9 C
Астана
20 сентября, 2021
Image default

«Проблема транзита власти в Казахстане России угрожает больше, чем проблема отношений с Узбекистаном»

Эксперт по странам СНГ Аркадий Дубнов в программе «Особое мнение» с Ольгой Журавлевой на радиостанции «Эхо Москвы» высказался по поводу проблем, стоящих перед странами Средней Азии и Казахстаном в 2017 году.

Часто спра­ши­ва­ют: если США уйдут из Афга­ни­ста­на, что ждет Сред­нюю Азию? Ката­стро­фы для Сред­ней Азии не будет. Пото­му что ее уже не слу­чи­лось. Фак­ти­че­ски счи­та­лось, что аме­ри­кан­ское при­сут­ствие в Афга­ни­стане удер­жи­ва­ло эту стра­ну от рас­па­да или мог­ло бы спо­соб­ство­вать про­ник­но­ве­нию бое­ви­ков в Сред­нюю Азию, чем нас посто­ян­но пуга­ли наши же началь­ни­ки, и воен­ные, и поли­ти­че­ские. Одна­ко это­го не про­изо­шло. Пото­му что эта изна­чаль­ная трак­тов­ка была непро­фес­си­о­наль­ной и направ­лен­ной исклю­чи­тель­но на то, что­бы напу­гать сред­не­ази­ат­ских руко­во­ди­те­лей тем, что без рос­сий­ской помо­щи им не обой­тись. И в резуль­та­те Турк­ме­ния – един­ствен­ная стра­на, кото­рая в каком-то отно­ше­нии испы­ты­ва­ет опре­де­лен­но­го рода прес­синг, но не со сто­ро­ны ИГИЛ или тали­бов, а со сто­ро­ны афган­ских турк­мен, кото­рых око­ло мил­ли­о­на, живу­щих по ту сто­ро­ну реч­ки в Афга­ни­стане. Они дол­гое вре­мя пыта­ют­ся пре­тен­до­вать на какие-то газо­нос­ные поля в Турк­ме­нии и на кон­троль над газо­про­во­дом, кото­рый идет отту­да. Они хотят полу­чить свою рен­ту от того, что Турк­ме­ния име­ет от сво­их газо­вых запа­сов. Но турк­мен­ское руко­вод­ство все­гда уме­ло дого­ва­ри­вать­ся по это­му пово­ду с афган­ским джи­ха­дист­ским руко­вод­ством. Еще с пер­вых пост­со­вет­ских лет. В те годы я там часто бывал и пере­ез­жал на ту сто­ро­ну из Турк­ме­нии, и был сви­де­те­лем того, как пре­зи­дент стра­ны, тогда еще Сапар­му­рад Ния­зов (кото­ро­го сей­час назы­ва­ем Турк­мен­ба­ши) ниче­го в этом не пони­мал. Но у него был очень гра­мот­ный пере­го­вор­щик – министр ино­стран­ных дел Борис Шихму­ра­дов, с кото­рым я дру­жил, и кото­рый, к сожа­ле­нию, исчез в турк­мен­ских тюрьмах.

Узбе­ки­стан тоже так и не стал стра­ной, кото­рая под­верг­лась напа­де­нию из Афга­ни­ста­на. Там, прав­да, малень­кий уча­сток общей гра­ни­цы – око­ло 80 кило­мет­ров, и он хоро­шо укреплен.

А вот Таджи­ки­стан, у кото­ро­го гра­ни­ца с Афга­ни­ста­ном почти пол­то­ры тыся­чи кило­мет­ров, – наи­бо­лее уяз­вим. Эта гра­ни­ца про­хо­дит по очень тяже­ло­му релье­фу, боль­шей частью в горах. И вот там дей­стви­тель­но есть про­бле­мы с инфиль­тра­ци­ей бое­ви­ков из Афга­ни­ста­на в Таджи­ки­стан. Необя­за­тель­но афган­цев. Там очень мно­го афган­ских таджи­ков, мно­го мод­жа­хе­дов, в свое вре­мя бежав­ших из Таджи­ки­ста­на во вре­мя граж­дан­ской вой­ны. У них вырос­ло поко­ле­ние детей.

