3 C
Астана
20 сентября, 2021
Image default

Прелюдия «ежовщины»

Повседневная история террора

Мы пуб­ли­ку­ем отры­вок из новой кни­ги исто­ри­ка Илья­са Козы­ба­е­ва «Боль­шой тер­рор» в Казах­стане», в кото­рой на бога­том фак­ти­че­ском мате­ри­а­ле пока­зан меха­низм мас­со­вых репрес­сий 1937 – 1938 годов и дея­тель­ность орга­нов госбезопасности.

При­ше­ствие Н. Ежо­ва в НКВД на исхо­де сен­тяб­ря 1936 г. в Казах­стане встре­ти­ли с неко­то­рой насто­ро­жен­но­стью. Еще живы были оче­вид­цы интриг Ежо­ва в сере­дине 20‑х гг., когда он уме­ло про­ти­во­по­став­лял наци­о­наль­ные кад­ры друг дру­гу, выдви­гая на руко­во­дя­щие посты пред­ста­ви­те­лей кон­ку­ри­ру­ю­щих груп­пи­ро­вок, выдав­ли­вал при­знан­ных лиде­ров из рес­пуб­ли­ки. Пар­тий­но-госу­дар­ствен­ный бомонд бес­по­ко­и­ла хоро­шая осве­дом­лен­ность быв­ше­го орго­ви­ка пар­тии о кад­ро­вом кор­пу­се КАССР, кото­рая отныне мог­ла быть исполь­зо­ва­на по сво­е­му назна­че­нию руко­во­ди­те­лем репрес­сив­но­го органа.

В это вре­мя пози­ции Лево­на Мир­зо­я­на каза­лись незыб­ле­мы­ми. Как быва­ет на Восто­ке, здесь уже сфор­ми­ро­вал­ся «куль­тик» пер­во­го лица, ска­жем, во мно­гом заслу­жен­ный, бла­го­да­ря его неуто­ми­мой управ­лен­че­ской дея­тель­но­сти, забо­те о людях и раз­ви­тии наци­о­наль­ной куль­ту­ры. Имя пер­во­го сек­ре­та­ря край­ко­ма гор­до носи­ли Выс­шая ком­му­ни­сти­че­ская сель­ско­хо­зяй­ствен­ная шко­ла, рай­о­ны в Семи­па­ла­тин­ске и Южно-Казах­стан­ской обла­сти, быв­ший город Аулие-Ата, Казах­ский театр опе­ры и бале­та, чет­вер­тый в мире по высо­те пик на Тянь-Шане Хан-Тен­гри, зер­но­сов­хоз в Южно-Казах­стан­ской обла­сти и дру­гие предприятия.

В декаб­ре про­изо­шло дол­го­ждан­ное пре­об­ра­зо­ва­ние Казах­ской авто­ном­ной рес­пуб­ли­ки в союз­ную. Офи­ци­аль­ная про­па­ган­да уста­ми Ура­за Иса­е­ва широ­ко веща­ла: «У нас теперь еди­ный, креп­ко спа­ян­ный Совет­ский Казак­стан, где пле­ме­на трех «жузов», под руко­вод­ством пар­тии боль­ше­ви­ков, кон­со­ли­ди­ро­ва­лись в еди­ный казак­ский народ, кото­рый в сою­зе с рабо­чим клас­сом и тру­дя­щи­ми­ся мас­са­ми дру­гих наци­о­наль­но­стей успеш­но ведет соци­а­ли­сти­че­ское строительство».

