fbpx

Революция – реакция общества на несправедливость?


Пре­зи­дент НАЗАРБАЕВ в заяв­ле­нии, опуб­ли­ко­ван­ном после тер­ак­тов в Акто­бе, ска­зал: «Мы все зна­ем, что так назы­ва­е­мые цвет­ные рево­лю­ции име­ют раз­лич­ные мето­ды и начи­на­ют­ся с наду­ман­ных митин­гов, убийств, стрем­ле­ния захва­тить власть. Эти при­зна­ки про­яви­лись и у нас. В стра­нах мира, где про­шло такое, сего­дня нет ни госу­дар­ства, ни ста­биль­но­сти, там царят нище­та и бан­ди­тизм, созда­ны усло­вия для появ­ле­ния экс­тре­ми­стов и тер­ро­ри­стов».
В свя­зи с этим мы реши­ли задать извест­ным экс­пер­там сле­ду­ю­щие вопро­сы:

— Заме­ти­ли ли вы при­зна­ки «цвет­ной рево­лю­ции» после земель­ных про­те­стов? Поче­му власть пола­га­ет, что мир­ные митин­ги неми­ну­е­мо при­во­дят к рево­лю­ции?

Расул ЖУМАЛЫ:

— Давай­те нач­нем с того, чем, соб­ствен­но, явля­ет­ся рево­лю­ци­он­ная ситу­а­ция. Это сово­куп­ность объ­ек­тив­ных усло­вий, выра­жа­ю­щих эко­но­ми­че­ский и поли­ти­че­ский кри­зис дан­но­го обще­ствен­но­го строя, опре­де­ля­ю­щих воз­мож­ность соци­аль­но­го взры­ва. Ста­ло быть, любая рево­лю­ция, не важ­но, «цвет­ная», «бар­хат­ная», «жас­ми­но­вая» или какая-либо еще, — это не нечто искус­ствен­ное и при­вне­сен­ное извне, как пыта­ют­ся пред­ста­вить вла­сти. Это реак­ция обще­ства на неспра­вед­ли­вость, бед­ность, кор­руп­цию, неза­кон­ность и дру­гие про­бле­мы в каж­дом кон­крет­ном обще­стве. Исклю­чать про­во­ка­ции извне, конеч­но, не сто­ит. Но вы може­те назвать хоть одну стра­ну за послед­ние пол­сто­ле­тия, где при нор­маль­ном соци­аль­но-эко­но­ми­че­ском раз­ви­тии в усло­ви­ях демо­кра­тии рево­лю­ции инспи­ри­ро­ва­ли извне? Нет. Это не зна­чит, что в таких госу­дар­ствах совер­шен­но нет про­блем. Их отли­чие в том, что мир­ные митин­ги и демон­стра­ции для вла­стей слу­жат баро­мет­ром обще­ствен­ных настро­е­ний, сиг­на­лом к исправ­ле­нию допу­щен­ных оши­бок. Про­бле­мы, таким обра­зом, вовре­мя сни­ма­ют­ся, а обще­ство оста­ет­ся устой­чи­вым изнут­ри и креп­ким сна­ру­жи. В иных слу­ча­ях вла­сти боят­ся митин­гов, поэто­му запре­ща­ют их и пре­сле­ду­ют оппо­нен­тов. В ито­ге про­бле­мы не толь­ко не реша­ют­ся, но заго­ня­ют­ся вглубь, вызы­вая еще боль­шее него­до­ва­ние наро­да и непред­ска­зу­е­мость, а попут­но ослаб­ле­ние все­го госу­дар­ствен­но­го орга­низ­ма. Поэто­му в моем пони­ма­нии рево­лю­ция — это преж­де все­го реак­ция обще­ства на без­от­вет­ствен­ность и пороч­ность вла­стей. Какой из опи­сан­ных симп­то­мов бли­же к нашей стране, решай­те сами.

Сер­гей ДУВАНОВ:

— Раз­го­во­ры о «цвет­ных рево­лю­ци­ях» — это след­ствие ноч­ных кош­ма­ров, кото­рые, види­мо, муча­ют оби­та­те­лей Акор­ды после «бар­хат­ных рево­лю­ций» в тех стра­нах, где про­те­сты воз­му­щен­ных граж­дан заста­ви­ли уйти из вла­сти заси­дев­ших­ся в ней авто­кра­тов. Я их пре­крас­но пони­маю: дей­стви­тель­но, страш­но остать­ся без вла­сти, к кото­рой так при­ки­пе­ли, тем более со шка­фа­ми, в кото­рых, види­мо, пол­но ске­ле­тов. Митин­ги по вопро­су о зем­ле очень серьез­но напу­га­ли людей во вла­сти. Они реаль­но испу­га­лись и, с одной сто­ро­ны, быст­ро отыг­ра­ли назад в части изме­не­ния Земель­но­го кодек­са и даже согла­си­лись на созда­ние обще­ствен­ной комис­сии по это­му вопро­су. Но парал­лель­но это­му они пред­при­ни­ма­ют меры по устра­ше­нию актив­ных граж­дан, орга­ни­зуя судеб­ные про­цес­сы над лиде­ра­ми этих про­те­стов, кото­рых осу­дят, ско­рее все­го, пока­за­тель­но жест­ко в нази­да­ние осталь­ным.

