4 C
Астана
25 мая, 2024
Image default

Про риски внешнего долга

Казах­стан име­ет ано­маль­но высо­кий внеш­ний долг, обра­зо­ва­ние кото­ро­го невоз­мож­но объ­яс­нить толь­ко эко­но­ми­че­ски­ми при­чи­на­ми. Одна­ко в Наци­о­наль­ном бан­ке РК пред­по­чи­та­ют замал­чи­вать этот факт.

28 фев­ра­ля 2017 года на офи­ци­аль­ном сай­те Наци­о­наль­но­го бан­ка РК появил­ся доку­мент c длин­ным и скуч­ным  назва­ни­ем «Пла­теж­ный баланс и внеш­ний долг Рес­пуб­ли­ки Казах­стан за 9 меся­цев 2016 года». В этом обшир­ном, очень инте­рес­ном и весь­ма инфор­ма­тив­ном ана­ли­зе теку­ще­го состо­я­ния эко­но­ми­ки стра­ны есть раз­дел «Внеш­ний долг».

Про­ци­ти­ру­ем неко­то­рые абза­цы из упо­мя­ну­то­го выше раздела:

1. Оцен­ка внеш­не­го дол­га Рес­пуб­ли­ки Казахстан

Объ­ем внеш­не­го дол­га Рес­пуб­ли­ки Казах­стан на 30 сен­тяб­ря 2016 года соста­вил 165,4 млрд. долл. США (далее – долл.), уве­ли­чив­шись за 3 квар­тал 2016 года на 3,0% или на 4,9 млрд. долл».

Далее ана­ли­ти­ки Нац­бан­ка РК отме­ти­ли, что:

«В струк­ту­ре внеш­не­го дол­га Казах­ста­на по сро­ку пога­ше­ния 95,8% при­хо­дит­ся на дол­го­сроч­ный (свы­ше 1 года) внеш­ний долг, что, с одной сто­ро­ны – мини­ми­зи­ру­ет рис­ки лик­вид­но­сти, а с дру­гой – уси­ли­ва­ет вли­я­ние на пога­ше­ние и обслу­жи­ва­ние дол­га изме­не­ния общих рыноч­ных условий.

В струк­ту­ре внеш­не­го дол­га Казах­ста­на по видам финан­со­вых инстру­мен­тов пре­об­ла­да­ют кре­ди­ты и займы, при­вле­чен­ные от нере­зи­ден­тов (80,2%) и дол­го­вые цен­ные бума­ги на руках у нере­зи­ден­тов (11,8%).

Далее в тек­сте доку­мен­та идет разъ­яс­не­ние, что:

Основ­ны­ми кре­ди­то­ра­ми рези­ден­тов Казах­ста­на являются:

— меж­ду­на­род­ные орга­ни­за­ции (общая сум­ма задол­жен­но­сти перед ними — 10,5 млрд. долл., из кото­рых 68,2% внеш­не­го дол­га при­хо­дит­ся на госу­дар­ствен­ный сек­тор РК);

— ино­стран­ные бан­ки (27,1 млрд. долл., из кото­рых 86,1% внеш­не­го дол­га при­хо­дит­ся на заим­ство­ва­ние небан­ков­ско­го част­но­го сек­то­ра РК),

— иные ино­стран­ные орга­ни­за­ции (125,8 млрд. долл., из кото­рых 71,8% внеш­не­го дол­га при­хо­дит­ся на меж­фир­мен­ную резидентов).

При этом ана­ли­ти­ки Наци­о­наль­но­го бан­ка РК счи­та­ют, что кро­ме выше­упо­мя­ну­то­го «вли­я­ния на пога­ше­ние и обслу­жи­ва­ние дол­га изме­не­ния общих рыноч­ных усло­вий», есть еще один риск.

«В раз­бив­ке по видам воз­на­граж­де­ния, под­ле­жа­ще­го выпла­те ино­стран­ным кре­ди­то­рам, пре­об­ла­да­ю­щая часть внеш­не­го дол­га (109,0 млрд. долл.) име­ет пла­ва­ю­щую став­ку воз­на­граж­де­ния, в свя­зи с чем, изме­не­ние рыноч­ных усло­вий и рост ста­вок на меж­ду­на­род­ных рын­ках капи­та­ла может спро­во­ци­ро­вать уве­ли­че­ние сто­и­мо­сти обслу­жи­ва­ния внеш­не­го дол­га и, как след­ствие, риск непла­те­же­спо­соб­но­сти заемщиков».