Но суще­ство­ва­ла и обо­рот­ная сто­ро­на меда­ли. В рес­пуб­ли­ку во вто­рой поло­вине 1936 г. отпра­ви­ли 68 тысяч спец­пе­ре­се­лен­цев с Укра­и­ны, обу­строй­ство кото­рых натолк­ну­лось на боль­шие труд­но­сти. Пер­ма­нент­ная пар­тий­ная чист­ка дер­жа­ла в «тону­се» пар­тий­ные орга­ни­за­ции. За послед­ние пять меся­цев года были исклю­че­ны из пар­тии 1012 чело­век, а так­же 63 троц­ки­ста-зино­вьев­ца, 14 алаш-ордын­цев, 80 кула­ков, 18 баев, 48 жули­ков-афе­ри­стов, 90 выход­цев из чуж­до-враж­деб­ной сре­ды и др. Функ­ци­о­наль­ной обя­зан­но­стью поли­ти­че­ской поли­ции было инфор­ми­ро­ва­ние парт­ор­га­нов о сомни­тель­ных лицах. Вот одно из харак­тер­ных писем, отправ­лен­ных работ­ни­ка­ми УГБ НКВД в декаб­ре 1936 г. в сто­лич­ный гор­ком пар­тии: «Из мате­ри­а­лов Куста­най­ско­го РО НКВД, под­твер­жден­ных офи­ци­аль­ны­ми доку­мен­та­ми Куста­най­ско­го гор­со­ве­та, вид­но, что член ВКП(б) АРТЕМЬЕВ Иван Пав­ло­вич, про­жи­вав­ший в гор. Куста­нае до 1933 г., рабо­тав­ший в гор. Алма-Ата в КПК ВКП(б) по Казах­ста­ну, про­ис­хо­дит из кула­ков-тор­гов­цев. Отец АРТЕМЬЕВА И.П. — АРТЕМЬЕВ Павел Васи­лье­вич, как до рево­лю­ции 1917 г., так и после имел свою тор­гов­лю хле­бом, дом с надвор­ной построй­кой и скла­да­ми, содер­жал хле­бо­пе­кар­ню, экс­плу­а­ти­ро­вал наем­ный труд, в 1927 г. судил­ся за тор­гов­лю, в 1930 г. все иму­ще­ство его было кон­фис­ко­ва­но, после чего АРТЕМЬЕВ из гор. Куста­ная был выслан. Насто­я­щим сооб­ща­ет­ся для све­де­ния и при­ня­тия мер по партлинии».

Через несколь­ко меся­цев ежов­ско­го руко­вод­ства нар­ком Залин без лож­ной скром­но­сти заявит перед пар­тий­ным акти­вом: «С при­хо­дом тов. Ежо­ва, вы сами чув­ству­е­те по сво­им област­ным управ­ле­ни­ям, осо­бен­но сек­ре­та­ри обко­мов, что у нас рабо­та здо­ро­во ожи­ви­лась, опе­ра­тив­ная актив­ность уси­ли­лась, и это дало воз­мож­ность, хотя и с запоз­да­ни­ем, но вскрыть доволь­но зна­чи­тель­ное коли­че­ство. Уси­лил­ся пар­тий­ный дух, все уси­ли­лось. Иное настро­е­ние у работ­ни­ков. Иные дирек­ти­вы полу­ча­ют­ся, иные пись­ма, иной лич­ный инструк­таж. Боль­шин­ство началь­ни­ков облу­прав­ле­ний были в Москве на докла­де Нико­лая Ива­но­ви­ча. Дру­гое настро­е­ние в орга­нах. Те же самые люди, а кад­ры у нас в мас­се сво­ей при­лич­ные, ина­че реа­ги­ру­ют на все».

После 100 дней пре­бы­ва­ния ново­го руко­во­ди­те­ля на Лубян­ке про­во­дит­ся Все­со­юз­ная пере­пись насе­ле­ния 1937 г. На 6 янва­ря в рес­пуб­ли­ке про­жи­ва­ли 5 120 173 чело­ве­ка, из них каза­хов — 2 181 520 (за ее пре­де­ла­ми еще 680 938). Казах­стан оста­вал­ся аграр­ным кра­ем, сель­ское насе­ле­ние кото­ро­го втрое пре­вы­ша­ло город­ское. Семь горо­дов име­ли насе­ле­ние свы­ше 50 тысяч чело­век: это Алма-Ата (167 381), Кара­ган­да (105 224), Семи­па­ла­тинск (92 499), Пет­ро­пав­ловск (78 682), Чим­кент (66 707), Уральск (52 422) и Мир­зо­ян (50 073)7. Счет­чи­ки учли и так назы­ва­е­мый спец­кон­тин­гент по кате­го­ри­ям А, Б и В, из кото­рых нам доступ­ны сово­куп­ные све­де­ния по двум послед­ним. Обоб­щен­но гово­ря, это штраф­ной и воль­но­на­ем­ный аппа­рат лаге­рей, тюрем, состав частей и школ мили­ции, вое­ни­зи­ро­ван­ной пожар­ной охра­ны, заклю­чен­ные и задер­жан­ные, юные вос­пи­тан­ни­ки испра­ви­тель­ных учре­жде­ний. Соглас­но пред­ва­ри­тель­ным ито­гам пере­пи­си, тако­вых в Казах­стане в горо­де и сель­ской мест­но­сти ока­за­лось 176 430 чело­век, в част­но­сти, в сто­ли­це — 4321, Кара­ган­де — 53 671, Семи­па­ла­тин­ске — 1777. Так, пере­пись как нель­зя точ­но повя­за­ла вме­сте сто­я­щих по обе сто­ро­ны «бар­ри­кад» во вре­мя репрес­сий, сокру­ши­тель­ный вал кото­рых начал­ся в этот год.