Галым АГЕЛЕУОВ:

— Мир­ные митин­ги при­во­дят к мас­со­во­му про­те­сту там, где вла­сти неадек­ват­ны. Умная власть слу­ша­ет на митин­гах сво­их граж­дан и реша­ет объ­ек­тив­ные про­бле­мы.
Когда вла­сти не могут решить эти про­бле­мы, кото­рые вол­ну­ют обще­ство, они про­сто объ­яв­ля­ют, что вино­ва­ты в нагне­та­нии обста­нов­ки граж­дан­ские лиде­ры и акти­ви­сты, борясь со след­стви­ем, а не с при­чи­ной. Неже­ла­ние руко­вод­ства идти на диа­лог и ком­про­мис­сы, а так­же созда­ние поли­цей­ско­го госу­дар­ства, отни­ма­ю­ще­го граж­дан­ские пра­ва, вклю­чая пра­во на сво­бо­ду сло­ва и выра­же­ния, пра­во на сво­бо­ду объ­еди­не­ния и мир­ные митин­ги и собра­ния, отказ от чест­ных выбо­ров ведут к сти­му­ли­ро­ва­нию про­тестных настро­е­ний и мас­со­вым недо­воль­ствам в стране.

— Как обще­ство может добить­ся спра­вед­ли­во­сти и доне­сти свое мне­ние до вла­сти без улич­ных про­те­стов? Ведь если бы не про­те­сты, власть вряд ли при­слу­ша­лась бы к мне­нию наро­да. Какие инсти­ту­ты и орга­ны долж­ны рабо­тать, что­бы решать вопро­сы без митин­гов?

Расул ЖУМАЛЫ:

— При демо­кра­тии суще­ству­ет мно­же­ство мостов, свя­зы­ва­ю­щих власть с обще­ством и гаран­ти­ру­ю­щих учет вза­им­ных инте­ре­сов. Это сво­бод­ные СМИ, неза­ви­си­мые суды, откры­тые и чест­ные выбо­ры, поли­ти­че­ские пар­тии и т.д. Фор­маль­но тако­вые име­ют­ся и в Казах­стане, но ни один не рабо­та­ет, цели­ком под­чи­не­ны вла­сти. Более того, они явля­ют­ся отра­же­ни­ем этой самой вла­сти, про­сто в раз­ных обли­чи­ях. О какой воз­мож­но­сти вос­ста­но­вить спра­вед­ли­вость закон­ным путем может идти речь, если любое обра­ще­ние раз­би­ва­ет­ся о глухую сте­ну бюро­кра­тии и кор­руп­ции? Вот и появ­ля­ют­ся пике­ты, митин­ги и шествия как послед­ний спо­соб добить­ся чело­ве­че­ско­го отно­ше­ния к себе. Отча­яв­шись, неко­то­рые граж­дане идут на край­ний шаг, сво­дя сче­ты с жиз­нью. И что мы видим в ответ? Оче­ред­ные поту­ги запу­гать обще­ство, най­ти ино­стран­ный след, обви­нить соб­ствен­ных граж­дан в пре­да­тель­стве лишь за жела­ние отсто­ять род­ную зем­лю и жить достой­но. О том, как избе­жать подоб­но­го обостре­ния, как нала­дить пол­но­цен­ный диа­лог меж­ду наро­дом и пра­ви­тель­ством, гово­рит­ся в тече­ние мно­гих лет. Рецеп­ты и мето­ды тоже хоро­шо извест­ны. Одна­ко тол­ку ника­ко­го. Власть кате­го­ри­че­ски их не при­ем­лет, и боюсь, в нынеш­нем сво­ем соста­ве она прин­ци­пи­аль­но не спо­соб­на на иное пове­де­ние.

