18 C
Астана
17 мая, 2021
Image default

Радикализм в ЦА: проблема общая, подходы разные

В Биш­ке­ке про­хо­дит реги­о­наль­ная кон­фе­рен­ция, посвя­щен­ная про­бле­ме рас­про­стра­не­ния рели­ги­оз­но­го ради­ка­лиз­ма и экс­тре­миз­ма в Цен­траль­ной Азии.

На молитве в мечети села Чаек Нарынской области Кыргызстана. Иллюстративное фото.

На молит­ве в мече­ти села Чаек Нарын­ской обла­сти Кыр­гыз­ста­на. Иллю­стра­тив­ное фото.

В кон­фе­рен­ции, орга­ни­зо­ван­ной Инсти­ту­том по осве­ще­нию вой­ны и мира, при­ни­ма­ют уча­стие экс­пер­ты-тео­ло­ги, пред­ста­ви­те­ли госу­дар­ствен­ных орга­нов из Узбе­ки­ста­на, Таджи­ки­ста­на, Казах­ста­на и Кыр­гыз­ста­на. Они обсуж­да­ют реги­о­наль­ные про­бле­мы рас­про­стра­не­ния рели­ги­оз­но­го ради­ка­лиз­ма, мето­ды борь­бы с ним.

При­мер Узбекистана

Дирек­тор него­су­дар­ствен­но­го науч­но-обра­зо­ва­тель­но­го учре­жде­ния «Билим кар­во­ни» («Кара­ван зна­ний») в Таш­кен­те Фар­ход Толи­пов исто­рию исла­ми­за­ции после раз­ва­ла СССР делит на три эта­па. Пер­вый – годы воз­рож­де­ния ислам­ской куль­ту­ры. По его сло­вам, это вре­мя, когда после раз­ва­ла Совет­ско­го Сою­за нача­ли стро­ить­ся мече­ти, откры­вать­ся рели­ги­оз­ные учеб­ные заве­де­ния, схо­дить на нет ате­и­сти­че­ские убеж­де­ния. Вто­рой этап – «интел­лек­ту­аль­ные» годы, когда народ изу­чил Коран и стал пере­хо­дить на образ жиз­ни по шари­а­ту. Тре­тий этап – народ начал жить по зако­нам шари­а­та не толь­ко сам, но и стал при­зы­вать к это­му государство.

«Вот на этом — тре­тьем — эта­пе и появи­лись раз­но­гла­сия меж­ду госу­дар­ством и рели­ги­ей», — отме­ча­ет Фар­ход Толи­пов и добавляет:

На региональной конференции, посвященной проблеме распространения религиозного радикализма и экстремизма в Центральной Азии. Бишкек, 7 декабря 2015 года.

На реги­о­наль­ной кон­фе­рен­ции, посвя­щен­ной про­бле­ме рас­про­стра­не­ния рели­ги­оз­но­го ради­ка­лиз­ма и экс­тре­миз­ма в Цен­траль­ной Азии. Биш­кек, 7 декаб­ря 2015 года.

- Нынеш­ние поли­ти­че­ские эли­ты были вос­пи­та­ны в духе, как я это назы­ваю, вуль­гар­но­го совет­ско­го пони­ма­ния ате­из­ма. И толь­ко начи­на­ют пере­осмыс­ли­вать ста­рую кон­цеп­цию секу­ля­риз­ма. Про­во­дя­щий­ся в насто­я­щее вре­мя в обще­на­ци­о­наль­ном мас­шта­бе таджик­ский экс­пе­ри­мент по моде­ли сотруд­ни­че­ства меж­ду секу­ля­ри­ста­ми и исла­ми­ста­ми, кото­рый начал­ся после граж­дан­ской вой­ны в Таджи­ки­стане, явля­ет­ся тому под­твер­жде­ни­ем. В ходе обще­та­джик­ских дис­кус­сий сто­ро­ны при­хо­дят к пони­ма­нию, что ста­рое пред­став­ле­ние секу­ля­риз­ма озна­ча­ло отде­ле­ние рели­гии от госу­дар­ства. Тогда как, соглас­но евро­пей­ско­му опы­ту, от госу­дар­ства отде­ля­ет­ся цер­ковь. То есть, от госу­дар­ства отде­ля­ет­ся рели­ги­оз­ная орга­ни­за­ция, а не рели­гия как тако­вая. Таким обра­зом, таджик­ские деба­ты в цен­траль­но­ази­ат­ском кон­тек­сте явля­ют­ся уни­каль­ны­ми. Они при­ве­ли к «откры­тию», что рели­ги­оз­ные орга­ни­за­ции могут быть отде­ле­ны от госу­дар­ства, а рели­гия от госу­дар­ства — нет. Но Таджи­ки­стан совсем недав­но пре­по­дал и про­ти­во­по­лож­ный при­мер – там была запре­ще­на Пар­тия ислам­ско­го воз­рож­де­ния. Это при­ве­ло к ради­ка­ли­за­ции неко­то­рых граждан.