Пожа­луй, в чис­ле пер­вых «попал под раз­да­чу» заме­сти­тель пред­се­да­те­ля Гос­пла­на Ана­то­лий Изра­и­ле­вич Кель­ман­сон (1895 — 1937), чело­век уди­ви­тель­ной судь­бы. Юный одес­сит — выхо­дец из про­стой семьи мел­ко­го слу­жа­ще­го, смог окон­чить толь­ко низ­шее 4‑классное ремес­лен­ное учи­ли­ще. Его уни­вер­си­те­та­ми ста­ли четы­ре года, про­ве­ден­ные в Бра­зи­лии и США. В 1917 г. он воз­вра­ща­ет­ся на роди­ну, при­ни­ма­ет актив­ное уча­стие в рево­лю­ци­он­ном дви­же­нии и отда­ет пред­по­чте­ние пар­тии эсе­ров. В калей­до­ско­пе собы­тий постре­во­лю­ци­он­но­го вре­ме­ни Кель­ман­сон рабо­та­ет в под­по­лье, слу­жит в РККА, в совет­ских учре­жде­ни­ях и умуд­ря­ет­ся даже с год пора­бо­тать в Одес­ской губЧК. Одна­ко душа боль­ше лежит к финан­со­вой и орга­ни­за­тор­ской рабо­те на Укра­ине, где он доволь­но пре­успе­ва­ет. В 1928 г. направ­ля­ет­ся в Казах­стан, пер­во­на­чаль­но воз­глав­ля­ет Рид­дер­ский ком­би­нат, затем под­ни­ма­ет добы­чу цвет­ных метал­лов, меди и свин­ца, стро­ит про­мыш­лен­ные пред­при­я­тия на юге рес­пуб­ли­ки в Ачи­сае. Опыт хозяй­ствен­ни­ка и уме­ло­го орга­ни­за­то­ра ста­но­вит­ся вос­тре­бо­ван в Гос­плане, отку­да спу­стя восемь меся­цев, 11 декаб­ря 1936 г., с обви­не­ни­ем в троц­кист­ской дея­тель­но­сти его заклю­чат под арест.

Для НКВД Кель­ман­сон пред­став­ля­ет удоб­ную мишень, и уже 18 янва­ря Залин на пле­ну­ме ЦК КП(б)К ска­жет: «Я хочу оста­но­вить­ся на одном деле, кото­рое я счи­таю основ­ным делом. Это дело Кель­ман­со­на. Если они име­ли раз­ные линии, свя­зи со Сверд­лов­ском, с Пет­ро­пав­лов­ском и т.д., то у него име­лась связь пря­мо с Моск­вой. Здесь мы име­ем уже дей­стви­тель­но цен­траль­ную бан­ду. / Репли­ка из зала: нечто вро­де цен­тра? / Да. Я не буду рас­ска­зы­вать подроб­но об этом деле, но зачи­таю вам пока­за­ния это­го него­дяя и его соучаст­ни­ков. Он нелег­ко при­знал­ся. Он сна­ча­ла уве­рял, что ниче­го подоб­но­го за ним нет, но когда его поста­ви­ли на очную став­ку с одним инже­не­ром, то у него вырва­лась фра­за — «сво­лочь, пре­да­тель». На этом сло­ве мы его пой­ма­ли, как же пре­да­тель, если он гово­рит неправ­ду, то вы бы назва­ли его лгу­ном, кле­вет­ни­ком, а не пре­да­те­лем. Когда его при­пер­ли, что назы­ва­ет­ся, то он стал давать пока­за­ния, но это не зна­чит, что он во всем сознал­ся. Я не буду оста­нав­ли­вать­ся на том, в каких фор­мах про­во­ди­лось это вре­ди­тель­ство. Обыч­но задер­жа­ние, пор­ча и есть фак­ты, в кото­рых Кель­ман­сон пока не хочет сознать­ся — это фак­ты под­го­тов­ки ава­рий с чело­ве­че­ски­ми жерт­ва­ми». Из слов нар­ко­ма ста­но­вит­ся понят­ным, каки­ми спо­со­ба­ми «при­пер­ли» Кель­ман­со­на и та скво­зя­щая в выступ­ле­нии твер­дая уве­рен­ность в ско­ром при­зна­нии апри­о­ри выдви­ну­тых обвинений.

