-5 C
Астана
21 апреля, 2021
Image default

Прокуроры тоже боятся Бога

Уго­лов­ное рас­сле­до­ва­ние жана­о­зен­ской тра­ге­дии завер­ше­но — 2 мар­та след­ствен­ные мате­ри­а­лы долж­ны были быть пере­да­ны в Гене­раль­ную про­ку­ра­ту­ру. А нака­нуне в город при­ез­жа­ли пред­ста­ви­те­ли пра­ви­тель­ства Маси­мо­ва и Гене­раль­ной прокуратуры.

 

Автор: Алла ЗЛОБИНА

 

При­ез­да груп­пы из Аста­ны в соста­ве вице-пре­мье­ра пра­ви­тель­ства РК Сери­ка Ахме­то­ва, заме­сти­те­ля началь­ни­ка депар­та­мен­та по над­зо­ру за закон­но­стью след­ствия и дозна­ния Ген­про­ку­ра­ту­ры РК Сапар­бе­ка Нур­пе­и­со­ва и аки­ма Ман­ги­ста­уской обла­сти Баур­жа­на Муха­меджа­но­ва в Жана­о­зене жда­ли с утра.

Наро­ду сооб­щи­ли: чинов­ни­ки при­е­ха­ли по пору­че­нию пре­зи­ден­та, что­бы объ­ек­ты посмот­реть и с людь­ми встре­тить­ся. Неф­тя­ни­ки тут же собра­лись око­ло зда­ния офи­са «Каз­Му­най­Га­за», где пла­ни­ро­ва­лась пер­вая встре­ча, но… их оста­ви­ли за воро­та­ми вме­сте с жур­на­ли­ста­ми «Рес­пуб­ли­ки» и «Стан ТВ».

Вице-пре­мьер раз­го­во­ром не удостоил

После при­бы­тия кор­те­жа жур­на­ли­стам кате­го­рич­но отка­за­ли в прось­бе прой­ти вслед за дру­ги­ми пред­ста­ви­те­ля­ми СМИ в офис «Каз­Му­най­Га­за», а когда один из кор­ре­спон­ден­тов попы­тал­ся снять выход чинов­ни­ков из маши­ны, на шаг зай­дя на запрет­ную тер­ри­то­рию, его про­сто вытолк­ну­ли и закры­ли ворота.

Таким обра­зом, пер­вый вице-министр ока­зал­ся недо­сту­пен как для граж­дан, так и для неза­ви­си­мой прессы.

Люди — жены и мате­ри аре­сто­ван­ных и ране­ных — так и сто­я­ли груп­па­ми до завер­ше­ния встре­чи в надеж­де пого­во­рить с гос­по­ди­ном Ахме­то­вым, а жур­на­ли­сты раз­би­лись на груп­пы (коман­да «Ста­на» поеха­ла «сто­ро­жить» при­езд вице-пре­мье­ра к зда­нию офи­са «Нур Отан» — там мест­ным жите­лям тоже пообе­ща­ли встре­чу с народом).

Дви­же­ние от одно­го пред­по­ла­га­е­мо­го места встре­чи к дру­го­му про­дол­жа­лось на про­тя­же­нии все­го вре­ме­ни, пока Серик Ахме­тов бесе­до­вал с пред­при­ни­ма­те­ля­ми. Нако­нец груп­па жен­щин все-таки реши­лась попы­тать­ся «выло­вить» вице-пре­мье­ра у ворот офи­са КМГ (в офи­се «Нур Ота­на» встре­ча так и не состо­я­лась — из КМГ кор­теж вице-пре­мье­ра сра­зу отпра­вил­ся в Актау). Одна­ко чинов­ник до наро­да не сни­зо­шел. Общать­ся с граж­да­на­ми при­шлось пред­ста­ви­те­лю Генпрокуратуры.

- Вы може­те пого­во­рить с пред­ста­ви­те­лем Ген­про­ку­ра­ту­ры, — после завер­ше­ния меро­при­я­тия позна­ко­мил жен­щин с офи­ци­аль­ным пред­ста­ви­те­лем Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры Сапар­бе­ком Нур­пе­и­со­вым совет­ник пер­во­го зама пре­мьер-мини­стра стра­ны Берик Абдыгалиулы.

- А поче­му жур­на­ли­стов «Рес­пуб­ли­ки» и «Стан ТВ» реши­ли не пус­кать? — тут же поин­те­ре­со­ва­лись мы у него.

- Поня­тия не имею, давай­те я вас про­ве­ду туда, — отве­тил Берик Абды­га­ли­улы, но вице-пре­мьер, завер­шив встре­чу, уже уса­жи­вал­ся в машину.