И, конеч­но же, суще­ству­ет про­бле­ма нар­ко­тра­фи­ка, у кото­ро­го есть и, изви­ни­те за цинизм, будет два пути – таджик­ский и туркменский.

Так вот, инфиль­тра­ция бое­ви­ков по турк­мен­ско­му участ­ку и даль­ше в Казах­стан или Рос­сию не про­ис­хо­дит. Чего нель­зя ска­зать про Таджи­ки­стан, из кото­ро­го очень лег­ко про­ник­нуть в Кир­ги­зию, отту­да в Узбе­ки­стан и так далее. Мы пом­ним собы­тия 1999 – 2000 годов, когда были вылаз­ки бое­ви­ков Ислам­ско­го дви­же­ния Узбе­ки­ста­на через Таджи­ки­стан в Кир­ги­зию. Помни­те, тогда взя­ли япон­ских архео­ло­гов в залож­ни­ки. Бое­ви­ков было несколь­ко десят­ков. А шум был гран­ди­оз­ней­ший. Но ника­кой пока серьез­ной угро­зы ИГИЛ для стран Сред­ней Азии нет. Опас­ность исхо­дит от бое­ви­ков из Ислам­ско­го дви­же­ния Узбе­ки­ста­на, кото­рые из финан­со­вых сооб­ра­же­ний могут при­мкнуть на севе­ре Афга­ни­ста­на к ИГИЛ.

Нет угро­зы и от тали­бов, кото­рой нас все­гда пуга­ли, что они, помни­те, как Алек­сандр Лебедь в свое вре­мя гово­рил, дой­дут до Сама­ры. И на этом стро­и­лась наша поли­ти­ка оттор­же­ния вся­ких воз­мож­но­стей пере­го­во­ров с «Тали­ба­ном». Сего­дня же все поме­ня­лось на про­ти­во­по­лож­ный век­тор. Теперь мы нахо­дим­ся в диа­ло­ге с «Тали­ба­ном». Что не нра­вит­ся вла­стям в Афганистане.

И, нако­нец, есть про­бле­ма ислам­ско­го экс­тре­миз­ма в Казах­стане. Недав­ние собы­тия в Акто­бе. Вылаз­ки бое­ви­ков, напа­де­ние на поли­цей­ских. Отъ­ем ору­жия и гибель людей. Казах­стан очень слож­ная, очень бога­тая, очень непро­стая стра­на. В кото­рой очень мно­го соци­аль­ной диф­фе­рен­ци­а­ции, про­блем, свя­зан­ных с про­ис­хож­де­ни­ем стра­ны… Есть про­бле­мы Запад­но­го Казах­ста­на – основ­но­го кор­миль­ца всей стра­ны, где сосре­до­то­че­ны все основ­ные неф­тя­ные место­рож­де­ния. И там мно­го недо­воль­ных тем, что у них оста­ет­ся очень мало от того, что они добы­ва­ют. Эти настро­е­ния под­пи­ты­ва­ют­ся теми, кто пред­став­ля­ет запад Казах­ста­на в цен­траль­ных власт­ных струк­ту­рах. Есть извест­ные пер­со­ны типа Асла­на Муси­на. Когда-то он был руко­во­ди­те­лем адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та Казах­ста­на. Затем был «сослан» подаль­ше – послом в Хор­ва­тию, а в нача­ле это­го года неожи­дан­но отправ­лен Назар­ба­е­вым в отстав­ку с сухой и без­апел­ля­ци­он­ной фор­му­ли­ров­кой «в свя­зи с дости­же­ни­ем пен­си­он­но­го воз­рас­та». Есть бра­тья Рыс­ка­ли­е­вы, кото­рые рас­се­я­лись в неиз­вест­ном направ­ле­нии где-то за пре­де­ла­ми Казах­ста­на. Они, что назы­ва­ет­ся, нефор­маль­ные лиде­ры эли­ты Запад­но­го Казах­ста­на, кото­рые, как счи­та­ют неко­то­рые экс­пер­ты в Казах­стане, несут ответ­ствен­ность за мно­гие бес­по­ряд­ки и собы­тия, в том чис­ле и пять лет назад в Жана­о­зене, где в резуль­та­те спро­во­ци­ро­ван­но­го кон­флик­та про­ли­лась кровь.

