21 C
Астана
27 июля, 2021
Image default

Россия ничего плохого Казахстану не сделала

 

Паде­ние раке­ты-носи­те­ля “Протон‑М” вызва­ло нега­тив­ную реак­цию в казах­стан­ском обще­стве. К кон­суль­ству Рос­сии в Алма­ты вышли акти­ви­сты, кото­рые потре­бо­ва­ли созда­ния гос­ко­мис­сии по рас­сле­до­ва­нию при­чин и послед­ствий ава­рии и изме­не­ния усло­вий арен­ды Рос­си­ей кос­мо­дро­ма. Но како­ва реак­ция кон­суль­ства – об это в интер­вью редак­ции рас­ска­зал его гла­ва Вик­тор Завьялов…

 

Автор: Вале­рий НИКОЛАЕВ

 

Сре­ди акти­ви­стов были пре­зи­дент фон­да им. Болатха­на Тай­жа­на Мух­тар Тай­жан, а так­же поли­то­лог Айдос Сарым. Они жела­ли встре­тить­ся с рос­сий­ски­ми дипло­ма­та­ми и пере­дать им обра­ще­ние, под кото­рым под­пи­са­лись око­ло 20 граж­дан Казах­ста­на. Основ­ны­ми его тези­са­ми были тре­бо­ва­ния создать гос­ко­мис­сию по рас­сле­до­ва­нию при­чин и послед­ствий паде­ния раке­ты “Протон‑М” с после­ду­ю­щим опуб­ли­ко­ва­ни­ем их в СМИ, а так­же пре­кра­тить запуск рос­сий­ских ракет с Байконура.

Одна­ко пред­ста­ви­тель служ­бы охра­ны кон­суль­ства сооб­щил собрав­шим­ся, что все дипло­ма­ты заня­ты, и попро­сил оста­вить обра­ще­ние в поч­то­вом ящи­ке диппред­ста­ви­тель­ства. Такое пред­ло­же­ние вызва­ло очень эмо­ци­о­наль­ную реакцию.

- Ува­жа­е­мые жур­на­ли­сты, сей­час Рос­сия в лице сво­е­го пред­ста­ви­те­ля пока­за­ла, что это трус­ли­вое госу­дар­ство. Трус­ли­вая власть, кото­рая боит­ся общать­ся со сво­им стра­те­ги­че­ским парт­не­ром, доб­ро­со­сед­ским наро­дом, — бук­валь­но заявил г‑н Сарым.

Столь же жест­кие заяв­ле­ния после­до­ва­ли и от г‑на Тайжана.

- Сего­дня из ряда вон выхо­дя­щее собы­тие. 600 тонн геп­ти­ла… Там отрав­ле­ны зем­ля, воз­дух. Мяг­ко выра­жа­ясь, это очень невеж­ли­во, что к нам не вышли и не взя­ли наше пись­мо. Днем я лич­но зво­нил и дого­ва­ри­вал­ся, что у нас его возь­мут, — под­черк­нул собеседник.

Так поче­му не вышли к акти­ви­стам рос­сий­ские дипло­ма­ты и как они отнес­лись с про­те­стам казах­стан­цев? Об этом мы спро­си­ли у гене­раль­но­го кон­су­ла Рос­сии Вик­то­ра Завьялова.

- Вик­тор Вла­ди­ми­ро­вич, к сте­нам кон­суль­ства при­хо­ди­ла груп­па граж­дан, кото­рая таким обра­зом выра­зи­ла свой про­тест буду­щим пус­кам рос­сий­ских ракет с Бай­ко­ну­ра и целе­со­об­раз­но­сти раз­ме­ще­ния на тер­ри­то­рии Казах­ста­на рос­сий­ских воен­ных поли­го­нов. Они так­же оста­лись недо­воль­ны тем, что Вы не вышли к ним и не выслу­ша­ли их…

- Во-пер­вых, никто меня ни о чем не пре­ду­пре­ждал. Я пер­вый раз об этом слы­шу. У меня была встре­ча, и как толь­ко осво­бо­дил­ся, то был готов их при­нять. Поэто­му какие-либо пре­тен­зии — не совсем по адре­су. Как вы сами види­те, после встре­чи я сра­зу спу­стил­ся для беседы.

