17 C
Астана
10 августа, 2022
Image default

Роковой исход иска Казкоммерцбанка

49-лет­ний алма­тин­ский пред­при­ни­ма­тель Таир Кал­ды­ба­ев, один из осуж­дён­ных фигу­ран­тов дела о пуб­ли­ка­ции пред­по­ло­жи­тель­но заказ­ных ста­тей о Каз­ком­мерц­бан­ке на оппо­зи­ци­он­ных сай­тах «Рес­пуб­ли­ка» и Nakanune.kz, вече­ром 5 июля был най­ден пове­шен­ным в каме­ре след­ствен­но­го изо­ля­то­ра Алма­ты (СИ‑1).

Ранее имя пред­при­ни­ма­те­ля Таи­ра Кал­ды­ба­е­ва не было извест­но обще­ствен­но­сти. Во вре­мя суда по иску Каз­ком­мерц­бан­ка адво­ка­ты Кал­ды­ба­е­ва про­си­ли не писать о нем, и тем более не фото­гра­фи­ро­вать его. Не в послед­нюю оче­редь имен­но поэто­му в пуб­ли­ка­ци­ях по это­му делу боль­ше вни­ма­ния уде­ля­лось оппо­зи­ци­он­но­му жур­на­ли­сту Гузяль Бай­да­ли­но­вой. Одна­ко имен­но с фигу­рой Таи­ра Кал­ды­ба­е­ва были свя­за­ны основ­ные интри­ги судеб­но­го дела, кото­рые теперь, в све­те его гибе­ли, при­об­ре­та­ют жут­кий оттенок.

5 ИЮЛЯ

Сооб­ща­ет­ся, что при­чи­ной гибе­ли Таи­ра Кал­ды­ба­е­ва пред­по­ло­жи­тель­но явля­ет­ся суи­цид. Его нашли пове­шен­ным вече­ром того же дня, когда в пер­вой его поло­вине неожи­дан­но пере­нес­ли рас­смот­ре­ние в Алма­тин­ском город­ском суде его и Гузяль Бай­да­ли­но­вой апел­ля­ци­он­ных жалоб — с 5 на 12 июля.

Сотруд­ни­ки депар­та­мен­та уго­лов­но-испол­ни­тель­ной систе­мы Алма­ты ранее репор­те­ру Азатты­ка неофи­ци­аль­но сооб­щи­ли, что Таи­ра Кал­ды­ба­е­ва яко­бы нашли пове­шен­ным 5 июля в 17 часов 40 минут в каме­ре, где он «ока­зал­ся нена­дол­го один» при его «пере­се­ле­нии» в дру­гую каме­ру след­ствен­но­го изо­ля­то­ра. «Пере­се­ле­ние» было нача­то яко­бы в свя­зи с тем, что при­го­вор Кал­ды­ба­е­ву дол­жен был на днях всту­пить в закон­ную силу и поэто­му он дол­жен был нахо­дить­ся в каме­ре толь­ко с осуж­дён­ны­ми. Гово­рят, что ранее он вел себя спо­кой­но и ника­ких суи­ци­даль­ных наклон­но­стей не проявлял.

Пока нет отве­тов на вопро­сы о том, поче­му Таи­ра Кал­ды­ба­е­ва нача­ли «пере­се­лять» за неде­лю до вхож­де­ния при­го­во­ра в закон­ную силу, поче­му «пере­се­ле­ние» нача­ли имен­но с него и что озна­ча­ет то, что его оста­ви­ли «нена­дол­го одного».

Ни гене­раль­ная про­ку­ра­ту­ра, ни МВД, ни коми­тет уго­лов­но-испол­ни­тель­ной систе­мы (КУИС) до сих пор — на момент под­го­тов­ки ста­тьи — не сооб­щи­ли о гибе­ли Таи­ра Кал­ды­ба­е­ва. Руко­во­ди­тель пресс-служ­бы КУИС пол­ков­ник Галым­жан Хасе­нов гово­рит, что читал на Азатты­ке об этом про­ис­ше­ствии, содер­жа­ние этой пуб­ли­ка­ции не опро­вер­га­ет. Он заявил Азатты­ку, что про­во­дит­ся рас­сле­до­ва­ние, одна­ко делать какие-либо выво­ды преждевременно.