Даль­ше — боль­ше. Через десять дней с три­бу­ны сто­лич­но­го обко­ма обна­ро­ду­ют новый факт: связь «наци­о­на­ли­ста» инже­не­ра Ура­за­лы Джан­до­со­ва из Теке­лий­ско­го рудо­управ­ле­ния с Кель­ман­со­ном и рас­стре­лян­ным зам­нар­ко­ма тяже­лой про­мыш­лен­но­сти СССР Геор­ги­ем Пята­ко­вым, а так­же резю­ме «в раз­ви­тии Теке­лий­ско­го рудо­управ­ле­ния при­ло­же­на вре­ди­тель­ская рука Пята­ко­ва и Кель­ман­со­на». К оче­ред­но­му пле­ну­му ЦК 20 мар­та «дока­за­тель­ная» база НКВД уве­ли­чит­ся и, по сло­вам Зали­на, «троц­кист­ская орга­ни­за­ция, воз­глав­ля­е­мая Кель­ман­со­ном, они име­ли доволь­но зна­чи­тель­ную свою аген­ту­ру и про­во­ди­ли боль­шую под­рыв­ную рабо­ту в цвет­ной метал­лур­гии и энер­го­хо­зяй­стве в Казах­стане. Эта орга­ни­за­ция вскры­та, при­чем она шла по двум путям. Эта орга­ни­за­ция име­ла связь не толь­ко с Пята­ко­вым…, а шла еще и по пря­мо­му зада­нию Угла­но­ва, через проф. Белен­ко, аре­сто­ван­но­го и при­ве­зен­но­го сюда.

В сель­ском хозяй­стве дей­ству­ет орга­ни­за­ция, кото­рая воз­глав­ля­ет­ся чет­вер­кой: Муси­ным — заме­сти­те­лем дирек­то­ра инсти­ту­та, проф. Чая­но­вым и др. Эта орга­ни­за­ция вела под­рыв­ную рабо­ту (чита­ет пока­за­ния). Я хочу сде­лать ого­вор­ку, что вся­кие бло­ки, кото­рые про­ис­хо­ди­ли в Казах­стане, они свя­за­ны с свое­об­раз­ны­ми усло­ви­я­ми, т.к. здесь в Казах­стане мно­го име­ет­ся ссыль­ных лиде­ров раз­лич­ных пар­тий, как, напри­мер, Либер, Чая­нов и др. Они заклю­ча­ли блок, кото­рый имел не толь­ко мест­ное, но и союз­ное зна­че­ние, так, напри­мер, отдель­ные троц­ки­сты вро­де Кель­ман­со­на, они дого­ва­ри­ва­лись с соот­вет­ству­ю­щим цен­тром, как, напри­мер, Пята­ко­вым и т.д. и про­во­ди­ли здесь рабо­ту». Еще более ужа­са­ю­щие харак­те­ри­сти­ки Кель­ман­со­на и его «орга­ни­за­ции» Залин обна­ро­ду­ет на пер­вом съез­де КП(б)К в июне 1937 года.

Так, неимо­вер­ны­ми ста­ра­ни­я­ми чеки­стов Кель­ман­сон воз­гла­вил спи­сок ста­тус­ных «вра­гов наро­да», раз­об­ла­чен­ных и пре­дан­ных суду. 3 октяб­ря 1937 г. ВК Вер­хов­но­го Суда СССР осу­дит его по ст. 58 п. 7, 10, 11 УК РСФСР к выс­шей мере нака­за­ния. Вслед за ним была аре­сто­ва­на и осуж­де­на, как член семьи измен­ни­ка Роди­ны, его моло­дая жена Еле­на Федо­ров­на Вере­ща­ги­на-Кель­ман­сон, про­шед­шая через ужа­сы Карлага.

Хочет­ся пока­зать, отку­да идут исто­ки трак­то­вок энка­вед­эш­ни­ков о свя­зях «вра­гов наро­да» в Казах­стане с япон­ским мили­та­риз­мом и гер­ман­ским импе­ри­а­лиз­мом, кото­рые будут при­ня­ты на воору­же­ние про­па­ган­дой и сле­до­ва­те­ля­ми. Опи­ра­ясь на эле­мен­тар­ную логи­ку, это боль­ше отно­сит­ся к таким реги­о­нам, как Даль­ний Восток и Сибирь, запад­ная часть стра­ны. Но у НКВД свой мир иска­жен­ных сим­во­лов. По утвер­жде­нию Зали­на, а это репре­зен­та­тив­ный источ­ник инфор­ма­ции: «Основ­ной и веду­щей ори­ен­та­ци­ей раз­лич­но­го рода вре­ди­тель­ских групп и орга­ни­за­ций — это пря­мая ори­ен­та­ция на Япо­нию, при­чем нуж­но ска­зать, что вся­кие лозун­ги отхо­дят на вто­рой план, вер­нее, они исхо­дят из того, что «Азия для Азии», и геге­мо­ны здесь япон­цы. При­чем нуж­но ска­зать, что в Япо­нии создан спе­ци­аль­ный коми­тет для рабо­ты по Сред­ней Азии и Казах­ста­ну. В рай­о­нах Кара­ган­дин­ской обла­сти, в груп­пе акмо­лин­ских рай­о­нов, рас­кры­та орга­ни­за­ция, кото­рая непо­сред­ствен­но свя­за­на с Тар­жин­ба­е­вым, пред­ста­ви­те­лем япон­ско­го коми­те­та «Идель-Уральск»… Чока­ев при­слал сво­е­го чело­ве­ка, кото­рый состо­ит на служ­бе у англий­ско­го пол­ков­ни­ка и полу­чал от него день­ги, про­во­ди­лась повстан­че­ская рабо­та, при­чем при­уро­чи­ва­лось, что вой­на долж­на быть, Гер­ма­ния дого­во­ри­лась с ино­стран­ны­ми дер­жа­ва­ми, что вой­на долж­на быть вес­ной 1937 г., и к это­му вре­ме­ни под­го­тов­ля­ли восстание».