Сер­гей ДУВАНОВ:

— В нор­маль­ных демо­кра­ти­че­ских госу­дар­ствах вопро­сы вза­и­мо­от­но­ше­ний обще­ства, его отдель­ных групп и вла­сти реша­ют­ся по-раз­но­му. В основ­ном через выбо­ры. Но даже в самых бла­го­по­луч­ных демо­кра­ти­че­ских госу­дар­ствах часто люди выхо­дят на улич­ные про­те­сты, это когда реше­ние про­бле­мы не поз­во­ля­ет ждать выбо­ров, а тре­бу­ет быст­ро­го реа­ги­ро­ва­ния со сто­ро­ны вла­стей. Так что митинг как инстру­мент обще­ния вла­сти и наро­да — это нор­ма. И то, что вла­сти пыта­ют­ся вну­шить людям, что митин­го­вать — это пло­хо и опас­но, не самое умное и пра­виль­ное, что дела­ют сего­дня казах­стан­ские вла­сти. Митин­ги как инстру­мент быть услы­шан­ным во вла­сти осо­бен­но важ­ны в таких неде­мо­кра­ти­че­ских стра­нах, как Казах­стан. Пото­му что нет оппо­зи­ции, отсут­ству­ют неза­ви­си­мое теле­ви­де­ние и вли­я­тель­ные неан­га­жи­ро­ван­ные СМИ. У непра­ви­тель­ствен­ных орга­ни­за­ций нет реаль­ных инстру­мен­тов уча­стия в при­ня­тии госу­дар­ствен­ных реше­ний. То есть сего­дня дру­гих воз­мож­но­стей у людей выска­зать свои мне­ния и пре­тен­зии к вла­сти нет. Вла­сти сде­ла­ли все воз­мож­ное, что­бы отго­ро­дить­ся от людей. Поэто­му митинг — это един­ствен­ный спо­соб быть услы­шан­ным. И людям ниче­го не оста­ет­ся, как этим поль­зо­вать­ся.

Галым АГЕЛЕУОВ:

— Мир­ные митин­ги, собра­ния и шествия — это закон­ный меха­низм доне­се­ния мне­ния обще­ствен­ных групп до вла­сти.
Если вла­сти пре­сле­ду­ют за орга­ни­за­цию митин­гов, не реша­ют обще­ствен­но важ­ной про­бле­мы, то рас­тет под­держ­ка в обще­стве и про­тест рано или позд­но вый­дет нару­жу, став ката­ли­за­то­ром рас­ту­ще­го недо­воль­ства, что может при­ве­сти к смене вла­сти как через выбо­ры, так и через при­зы­вы защи­тить свой укра­ден­ный голос, так­же путем актив­но­го улич­но­го про­ти­во­сто­я­ния, когда источ­ник вла­сти — народ через сво­их актив­ных граж­дан возь­мет власть в свои руки и вос­ста­но­вит закон­ность в стране.
Если пра­вя­щая эли­та дела­ет все как узур­па­тор вла­сти, то в ответ она полу­чит обви­не­ния в без­за­ко­нии и тре­бо­ва­ни­ях через закон­ные про­це­ду­ры усту­пить власть попу­ляр­ным народ­ным лиде­рам.
Если бы вла­сти при­ня­ли граж­дан­скую воль­ни­цу в обще­ствен­ные сове­ты, фор­ми­руя мест­ное само­управ­ле­ние, тогда бы нача­лась пере­да­ча власт­ных пол­но­мо­чий МСУ для реше­ния мест­ных город­ских про­блем, где обще­ствен­ные груп­пы, ини­ци­и­ро­вав и под­дер­жав мно­гие идеи, нача­ли бы про­цесс изме­не­ния горо­да, села и т.д., но для это­го надо, что­бы в обще­ствен­ных сове­тах при­ни­ма­ли уча­стие все жела­ю­щие, а реше­ния транс­ли­ро­ва­лись город­ским теле­ка­на­лом и пре­тво­ря­лись на прак­ти­ке с уча­сти­ем самих обще­ствен­ных групп.
И вот здесь вста­ет вопрос: а зачем тогда нам такой мас­ли­хат, кото­рый зави­сит от аки­ма­та? Лиде­ры обще­ствен­ных групп могут бла­го­да­ря чест­ным выбо­рам перей­ти в мас­ли­ха­ты. В этом слу­чае есть надеж­да, что мас­ли­ха­ты ста­нут неза­ви­си­мы­ми от аки­ма­тов орга­на­ми и нач­нут про­во­дить обще­ствен­ную поли­ти­ку сво­их реги­о­нов.

— Власть вновь при­гро­зи­ла про­те­сту­ю­щим жест­ки­ми мера­ми. Пол­ным ходом идут репрес­сии. Пода­вят ли такие меры про­тестный потен­ци­ал обще­ства? Ста­нут ли земель­ные про­те­сты послед­ни­ми в Казах­стане?