В день обна­ру­же­ния его пове­шен­ным, 5 июля, жур­на­лист­ское сооб­ще­ство ожи­да­ло осво­бож­де­ния апел­ля­ци­он­ным судом дру­го­го фигу­ран­та это­го дела, Гузяль Бай­да­ли­но­вой. Она была при­го­во­ре­на к полу­то­ра годам тюрь­мы. Но в июне Каз­ком­мерц­банк вдруг высту­пил с сен­са­ци­он­ным заяв­ле­ни­ем о том, что про­ща­ет Бай­да­ли­но­вой долг в 19 мил­ли­о­нов 900 тысяч тен­ге (100 тысяч тен­ге она пере­чис­ли­ла бан­ку) и даже хода­тай­ству­ет перед апел­ля­ци­он­ным судом о выне­се­нии в отно­ше­нии нее нака­за­ния, не свя­зан­но­го с лише­ни­ем свободы.

Оппозиционный журналист Гузяль Байдалинова на скамье подсудимых в суде по иску Казкоммерцбанка. Алматы, 16 мая 2016 года.

Оппо­зи­ци­он­ный жур­на­лист Гузяль Бай­да­ли­но­ва на ска­мье под­су­ди­мых в суде по иску Каз­ком­мерц­бан­ка. Алма­ты, 16 мая 2016 года.

Одна­ко апел­ля­ци­он­ный суд был пере­не­сен на 12 июля, а вече­ром 5 июля Кал­ды­ба­ев был най­ден повешенным.

На вопрос, будет ли рас­смат­ри­вать­ся 12 июля в Алма­тин­ском город­ском суде апел­ля­ци­он­ная жало­ба Таи­ра Кал­ды­ба­е­ва, его адво­кат Сапар Амир­та­ев отве­ча­ет утвер­ди­тель­но, посколь­ку жало­ба пода­на и она не ото­зва­на. Того же мне­ния при­дер­жи­ва­ет­ся и адво­кат Инес­са Киси­ле­ва, кото­рая защи­ща­ет Гузяль Байдалинову.

Через два дня после гибе­ли Таи­ра Кал­ды­ба­е­ва Каз­ком­мерц­банк в сво­ем заяв­ле­нии пишет, что «даже если суд нашел бы смяг­ча­ю­щие обсто­я­тель­ства толь­ко для жур­на­ли­ста, а апел­ля­цию заказ­чи­ка пре­ступ­ле­ния Таи­ра Кал­ды­ба­е­ва оста­вил без удо­вле­тво­ре­ния, по дого­во­рен­но­сти с пред­ста­ви­те­ля­ми обще­ствен­но­сти, банк немед­лен­но запу­стит про­цесс мир­но­го уре­гу­ли­ро­ва­ния и напря­мую будет хода­тай­ство­вать о смяг­че­нии при­го­во­ра в отно­ше­нии Таи­ра Калдыбаева».