Излиш­ний кон­троль при­во­дит к радикализации

По мне­нию экс­пер­та из Таджи­ки­ста­на Пар­ви­за Мул­ла­жа­но­ва, жест­кий кон­троль, так или ина­че ока­зы­ва­ю­щий дав­ле­ние на рели­гию, созда­ет усло­вия для ради­ка­ли­за­ции. В каче­стве при­ме­ра он при­вел при­со­еди­не­ние сала­фи­тов к экс­тре­мист­ской груп­пи­ров­ке «Ислам­ское государство»:

- Соглас­но име­ю­щим­ся дан­ным, боль­шин­ство сто­рон­ни­ков ИГИЛ и «Джаб­хат-аль-Нус­ра» явля­ют­ся выход­ца­ми из сала­фит­ской сре­ды. Так­же боль­шин­ство граж­дан евро­пей­ских стран, при­со­еди­ня­ю­щих­ся к ним, учи­лись у сала­фит­ских про­па­ган­ди­стов. По неофи­ци­аль­ным дан­ным, доста­точ­но боль­шое чис­ло джи­ха­ди­стов из ИДУ полу­ча­ли идео­ло­ги­че­скую под­го­тов­ку у сала­фит­ских про­по­вед­ни­ков. Поэто­му экс­пер­ты, кото­рые под­дер­жи­ва­ют мифы о ради­ка­ли­за­ции в реги­оне, выно­сят за рам­ки экс­тре­миз­ма целый пласт под­поль­ных и полу­под­поль­ных орга­ни­за­ций, из кото­рых джи­ха­ди­сты попол­ня­ют свои ряды. Сто­ит отме­тить, что в обла­сти идео­ло­гии меж­ду мир­ны­ми и актив­ны­ми джи­ха­ди­ста­ми осо­бых раз­ли­чий нет.

Кыр­гыз­стан выбрал путь просвещения

В Кыр­гыз­стане и Казах­стане, в отли­чие от Таджи­ки­ста­на и Узбе­ки­ста­на, сала­фит­ское тече­ние жест­ко не кон­тро­ли­ру­ет­ся. Неко­то­рые экс­пер­ты осуж­да­ют такую поли­ти­ку. Дирек­тор Госу­дар­ствен­ной комис­сии по делам рели­гий Кыр­гыз­ста­на Ороз­бек Мол­да­ли­ев объ­яс­нил осо­бен­но­сти рели­ги­оз­ной политики:

Сосе­ди кри­ти­ку­ют нас за то, что мы не ста­вим запре­ты. Но одни­ми запре­та­ми про­бле­му не решить.

- Сосе­ди кри­ти­ку­ют нас за то, что мы не ста­вим запре­ты. Но одни­ми запре­та­ми про­бле­му не решить. Идео­ло­гия живет в моз­ге чело­ве­ка, и поэто­му нель­зя ее запре­тить. Вме­сто это­го мы долж­ны объ­яс­нить, что такое насто­я­щий ислам. У нас есть хоро­шие рели­гио­ве­ды, но их мало.

Мол­да­ли­ев гово­рит, что вме­сте с уве­ли­че­ни­ем чис­ла обра­зо­ван­ных уле­мов необ­хо­ди­мо давать моло­де­жи не толь­ко рели­ги­оз­ное, но и свет­ское образование.

Он доба­вил, что сей­час на пилот­ной осно­ве выпуск­ни­ков мед­ре­се учат по про­грам­ме свет­ских учеб­ных заве­де­ний и, если про­ект себя оправ­да­ет, то в буду­щем выпуск­ни­ки мед­ре­се будут обя­за­ны полу­чать и вто­рое обра­зо­ва­ние – светское:

- Кто обыч­но идет в мед­ре­се? Как пра­ви­ло, чело­век невы­со­ко­го уров­ня обра­зо­ва­ния. В мед­ре­се он бук­валь­но заучи­ва­ет суры Кора­на, изу­ча­ет шари­ат. Потом он попа­да­ет в мечеть и зани­ма­ет­ся сво­им делом. Даль­ше варит­ся в соб­ствен­ном соку и ока­зы­ва­ет­ся в некой изо­ля­ции от обще­ства. Обо­зна­чи­ва­ет­ся некая же гра­ни­ца меж­ду его сооб­ще­ством и свет­ским миром. Поэто­му по ука­за­нию пре­зи­ден­та мы созда­ли пилот­ный про­ект, пра­ви­тель­ство его под­дер­жа­ло. Мини­стер­ство обра­зо­ва­ния в поряд­ке исклю­че­ния дало раз­ре­ше­ние на откры­тие тео­ло­ги­че­ско­го кол­ле­джа ново­го типа. Мы ото­бра­ли 27 уче­ни­ков мед­ре­се. Они обу­ча­ют­ся в уни­вер­си­те­те име­ни Ара­ба­е­ва, обща­ют­ся со сво­и­ми сверст­ни­ка­ми. Поми­мо рели­ги­оз­но­го они полу­ча­ют свет­ское образование.

Кон­фе­рен­ция про­дол­жа­ет­ся и сего­дня, 8 декаб­ря. По ито­гам меро­при­я­тия экс­пер­ты раз­ра­бо­та­ют пакет пред­ло­же­ний по сни­же­нию угро­зы ради­ка­лиз­ма и про­фи­лак­ти­ке явления.

Репор­таж под­го­то­вил Самат Джу­ма­ка­ды­ров, репор­тер Кыр­гыз­ской редак­ции Азаттыка.

архивные статьи по теме

Идет суд о разжигании вражды к казахам

Кыргызстан пока не знает зачем ему ТС

Кем на самом деле являются казахстанские “заговорщики”?

Editor