В июне к аргу­мен­та­ции япо­но-гер­ман­ско­го инте­ре­са доба­вят­ся сле­ду­ю­щие тези­сы, дове­ден­ные для све­де­ния деле­га­тов съез­да ком­пар­тии Казах­ста­на: погра­нич­ное поло­же­ние рес­пуб­ли­ки (с нача­лом воен­ных дей­ствий через гра­ни­цу хлы­нут япон­ская аген­ту­ра и гер­ман­ские шпи­о­ны); стра­те­ги­че­ское зна­че­ние желез­ных дорог как тран­зит на Даль­ний Восток; обо­рон­ное зна­че­ние мест­ной про­мыш­лен­но­сти; нали­чие в рес­пуб­ли­ке небла­го­на­деж­но­го эле­мен­та как потен­ци­аль­но­го союзника.

Начи­ная с янва­ря, в реше­ни­ях пар­тий­ных коми­те­тов, в СМИ ста­но­вит­ся пра­ви­лом упо­треб­лять вме­сте поня­тия «троц­кизм» и «казах­ский наци­о­на­лизм», с кре­ном на борь­бу с послед­ним. Как отме­чал вто­рой сек­ре­тарь край­ко­ма С. Нур­пе­и­сов: «Наша зада­ча, това­ри­щи, заклю­ча­ет­ся не толь­ко в том, что­бы огра­ни­чить­ся кон­ста­та­ци­ей про­шлой дея­тель­но­сти казах­ских наци­о­на­ли­стов, мы долж­ны имен­но сде­лать упор, сде­лать удар на наш казах­ский наци­о­на­лизм, на наших казах­ских наци­о­на­ли­стов сего­дня, в дан­ный пери­од раз­ви­тия нашей рес­пуб­ли­ки… Неко­то­рые това­ри­щи дума­ют так, что казах­ский наци­о­на­лизм раз­гром­лен в 1924–25 году, и он опас­но­сти сей­час не пред­став­ля­ет. Это явля­ет­ся абсо­лют­но неправильным».

Так вновь жупел казах­ско­го наци­о­на­лиз­ма, тира­жи­ру­е­мый как закли­на­ние, стал неотъ­ем­ле­мым атри­бу­том репрес­сий. В част­но­сти, рез­ко повы­си­лось вни­ма­ние к идео­ло­ги­че­ской «чисто­те» печа­ти, лите­ра­ту­ры и обра­зо­ва­ния в вопро­сах интер­пре­та­ции исто­рии алаш­ско­го дви­же­ния. Турар Рыс­ку­лов и Сул­тан­бек Ход­жа­нов, все­рьез обес­по­ко­ен­ные неисто­вой кам­па­ней­щи­ной в раз­об­ла­че­нии так назы­ва­е­мых быв­ших груп­пи­ро­вок с клей­мом бур­жу­аз­но­го наци­о­на­лиз­ма, обра­ти­лись с пись­мен­ны­ми прось­ба­ми к Мир­зо­я­ну пре­кра­тить их необъ­ек­тив­ную про­ра­бот­ку в печа­ти, но тщет­но. Сле­ду­ет под­черк­нуть, что к вра­гам рабо­че­го клас­са, наря­ду с наци­о­на­ли­ста­ми, отнес­ли духо­вен­ство, тре­буя от пар­тий­ных коми­те­тов уси­ле­ния анти­ре­ли­ги­оз­ной пропаганды.

