухуд­ше­ние прак­ти­че­ски по всем направлениям.

- Так, несмот­ря на воз­ра­же­ния и кон­струк­тив­ную кри­ти­ку мест­ных экс­пер­тов и меж­ду­на­род­но­го сооб­ще­ства, при­нят неод­но­знач­ный закон о теле­ра­дио­ве­ща­нии. При этом так и не при­нят закон о досту­пе к инфор­ма­ции, несмот­ря на то что это пла­ни­ро­ва­лось еще в 2011 году, — отме­тил эксперт.

Он так­же напом­нил, что в Казах­стане до сих пор не огра­ни­че­ны сро­ки иско­вой дав­но­сти и раз­ме­ры исков по защи­те чести и досто­ин­ства, не декри­ми­на­ли­зо­ва­ны кле­ве­та и оскорб­ле­ние. При этом при­нят ряд зако­но­да­тель­ных актов, направ­лен­ных на огра­ни­че­ние прав граж­дан на полу­че­ние инфор­ма­ции (о тайне част­ной жиз­ни, наци­о­наль­ной без­опас­но­сти, «лиде­ре нации»), а так­же поправ­ки, при­рав­няв­шие интер­нет-ресур­сы к СМИ.

Впро­чем, пра­во­за­щит­ни­ки отме­ти­ли и поло­жи­тель­ную тен­ден­цию. Прав­да, все­го одну. По сло­вам руко­во­ди­те­ля инфор­ма­ци­он­но­го цен­тра Казах­стан­ско­го Меж­ду­на­род­но­го бюро по пра­вам чело­ве­ка и соблю­де­нию закон­но­сти Сер­гея Дува­но­ва, улуч­ше­ние ситу­а­ции есть по одно­му раз­де­лу — «Пра­ва ребенка».

- За 4 года рабо­ты, направ­лен­ной на улуч­ше­ние ситу­а­ции с пра­ва­ми и сво­бо­да­ми в Казах­стане, толь­ко в 8% — «Пра­ва ребен­ка» — ситу­а­ция улуч­ши­лась, — заявил он, заме­тив, что в осталь­ных слу­ча­ях она либо оста­лась на преж­нем уровне — 54%, либо ста­ла хуже — 38%.

Про­ня­ло даже авторов

Сер­гей Дува­нов заявил, что сего­дня Акор­да попа­ла в нехо­ро­шую ситу­а­цию, отно­сясь к нац­пла­ну как к ими­д­же­во­му про­ек­ту, осо­бо не тре­бу­ю­ще­му реа­ли­за­ции. А пра­во­за­щит­ник Евге­ний Жовтис в свою оче­редь отме­тил, что вла­сти не дела­ют для себя выво­дов из кри­ти­ки и про­дол­жа­ют закру­чи­вать гайки.

Любо­пыт­но, что и сами авто­ры нац­пла­на доволь­но скеп­ти­че­ски отзы­ва­ют­ся о казах­стан­ской систе­ме правосудия.

«Обви­ни­тель­ный уклон про­дол­жа­ет доми­ни­ро­вать при рас­смот­ре­нии уго­лов­ных дел. Кос­вен­ным под­твер­жде­ни­ем чему явля­ет­ся крайне ред­кое выне­се­ние оправ­да­тель­ных при­го­во­ров и сохра­не­ние в судей­ской сре­де осто­рож­но­го отно­ше­ния к подоб­ным слу­ча­ям… Наи­важ­ней­шим кри­те­ри­ем, исполь­зу­е­мым при оцен­ке спра­вед­ли­во­сти судеб­но­го слу­ша­ния, явля­ет­ся соблю­де­ние прин­ци­па равен­ства пол­но­мо­чий у защи­ты и обви­не­ния. Зако­но­да­тель­ство и пра­во­при­ме­ни­тель­ная прак­ти­ка в Рес­пуб­ли­ке Казах­стан пока­зы­ва­ют, что равен­ство пол­но­мо­чий сто­рон защи­ты и обви­не­ния пока не достиг­ну­то», — ука­зы­ва­ет­ся в нацплане.

Ори­ги­нал статьи:

Сво­бо­ды в Казах­стане нашлось все­го на 22,6%

архивные статьи по теме

Обновление Магнитского: лучшее оружие против новой угрозы безопасности

Editor

Задержания, оцепление и проверки: репортаж с места запланированного митинга в Алматы

Editor

Сайрагуль Сауытбай: «Я была вынуждена нарушить закон»

Editor