Расул ЖУМАЛЫ:

— Что нуж­но пред­при­нять, что­бы, напри­мер, поту­шить пожар? Каза­лось бы, эле­мен­тар­ный вопрос, на кото­рый отве­тит любой школь­ник. В целях спа­се­ния дома и его жиль­цов надо поли­вать дом водой и пеной, забра­сы­вать пес­ком, сле­дить, что­бы огонь не пере­ки­нул­ся на сосед­ние стро­е­ния. Тогда есть надеж­да, что послед­ствия будут мини­маль­ны­ми. Но, пере­во­дя этот при­мер на кри­ти­че­ское состо­я­ние обще­ства, появ­ля­ет­ся ощу­ще­ние, что вла­сти посту­па­ют ров­но наобо­рот. Что будет, если к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти при­вле­ка­ют­ся не те, кто довел дом до ава­рий­но­го состо­я­ния, а кто мно­гие годы слал пись­ма в инстан­ции и пре­ду­пре­ждал о гру­бом нару­ше­нии пра­вил про­ти­во­по­жар­ной без­опас­но­сти? Что ста­нет, если на место воз­го­ра­ния вме­сто пожар­ных при­бы­ва­ют цистер­ны с горю­чим и обли­ва­ют его бен­зи­ном? Чего мож­но ожи­дать, если вме­сто ока­за­ния ско­рой меди­цин­ской помо­щи на месте тра­ге­дии люту­ет поли­ция, кото­рая раз­го­ня­ет бед­ных жиль­цов, а самых актив­ных бор­цов с пожа­ром обви­ня­ет в том, что они нароч­но подо­жгли дом и им за это при­пла­ти­ли некие зло­пы­ха­те­ли? Вряд ли в таком слу­чае мож­но наде­ять­ся, что люди оста­нут­ся доволь­ны­ми, бро­шен­ные в тюрь­мы невин­ные граж­дане будут чув­ство­вать себя счаст­ли­вы­ми и бла­го­дар­ны­ми, а пожа­ры очень ско­ро не вспых­нут в близ­ле­жа­щем про­стран­стве. Ведь, несмот­ря на заве­ре­ния лжи­вых жур­на­ли­стов о том, что все яко­бы под кон­тро­лем, ана­ло­гич­ная опас­ная ситу­а­ция сло­жи­лась не в одном отдель­ном зда­нии, а во всей окру­ге. И где гаран­тия, что, когда запо­лы­ха­ет весь рай­он, сти­хия не погло­тит дома и офи­сы самих нера­ди­вых чинов­ни­ков? Так не быва­ет.

Сер­гей ДУВАНОВ:

— Власть не про­сто при­гро­зи­ла всем недо­воль­ным. Она уже гото­вит кон­крет­ные меры по уже­сто­че­нию ситу­а­ции с пра­ва­ми и сво­бо­да­ми в Казах­стане. Пре­зи­дент пред­ло­жил уби­вать всех тер­ро­ри­стов с ору­жи­ем, КУЛ-МУХАММЕД — запре­тить все ору­жей­ные мага­зи­ны. Думаю, что это толь­ко нача­ло. Навер­ня­ка в бли­жай­шее вре­мя будут при­ня­ты допол­ни­тель­ные зако­ны и поправ­ки в зако­ны, кото­рые еще более уси­лят адми­ни­стра­тив­ную и уго­лов­ную ответ­ствен­ность для всех форм про­яв­ле­ния пуб­лич­ной про­тестно­сти. Нет ника­ких сомне­ний, что вла­сти пой­дут имен­но по пути закру­чи­ва­ния гаек и это кос­нет­ся в первую оче­редь всех тех, кто про­яв­ля­ет к этой вла­сти нело­яль­ность.

Галым АГЕЛЕУОВ:

— Мы все отме­ча­ем, что про­ис­хо­дит пере­ход от мир­ной граж­дан­ской куль­ту­ры к фор­ми­ро­ва­нию мас­со­вых непуб­лич­ных групп вли­я­ния, кото­рые ори­ен­ти­ро­ва­ны доби­вать­ся свои цели непро­зрач­ны­ми мето­да­ми. Часть этих груп­пи­ро­вок носит раз­ру­ши­тель­ный харак­тер, что рез­ко услож­нит общую ситу­а­цию в стране в бли­жай­шем буду­щем.
Обще­ствен­ный дого­вор, мир­ные митин­ги, сво­бо­да собра­ний, то есть то, что нара­бо­та­ла совре­мен­ная миро­вая циви­ли­за­ция, — все уйдет на вто­рой план. Мето­ды устра­ше­ния и тер­ро­ризм ста­нут не явле­ни­ем мани­пу­ля­тив­ной прак­ти­ки, а реаль­но­стью.
Под­го­то­вил
Адил­дик ЖЕНЕРОВ

Ори­ги­нал ста­тьи: Три­бу­на — Рес­пуб­ли­кан­ская обще­ствен­но-поли­ти­че­ская газе­та / tribunakz.com