Но вряд ли так­ти­ка зом­би­ро­ва­ния обще­ствен­но­го мне­ния име­ла сто­про­цент­ную отда­чу. В наро­де были попу­ляр­ны кра­моль­ные анек­до­ты, пес­ни и частуш­ки. Судя по закры­той инфор­ма­ции УНКВД Алма-Атин­ской обла­сти от 13 фев­ра­ля 1937 г., сре­ди уче­ни­ков стар­ших клас­сов фик­си­ро­ва­лись анти­со­вет­ские настро­е­ния. К при­ме­ру, «уче­ник 10-го клас­са 37‑й шко­лы Гор­бань в раз­го­во­ре о про­цес­се над троц­кист­ским парал­лель­ным цен­тром Пята­ко­ва, Соколь­ни­ко­ва и дру­гих гово­рил: «Когда же будет конец этим рас­стре­лам? Вот этих рас­стре­ля­ют, а потом пра­вых выявят, и так кон­ца не будет рас­стре­лам». Уче­ник 10-го клас­са 14‑й шко­лы Суб­бо­тин о пока­за­ни­ях участ­ни­ка троц­кист­ско­го парал­лель­но­го цен­тра Шесто­ва гово­рил: «Моло­дец Шестов, креп­ко дер­жал­ся, мало выда­вал, не осо­бен­но рас­про­стра­нял­ся». Как делил­ся сотруд­ник орга­нов Вла­сов из Алма-Аты кол­ле­гам: «Вра­ги наро­да сей­час ведут раз­го­во­ры о том, что каза­хов аре­сто­вы­ва­ют, пре­сле­ду­ют, тем самым хотят напра­вить каза­хов про­тив русских».

Один пас­саж из заклю­чи­тель­ной речи Ста­ли­на на фев­раль­ско-мар­тов­ском пле­ну­ме ЦК ВКП(б) пошат­нул карьер­ные пози­ции Мир­зо­я­на. Еще бы: услы­шать из уст вождя нели­це­при­ят­ную кри­ти­ку о непра­виль­ном под­бо­ре и рас­ста­нов­ке кад­ров, обви­не­ние в созда­нии семей­ствен­но­сти с пофа­миль­ным пере­чис­ле­ни­ем 19 ответ­ра­бот­ни­ков, к тому же сре­ди кото­рых, по мне­нию Иоси­фа Вис­са­ри­о­но­ви­ча, име­ют­ся троцкисты.

После пле­ну­ма неко­то­рые из «мир­зо­я­нов­ской арте­ли» нача­ли под любы­ми пред­ло­га­ми уез­жать из Казах­ста­на, пере­хо­дить на менее ответ­ствен­ные долж­но­сти, кое-кто попал под репрес­сии. В целом ста­лин­ская рито­ри­ка отно­си­тель­но обостре­ния клас­со­вой борь­бы на этом пле­ну­ме, раз­мы­тые де-фини­ции клас­со­вых вра­гов и повы­шен­ной бди­тель­но­сти при­да­ли импульс репрес­сив­ной поли­ти­ке на местах.

После это­го начи­на­ет­ся бес­по­ря­доч­ный удар по «шта­бам», аре­сты про­во­дят­ся во всех нар­ко­ма­тах и рай­ко­мах, кол­хо­зах и орга­ни­за­ци­ях. Так, ини­ци­а­то­ром аре­ста управ­ля­ю­ще­го кра­е­вой кон­то­рой Гос­бан­ка Нико­лая Михай­ло­ви­ча Пра­со­ло­ва (1888 — 1937) стал некто А. Кады­ров. В сво­ем пись­ме в сто­лич­ный обком 6 апре­ля 1937 г. он писал: «Для того, что­бы раз­об­ла­чить Пра­со­ло­ва, как аван­тю­ри­ста и аген­та Арку­са [быв­ший заме­сти­тель пред­се­да­те­ля прав­ле­ния Гос­бан­ка СССР.— И.К., я, кро­ме сво­е­го выступ­ле­ния на стра­ни­цах газе­ты «Казах­стан­ская прав­да» от 5 мар­та с.г., высту­пил еще на акти­ве прав­ле­ния Гос­бан­ка в Москве, где обсуж­дал­ся вопрос о реше­нии 7‑го пле­ну­ма ЦК ВКП(б) — мое выступ­ле­ние поме­ще­но в цен­траль­ной газе­те «Эко­но­ми­че­ская жизнь» от 2 апре­ля с.г. Кро­ме того, про Пра­со­ло­ва я напи­сал пись­мо т. Круг­ли­ко­ву [пред­се­да­те­лю прав­ле­ния Гос­бан­ка СССР.— И.К.

