fbpx

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев ушел с поста, но лишь укрепил свою власть и свой культ личности. И это хорошая новость для России

Нурсултан Назарбаев отсутствовал на вершине власти всего одну ночь.

Заявив о сво­ей отстав­ке вече­ром 19 мар­та в эфи­ре рес­пуб­ли­кан­ских теле­ка­на­лов, Лидер нации (Елба­сы) утром 20 мар­та стал все­объ­ем­лю­щим поня­ти­ем для всей стра­ны. Поми­мо сохра­нен­ных постов лиде­ра пар­тии «Нур Отан» и гла­вы уси­лен­но­го Сове­та без­опас­но­сти (эта долж­ность дает Назар­ба­е­ву неогра­ни­чен­ные пол­но­мо­чия — боль­ше, чем у пре­зи­ден­та), Елба­сы стал почет­ным сена­то­ром, обла­да­те­лем орде­на «Герой наро­да», его порт­ре­ты запре­ще­но сни­мать в гос­учре­жде­ни­ях, сто­ли­ца пере­име­но­ва­на в Нур­сул­тан, а все цен­траль­ные про­спек­ты во всех горо­дах — в про­спек­ты Назар­ба­е­ва. В обед 20 мар­та спи­ке­ром верх­ней пала­ты пар­ла­мен­та — Сена­та — ста­ла стар­шая дочь Назар­ба­е­ва Дари­га, кото­рая, види­мо, и ста­нет сле­ду­ю­щим пре­зи­ден­том в 2020 году или чуть рань­ше. Назар­ба­ев­ский флеш-рояль, зана­вес.

То, что Назар­ба­ев нику­да на деле не ухо­дит, мож­но было понять еще из его выступ­ле­ния и из фра­зы «Буду с вами до кон­ца». Это было бы слиш­ком: в стране несколь­ко лет идет так назы­ва­е­мый тран­зит вла­сти, в ходе кото­ро­го немо­ло­дой Назар­ба­ев дол­жен пере­дать стра­ну моло­дой Назар­ба­е­вой. Совет без­опас­но­сти, чьи пол­но­мо­чия были уси­ле­ны и пре­вра­ти­ли его в глав­ную поли­ти­че­скую над­строй­ку, будет обес­пе­чи­вать спо­кой­ный харак­тер это­го тран­зи­та. В его состав вхо­дят сило­ви­ки, у кото­рых в чис­ле про­че­го есть пол­но­мо­чия отклю­чать интер­нет в стране и вво­дить режим чрез­вы­чай­но­го поло­же­ния в любой момент. Да и при­сут­ствие само­го Назар­ба­е­ва во вла­сти и даль­ше — по край­ней мере до выбо­ров — долж­но под­черк­нуть, что ниче­го не изме­ни­лось. Погу­ля­ли один вече­рок — и будет.

Для казах­стан­цев, мно­гие из кото­рых не жили при дру­гом пре­зи­ден­те, эта новость ско­рее печаль­ная. Но для вза­и­мо­от­но­ше­ний с дру­ги­ми стра­на­ми, сколь бы цинич­но это ни зву­ча­ло, сего­дняш­ний рас­клад наи­луч­ший из всех воз­мож­ных. Поли­ти­ка мно­го­век­тор­но­сти Назар­ба­е­ва пред­по­ла­га­ла хоро­шие отно­ше­ния прак­ти­че­ски со все­ми стра­на­ми, от Рос­сии и Китая до Сирии и Пале­сти­ны. У гео­гра­фи­че­ских сосе­дей к тому же суще­ству­ют акту­аль­ные эко­но­ми­че­ские инте­ре­сы. Китай в Казах­стане кача­ет нефть и газ с помо­щью зашед­ше­го еще в 1990‑е годы гиган­та CNPC, Рос­сия так­же име­ет инте­рес в газо­вой отрас­ли («Каз­Рос­газ»). В сфе­ре угле­во­до­ро­дов есть инте­ре­сы у евро­пей­цев и аме­ри­кан­цев («Кара­ча­га­нак Пет­ро­ле­ум Опе­рей­тинг»). Казах­стан — круп­ный тор­го­вый парт­нер и для Рос­сии, и для Китая. По дан­ным посоль­ства Казах­ста­на в Рос­сии, това­ро­обо­рот Казах­ста­на и Рос­сии по ито­гам 2018 года соста­вил $17,6 млрд. Китай в 2017 году по това­ро­обо­ро­ту стал для Казах­ста­на парт­не­ром номер два ($10,5 млрд), а кро­ме того, он круп­ней­ший инве­стор в транс­порт­ную инфра­струк­ту­ру Казах­ста­на. Во мно­гом это пря­мое след­ствие актив­но раз­ви­ва­ю­щей­ся про­грам­мы «Один пояс, один путь», в кото­ром Китай отво­дит Казах­ста­ну и его тер­ри­то­рии едва ли не клю­че­вое зна­че­ние: через рес­пуб­ли­ку будут про­хо­дить основ­ные транс­порт­ные маги­стра­ли в рам­ках про­грам­мы.

