fbpx

Призывные пункты, аресты, угрозы. Что стоит на пути волны протестных настроений в Казахстане

Ощу­тив ослаб­ле­ние авто­ри­тар­но­го гне­та, насаж­дав­ше­го­ся в стране почти три десят­ка лет, казах­стан­цы соби­ра­ют­ся на митин­гах за пра­ва и рефор­мы, подоб­ных кото­рым не было в Казах­стане с нача­ла 2000‑х годов.

—​ Есть веро­ят­ность, что такой воз­мож­но­сти боль­ше не будет. Если мы не сде­ла­ем [что-то сей­час], всё будет про­сто хуже. Не сто­ит упус­кать момент, когда мож­но что-то изме­нить в нашей стране, —​ ска­зал акти­вист Аслан Сагут­ди­нов о вне­зап­ной отстав­ке быв­ше­го пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва и кон­тро­ли­ру­е­мой пере­да­че вла­сти дове­рен­но­му про­те­же Касым-Жомар­ту Тока­е­ву.

Вооду­ше­вив­шись отстав­кой Назар­ба­е­ва в мар­те, после почти 30 лет его прав­ле­ния, сот­ни казах­стан­цев при­ня­ли уча­стие в митин­гах по всей стране, тре­буя поли­ти­че­ских реформ, улуч­ше­ния соци­аль­ных усло­вий и про­ве­де­ния сво­бод­ных и спра­вед­ли­вых пре­зи­дент­ских выбо­ров 9 июня.

Одна­ко пра­ви­тель­ство отре­а­ги­ро­ва­ло на это вол­ной аре­стов, штра­фа­ми и тюрем­ны­ми заклю­че­ни­я­ми. При­ну­ди­тель­ная воен­ная служ­ба, в свою оче­редь, толь­ко подо­гре­ва­ет страх перед нака­за­ни­ем во вне­су­деб­ном поряд­ке.

ПРЕСЛЕДОВАНИЕ АКТИВНОЙ МОЛОДЕЖИ

За послед­ние три меся­ца сот­ни демон­стран­тов были задер­жа­ны или заклю­че­ны в тюрь­му и по мень­шей мере шесть акти­ви­стов-муж­чин были вызва­ны в воен­ко­ма­ты или отправ­ле­ны на воен­ную служ­бу.

Мно­гие из тех, кто был при­зван на воин­скую служ­бу или вызван в воен­ко­ма­ты, но не отправ­лен слу­жить, —​ Алим­жан Изба­са­ров, Бей­ба­рыс Толым­бе­ков, Дани­яр Хасе­нов, Берик­бол Сады­бай, Марат Оске­на­ли и Аслан Сагут­ди­нов — име­ли отсроч­ку от армии в свя­зи с полу­че­ни­ем обра­зо­ва­ния или по меди­цин­ским и дру­гим пра­во­мер­ным пока­за­те­лям. Они счи­та­ют, что при­зы­вы в армию — это ответ на их поли­ти­че­скую дея­тель­ность.

Несмот­ря на то, что Изба­са­ров так и не полу­чил отве­та от сотруд­ни­ков воен­ко­ма­та о меди­цин­ских пока­за­ни­ях, кото­рые, как он гово­рит, не поз­во­ля­ют ему слу­жить в армии, 5 июня он был объ­яв­лен при­год­ным для служ­бы и отправ­лен с неболь­шой груп­пой ново­бран­цев из сто­ли­цы Казах­ста­на Нур-Сул­та­на в южный город Тараз. Веро­ят­но, он будет слу­жить там в тече­ние года — обя­за­тель­ный срок служ­бы для муж­чин стра­ны в воз­расте от 18 до 27 лет.

Алим­жан Изба­са­ров ска­зал Азатты­ку, что полу­чил уве­дом­ле­ние от поли­ции явить­ся в воен­ко­мат сра­зу после окон­ча­ния его 15-днев­но­го заклю­че­ния за непод­чи­не­ние поли­ции и уча­стие в несанк­ци­о­ни­ро­ван­ном митин­ге по слу­чаю Дня един­ства наро­да в Нур-Сул­тане 1 мая.

Изба­са­ров счи­та­ет, что его при­зыв свя­зан с уси­ли­я­ми чинов­ни­ков изо­ли­ро­вать «актив­ную моло­дежь» на вре­мя под­го­тов­ки Казах­ста­на к выбо­рам.