В Нар­ко­ма­те зем­ле­де­лия исклю­чи­ли из пар­тии зам­нар­ко­ма, бол­га­ри­на Воню Мари­но­ви­ча Ива­но­ва (1900 — 1937), кото­ро­му его началь­ник Ниг­ма­тул­ла Сыр­га­бе­ков дал лест­ную харак­те­ри­сти­ку: «Ива­но­ву дове­рял боль­ше всей пар­тий­ной орга­ни­за­ции Нар­ко­ма­та зем­ле­де­лия». После тако­го при­зна­ния нар­ко­ма млад­ший лей­те­нант ГБ Андрей Бога­чев обра­тил­ся к деле­га­там област­ной пар­тий­ной кон­фе­рен­ции: «Заяв­лять так — дело Сыр­га­бе­ко­ва, но дело пар­тий­ной орга­ни­за­ции оце­нить это. Раз­ве Сыр­га­бе­ков не знал, что Ива­нов — мате­рый троц­кист? Не мог не знать. Где же тут дей­ствен­ная боль­ше­вист­ская бди­тель­ность? Поче­му город­ская пар­тий­ная орга­ни­за­ция не при­шла в Нар­ком­зем, не помо­гая Сыр­га­бе­ко­ву и пар­тий­ной орга­ни­за­ции отме­же­вать­ся от это­го троц­ки­ста. В каком же поло­же­нии ока­зал­ся тов. Сыр­га­бе­ков, сами посу­ди­те». Более подроб­но о «дея­ни­ях» Ива­но­ва пове­дал началь­ник УНКВД Шабан­бе­ков: «Ива­нов заод­но с про­фес­со­ром Чая­но­вым, извест­ным троц­ки­стом, сде­ла­ли нема­ло в части раз­ру­ше­ния трак­тор­но­го пар­ка МТС, запу­ты­ва­ния и раз­ва­ла мно­гих МТС. Нет ни одной отрас­ли рабо­ты в Нар­ком­зе­ме, где бы эти вре­ди­те­ли не вели бы вре­ди­тель­ство. В сво­их пока­за­ни­ях Ива­нов гово­рит, что вре­ди­тель­ством, пла­ни­ро­ва­ни­ем и финан­си­ро­ва­ни­ем МТС они дове­ли их до тако­го состо­я­ния, что теперь потре­бу­ет­ся нема­ло вре­ме­ни для того, что­бы их вос­ста­но­вить. Я здесь подроб­но не буду оста­нав­ли­вать­ся на тех фак­тах вре­ди­тель­ства, кото­рые про­во­ди­лись Ива­но­вым по части семе­но­вод­ства, по части вод­но­го хозяй­ства по всей систе­ме Наркомзема».

Не сто­ит удив­лять­ся, что вско­ре в Алма-Ате вскры­ли и лик­ви­ди­ро­ва­ли наци­о­на­ли­сти­че­скую орга­ни­за­цию во гла­ве с Д. Куде­ри­ным, ста­вив­шую зада­чу «насиль­ствен­но­го свер­же­ния совет­ской вла­сти и созда­ние неза­ви­си­мо­го казах­ско­го госу­дар­ства с бур­жу­аз­ным стро­ем управ­ле­ния»; в погра­нич­ных рай­о­нах Алма-Атин­ской обла­сти лик­ви­ди­ро­ва­на повстан­че­ско-дивер­си­он­ная орга­ни­за­ция рус­ско­го каза­че­ства, создан­ная по зада­нию япон­ской раз­вед­ки «с основ­ной зада­чей анти­со­вет­ско­го выступ­ле­ния в тылу к нача­лу вой­ны»; в Джар­кен­те лик­ви­ди­ро­ва­на белоофи­цер­ская шпи­он­ская орга­ни­за­ция, воз­глав­ля­е­мая капи­та­ном цар­ской и белой армии Семе­ни­хи­ным; в Кур­дай­ском рай­оне лик­ви­ди­ро­ва­на наци­о­на­ли­сти­че­ская орга­ни­за­ция дун­ган, кото­рая назы­ва­лась «Шиза-Дюшун», в пере­во­де — «10 бра­тьев»; лик­ви­ди­ро­ва­на сек­тант­ская орга­ни­за­ция и т.д. При­ме­ры тако­го рода мож­но при­во­дить бесконечно.