144 МИЛЛИОНА 235 ТЫСЯЧ ТЕНГЕ

В свя­зи с гибе­лью Таи­ра Кал­ды­ба­е­ва Каз­ком­мерц­банк выра­зил собо­лез­но­ва­ние и сооб­щил о реше­нии «пере­дать всю сум­му воз­ме­щен­но­го Таи­ром Кал­ды­ба­е­вым мате­ри­аль­но­го ущер­ба в раз­ме­ре 144 мил­ли­о­нов 235 тысяч тен­ге — его семье». Ранее Каз­ком­мерц­банк отка­зы­вал­ся при­зна­вать, что ответ­чик Таир Кал­ды­ба­ев воз­ме­стил бан­ку мате­ри­аль­ный ущерб. На суде под­су­ди­мый Кал­ды­ба­ев утвер­ждал, что пере­чис­лил бан­ку сум­му в 144 мил­ли­о­на 235 тысяч тен­ге. Пред­ста­ви­те­ли же Каз­ком­мерц­бан­ка заяв­ля­ли, что день­ги пере­чис­ле­ны на теку­щий счет, а не на депо­зит бан­ка. Было назва­но еще одно осно­ва­ние: день­ги были пере­чис­ле­ны бан­ку адво­ка­том Сапа­ром Амир­та­е­вым. Его под­за­щит­ный Кал­ды­ба­ев нахо­дил­ся в тот пери­од в СИЗО. Из чего делал­ся вывод, что эти день­ги при­над­ле­жа­ли не Кал­ды­ба­е­ву и что отпра­вив­ший их Амир­та­ев может в любое вре­мя ото­звать их из банка.

Судья Алмалинского районного суда Нариман Бегалиев после оглашения приговора в отношении Таира Калдыбаева и Гузяль Байдалиновой. Алматы, 23 мая 2016 года.

Судья Алма­лин­ско­го рай­он­но­го суда Нари­ман Бега­ли­ев после огла­ше­ния при­го­во­ра в отно­ше­нии Таи­ра Кал­ды­ба­е­ва и Гузяль Бай­да­ли­но­вой. Алма­ты, 23 мая 2016 года.

Судья Алма­лин­ско­го рай­он­но­го суда Нари­ман Бега­ли­ев, каза­лось, был скло­нен засчи­тать эти пере­чис­лен­ные день­ги воз­ме­ще­ни­ем Таи­ром Кал­ды­ба­е­вым ущер­ба бан­ку. Он зате­ял целую пере­пис­ку меж­ду Кал­ды­ба­е­вым и бан­ком — посколь­ку юри­сты, пред­став­ля­ю­щие инте­ре­сы бан­ка в суде, утвер­жда­ли, что не обла­да­ют пол­но­мо­чи­я­ми о при­ня­тии реше­ния за банк в отно­ше­нии пере­чис­лен­ной сум­мы. Судья так­же взял у Кал­ды­ба­е­ва рас­пис­ку в том, что тот про­сит банк счи­тать пере­чис­лен­ную им сум­му в каче­стве ком­пен­са­ции и обя­зу­ет­ся не отзы­вать из бан­ка эту сумму.

Одна­ко в при­го­во­ре, выне­сен­ном 23 мая судьей Бега­ли­е­вым, гово­ри­лось, что вне­сен­ная Кал­ды­ба­е­вым сум­ма не явля­ет­ся воз­ме­ще­ни­ем ущер­ба бан­ку по при­чине того, что эта сум­ма вне­се­на не им лич­но, а его адво­ка­том. Его осу­ди­ли на четы­ре с поло­ви­ной года тюрь­мы. После при­го­во­ра Таир Кал­ды­ба­ев выгля­дел обма­ну­тым и оза­бо­чен­ным. Ему при­шлось успо­ка­и­вать жену Лилию, кото­рая не мог­ла сдер­жать слез.

Адво­кат Сапар Амир­та­ев гово­рит, что ему из бан­ка не посту­па­ло офи­ци­аль­но­го доку­мен­та о том, что Таир Кал­ды­ба­ев «пол­но­стью воз­ме­стил бан­ку мате­ри­аль­ный ущерб».

Журналист Махамбет Ауезов, свидетель по делу о публикации предположительно заказных статей о Казкоммерцбанке на сайтах «Республика» и Nakanune.kz.

Жур­на­лист Махам­бет Ауе­зов, сви­де­тель по делу о пуб­ли­ка­ции пред­по­ло­жи­тель­но заказ­ных ста­тей о Каз­ком­мерц­бан­ке на сай­тах «Рес­пуб­ли­ка» и Nakanune.kz.