К вели­ко­му наше­му сожа­ле­нию, кол­лек­тив и руко­вод­ство Наци­о­наль­но­го бан­ка РК не риск­ну­ли ука­зать глав­ный  риск – то, что Казах­стан име­ет ано­маль­но высо­кий внеш­ний долг, обра­зо­ва­ние кото­ро­го невоз­мож­но объ­яс­нить толь­ко эко­но­ми­че­ски­ми при­чи­на­ми. Об этом, в част­но­сти, сви­де­тель­ству­ет сле­ду­ю­щая цитата:

«3. Абсо­лют­ные и отно­си­тель­ные пара­мет­ры внеш­не­го дол­га».

«На 30 сен­тяб­ря 2016 года отно­ше­ние внеш­не­го дол­га к ВВП, вклю­чая меж­фир­мен­ную задол­жен­ность, соста­ви­ло 121,6% (83,4% на нача­ло года), а исклю­чая меж­фир­мен­ную задол­жен­ность – 55,1% (38,9% на нача­ло года).

Уве­ли­че­ние пока­за­те­ля внеш­не­го дол­га к ВВП свя­за­но как с ростом само­го дол­га, так и со сни­же­ни­ем пока­за­те­ля ВВП в дол­ла­ро­вом исчис­ле­нии. Так, рас­чет­ный пока­за­тель ВВП, вклю­ча­ю­щий пери­од с 3 квар­та­ла 2015 года по 3 квар­тал 2016 года, уве­ли­чил­ся в тен­ге на 3,1%, а в дол­ла­ро­вом исчис­ле­нии – сокра­тил­ся на 9,4%».

Что­бы убе­дить­ся, что внеш­ний долг Казах­ста­на ано­маль­но высок, доста­точ­но срав­нить его пока­за­те­ли   с внеш­ним дол­гом Рос­сии. Посколь­ку оба госу­дар­ства были в соста­ве СССР, обла­да­ют схо­жей струк­ту­рой наци­о­наль­ных эко­но­мик и не силь­но отли­ча­ют­ся по каче­ству насе­ле­ния, то  отно­си­тель­ные пара­мет­ры внеш­не­го дол­га у них долж­ны быть схо­жи­ми. Одна­ко это дале­ко не так.

Недав­но Цен­тро­банк РФ выра­зил обес­по­ко­ен­ность ситу­а­ци­ей с внеш­ним дол­гом Рос­сии, посколь­ку соот­но­ше­ние его к ВВП у этой стра­ны ока­за­лось худ­шим за все годы,    кото­рые ведет­ся эта ста­ти­сти­ка, то есть с 2004 года. Более того, оно пре­вы­си­ло кри­ти­че­ский уро­вень. Так вот, соот­но­ше­ние внеш­не­го дол­га к ВВП на конец 2016 года у Рос­сии соста­ви­ло 42%, про­тив 39% на конец 2015 года, 29% — на конец    2014 года и 33% — на конец 2013 года.   При этом при­ем­ле­мой нор­мой МВФ и Счет­ная РФ пала­та счи­та­ют 25%.

В абсо­лют­ных циф­рах ста­ти­сти­ка тако­ва: на конец декаб­ря 2016 года внеш­ний долг Рос­сии соста­вил 518,7 мил­ли­ар­да дол­ла­ров,  и таким обра­зом на каж­до­го граж­да­ни­на Рос­сии при­хо­ди­лось 3538 дол­ла­ров общей стра­но­вой задол­жен­но­сти. Для Казах­ста­на эти циф­ры состав­ля­ют на 30 сен­тяб­ря 2016 года 165,4 мил­ли­ар­да дол­ла­ров. При чис­лен­но­сти насе­ле­ния на нача­ло про­шло­го года в 17,67 мил­ли­о­на чело­век это дает при­бли­зи­тель­но 9,9 тыся­чи дол­ла­ров на душу.

То есть каж­дый сред­не­ста­ти­сти­че­ский казах­ста­нец в сред­нем дол­жен в 2,8 раза боль­ше, чем сред­не­ста­ти­сти­че­ский рос­си­я­нин. Спра­ши­ва­ет­ся, поче­му? Отве­та на этот вопрос в мате­ри­а­ле Наци­о­наль­но­го бан­ка РК нет.

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0

архивные статьи по теме

Акорда “развела” по…

Субханбердина снова…

Editor

Кто вернет в Казахстан деньги олигархов?

Editor