У нас про­изо­шла тра­ге­дия — взо­рва­лась раке­та. На арен­до­ван­ной тер­ри­то­рии. И теперь, как вы гово­ри­те, они при­хо­дят выра­жать про­тест в свя­зи с этим паде­ни­ем. Но вопрос в чем? Это арен­до­ван­ная Рос­си­ей тер­ри­то­рия, то есть тра­ге­дия про­изо­шла на рос­сий­ской тер­ри­то­рии. Нам повез­ло, что не было жертв.

Я думаю, было бы пра­виль­нее, если бы люди при­шли выра­зить сожа­ле­ние, так ска­зать. А они про­тест выражают.

Есть меж­го­су­дар­ствен­ное согла­ше­ние, в соот­вет­ствии с кото­рым мы рабо­та­ем на кос­мо­дро­ме. Конеч­но, прой­дет вре­мя, мы постро­им свой кос­мо­дром и оста­вим ком­плекс Бай­ко­нур Казах­ста­ну. А пока мы рабо­та­ем в рам­ках меж­го­су­дар­ствен­но­го согла­ше­ния. И если г‑ну Тай­жа­ну что-тоне нра­вит­ся, ему надо обра­щать­ся к пре­зи­ден­ту или в пар­ла­мент и дру­гие госор­га­ны Казах­ста­на. А при­хо­дить к гене­раль­но­му кон­суль­ству, выра­жать про­тест — не совсем правильно.

- Хоте­лось бы пару вопро­сов задать по пово­ду самой ава­рии. Отно­си­тель­но воз­мож­но­го раз­ме­ра эко­ло­ги­че­ско­го ущерба?

- Я не тех­нарь и точ­ных цифр ска­зать не могу. Извест­но, что это самая тяже­лая раке­та, кото­рая име­ет­ся у Рос­сии. Она име­ла три спут­ни­ка систе­мы ГЛОНАСС. Пред­по­ло­жи­тель­но, один из дви­га­те­лей не сра­бо­тал. Более точ­ной инфор­ма­ции у меня нет.

- Есть ли риск обшир­но­го зара­же­ния почв, вод и воздуха?

- Вы на Бай­ко­ну­ре были?

- Нет.

- Я был на пус­ко­вой пло­щад­ке. Там это настоль­ко серьез­ное зре­ли­ще, что смот­реть на него мож­но лишь на рас­сто­я­нии в несколь­ко кило­мет­ров. А вы може­те себе пред­ста­вить, что она в 1 км упа­ла от стар­то­вой площадки?

- Сей­час появи­лась инфор­ма­ция, что на Бай­ко­нур дви­жет­ся серое облако…

- Мне кажет­ся, не будет ниче­го страш­но­го… Во вся­ком слу­чае, за послед­ствия будет отве­чать Рос­сия, посколь­ку ава­рия про­изо­шла на арен­до­ван­ной ею тер­ри­то­рии. Я не спе­ци­а­лист, конеч­но, но что это будет сде­ла­но сила­ми Рос­сии — безусловно.

- А Вы под­твер­жда­е­те, что жите­лям, в част­но­сти Бай­ко­ну­ра, запре­ща­ют выхо­дить и насто­я­тель­но сове­ту­ют закрыть окна и двери?

- Я не вла­дею такой инфор­ма­ци­ей. Но хочу отме­тить, что с рос­сий­ской сто­ро­ны будут при­ня­ты все меры по мини­ми­за­ции послед­ствий паде­ния раке­ты. В этом в первую оче­редь заин­те­ре­со­ва­на сама Рос­сия, как и Казах­стан. Сама по себе раке­та — отра­бо­та­на, она надеж­ная, если гово­рить о ее кон­струк­тор­ских харак­те­ри­сти­ках. Но в этом слу­чае, види­мо, кто-то что-то недосмотрел.

- Наде­юсь, она была застрахована?

- Поте­ри боль­шие, конеч­но. Это же послед­ний акт — запуск. Это рабо­та десят­ков и сотен пред­при­я­тий. Глав­ное, что не было люд­ских потерь.