Каз­ком­мерц­банк так­же пишет, что «совсем недав­но ста­ло извест­но о его тяже­лой болез­ни и про­бле­мах со здо­ро­вьем у одной из его доче­рей». Об этом во вре­мя суда Кал­ды­ба­ев и его адво­ка­ты не толь­ко гово­ри­ли, но и пред­став­ля­ли суду меди­цин­ские справ­ки. Тогда это не было засчи­та­но судьей как осно­ва­ние для выне­се­ния ему нака­за­ния, не свя­зан­но­го с лише­ни­ем свободы.

Теперь Каз­ком­мерц­банк пишет, что Таир Кал­ды­ба­ев «при­знал свою вину, рас­ка­ял­ся и пол­но­стью воз­ме­стил бан­ку мате­ри­аль­ный ущерб».

Во вре­мя суда Таир Кал­ды­ба­ев, его жена и три его адво­ка­та отка­зы­ва­лись от обще­ния с прес­сой. Его вдо­ва, Лилия Кал­ды­ба­е­ва, сама позво­ни­ла 7 июля репор­те­ру Азаттыка.

— Я про­шу вас напи­сать, что он был заме­ча­тель­ный чело­век, что люди ухо­дят очень хоро­шие, стра­на теря­ет заме­ча­тель­ных людей. Без вуль­гар­но­сти. Про­сто, что он заме­ча­тель­ный чело­век… Если будут такие ухо­дить, обед­не­ет стра­на. Мы оси­ро­те­ли, не толь­ко я оси­ро­те­ла — вся наша семья, всё окру­же­ние. Где бы он ни был, он вез­де свет нес. Он был щед­рый, заме­ча­тель­ный чело­век. Для чего его надо было так загно­бить, для чего надо было им это сде­лать? — вопро­ша­ет сквозь рыда­ния Лилия Калдыбаева.

Журналист Рафаэль Балгин, свидетель по делу о публикации предположительно заказных статей о Казкоммерцбанке на сайтах «Республика» и Nakanune.kz.

Жур­на­лист Рафа­эль Бал­гин, сви­де­тель по делу о пуб­ли­ка­ции пред­по­ло­жи­тель­но заказ­ных ста­тей о Каз­ком­мерц­бан­ке на сай­тах «Рес­пуб­ли­ка» и Nakanune.kz.

В деле по иску Каз­ком­мерц­бан­ка фигу­ри­ро­ва­ли еще два алма­тин­ских жур­на­ли­ста Рафа­эль Бал­гин и Махам­бет Ауе­зов, пере­ве­ден­ные из подо­зре­ва­е­мых в раз­ряд сви­де­те­лей. С Ауе­зо­вым, с кото­рым, по вер­сии суда, Таир Кал­ды­ба­ев непо­сред­ствен­но кон­так­ти­ро­вал, свя­зать­ся не уда­лось. Дру­гой быв­ший фигу­рант дела, жур­на­лист Рафа­эль Бал­гин, гово­рит, что у него умер­ла тетя и поэто­му в бли­жай­шие дни он занят реше­ни­ем свя­зан­ных с этим тра­ур­ных орга­ни­за­ци­он­ных вопро­сов. Ранее, после осво­бож­де­ния из СИЗО Алма­ты после «дея­тель­но­го рас­ка­я­ния», на пресс-кон­фе­рен­ции в Алма­ты Бал­гин ска­зал, что Кал­ды­ба­ев — мало­из­вест­ный, но очень состо­я­тель­ный чело­век, что у него акти­вы в сфе­ре недви­жи­мо­сти и биз­нес, свя­зан­ный яко­бы с месторождениями.

Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Как Астана защитит себя от последствий новых санкций США против РФ

Editor

Зачем Иран вдруг вспомнил о Nabucco?

Казахстан за выборы получил «единицу»