Правозащитник: «Мы видим, что власть может реагировать достаточно репрессивно»

С нача­ла теку­щей неде­ли в Алма­ты и Нур-Сул­тане под адми­ни­стра­тив­ный арест отправ­ле­ны как мини­мум 12 акти­ви­стов, обви­нен­ных в нару­ше­нии зако­но­да­тель­ства о про­ве­де­нии мир­ных собра­ний. Их сорат­ни­ки счи­та­ют, что вла­сти пыта­ют­ся через задер­жа­ния не допу­стить митин­ги 16 декаб­ря. Вый­ти на акции про­те­ста в этот день при­звал опаль­ный экс-бан­кир Мух­тар Абля­зов, кри­тик казах­стан­ских вла­стей, кото­рый более 10 лет живет за гра­ни­цей и воз­глав­ля­ет запре­щен­ное в стране дви­же­ние «Демо­кра­ти­че­ский выбор Казах­ста­на» (ДВК).

Задер­жа­ния нака­нуне анон­си­ро­ван­ных ДВК митин­гов с после­ду­ю­щи­ми аре­ста­ми и штра­фа­ми ста­ли за послед­ние пол­то­ра года сво­е­го рода «тра­ди­ци­ей».

Пра­во­за­щит­ни­ки и меж­ду­на­род­ные орга­ни­за­ции кри­ти­ку­ют пре­вен­тив­ные задер­жа­ния и огра­ни­чи­тель­ный закон о мир­ных собра­ни­ях, обя­зы­ва­ю­щий граж­дан полу­чать раз­ре­ше­ние на митин­ги в мест­ных орга­нах вла­сти, кото­рые, как пра­ви­ло, отка­зы­ва­ют в про­ве­де­нии про­тестных акций.

О чем сви­де­тель­ству­ют задер­жа­ния в пред­две­рии веро­ят­ных митин­гов? Чем руко­вод­ству­ют­ся вла­сти Казах­ста­на, огра­ни­чи­вая граж­дан в реа­ли­за­ции пра­ва на мир­ные собра­ния? Раз­го­вор об этом — с Татья­ной Чер­но­биль, кон­суль­тан­том меж­ду­на­род­ной пра­во­за­щит­ной орга­ни­за­ции Amnesty International в Цен­траль­ной Азии.

Азаттык: Гос­по­жа Чер­но­биль, что демон­стри­ру­ют нынеш­ние пре­вен­тив­ные задер­жа­ния перед 16 декаб­ря?

Татья­на Чер­но­биль: Такие задер­жа­ния прак­ти­ко­ва­лись вла­стью и преж­де. Наме­ре­ния — вос­пре­пят­ство­вать, на мой взгляд, про­ве­де­нию мир­но­го собра­ния. Ничто и никто в меж­ду­на­род­ном пра­ве в обла­сти прав чело­ве­ка не долж­но пре­пят­ство­вать чело­ве­ку в про­ве­де­нии мир­ных собра­ний. Чело­век может уве­до­мить испол­ни­тель­ные вла­сти по сво­е­му жела­нию, если ему или ей тре­бу­ет­ся обес­пе­чить без­опас­ность участ­ву­ю­щих.

Власть, пыта­ясь огра­ни­чить любое про­ве­де­ние мир­но­го собра­ния, не может опе­ри­ро­вать про­сто нали­чи­ем соот­вет­ству­ю­ще­го зако­но­да­тель­ства. То есть каж­дое реше­ние по мир­но­му собра­нию долж­но быть абсо­лют­но обос­но­ван­ным и в при­вяз­ке к кон­крет­но­му слу­чаю. И ника­ких гипо­те­ти­че­ских пред­по­ло­же­ний, что «это собра­ние может пред­по­ло­жи­тель­но кому-то или чему-то угро­жать», не долж­но быть. Реше­ние долж­но быть абсо­лют­но обос­но­ван­ным. Пра­ви­ла огра­ни­че­ний мир­ных собра­ний зало­же­ны в пак­те о граж­дан­ских и поли­ти­че­ских пра­вах, участ­ни­ком кото­ро­го явля­ет­ся Казах­стан с 2005 года, и они там очень чет­ко пере­чис­ле­ны. Кро­ме того, все эти огра­ни­че­ния более подроб­но изло­же­ны в Сира­куз­ских прин­ци­пах, кото­рые рас­тол­ко­вы­ва­ют огра­ни­че­ния.

