-26 C
Астана
21 февраля, 2024
Image default

Про «китайское лобби» в Казахстане

За два дня до митин­га про­тив «китай­ской экс­пан­сии» в Алма­ты при­был «десант» из высо­ко­по­став­лен­ных чле­нов пра­ви­тель­ства для встре­чи с пред­ста­ви­те­ля­ми оппо­зи­ции. Министр неф­ти и газа Сау­ат Мын­ба­ев, министр эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия и тор­гов­ли Кай­рат Келим­бе­тов, министр сель­ско­го хозяй­ства Асы­л­жан Мамыт­бе­ков, пер­вый заме­сти­тель мини­стра инду­стрии и новых тех­но­ло­гий Аль­берт Рау при­ло­жи­ли мак­си­мум уси­лий, что­бы дока­зать — «не так стра­шен Китай, как его малюют». 
 

Автор: При­шло в редакцию

Встре­чу оппо­зи­ции и вла­сти за «круг­лым сто­лом» мож­но оце­нить как бес­пре­це­дент­ное исто­ри­че­ское собы­тие и нача­ло диа­ло­га. Одна­ко, если вни­ма­тель­но про­ана­ли­зи­ро­вать лейт­мо­тив речей чинов­ни­ков, нетруд­но заме­тить, что это лишь так­ти­че­ский ход пра­ви­тель­ства, а точ­нее премьер‑министра Кари­ма Маси­мо­ва, име­ю­ще­го свою амби­ци­оз­ную, но тай­ную стратегию.

Карье­ра премьера

В сере­дине апре­ля т.г. газе­та «Жас алаш» опуб­ли­ко­ва­ла несколь­ко ста­тей о роли «китай­ско­го фак­то­ра» в быст­ром карьер­ном росте Кари­ма Маси­мо­ва. Как пишет газе­та, Маси­мов посту­пил на отде­ле­ние китай­ско­го язы­ка Уни­вер­си­те­та име­ни Пат­ри­са Лумум­бы в Москве по реко­мен­да­ции ГРУ. Будучи сту­ден­том тре­тье­го кур­са, он в каче­стве совет­ни­ка направ­ля­ет­ся на рабо­ту в тор­го­вое пред­ста­ви­тель­ство СССР в Китае. Это сов­па­ло с эпо­хой пере­мен в СССР.

Маси­мов обу­ча­ет­ся араб­ско­му язы­ку в Пекин­ском инсти­ту­те язы­ков, а так­же посту­па­ет на юри­ди­че­ский факуль­тет Ухань­ско­го уни­вер­си­те­та. Таким обра­зом кадр, под­го­тов­лен­ный ГРУ, гото­вит­ся и в китай­ском направ­ле­нии, и в араб­ском. В 1991 году он воз­вра­ща­ет­ся в  неза­ви­си­мый Казах­стан и посту­па­ет на долж­ность обыч­но­го началь­ни­ка отде­ла в Мини­стер­стве тру­да и соци­аль­ной защи­ты РК.

На сле­ду­ю­щий год он сно­ва уез­жа­ет в Китай и в 1992—1995 годы выпол­ня­ет функ­ции тор­го­во­го пред­ста­ви­те­ля Казах­ста­на в Урум­чи и Гон­кон­ге. По воз­вра­ще­нии из Китая воз­глав­ля­ет АТФ Банк, а в 1997—2000 годы руко­во­дит при­над­ле­жа­щим Тиму­ру Кули­ба­е­ву «Народ­ным сбе­ре­га­тель­ным бан­ком». Далее око­ло года он зани­мал пост мини­стра транс­пор­та и ком­му­ни­ка­ций, а затем полу­чил крес­ло вице‑премьера. Ста­тья оце­ни­ва­ет это как «пери­од вхож­де­ния Кари­ма Маси­мо­ва во власт­ную эли­ту» и  нахо­дит при­чи­ны такой голо­во­кру­жи­тель­ной карье­ры в «китай­ском факторе».

В 2003—2006 годы К. Маси­мов был помощ­ни­ком прези­дента. В этот пери­од он занял­ся раз­ме­ще­ни­ем казах­стан­ско­го капи­та­ла (точ­нее, капи­та­ла  высо­ко­по­став­лен­ных чинов­ни­ков) на гон­конг­ском рын­ке. Его точ­ность и испол­ни­тель­ность не оста­лись неза­ме­чен­ны­ми — в 2006 году он сно­ва занял пост вице‑премьера.