Про­ку­рор­ские обещания

При­сут­ство­вать при раз­го­во­ре пред­ста­ви­те­ля Ген­про­ку­ра­ту­ры с наро­дом жур­на­ли­стам раз­ре­ши­ли. По иро­нии про­шла встре­ча в зда­нии напро­тив — в ате­лье по поши­ву спец­одеж­ды для нефтяников.

- Будет откры­тый суд. Вы сами в этом убе­ди­тесь. Все будет по зако­ну, — начал раз­го­вор Сапар­бек Нур­пе­и­сов. — Без дока­за­тельств нико­го не осу­дят. Сей­час у вас в горо­де рабо­та­ют несколь­ко комис­сий, при­ез­жал Умир­зак Шукеев…

- Ника­ко­го тол­ку от его при­ез­да не было… — зашу­ме­ли женщины.

В ате­лье зашли пять чело­век. Тама­ра Ерга­зе­ва, муж кото­рой нахо­дит­ся в СИЗО Актау. Чета Джал­га­з­ба­е­вых — у них аре­сто­ван сын. 72-лет­няя Шам­боз-апа — ее един­ствен­ный сын так­же задер­жан по подо­зре­нию в орга­ни­за­ции бес­по­ряд­ков. И Онар­гуль Дос­ма­гам­бе­то­ва — два ее сына так­же постра­да­ли во вре­мя бес­по­ряд­ков 16 декаб­ря 2011 года: млад­ший после ране­ния лежит дома в ожи­да­нии оче­ре­ди на опе­ра­цию, а сред­ний нахо­дит­ся в ИВС ГУВД Жанаозена.

- Мы вас пони­ма­ем, пони­ма­ем ваши чув­ства. Если ваши близ­кие неви­нов­ны, не бес­по­кой­тесь, — пытал­ся убе­дить людей Сапар­бек Нурпеисов.

- Май­ор поли­ции Мурат Кызыл­ку­лов в тот день (16 декаб­ря 2011 г.) на пло­ща­ди про­сил: «Если ты мужик, ударь меня!» Да, я мужик, но я и про­сто­го чело­ве­ка не уда­рю, — начал свой рас­сказ Джал­га­з­ба­ев. — Даже про­стые люди зна­ют… да все у нас зна­ют: чело­ве­ка в пого­нах бить нель­зя. Меня несколь­ко раз задер­жи­ва­ли и отпус­ка­ли. Теперь мое­го сына аре­сто­ва­ли. По видео, кото­рое пока­за­ли, мой сын там толь­ко кри­чит: «Где спра­вед­ли­вость?» Это что, пре­ступ­ле­ние? А его по двум ста­тьям УК обви­ня­ют — по 241‑й и 321‑й!

- Что­бы обви­нить мое­го мужа, нашли сви­де­те­ля — поли­цей­ско­го, кото­рый согла­сил­ся дать на суде пока­за­ния, что мой муж его избил, — взя­ла эста­фе­ту Тама­ра Ерга­зе­ва. — Этот чело­век пошел в сви­де­те­ли, что­бы избе­жать нака­за­ния: у него руки нечи­стые — он стре­лял на пло­ща­ди. Мы это точ­но зна­ем. Мой муж был ранен сра­зу, в пер­вые мину­ты стрель­бы, он нико­го не бил.

- Мы все будем пере­про­ве­рять, все вста­нет на свои места, — отве­тил Сапар­бек Нур­пе­и­сов. — Без дока­за­тельств нико­го судить не будут. Пусть что хочет след­ствие пишет, мы все пере­про­ве­рим. Мы зави­сим толь­ко от зако­на, боль­ше ни от кого.

- Вы гово­ри­те: закон, закон… Какой у нас тут закон? Кто ему под­чи­ня­ет­ся? Вот сидит тут Доса­ха­нов… (За сто­лом, вме­сте с пред­ста­ви­те­лем Ген­про­ку­ра­ту­ры сиде­ли началь­ник ГУВД Аман­гель­ды Доса­ха­нов и новый аким Жана­о­зе­на Серик­бай Тру­мов. Оба не про­ро­ни­ли ни сло­ва.) В моем доме иска­ли ору­жие. Две «газе­ли» и «уазик» с СОБРов­ца­ми и поли­цей­ски­ми при­сла­ли. Я что, тер­ро­рист­ка? Я все зако­ны выучи­ла уже. Ско­ро буду рабо­тать у Той­жа­на (про­ку­ро­ра Жанаозена).