(К сло­ву, стра­хо­вая ком­па­ния “Евра­зия” участ­во­ва­ла в пере­стра­хо­ва­нии граж­дан­ско-пра­во­вой­о­т­вет­ствен­но­сти раке­ты на слу­чай нане­се­ния вре­да тре­тьим лицам, сооб­щил редак­ции андер­рай­тер по кос­ми­че­ским рис­кам СК Вла­ди­слав Порт­ной. При этом собе­сед­ник отка­зал­ся назы­вать сум­му и раз­мер взя­тых ком­па­ни­ей обя­за­тельств по пере­стра­хо­ва­нию рис­ка. Но под­черк­нул, что само паде­ние раке­ты не явля­ет­ся стра­хо­вым слу­ча­ем — авт.)

В послед­нее вре­мя меж­ду Рос­си­ей и Казах­ста­ном были замет­ны тре­ния по вопро­су исполь­зо­ва­ния кос­мо­дро­ма. Вы види­те воз­мож­ные изме­не­ния в отно­ше­ни­ях в кос­ми­че­ской отрас­ли после этой аварии?

- Да нет, конеч­но. Пус­ки как про­хо­ди­ли, так и будут про­во­дить­ся. Были опре­де­лен­ные тре­ния, но сей­час все вопро­сы сня­ты. Конеч­но, это боль­шая тра­ге­дия. Пони­ма­е­те, осво­е­ние нау­ки и кос­мо­са не все­гда идет глад­ко, как мы все это­го хотим. Никто не гаран­ти­ру­ет, что ниче­го не слу­чит­ся, это мы наблю­да­ем во всем мире.

Что каса­ет­ся про­те­ста у стен рос­сий­ско­го кон­суль­ства. Вы лич­но гото­вы вый­ти к людям?Г‑н Тай­жан заве­рял, что он пре­ду­пре­ждал кон­суль­ство Рос­сии о сво­ем визи­те. Назвал Ваш невы­ход не совсем дру­же­ствен­ным актом…

- Ради бога. Я бы не ска­зал, что это было про­яв­ле­ни­ем недру­же­ствен­но­го акта с нашей сто­ро­ны. Его эмо­ции понят­ны. Если он хочет, то пусть при­хо­дит, я готов с ним пого­во­рить и, что вхо­дит в мою ком­пе­тен­цию, ему рас­ска­жу и на вопро­сы отве­чу. Мы зна­ем, кто такой г‑н Тай­жан. Его взгля­ды нам понят­ны. Но надо все делать в циви­ли­зо­ван­ных рам­ках. Я, напри­мер, не знал о его пла­нах вый­ти к зда­нию кон­суль­ства. Меня никто не пре­ду­пре­ждал. А что он хотел ска­зать, мне не совсем понят­но. Тра­ге­дия про­изо­шла, но вдруг появ­ля­ют­ся лозун­ги об осво­бож­де­нии Бай­ко­ну­ра. Но тако­го же не бывает.

- Участ­ни­ки про­тестной акции так­же заяв­ля­ли о необ­хо­ди­мо­сти созда­ния меж­стра­но­вой комис­сии по рас­сле­до­ва­нию этой ава­рии. Вы при­вет­ству­е­те этот вари­ант и насколь­ко это возможно?

- Я не упол­но­мо­чен такие вещи решать. Если будет необ­хо­ди­мость, рас­смот­рим — поче­му бы и нет. Там же про­жи­ва­ют и каза­хи, и рус­ские. Там суще­ству­ют две адми­ни­стра­ции. Надо все­гда ори­ен­ти­ро­вать­ся на пози­тив. Мы же не вра­ги друг дру­гу. Как угод­но мож­но отно­сить­ся к Рос­сии, но за всю свою исто­рию Рос­сия ниче­го пло­хо­го Казах­ста­ну не сде­ла­ла. Мы сосе­ди и нас мож­но любить.

архивные статьи по теме

«Правило 61»

Полиция страдает, а депутаты дерутся

Интеграции нет, есть дезинтеграция