По сло­вам 23-лет­не­го акти­ви­ста, после осво­бож­де­ния из заклю­че­ния он вос­поль­зо­вал­ся соци­аль­ны­ми сетя­ми для при­зы­вов дру­гих казах­стан­цев к поли­ти­че­ской актив­но­сти.

— 1 мая — день, когда люди пре­одо­ле­ли свои стра­хи. Мы, моло­дежь, долж­ны объ­еди­нить­ся, тогда к нам при­со­еди­нят­ся и наши роди­те­ли, — ска­зал Изба­са­ров на мир­ном собра­нии акти­ви­стов в Нур-Сул­тане 21 мая.

ПОЛИТИЧЕСКИ МОТИВИРОВАННЫЕ ПРИЗЫВЫ В АРМИЮ

Перед тем как его отпра­ви­ли в Тараз, обри­тый налы­со Изба­са­ров заявил, нахо­дясь в окру­же­нии дру­гих ново­бран­цев:

— Я знаю, что отправ­ка меня в армию поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ва­на. Режим Казах­ста­на боит­ся меня, боит­ся, что я буду в Астане (преж­нее назва­ние сто­ли­цы стра­ны, ныне име­ну­е­мой Нур-Сул­тан. —​ Ред.) перед выбо­ра­ми, и, конеч­но, они хотят изо­ли­ро­вать меня на этот пери­од. Я не боюсь армии и ниче­го не имею про­тив армии. Всё хоро­шо, я буду слу­жить. Там тоже такие же граж­дане, как и я.

Алимжан Избасаров выступает перед призывом в армию. Нур-Султан, 5 июня 2019 года.
Алим­жан Изба­са­ров высту­па­ет перед при­зы­вом в армию. Нур-Сул­тан, 5 июня 2019 года.

20-лет­ний Бей­ба­рыс Толым­бе­ков про­вел 15 дней в тюрь­ме в апре­ле — мае после того, как он и акти­вист­ка Асия Туле­со­ва раз­вер­ну­ли бан­нер на алма­тин­ском мара­фоне с над­пи­сью: «От прав­ды не убе­жишь». После осво­бож­де­ния из заклю­че­ния, 17 мая его забра­ли в армию, несмот­ря на обес­по­ко­ен­ность пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций тем, что во вре­мя про­хож­де­ния воин­ской служ­бы он может под­верг­нуть­ся напад­кам и жесто­ко­му обра­ще­нию.

По сло­вам пра­во­за­щит­ни­ков, мать Бей­ба­ры­са, Ляз­зат Толым­бе­ко­ва, и дру­гие род­ствен­ни­ки мог­ли бы ока­зать­ся под угро­зой пре­сле­до­ва­ний, если бы Толым­бе­ков в сроч­ном поряд­ке не отпра­вил­ся в армию.

Бейбарыс Толымбеков (в центре) перед отправлением в армию. Алматы, 17 мая 2019 года.
Бей­ба­рыс Толым­бе­ков (в цен­тре) перед отправ­ле­ни­ем в армию. Алма­ты, 17 мая 2019 года.

Акти­вист Аслан Сагут­ди­нов был вызван в воен­ко­мат горо­да Ураль­ска 15 мая, через девять дней после его задер­жа­ния за акцию с пустым пла­ка­том на цен­траль­ной пло­ща­ди горо­да. Тогда он пра­виль­но пред­ска­зал свой арест, хотя ниче­го не гово­рил и дер­жал пустой пла­кат.

22-лет­ний Сагут­ди­нов был задер­жан, но вско­ре после это­го его осво­бо­ди­ли, когда поли­ция не смог­ла опре­де­лить состав его пре­ступ­ле­ния.

— Полу­ча­ет­ся, вот в такие момен­ты, когда я что-то делаю, ста­ра­юсь заснять митин­ги или еще что-то, меня начи­на­ют вызы­вать в армию, в воен­ко­мат. У меня с серд­цем про­бле­мы — ане­вриз­ма серд­ца. Я предо­став­ляю все акты, что у меня есть такой диа­гноз. Но каж­дый раз вызы­ва­ют вновь, — гово­рит Сагут­ди­нов.

Смот­ри­те так­же: Аслан Сагут­ди­нов: «Если не менять­ся, даль­ше всё будет хуже»

​По мне­нию Сагут­ди­но­ва, дан­ный момент в исто­рии Казах­ста­на — сме­на руко­вод­ства впер­вые с 1989 года — самое вре­мя для людей тре­бо­вать демо­кра­ти­че­ских реформ.