Про­ку­рор рас­сме­ял­ся: «Помощ­ни­ком у него буде­те». Но рас­ска­зом жен­щи­ны заин­те­ре­со­вал­ся: обме­нял­ся номе­ра­ми сото­вых теле­фо­нов с Тама­рой Ерга­зе­вой и пообе­щал все выяс­нить. Доса­ха­нов нерв­но посту­ки­вал сапо­га­ми и стро­го посмат­ри­вал то на Ерга­зе­ву, то рас­те­рян­но на пред­ста­ви­те­ля Генпрокуратуры.

- Я так понял, вы не дове­ря­е­те тем, кто здесь ведет след­ствие? — спро­сил Сапар­бек Нур­пе­и­сов и вновь заве­рил: — Суд будет откры­тым и спра­вед­ли­вым, за ним будут сле­дить все люди.

«Мы тоже боим­ся Бога…»

К сло­ву, слу­хи о закры­тых судеб­ных про­цес­сах бро­дят по Жана­о­зе­ну уже две неде­ли. Инфор­ма­ция при­хо­дит от задер­жан­ных неф­тя­ни­ков, кото­рые сей­час нахо­дят­ся из СИЗО Актау. Они яко­бы слы­ша­ли об этом от поли­цей­ских: о том, что пер­вый суд — по орга­ни­за­ции бес­по­ряд­ков — будет закры­тым. Вто­рой — по обви­не­нию Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва — открытым.

- Воз­мож­но, если будет амни­стия, неф­тя­ни­ков амни­сти­ру­ют. Но если будет дока­за­на чья-то вина, то, конеч­но, они поне­сут нака­за­ние. Наша зада­ча — не судить, а разо­брать­ся, — все пытал­ся убе­дить жен­щин офи­ци­аль­ный пред­ста­ви­тель Гене­раль­ной прокуратуры.

- Нет ника­ких дока­за­тельств… — пла­ча и дер­жась за серд­це воз­ра­жа­ла 72-лет­няя Шам­боз-апа. — Ско­ро помин­ки мое­го сына — год, как он умер, а я хожу, про­шу, что­бы осво­бо­ди­ли дру­го­го — единственного.

Пожи­лая жен­щи­на не про­пус­ка­ет ни одно­го при­ез­да чинов­ни­ков, депу­та­тов, пике­тов или митин­гов. Свое обра­ще­ние пре­зи­ден­ту стра­ны она попро­си­ла запи­сать теле­ви­зи­он­щи­ков. А как-то при­дя в ГУВД Жана­о­зе­на, на свою прось­бу встре­тить­ся с началь­ством, полу­чи­ла гру­бый отказ.

- Вот так в грудь толк­ну­ли, ска­за­ли: иди отсю­да, — рас­ска­зы­ва­ла Шам­боз-апа журналистам.

- Мы все боим­ся Бога, — неожи­дан­но ска­зал Сапар­бек Нур­пе­и­сов. — Сами будем про­ве­рять все, по суще­ству… Мы не под­чи­ня­ем­ся их след­ствию, мы под­чи­ня­ем­ся закону.

Про­ку­рор доба­вил: 2 мар­та сотруд­ни­ки Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры нач­нут зна­ко­мить­ся с мате­ри­а­ла­ми уго­лов­ных дел. Про­вер­ка будет про­хо­дить в тече­ние деся­ти дней.

…После визи­та вице-пре­мье­ра Сери­ка Ахме­то­ва в Жана­о­зен офи­ци­аль­ные СМИ запест­ри­ли заго­лов­ка­ми типа «Вице-пре­мьер встре­тил­ся с жана­о­зен­ца­ми». Инфор­ма­ци­он­ные агент­ства и сай­ты газет сооб­ща­ли: с постра­дав­ши­ми от декабрь­ских собы­тий в бли­жай­шее вре­мя встре­тят­ся и пред­ста­ви­те­ли Мини­стер­ства финан­сов, что­бы помочь им решить вопрос с кре­ди­та­ми, кото­ры­ми обре­ме­не­ны здесь почти все горо­жане; вопрос с тру­до­устрой­ством людей (а без­ра­бо­ти­ца в Жана­о­зене это бич) будет решать­ся в бли­жай­шее вре­мя: «будут сфор­ми­ро­ва­ны окон­ча­тель­ные спис­ки тру­до­устра­и­ва­е­мых жана­о­зен­цев». И что пред­при­ни­ма­те­ли нако­нец полу­чат ком­пен­са­ции за свои сожжен­ные мага­зи­ны и ларь­ки. Сами биз­не­сме­ны раз­го­ва­ри­вать с жур­на­ли­ста­ми после встре­чи с Ахме­то­вым не захотели.

Continue Reading:
Про­ку­ро­ры тоже боят­ся Бога

архивные статьи по теме

Интеграции нет, есть дезинтеграция

Стинг сам спросил о забастовке нефтяников

Кабмин спросил Рогова о сроках и датах