fbpx

Розлана Таукина: меня отвлекают от защиты Мамая

— Роз­ла­на, ста­ло извест­но о вашем пре­сле­до­ва­нии. Кто подал иск и что ста­ло пово­дом?

— Три меся­ца я воз­глав­ляю коми­тет по защи­те жур­на­ли­ста и глав­но­го редак­то­ра газе­ты «Три­бу­на. Сая­си калам» Жан­бо­ла­та Мамая. Коми­тет актив­но рабо­та­ет: мы встре­ча­ем­ся с руко­во­ди­те­ля­ми пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, выра­жая оза­бо­чен­ность без­опас­но­стью Жан­бо­ла­та Мамая, устра­и­ва­ем пике­ты, про­во­дим акции в интер­не­те. В «Мамай­фе­сте» при­ня­ло уча­стие 30 000 чело­век, это гово­рит, что у жур­на­ли­ста боль­шая народ­ная под­держ­ка.

Но в послед­нее вре­мя я чув­ствую, что меня посто­ян­но пыта­ют­ся отвлечь. Три неде­ли назад на меня подал иск дом вете­ра­нов Алма­ты за ста­тью «Казен­ный дом уни­зи­тель­ной ста­ро­сти» на сай­те rezonans.kz, кото­рая вышла в янва­ре 2017 года. В суде мою сто­ро­ну пред­став­ля­ли Рама­зан Есер­ге­пов от фон­да «Жур­на­ли­сты в беде», обще­ствен­ный дея­тель Мар­жан Аспан­ди­я­ро­ва и пра­во­за­щит­ни­ки Меж­ду­на­род­но­го бюро по пра­вам чело­ве­ка. После пер­вых двух засе­да­ний дирек­тор и юрист дома вете­ра­нов напи­са­ли заяв­ле­ние с прось­бой оста­вить иск без рас­смот­ре­ния, отка­зав­шись от пре­тен­зий ко мне, как жур­на­ли­сту и к пра­во­за­щит­ни­це Вик­то­рии Баже­но­вой, кото­рая сня­ла все нару­ше­ния прав ста­ри­ков на видео.

Не успе­ли мы вздох­нуть, как с 4 мая нача­лась ата­ка на сайт rezonans.kz. Не из-за кон­тен­та, а из-за мое­го при­сут­ствия. И вот, 11 мая мне позво­ни­ла сек­ре­тарь Бостан­дык­ско­го суда Диа­на и сооб­щи­ла, что 15 мая в 11.30 меня вызы­ва­ют на пер­вое засе­да­ние по рас­смот­ре­нию иска заме­сти­те­ля Алма­лин­ско­го аки­ма­та Алма­ты Ерме­ка Бесе­уова, кото­рый тре­бу­ет опро­вер­же­ния ста­тьи «Дом с химе­ра­ми», опуб­ли­ко­ван­ной 20 сен­тяб­ря 2016 года. Ока­зы­ва­ет­ся, он вдруг решил через суд опро­верг­нуть кри­ти­ку в свой адрес.

— Чего хочет от вас истец?

— Чинов­ник тре­бу­ет опро­вер­же­ния всей ста­тьи. В любом слу­чае, он не назвал фраг­мент, кото­рый его не устра­и­ва­ет. Озву­чен­ные фак­ты по дому, в кото­ром пол­но нару­ше­ний, под­твер­жде­ны офи­ци­аль­ны­ми отве­та­ми гос­учре­жде­ний Казах­ста­на. Воз­мож­но, я ошиб­лась в дате его рабо­ты в про­ку­ра­ту­ре, но он там рабо­тал годом рань­ше или поз­же! Так и не поня­ла, что имен­но он тре­бу­ет опро­верг­нуть.

Как счи­та­е­те, кто сто­ит за ним?

— Я свя­зы­ваю все иски со сво­ей дея­тель­но­стью по защи­те неви­нов­но­го Мамая. Жур­на­ли­ста поса­ди­ли в тюрь­му, что­бы он не под­ни­мал акту­аль­ные и ост­рые темы, вол­ну­ю­щие казах­стан­ское обще­ство и не при­зы­вал народ защи­щать зем­лю. Обви­не­ние в отмы­ва­нии каких-то денег мы счи­та­ем сфаб­ри­ко­ван­ным и несо­сто­я­тель­ным. С Жан­бо­ла­том не про­из­во­дят ника­ких про­цес­су­аль­ных дей­ствий. Про­сто изо­ли­ро­ва­ли от обще­ства и все.