Разу­ме­ет­ся, чем ста­биль­нее поли­ти­че­ская систе­ма в стране, тем спо­кой­нее и для Рос­сии, и для Китая. Назар­ба­ев в роли тре­тей­ско­го судьи и чело­ве­ка, обла­да­ю­ще­го неогра­ни­чен­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми, эту ста­биль­ность обес­пе­чи­ва­ет. Для Рос­сии ста­биль­ный Казах­стан важен еще и как глав­ный стра­те­ги­че­ский парт­нер в Евразий­ском эко­но­ми­че­ском сою­зе. Напом­ню, что имен­но Назар­ба­ев в 1994 году, высту­пая в МГУ, фак­ти­че­ски при­ду­мал ЕАЭС. Учи­ты­вая, что ЕАЭС как аль­тер­на­ти­ва Евро­со­ю­зу полу­чил­ся не совсем (хотя и совсем про­валь­ной иде­ей его все-таки назы­вать нель­зя), сохра­нить внут­ри сою­за парт­не­ра, кото­рый любит Рос­сию куда боль­ше осталь­ных, важ­но для Моск­вы. Важ­но, что­бы Казах­стан не менял свой курс, а сде­лать это мож­но лишь в слу­чае, если Назар­ба­ев поста­вит на место пре­зи­ден­та чело­ве­ка, кото­рый без­за­вет­но будет про­дол­жать курс преды­ду­ще­го лиде­ра. Так что и Москва, и Пекин сей­час закро­ют гла­за на любые шаги внут­ри Казах­ста­на, сколь бы дале­ки­ми от при­ли­чия они ни были.

Дру­гое дело, что уход Назар­ба­е­ва из пре­зи­дент­ско­го крес­ла — это пер­вый шаг к буду­щим изме­не­ни­ям в отно­ше­ни­ях рес­пуб­ли­ки со сво­и­ми парт­не­ра­ми. Когда Елба­сы не ста­нет совсем, новые лиде­ры, какую бы фами­лию они ни име­ли, вынуж­де­ны будут под­стра­и­вать­ся под реа­лии Казах­ста­на. А они тако­вы, что стра­на посте­пен­но ухо­дит из орби­ты вли­я­ния дру­гих стран и обре­та­ет наци­о­наль­ное само­со­зна­ние. Для Рос­сии побоч­ный эффект заклю­ча­ет­ся в том, что обыч­ные люди в рес­пуб­ли­ке не очень доволь­ны попыт­ка­ми Моск­вы пред­ста­вить ЕАЭС как поли­ти­че­ское в буду­щем объ­еди­не­ние с цен­тром в Крем­ле; им не нра­вят­ся дей­ствия пре­зи­дент­ской адми­ни­стра­ции в отно­ше­нии Укра­и­ны; а от навя­зы­ва­е­мой теле­ви­зи­он­ной про­па­ган­ды в виде Дмит­рия Кисе­ле­ва и Вла­ди­ми­ра Соло­вье­ва они уже про­сто уста­ли. Для Китая важ­но знать, что в Казах­стане рас­тет офи­ци­аль­но не при­зна­ва­е­мая сино­фо­бия; к тому же сосе­дям не могут про­стить «лаге­ря пере­вос­пи­та­ния» в Синьц­зян-Уйгур­ском авто­ном­ном рай­оне, куда вла­сти Китая заго­ня­ют в том чис­ле этни­че­ских каза­хов.

Все это — еще несколь­ко при­чин, поче­му и Москве, и Пеки­ну важ­но, что­бы Назар­ба­ев и его после­до­ва­те­ли в виде доче­ри и глав­но­го сорат­ни­ка Касым-Жомар­та Тока­е­ва оста­ва­лись у вла­сти как мож­но доль­ше. Они уме­ют сгла­жи­вать углы во внеш­ней поли­ти­ке, не осо­бо счи­та­ясь с тем, что эти углы начи­на­ют выпи­рать во внут­рен­ней повест­ке. Да и пра­ви­ла рабо­ты со ста­рым доб­рым авто­ри­тар­ным режи­мом инту­и­тив­но понят­нее, чем с любы­ми, даже самы­ми лояль­ны­ми на вид рефор­ма­то­ра­ми. Новые люди могут попро­бо­вать что-то начать менять кар­ди­наль­но, хотя бы внут­ри стра­ны. А это раз­дра­жа­ю­щий фак­тор и дур­ной при­мер, кото­рый, к ужа­су казах­стан­ских сосе­дей, все­гда зара­зи­те­лен.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан