14 C
Астана
19 мая, 2024
Image default

Реальная ситуация глазами Нацбанка

При­зна­ние руко­во­ди­те­лей Наци­о­наль­но­го бан­ка РК в том, что  отчет­ность казах­стан­ских бан­ков о нера­бо­та­ю­щих кре­ди­тах не соот­вет­ству­ет реаль­но­му поло­же­нию дел, и что регу­ля­тор с этим ниче­го не может поде­лать, тянет на сен­са­цию. Жаль, что это само­би­че­ва­ние лишь на бума­ге и не ведет ни к како­му кон­крет­но­му результату. 

9 авгу­ста 2017 года на сай­те Наци­о­наль­но­го бан­ка РК появи­лось инфор­ма­ци­он­ное сооб­ще­ние: «Об одоб­ре­нии Прав­ле­ни­ем Наци­о­наль­но­го Бан­ка Про­грам­мы повы­ше­ния финан­со­вой устойчивости бан­ков­ско­го сек­то­ра Рес­пуб­ли­ки Казахстан».

Из сооб­ще­ния сле­ду­ет, что про­грам­ма при­ня­та: «Во испол­не­ние пору­че­ния Гла­вы госу­дар­ства, озву­чен­но­го в рам­ках Посла­ния Наро­ду Казах­ста­на, и преду­смат­ри­ва­ет: «три направ­ле­ния по обес­пе­че­нию финан­со­вой устойчивости бан­ков­ско­го сек­то­ра: (1) изме­не­ние регу­ля­тор­ной и над­зор­ной сре­ды для повы­ше­ния каче­ства и опе­ра­тив­но­сти над­зор­но­го реа­ги­ро­ва­ния; (2) повы­ше­ние финан­со­вой устойчивости систе­мо­об­ра­зу­ю­ще­го бан­ка; (3) повы­ше­ние финан­со­вой устойчивости круп­ных банков».

Регу­ля­тор так­же про­ин­фор­ми­ро­вал обще­ство, прес­су и участ­ни­ков финан­со­во­го рын­ка о том, что  «про­грам­ма будет реа­ли­зо­ва­на на прин­ци­пах плат­но­сти, сроч­но­сти и воз­врат­но­сти госу­дар­ствен­ных средств» и поэто­му «преду­смат­ри­ва­ет соли­дар­ную ответ­ствен­ность акци­о­не­ров по дока­пи­та­ли­за­ции бан­ков», кото­рые «долж­ны при­нять меры по дока­пи­та­ли­за­ции бан­ка и улуч­ше­нию каче­ства акти­вов, что явля­ет­ся обя­за­тель­ным усло­ви­ем уча­стия в Программе».

Наци­о­наль­ный банк РК уве­рен, что «меры по повы­ше­нию финан­со­вой устойчивости бан­ков в тече­ние 5 лет при­ве­дут к очист­ке балан­сов бан­ков от про­блем­ной задол­жен­но­сти (за счет обес­пе­че­ния капи­та­ли­за­ции, спи­са­ния, про­ще­ния и дру­гих мер по улуч­ше­нию каче­ства акти­вов), уве­ли­че­нию сово­куп­но­го соб­ствен­но­го капи­та­ла бан­ков­ско­го сек­то­ра, что ока­жет под­держ­ку кре­ди­то­ва­нию бан­ка­ми реаль­но­го сек­то­ра экономики».

И в то же вре­мя «рост соб­ствен­но­го капи­та­ла и сни­же­ние нера­бо­та­ю­щих кре­ди­тов при­ве­дут к пере­смот­ру и опти­ми­за­ции действующих стра­те­гий и биз­нес-моде­лей бан­ков, в резуль­та­те кото­рых ожи­да­ет­ся повы­ше­ние актив­но­сти бан­ков в кре­ди­то­ва­нии, в рас­ши­ре­нии и раз­ви­тии новых и эффек­тив­ных видов бан­ков­ских услуг».

Сле­дуя реко­мен­да­ции Нац­бан­ка РК, мы озна­ко­ми­лись с тек­стом  «Поста­нов­ле­ния No129 от 30 июня 2017 года «Об одоб­ре­нии Про­грам­мы повы­ше­ния финан­со­вой устойчивости бан­ков­ско­го сек­то­ра Рес­пуб­ли­ки».    Из это­го обшир­но­го доку­мен­та реаль­ный инте­рес пред­став­ля­ет толь­ко оцен­ка регу­ля­то­ром теку­ще­го состо­я­ния и струк­тур­ных про­бле­мы бан­ков­ско­го сек­то­ра. Поэто­му поз­во­лим себе подроб­но  про­ци­ти­ро­вать этот раздел:

По состо­я­нию на 1 июля 2017 года ссуд­ный порт­фель (основ­ной долг) бан­ков­ско­го сек­то­ра соста­вил 15 533,3 млрд. тенге.

Зай­мы с про­сро­чен­ной задол­жен­но­стью соста­ви­ли 28,3% (4 392,3 млрд. тен­ге) от ссуд­но­го порт­фе­ля, при этом зай­мы с про­сроч­кой свы­ше 90 дней (NPL) соста­ви­ли 10,7% (1 663,0 млрд. тенге).

Спра­воч­но: на 01.05.14г. мак­си­маль­ная доля NPL состав­ля­ла 33,7% ссуд­но­го портфеля.

Несмот­ря на теку­щий уро­вень нера­бо­та­ю­щих зай­мов в ссуд­ном порт­фе­ле бан­ков, кор­рек­ти­ров­ка кур­са тен­ге и ухуд­ше­ние мак­ро­эко­но­ми­че­ских усло­вий (сни­же­ние цен на основ­ные экс­порт­ные пози­ции стра­ны), сни­зи­ли кре­ди­то­спо­соб­ность боль­шин­ства кли­ен­тов бан­ков. Так, обсле­до­ва­ние круп­ных пред­при­я­тий реаль­но­го сек­то­ра эко­но­ми­ки показывает:

  • сни­же­ние эко­но­ми­че­ской актив­но­сти в 2016–2017 годах

В 1 квар­та­ле 2017 года наблю­да­лось зна­чи­тель­ное сни­же­ние объ­е­мов про­из­вод­ства. Инве­сти­ци­он­ная актив­ность пред­при­я­тий в 1 квар­та­ле 2017 года ухуд­ши­лась: доля пред­при­я­тий, нефи­нан­си­ро­вав­ших инве­сти­ции уве­ли­чи­лась до 32,9%. При этом, доля пред­при­я­тий, исполь­зо­вав­ших в этих целях соб­ствен­ные сред­ства, умень­ши­лась до 64,1%.

  • ухуд­ше­ние финан­со­во-эко­но­ми­че­ско­го состо­я­ния предприятий

Рен­та­бель­ность про­даж пред­при­я­тий реаль­но­го сек­то­ра умень­ша­ет­ся с 2015 года и в пер­вом квар­та­ле 2017 года соста­ви­ла 20,7% (в пер­вом квар­та­ле 2015 – 31,6%). Доля убы­точ­ных и низ­ко­рен­та­бель­ных пред­при­я­тий в пер­вом квар­та­ле 2017 года уве­ли­чи­лась до 25,3% (в пер­вом квар­та­ле 2015 – 22,7%). Доля низ­ко­лик­вид­ных пред­при­я­тий уве­ли­чи­лась до 36,3%».

Далее Наци­о­наль­ный банк РК дела­ет вывод:

«Сохра­не­ние высо­ко­го уров­ня про­блем­ных зай­мов на балан­се бан­ков про­дол­жа­ет оста­вать­ся одной из основ­ных про­блем, сдер­жи­ва­ю­щих кре­дит­ную актив­ность бан­ков. Послед­ние обсле­до­ва­ния кре­дит­но­го рын­ка пока­зы­ва­ют, что, несмот­ря на создан­ные усло­вия по оздо­ров­ле­нию ссуд­но­го порт­фе­ля, боль­шин­ство бан­ков не ожи­да­ют зна­чи­тель­но­го улуч­ше­ния каче­ства ссуд­но­го порт­фе­ля. Так, в 1‑м квар­та­ле 2017 года более 65,6% бан­ков про­гно­зи­ру­ет, что каче­ство ссуд­но­го порт­фе­ля оста­нет­ся без изме­не­ний, 12,5% респон­ден­тов ожи­да­ют ухуд­ше­ния и 21,9% — неко­то­ро­го улуч­ше­ния каче­ства ссуд­но­го портфеля.

Ухуд­ше­ние каче­ства ссуд­но­го порт­фе­ля при­во­дит к сни­же­нию риск-аппе­ти­та у бан­ков, что под­твер­жда­ет­ся низ­ким уров­нем одоб­ре­ния кре­дит­ных заявок. Боль­шин­ство бан­ков не про­гно­зи­ру­ют уве­ли­че­ние коли­че­ства одоб­рен­ных кре­дит­ных заявок. Ссуд­ный порт­фель за 5 меся­цев 2017 года умень­шил­ся на 116,7 млрд.тенге».

Ну а даль­ше сле­ду­ет сен­са­ция — при­зна­ние того, что отчет­ность бан­ков о нера­бо­та­ю­щих кре­ди­тах не соот­вет­ству­ет реаль­но­му поло­же­нию дел, и что Наци­о­наль­ный банк РК с этим ниче­го не мог (не хотел) поде­лать. Процитируем:

«Неста­биль­ность финан­со­во­го состо­я­ния заем­щи­ков, зна­чи­тель­ное сни­же­ние тем­пов воз­вра­та про­сро­чен­ной задол­жен­но­сти вви­ду паде­ния спро­са на покуп­ку зало­го­вых объ­ек­тов по теку­щим рыноч­ным ценам, высо­кая сто­и­мость фон­ди­ро­ва­ния в наци­о­наль­ной валю­те для бан­ков, пере­оцен­ка валют­ной части ссуд­но­го порт­фе­ля при­во­дит к уве­ли­че­нию раз­ме­ра нера­бо­та­ю­щих зай­мов и ока­зы­ва­ет дав­ле­ние на капи­тал бан­ков. При этом реаль­ный уро­вень нера­бо­та­ю­щих зай­мов скры­ва­ет­ся за счет реструк­ту­ри­за­ции зай­мов и их спи­са­ния за баланс».

Надо отдать долж­ное ново­му руко­вод­ству Наци­о­наль­но­го бан­ка РК:  оно хотя бы в сво­их доку­мен­тах не пыта­ет­ся забол­тать про­бле­му, а дела­ет жест­кий и нели­це­при­ят­ный вывод:

«В усло­ви­ях сни­же­ния тем­пов эко­но­ми­че­ско­го роста реструк­ту­ри­за­ция, по сути, ста­ла един­ствен­ным доступ­ным инстру­мен­том для бан­ков по сни­же­нию дол­го­во­го бре­ме­ни с заемщиков.

В этих усло­ви­ях потен­ци­аль­ный объ­ем нера­бо­та­ю­щих зай­мов может быть выше. Наци­о­наль­ный Банк про­вел выбо­роч­ный ана­лиз круп­ней­ших зай­мов бан­ков­ской систе­мы, кото­рый пока­зал, что сум­ма потен­ци­аль­но­го NPL, с уче­том реструк­ту­ри­ро­ван­ных зай­мов состав­ля­ет поряд­ка 25% от ссуд­но­го порт­фе­ля банков.