Об обста­нов­ке тоталь­ной подо­зри­тель­но­сти сви­де­тель­ству­ет при­во­ди­мое ниже пись­мо, полу­чен­ное сек­ре­та­рем парт­ко­ма Алма-Атин­ско­го гор­со­ве­та 14 марта
1937 г. Оно отпе­ча­та­но на пишу­щей машин­ке с помет­кой «сек­рет­но» и под­пи­са­но ано­ни­мом «инструк­тор осо­бо­го сек­то­ра гор­ко­ма ВКП(б)». Вот его текст: «Обе­дая в сто­ло­вой Каз­край­со­ю­за (б. сто­ло­вая парт­ак­ти­ва), я неод­но­крат­но заме­чал, что член пар­тии город­ской архи­тек­тор ЛАЛАЯНЦ захо­дил туда в сопро­вож­де­нии исклю­чен­но­го из пар­тии троц­ки­ста ПИЛЬМЕЙСТЕРА, и обе­дал за одним сто­ли­ком и так­же вме­сте ухо­дил. Счи­таю совер­шен­но недо­пу­сти­мым для ком­му­ни­ста под­дер­жи­вать даже зна­ком­ство, а тем более, пани­брат­ские отно­ше­ния с вра­га­ми наро­да. Неуже­ли нель­зя было Лала­ян­цу, что­бы пообе­дать, подо­брать более умест­ную ком­па­нию. Или, может быть, Лала­ян­ца объ­еди­ня­ло с Пиль­мей­сте­ром еще что-нибудь, кро­ме жела­ния пообе­дать. Счи­таю необ­хо­ди­мым обсу­дить вопрос о таком пове­де­нии Лала­ян­ца в пар­тий­ной орга­ни­за­ции». Но для глав­но­го зод­че­го сто­ли­цы А. Лала­ян­ца, види­мо, все обо­шлось более-менее бла­го­по­луч­но, но вот его при­я­тель, быв­ший одес­сит Иосиф Мои­се­е­вич Пиль­мей­стер (1902 — 1938) за пару недель до напи­са­ния пись­ма был уже арестован.

Печаль­нее все­го, что людей, осо­бен­но извест­ных, вынуж­да­ли дока­зы­вать свою лояль­ность режи­му. Так, 26 янва­ря 1937 г. на стра­ни­цах «Казах­стан­ской прав­ды» уви­де­ло свет пись­мо-отклик люби­ми­цы наро­да, народ­ной артист­ки СССР Куляш Бай­се­и­то­вой «Бес­пре­дель­на любовь к Родине, бес­пре­дель­на нена­висть к измен­ни­кам». Суть замет­ки ясна сра­зу, но обра­тим вни­ма­ние на кон­цов­ку мате­ри­а­ла: «Мне вспо­ми­на­ет­ся одно из казах­ских народ­ных пре­да­ний, смысл кото­ро­го заклю­ча­ет­ся при­мер­но в сле­ду­ю­щем: в одной из древ­них войн, кото­рую вел казах­ский народ, один из джи­ги­тов изме­нил наро­ду, пре­дал его. Вели­чай­шим гне­вом встре­тил народ это пре­да­тель­ство. Измен­ник был каз­нен и зарыт в моги­лу. Но зем­ля не при­ня­ла пре­да­те­ля! Труп был выбро­шен обрат­но. Тогда его бро­си­ли в воду, но и вода не при­ня­ла измен­ни­ка, выбро­сив его на берег. Бро­си­ли труп в огонь, но и пла­мя не взя­ло его! Толь­ко беше­ные шака­лы уни­что­жи­ли труп пре­да­те­ля наро­да. Такая участь постиг­нет под­лых измен­ни­ков из троц­кист­ской бан­ды, постиг­нет союз­ни­ков троц­киз­ма, контр­ре­во­лю­ци­он­ных наци­о­на­ли­стов, всех вра­гов соци­а­лиз­ма». Оце­ни­те совер­шен­ство сти­ля, образ­ность пода­чи, отто­чен­ность фраз. Вряд ли актри­са, дале­кая от искус­ства рус­ско­го пись­ма, напи­са­ла дан­ный текст сама, ско­рее все­го, это был соци­аль­ный заказ, выпол­нен­ный услуж­ли­вы­ми писа­ка­ми, охо­чи­ми до гонорара.

О заказ­ной кам­па­нии гово­рит раз­ме­щен­ное там же через день пись­мо зна­ме­ни­то­го писа­те­ля Мух­та­ра Ауэ­зо­ва под таким же образ­ным назва­ни­ем «Жал­мауз будет раз­дав­лен!». И совсем неумест­ным выгля­дит раз­ме­ще­ние в газе­те сти­хо­тво­ре­ния «Нена­висть», яко­бы при­над­ле­жа­ще­го Джам­бу­лу в пере­во­де Пав­ла Куз­не­цо­ва, кото­рое, без­услов­но, плод твор­че­ства толь­ко рус­ско­го поэта, напи­сан­ное на потре­бу дня.

Автор тек­ста: Ильяс КОЗЫБАЕВ, Историк

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казахстан

архивные статьи по теме

“Выступаю как гражданин”. Альнур Ильяшев, которому запретили заниматься публичной деятельностью, провёл пресс-конференцию

Editor

Обнародован документ о блокировке сайта socialismkz.info после расстрела нефтяников…

Несанкционированная акция солидарности в Москве