Но стра­ны Сред­ней Азии в борь­бе про­тив угро­зы ислам­ско­го экс­тре­миз­ма, к сожа­ле­нию, пока вооб­ще ни по каким пара­мет­рам не могут объ­еди­нить­ся. Они как в пра­ви­лах ком­би­на­то­ри­ки – чис­ло соче­та­ний по двое из пяти. В этой ком­би­на­то­ри­ке есть пара устой­чи­вых свя­зей для сотруд­ни­че­ства, они про­сто конъ­юнк­тур­но все­гда скла­ды­ва­ют­ся. Либо вооб­ще отсут­ству­ют. Ну, напри­мер, сей­час после смер­ти в сен­тяб­ре про­шло­го года пре­зи­ден­та Узбе­ки­ста­на Исла­ма Кари­мо­ва есть шанс на нала­жи­ва­ние отно­ше­ний меж­ду Кир­ги­зи­ей и Узбекистаном.

У Рос­сии же самые про­блем­ные отно­ше­ния с Таджи­ки­ста­ном. Несмот­ря на то, что эта стра­на – член ОДКБ. Послед­нее собы­тие, напри­мер, с отме­ной авиа­рей­сов, это под­твер­жда­ет. Душан­бе не дал раз­ре­ше­ние на поле­ты рос­сий­ской авиа­ком­па­нии из аэро­пор­та в Жуков­ском в Таджи­ки­стан. Там чисто ком­мер­че­ские, конеч­но, про­бле­мы, пото­му что Таджи­ки­стан счи­та­ет себя, что назы­ва­ет­ся, обой­ден­ным в этом биз­не­се. Но пока не уда­ет­ся это решить.

А самые луч­шие отно­ше­ния – фор­маль­но с Казах­ста­ном. Нель­зя иметь пло­хие отно­ше­ния и нель­зя не иметь хоро­шие при 7,5 тыся­чи кило­мет­ров общей сухо­пут­ной гра­ни­цы, плюс еще пол­ты­ся­чи кило­мет­ров по Кас­пию. Это пред­опре­де­ля­ет ситу­а­цию. Но там внут­ри у нас тоже все вре­мя при­сут­ству­ют такие сило­вые линии натя­же­ния. В част­но­сти, нелов­кие вбро­сы по очень чув­стви­тель­ным для казах­стан­ской наци­о­наль­ной иден­тич­но­сти вопро­сам, кото­рые поз­во­ля­ет себе рос­сий­ское руко­вод­ство вплоть до пре­зи­ден­та. Но каза­хи все пом­нят. Насту­пит момент, когда Казах­стан оста­нет­ся в оди­но­че­стве без сво­е­го наци­о­наль­но­го лиде­ра, в био­ло­ги­че­ском смыс­ле, и эти «нелов­кие вбро­сы» каза­хи нач­нут вспо­ми­нать гораз­до более актив­но. Пото­му что про­бле­ма тран­зи­та вла­сти в Казах­стане нам угро­жа­ет боль­ше, чем про­бле­ма отно­ше­ний с Узбе­ки­ста­ном, где все про­шло, чест­но гово­ря, для меня ожи­да­е­мо, отно­си­тель­но спокойно.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казахстан

архивные статьи по теме

Есимов, выборы и «Кокжайлау»

Заграница поможет?

Editor

Алиев продал сахарный бизнес, чтобы сбежать на Кипр?