Для казах­ско-китай­ских отно­ше­ний этот год был осо­бен­ным. 19—22 декаб­ря в ходе офи­ци­аль­но­го визи­та пре­зи­ден­та в Китай было заклю­че­но двух­сто­рон­нее согла­ше­ние о стро­и­тель­стве тру­бо­про­во­да с запа­да Казах­ста­на до восточ­ной части Китая, а так­же о созда­нии сов­мест­но­го китай­ско-казах­ско­го фон­да для осу­ществ­ле­ния инве­сти­ци­он­но­го про­ек­та сто­и­мо­стью 5 млрд дол­ла­ров. Маси­мов играл клю­че­вую роль в под­го­тов­ке дан­но­го кон­трак­та, назван­но­го «Про­ек­том века», и менее чем через месяц, 10 янва­ря 2007 года, он назна­ча­ет­ся премьер‑министром.

Едва при­сту­пив к рабо­те, пра­ви­тель­ство Маси­мо­ва уси­ли­ва­ет тем­пы работ, осу­ществ­ля­е­мых в китай­ском направ­ле­нии в неф­те­га­зо­вой сфе­ре, обла­сти инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий, теле­ком­му­ни­ка­ций, метал­лур­гии. Карьер­ный рост Кари­ма Маси­мо­ва  был постро­ен на «китай­ском фак­то­ре», даже рос­сий­ские ана­ли­ти­ки назы­ва­ют Маси­мо­ва «китай­цем» или «китай­ским лоб­би в Казахстане».

Тако­го рода пуб­ли­ка­ции изме­ни­ли век­тор кри­ти­ки в сто­ро­ну пре­мье­ра, обви­нив его в лоб­би­ро­ва­нии китай­ской экс­пан­сии. Имен­но это вызва­ло обес­по­ко­ен­ность   Маси­мо­ва и выну­ди­ло бро­сить «десант» в стан оппозиции.

За «круг­лым сто­лом» пра­ви­тель­ствен­ная груп­па все вре­мя ста­ра­лась дока­зать бес­поч­вен­ность опа­се­ний отно­си­тель­но «китай­ской экс­пан­сии» и, наобо­рот, убе­дить в необ­хо­ди­мо­сти китай­ских инве­сти­ций и тех­но­ло­гий. По сло­вам Сау­а­та Мын­ба­е­ва, доля Китая в эко­но­ми­ке Казах­ста­на незна­чи­тель­на и она еже­год­но сокра­ща­ет­ся. А из докла­да Асы­л­жа­на Мамыт­бе­ко­ва о слож­ной ситу­а­ции в сель­ском хозяй­стве нетруд­но заме­тить намек на необ­хо­ди­мость китай­ских инве­сти­ций и тех­но­ло­гий для раз­ви­тия этой сферы.

В общем, чинов­ни­ки из кожи вон лез­ли, дабы рас­се­ять опа­се­ния по пово­ду «китай­ской экс­пан­сии». Кай­рат Келим­бе­тов даже сде­лал «китай­ское пре­ду­пре­жде­ние», заявив: «раз­ви­вать анти­рос­сий­ские или анти­ки­тай­ские настро­е­ния — это доста­точ­но опас­ная поли­ти­ка для такой стра­ны, кото­рая нахо­дит­ся в цен­тре всего».

«Круг­лый стол» спе­ци­аль­но про­ве­ли в кон­це неде­ли, когда оппо­зи­ци­он­ные газе­ты уже были изда­ны. Рас­чет вер­ный — в резуль­та­те голос оппо­нен­тов «китай­ско­го лоб­би» не цити­ро­вал­ся, а под­го­тов­лен­ные «про­ма­си­мов­ские» СМИ нача­ли инфор­ма­ци­он­ную ата­ку мате­ри­а­ла­ми о несо­сто­я­тель­но­сти опа­се­ний отно­си­тель­но «китай­ской экс­пан­сии» и ее угрозе.

Под­не­бес­ные политтехнологии 

По неко­то­рым све­де­ни­ям, «опе­ра­цию» воз­глав­лял заме­сти­тель руко­во­ди­те­ля кан­це­ля­рии пра­ви­тель­ства Ержан Баба­ку­ма­ров, явля­ю­щий­ся авто­ром пред­ло­же­ния о «десан­те» выс­ших чинов в стан оппозиции.