А кто может сто­ять за чинов­ни­ком тако­го ран­га? Заод­но сооб­щу, что супру­га это­го обид­чи­во­го чинов­ни­ка явля­ет­ся судьей Алма­лин­ско­го рай­о­на и име­ет кол­лег-подруг в дру­гих рай­он­ных судах горо­да… Посмот­рим, может ли отдель­ный судья вли­ять на ход раз­би­ра­тель­ства дру­го­го судьи? Мы будем осве­щать судеб­ный про­цесс. Толь­ко глас­ность помо­жет нам най­ти спра­вед­ли­вость.

Я не пони­маю, поче­му жур­на­лист не име­ет пра­во кри­ти­ко­вать чинов­ни­ка, кото­рый, полу­чив сиг­на­лы о нару­ше­ни­ях, не пред­при­ни­ма­ет меры по вос­ста­нов­ле­нию закон­но­сти, а сра­зу пода­ет за кри­ти­ку в суд. Чест­но при­зна­юсь, что чинов­ник про­сил опуб­ли­ко­вать опро­вер­же­ние. Но мы отка­за­лись, пото­му что его опро­вер­же­ние не соот­вет­ство­ва­ло истине. И он пытал­ся опро­верг­нуть то, о чем мы не писа­ли.

— Что може­те ска­зать о Ddos-ата­ках, в чем их при­чи­на, по ваше­му мне­нию?

— Мы сде­ла­ли запрос в Казахте­ле­ком, но они откре­сти­лись, но сооб­щи­ли, что ата­ка идет от сто­рон­ней орга­ни­за­ции внут­ри Казах­ста­на. Я напи­са­ла сего­дня пись­мо мини­стру Аба­е­ву с прось­бой выяс­нить орга­ни­за­то­ров и при­чи­ну. Хотя уже понят­но, какое ведом­ство себе поз­во­ля­ет такие шало­сти.

— Как вы оце­ни­ва­е­те ситу­а­цию со сво­бо­дой сло­ва в Казах­стане сего­дня?

— В Казах­стане сего­дня прак­ти­че­ски зачи­ще­но инфор­ма­ци­он­ное поле, в кото­ром нет места плю­ра­лиз­му мне­ний, сво­бо­де сло­ва и ина­ко­мыс­лию. Оппо­зи­ци­он­ных жур­на­ли­стов мож­но посчи­тать по паль­цам, СМИ по еди­ни­цам. Сего­дня заты­ка­ют рот бло­ге­рам и пра­во­за­щит­ни­кам. Кажет­ся, доби­ва­ют­ся от наро­да, что­бы он был глу­хим, немым и совер­шен­но бес­прав­ным. Вытес­ня­ют из стра­ны всех несо­глас­ных.

— Жан­бо­лат Мамай аре­сто­ван, не бои­тесь ли вы тако­го исхо­да для себя?

— В этой жиз­ни никто ни от чего не застра­хо­ван. И участь быть изо­ли­ро­ван­ным для жур­на­ли­ста в Казах­стане — не новость. Я явля­юсь пред­ста­ви­те­лем «Репор­те­ров без гра­ниц» в Казах­стане, воз­глав­ляю Феде­ра­цию рав­но­прав­ных жур­на­ли­стов, кото­рая вхо­дит в состав Меж­ду­на­род­ной феде­ра­ции жур­на­ли­стов.

Это поз­во­ля­ет моим парт­не­рам не толь­ко защи­щать казах­стан­ских жур­на­ли­стов, нахо­дя­щих­ся в опас­но­сти. Но не спа­са­ет от жест­кой зачист­ки, кото­рая с каж­дым годом уси­ли­ва­ет­ся. Нель­зя пре­вра­щать­ся в немой камень. Пока жур­на­ли­сты рабо­та­ют, люди полу­ча­ют инфор­ма­цию и фор­ми­ру­ют обще­ствен­ное мне­ние. Народ дав­но пере­стро­ил­ся, осво­бо­дил­ся и рас­кре­по­стил­ся настоль­ко, что его обрат­но под общую дуду не заго­нишь. Роп­тать будет вовсе не шепо­том.

Ори­ги­нал ста­тьи: Бәсе http://base-kz.info/