Про­бле­ма высо­ко­го уров­ня нера­бо­та­ю­щих кре­ди­тов усу­губ­ля­ет­ся низ­ким каче­ством зало­го­во­го обес­пе­че­ния бан­ков в виде иму­ще­ства и денег, посту­па­ю­щих в буду­щем, дого­во­ров стра­хо­ва­ния, име­ю­щих мно­же­ство осно­ва­ний для отка­за в стра­хо­вой выпла­те; гаран­тий физи­че­ских лиц и неболь­ших пред­при­я­тий. В отдель­ных бан­ках доля подоб­ных зай­мов пре­вы­ша­ет 80% их ссуд­но­го портфеля.

Отдель­ны­ми бан­ка­ми широ­ко прак­ти­ку­ет­ся предо­став­ле­ние зай­мов лицам, с точ­ки зре­ния зако­на пря­мо не име­ю­щим при­зна­ков свя­зан­но­сти, но кос­вен­но свя­зан­ным с акци­о­не­ра­ми или долж­ност­ны­ми лица­ми бан­ка. Часть подоб­ных зай­мов явля­ет­ся невозвратной.

Замо­ра­жи­ва­ние и откла­ды­ва­ние реше­ния выше­на­зван­ных про­блем на более позд­ние сро­ки, как это наблю­да­лось в преды­ду­щие годы, при­во­дит к зна­чи­тель­но­му нарас­та­нию систем­ных рис­ков в бан­ков­ском секторе.

Рас­про­стра­не­ние этих прак­тик ста­ло воз­мож­ным из-за мно­же­ства инсти­ту­ци­о­наль­ных недо­стат­ков, свя­зан­ных с низ­кой ответ­ствен­но­стью ауди­то­ров и оцен­щи­ков за каче­ство отчет­но­сти, отме­ны над­зор­но­го суж­де­ния при оцен­ке кре­дит­но­го рис­ка и уси­ле­ния роли самих бан­ков при фор­ми­ро­ва­нии про­ви­зий в соот­вет­ствии с МСФО».

После это­го само­би­че­ва­ния идет опи­са­ние пред­ло­же­ний со сто­ро­ны Наци­о­наль­но­го бан­ка РК:

«Реше­ние всех ука­зан­ных про­блем и адек­ват­ное отра­же­ние их в финан­со­вой отчет­но­сти и в регу­ля­тор­ной поли­ти­ке Наци­о­наль­но­го Бан­ка потре­бу­ет уси­ле­ние над­зор­но­го ман­да­та регу­ля­то­ра по всем ука­зан­ным  направлениям.

Несмот­ря на серьез­ность струк­тур­ных про­блем бан­ков­ско­го сек­то­ра, эффек­тив­ное реше­ние оста­ет­ся недо­ступ­ным, так как Наци­о­наль­ный Банк огра­ни­чен зако­но­да­тель­ством впра­ве при­ме­не­ния суж­де­ния по обес­це­не­нию акти­ва, и вынуж­ден пола­гать­ся в реше­ни­ях на све­де­ния бан­ков. В зако­но­да­тель­стве отсут­ству­ют кри­ти­че­ские эле­мен­ты меха­низ­мов выяв­ле­ния и раз­ре­ше­ния несо­сто­я­тель­ных бан­ков, без кото­рых регу­ля­тор­ные дей­ствия могут спро­во­ци­ро­вать систем­ные риски.

В этой свя­зи тре­бу­ет­ся уси­ле­ние регу­ля­тор­но-над­зор­но­го ман­да­та Наци­о­наль­но­го Бан­ка, закре­пив на зако­но­да­тель­ном уровне тре­бо­ва­ния по опе­ра­тив­но­му кон­тро­лю и при­ме­не­нию риск-ори­ен­ти­ро­ван­но­го над­зо­ра. Эта зада­ча будет реа­ли­зо­ва­на посред­ством внед­ре­ния риск-ори­ен­ти­ро­ван­но­го над­зо­ра для бан­ков и эффек­тив­но­го режи­ма уре­гу­ли­ро­ва­ния несо­сто­я­тель­ных бан­ков, в соот­вет­ствии с луч­шей прак­ти­кой и реко­мен­да­ци­я­ми меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций. В част­но­сти, такой режим преду­смат­ри­ва­ет предо­став­ле­ние регу­ля­то­ру необ­хо­ди­мых инстру­мен­тов для при­ня­тия реше­ний в отно­ше­нии про­блем­ных бан­ков, вклю­чая пра­во на моти­ви­ро­ван­ное суж­де­ние о каче­стве его акти­вов и тре­бу­е­мых про­ви­зий. А так­же пра­во на при­ме­не­ние мето­дов реструк­ту­ри­за­ции про­блем­ных бан­ков по сво­е­му усмот­ре­нию. Толь­ко в этом слу­чае мож­но рас­счи­ты­вать на быст­рое уре­гу­ли­ро­ва­ние несо­сто­я­тель­ных бан­ков с мини­му­мом потерь для государства».