Сей­час Е. Баба­ку­ма­ров руко­во­дит инфор­ма­ци­он­но-идео­ло­ги­че­ским направ­ле­ни­ем груп­пы Маси­мо­ва. Под его непо­сред­ствен­ным руко­вод­ством созда­ны центр изу­че­ния Китая Адила Кау­ке­но­ва, Центр гума­ни­тар­но-поли­ти­че­ской конъ­юнк­ту­ры Нур­ла­на Ерим­бе­то­ва, Инсти­тут поли­ти­че­ских реше­ний (КИПР) Бахыт­жа­мал Бек­тур­га­но­вой. На «китай­ское лоб­би» рабо­та­ют почти все СМИ и поли­ти­ко-эко­но­ми­ко-соци­аль­ные иссле­до­ва­тель­ские инсти­ту­ты Казах­ста­на, сре­ди кото­рых заме­че­ны даже  неко­то­рые рос­сий­ские поли­то­ло­ги и сред­ства мас­со­вой информации.

Инсти­тут стра­те­ги­че­ских иссле­до­ва­ний (КИСИ), зани­ма­ю­щий­ся под­го­тов­кой ана­ли­ти­че­ских отче­тов непо­сред­ствен­но для гла­вы госу­дар­ства, сей­час раз­де­лен надвое. Одна часть зани­ма­ет­ся под­держ­кой поло­жи­тель­но­го ими­джа пре­зи­ден­та, а вто­рая, в соста­ве кото­рой рабо­та­ют поли­то­ло­ги  Мурат Лау­му­лин и Кон­стан­тин Сыро­еж­кин, пред­став­ля­ет пре­зи­ден­ту кон­цеп­ции, раз­ра­бо­тан­ные на осно­ве поли­ти­че­ско­го ана­ли­за. Извест­но, что оба поли­то­ло­га уже дав­но содей­ству­ют «груп­пе Маси­мо­ва», про­дви­гая китай­ские инте­ре­сы в Казах­стане. Нетруд­но дога­дать­ся, поче­му пре­зи­дент полу­ча­ет одно­сто­рон­нюю информацию.

Поли­ти­че­ский совет­ник пре­зи­ден­та Ерму­хам­бет Ерты­с­ба­ев дав­но уже не скры­ва­ет, что под­дал­ся «скром­но­му оба­я­нию» Маси­мо­ва. По его мне­нию, для созда­ния двух­пар­тий­ной систе­мы пар­тию «Нур Отан» сле­ду­ет раз­де­лить: пер­вое обра­зо­ва­ние дол­жен воз­гла­вить   Маси­мов, а вто­рое —   Кули­ба­ев. Похо­же,  он уже понял, что Маси­мов не про­сто «испол­ни­тель», не вре­мен­ная фигу­ра, а «глав­ный поли­ти­че­ский игрок», раз­ра­бо­тав­ший соб­ствен­ный стра­те­ги­че­ский план стать реаль­ным «пре­ем­ни­ком гла­вы государства».

Неслож­но заме­тить, что Маси­мов, как нико­гда, бли­зок к глав­ной цели. Имен­но поэто­му он не на шут­ку обес­по­ко­ил­ся, когда оппо­зи­ци­он­ная стре­ла про­те­ста про­тив «китай­ской экс­пан­сии» ока­за­лась направ­лен­ной в его сто­ро­ну. Мно­го­лет­ние «тру­ды» в одно­ча­сье могут ока­зать­ся тщетными…

Пре­ем­ни­ки и сценарии

Поли­ти­че­ская власт­ная эли­та не рас­смат­ри­ва­ет Маси­мо­ва  как  про­тив­ни­ка. На самом деле она силь­но оши­ба­ет­ся. Когда-то глав­ный заго­вор­щик Вла­ди­мир Семи­част­ный из КГБ СССР вре­мен­но поса­дил Лео­ни­да Бреж­не­ва на место сверг­ну­то­го Ники­ты Хру­ще­ва,  затем тра­ги­че­ски погиб,  а Бреж­нев до послед­не­го дыха­ния не выпус­кал из сво­их рук браз­ды правления.

В нашей власт­ной эли­те все оши­боч­но пола­га­ют, что в слу­чае форс‑мажора власть перей­дет, как это преду­смот­ре­но зако­ном, к пред­се­да­те­лю сена­та. Имен­но этим обу­слов­ле­на повы­шен­ная нер­воз­ность при его назна­че­нии. Но вспом­ним, как 21 декаб­ря 2006 года вне­зап­но скон­чал­ся от сер­деч­но­го при­сту­па  Сапар­му­рат Ниязов.