— В какой-то момент понял, что сей­час — тот момент, когда сто­ит что-то сде­лать, как-то про­явить свою граж­дан­скую пози­цию, пото­му что, воз­мож­но, тако­го нико­гда боль­ше не будет, — ска­зал он.

Вла­сти Казах­ста­на отка­за­лись ком­мен­ти­ро­вать обви­не­ния акти­ви­стов в том, что они исполь­зу­ют при­зы­вы в армию, что­бы усми­рить оппо­зи­цию.

ВСПЛЕСК ПОЛИТИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ

Вдо­ба­вок к широ­ко­мас­штаб­ным акци­ям про­те­ста 1 мая, когда сот­ни людей были задер­жа­ны и мно­гие оштра­фо­ва­ны и /или заклю­че­ны в тюрь­му, на ули­цы так­же вышли груп­пы мате­рей, тре­бу­ю­щих уве­ли­че­ния соци­аль­ных посо­бий и улуч­ше­ния жилищ­ных усло­вий для сво­их семей. Послед­ние такие про­те­сты про­хо­ди­ли в Нур-Сул­тане 3 июня перед пре­зи­дент­ским двор­цом.

В чис­ле дру­гих собы­тий оппо­зи­ци­он­но­го харак­те­ра: боль­шая груп­па про­те­сту­ю­щих — недо­воль­ных судеб­ной систе­мой стра­ны и неспра­вед­ли­вы­ми аре­ста­ми демон­стран­тов — 4 июня ворва­лась в штаб-квар­ти­ру пар­тии «Нур Отан» в сто­ли­це с тре­бо­ва­ни­ем пого­во­рить с Тока­е­вым.

Еще одним всплес­ком поли­ти­че­ской актив­но­сти ста­ло про­ве­де­ние 1 июня в Нур-Сул­тане «курул­тая». Несмот­ря на тщет­ные попыт­ки чинов­ни­ков забло­ки­ро­вать вход в гости­ни­цу, десят­ки акти­ви­стов со все­го Казах­ста­на смог­ли про­рвать­ся в зал, где долж­но было про­хо­дить собра­ние. Они выска­за­лись про­тив про­дол­жа­ю­ще­го­ся удер­жа­ния вла­сти Назар­ба­е­вым. Участ­ни­ки собра­ния при­зва­ли изби­ра­те­лей бой­ко­ти­ро­вать пре­зи­дент­ские выбо­ры, так как счи­та­ют, что резуль­тат их «пред­опре­де­лен».

Казах­стан­ский актер Ану­ар Нур­пе­и­сов при­влек вни­ма­ние поль­зо­ва­те­лей соци­аль­ных сетей запус­ком видео­ро­ли­ка #мено­ян­дым (в пере­во­де с казах­ско­го «Я проснул­ся». — Ред.), в кото­ром моло­дые люди обсуж­да­ют основ­ные сво­бо­ды, кото­рых не хва­та­ет в Казах­стане. Успех это­го видео­ро­ли­ка подвиг груп­пу про­пра­ви­тель­ствен­ных моло­дых людей сде­лать подоб­ные видео —​ но в них они пре­воз­но­сят госу­дар­ствен­ных лиц или неко­то­рые аспек­ты казах­стан­ско­го обще­ства.

Кам­па­ния Нур­пе­и­со­ва побу­ди­ла к созда­нию 5 июня ново­го дви­же­ния — «Про­бу­дись, Казах­стан». Акти­ви­сты дви­же­ния про­ве­ли пресс-кон­фе­рен­цию, при­звав к поли­ти­че­ским рефор­мам.

На вопрос немец­ко­го теле­ка­на­ла ARD 2 июня о том, бес­по­ко­ит­ся ли он о воз­ник­но­ве­нии про­блем с вла­стя­ми из-за кам­па­нии #мено­ян­дым, Нур­пе­и­сов ска­зал:

— Мы уже 30 лет живем с про­бле­ма­ми. Наста­ло вре­мя покон­чить с ними.

Автор — Пит Баум­гарт­нер. В напи­са­нии ста­тьи участ­во­ва­ли Сания Той­кен, Санат Урна­ли­ев и Рус­лан Медель­бек.

Пере­ве­ла с англий­ско­го язы­ка Али­са Валь­са­ма­ки.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»