Соб­ствен­но сама «Про­грам­ма повы­ше­ния финан­со­вой устой­чи­во­сти бан­ков­ско­го сек­то­ра» изла­га­ет­ся в раз­де­ле 4 доку­мен­та.  Мы не видим смыс­ле пере­ска­зы­вать и ком­мен­ти­ро­вать ее отдель­но, посколь­ку она явля­ет­ся раз­ви­ти­ем и дета­ли­за­ци­ей идей, наме­ре­ний и пред­ло­же­ний,  изло­жен­ных в  про­ци­ти­ро­ван­ных нами выше абза­цах. Отме­тим толь­ко, что при всем сво­ем про­фес­си­о­на­лиз­ме она под­твер­жда­ет муд­рость Козь­мы Прут­ко­ва: «Спе­ци­а­лист подо­бен флю­су: пол­но­та его односторонняя».

Пото­му мы так счи­та­ем? Пото­му что Наци­о­наль­ный банк РК так и не смог вый­ти за пре­де­лы сво­их пол­но­мо­чий, сфе­ры ответ­ствен­но­сти и функ­ций, а ведь бан­ков­ская систе­ма явля­ет­ся частью наци­о­наль­ной эко­но­ми­ки, и ее про­бле­мы во мно­гом вто­рич­ны по отно­ше­нию к последней.

Имен­но по этой при­чине прак­ти­че­ская цен­ность «Про­грам­мы повы­ше­ния финан­со­вой устойчивости бан­ков­ско­го сек­то­ра» если не рав­на нулю, то близ­ка к ней, а ее успеш­ное выпол­не­ние, в воз­мож­но­сти кото­ро­го  мы силь­но сомне­ва­ем­ся, никак не отра­зит­ся на бла­го­со­сто­я­нии казах­стан­цев. Мак­си­мум, что она поз­во­лит сде­лать, так это суще­ствен­но сокра­тить чис­ло казах­стан­ских бан­ков вто­ро­го уров­ня, уже­сто­чить адми­ни­стра­тив­ный над­зор за ними и создать иллю­зию того, что фор­ма­ли­за­ция под­хо­да регу­ля­то­ра   спо­соб­на каче­ствен­но изме­нить сектор.

И это не счи­тая подо­зре­ний, что «Про­грам­ма повы­ше­ния финан­со­вой устойчивости бан­ков­ско­го сек­то­ра» вооб­ще была ини­ци­и­ро­ва­на и   запу­ще­на толь­ко для того, что хоть как-то отвлечь вни­ма­ние рын­ка от щед­ро­го подар­ка Акор­ды «Народ­но­му бан­ку Казах­ста­на»  — мы име­ем в виду 2,4 трил­ли­о­на тен­ге, потра­чен­ные на  спа­се­ние «Каз­ком­мерц­бан­ка».

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0

архивные статьи по теме

Интрига Rixos Beldibi. Казахстан продает госдолю в турецком отеле

Editor

Темная компания, связанная с встречей в России, связана с проблемами Трампа-младшего

Editor

Возможная экстрадиция Аблязова, дело Шалабаевой и «новые миллиардеры» Казахстана

Editor