В соот­вет­ствии с Кон­сти­ту­ци­ей меджи­лис дол­жен был про­ве­сти экс­трен­ное засе­да­ние и пере­дасть власть спи­ке­ру Ове­с­гел­ды Ата­е­ву. На деле раз­вер­нул­ся дру­гой сце­на­рий — руко­вод­ство сило­вых струк­тур про­ве­ло экс­трен­ное засе­да­ние, на кото­ром при­сут­ство­ва­ли Акму­рад Редже­пов, началь­ник лич­ной охра­ны  Ния­зо­ва, и Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­хам­ме­дов, министр здра­во­охра­не­ния, кото­рые не явля­лись чле­на­ми Сове­та без­опас­но­сти. На Бер­ды­му­хам­ме­до­ва воз­ло­жи­ли вре­мен­ное испол­не­ние обя­зан­но­стей прези­дента, а тот пер­вым же при­ка­зом  осво­бо­дил Ата­е­ва от зани­ма­е­мой долж­но­сти «за пре­вы­ше­ние долж­ност­ных пол­но­мо­чий» и взял под арест. Вер­ный сорат­ник покой­но­го Турк­мен­ба­ши, управ­де­ла­ми пре­зи­ден­та Алек­сандр Жадан «изчез», а соро­ка­лет­ний сын Мурад, про­жи­ва­ю­щий в Вене, не успел полу­чить наслед­ство и власть…

Поли­ти­че­ские систе­мы наших стран схо­жи,  поэто­му вполне умест­но рас­смот­реть про­ис­хо­див­шие там поли­ти­че­ские про­цес­сы в срав­не­нии со скла­ды­ва­ю­щей­ся в Казах­стане ситуацией.

В апре­ле 2006 года С. Ния­зов с офи­ци­аль­ным визи­том посе­тил Китай, заклю­чил дву­сто­ро­нее согла­ше­ние о стро­и­тель­стве турк­ме­но-китай­ско­го газо­про­во­да и еже­год­ных постав­ках газа в объ­е­ме 30 млрд кубо­мет­ров (казах­стан­ский «Южный газо­про­вод» дол­жен при­со­еди­нить­ся к этой линии). Турк­мен­ба­ши 26 нояб­ря 2006 года под­пи­сал указ о сов­мест­ном осво­е­нии китай­ской ком­па­ни­ей CNPC и «Турк­мен­гео­ло­ги­ей» само­го круп­но­го в Турк­ме­ни­стане месторождения.

Дан­ное согла­ше­ние нер­ви­ро­ва­ло Рос­сию и настоль­ко обес­по­ко­и­ло ЕС, что 18 декаб­ря в Ашга­бад при­был пред­ста­ви­тель ЕС Пьер Морель и встре­тил­ся с Турк­мен­ба­ши. По неко­то­рым све­де­ни­ям, Морель сде­лал Ния­зо­ву столь «выгод­ное пред­ло­же­ние», что в кон­це кон­цов уго­во­рил  его. Одна­ко спу­стя три дня Ния­зов вне­зап­но скон­чал­ся, не успев заклю­чить дву­сто­рон­нее согла­ше­ние с ЕС. Кста­ти, в этот день   Назар­ба­ев нахо­дил­ся в Пекине, где под­пи­сы­вал «Про­ект века».

Ново­ис­пе­чен­ный пре­зи­дент Турк­ме­ни­ста­на  Бер­ды­му­хам­ме­дов, при­шед­ший к вла­сти в резуль­та­те спеш­но про­ве­ден­ных выбо­ров, сде­лал спе­ци­аль­ное заяв­ле­ние о том, что Түрк­ме­ни­стан не наме­рен отка­зы­вать­ся от взя­тых на себя ранее обя­за­тельств и будет выпол­нять их. Иссле­до­вав все собы­тия, ана­ли­ти­ки при­шли к заклю­че­нию, что Бер­ды­му­хам­ме­дов являл­ся актив­ным сто­рон­ни­ком «китай­ско­го лоб­би», и  в смене вла­сти в Турк­ме­ни­стане про­сле­жи­ва­ет­ся явно «китай­ский след».

Одна­ко сме­на вла­сти по «турк­мен­ско­му сце­на­рию» в Казах­стане пока не ожи­да­ет­ся, посколь­ку элит­ные груп­пи­ров­ки про­дол­жа­ют ока­зы­вать про­ти­во­дей­ствие «груп­пе Маси­мо­ва». Но  как гово­рят китай­цы: «Все пре­пят­ствия — дело времени»…

Ста­тья под­го­тов­ле­на Ерме­ком САПИЕВЫМ и Орал­ба­ем МАЖИТОВЫМ

Read more here:
Про «китай­ское лоб­би» в Казахстане

архивные статьи по теме

Армию нацелили на внутренние угрозы

Масимов с цифрами не в ладах?

Акорда против акиматов

Editor