К сожа­ле­нию, наши вла­сти, пре­вен­тив­но или же в про­фи­лак­ти­че­ских мерах не поз­во­ляя граж­да­нам реа­ли­зо­вы­вать пра­во на сво­бо­ду мир­ных собра­ний, дей­ству­ют не из сооб­ра­же­ний защи­ты прав чело­ве­ка, а исхо­дя из внут­рен­них каких-то сооб­ра­же­ний, делить­ся кото­ры­ми с нами они не торо­пят­ся. Всё, что нам гово­рят, — что такое мир­ное собра­ние про­ти­во­ре­чит пра­ви­лам орга­ни­за­ции, про­ве­де­ния мир­ных собра­ний, кото­рые изло­же­ны в законе.

Пра­во на сво­бо­ду мир­ных собра­ний — это огра­ни­чи­ва­е­мое пра­во. Да, госу­дар­ство может огра­ни­чить это пра­во в инте­ре­сах дру­гих лиц, наци­о­наль­ной или обще­ствен­ной без­опас­но­сти. Но такие огра­ни­че­ния долж­ны носить ситу­а­тив­ный харак­тер, быть при­цель­ны­ми и точеч­ны­ми. Они не долж­ны носить пре­вен­тив­ный и мас­со­вый харак­тер. Если же есть какая-то необ­хо­ди­мость у госу­дар­ства в пре­вен­тив­ном поряд­ке запре­тить про­ве­де­ние мир­но­го собра­ния, это долж­но быть исклю­чи­тель­но обос­но­ван­но и под­твер­жде­но.

Консультант международной правозащитной организации Amnesty International в Центральной Азии Татьяна Чернобиль. Нур-Султан, 11 декабря 2019 года.
Кон­суль­тант меж­ду­на­род­ной пра­во­за­щит­ной орга­ни­за­ции Amnesty International в Цен­траль­ной Азии Татья­на Чер­но­биль. Нур-Сул­тан, 11 декаб­ря 2019 года.

Азаттык: Изме­ни­лась ли ситу­а­ция с пра­ва­ми чело­ве­ка в Казах­стане с при­хо­дом к вла­сти в этом году пре­зи­ден­та Касым-Жомар­та Тока­е­ва? Какое отно­ше­ние власть демон­стри­ру­ет к граж­дан­ско­му акти­виз­му?

Татья­на Чер­но­биль: Мы видим, что власть более или менее лояль­но ста­ла отно­сить­ся к каким-то про­яв­ле­ни­ям граж­дан­ско­го акти­виз­ма. Это, конеч­но, не каса­ет­ся тех людей, кото­рые выра­жа­ют какие-то сим­па­тии к ДВК (запре­щен­но­му в мар­те 2018 года неза­ре­ги­стри­ро­ван­но­му дви­же­нию, создан­но­му Мух­та­ром Абля­зо­вым. — Ред.), кото­рое в Казах­стане при­зна­но экс­тре­мист­ской орга­ни­за­ци­ей. Но это поли­ти­че­ские убеж­де­ния того или ино­го чело­ве­ка. Он не может быть дис­кри­ми­ни­ру­ем по поли­ти­че­ским убеж­де­ни­ям в том чис­ле. Об этом гово­рит­ся в той же 39‑й ста­тье Кон­сти­ту­ции Казах­ста­на.

С при­хо­дом Тока­е­ва мы видим, что не так жест­ко ста­ли обхо­дить­ся с людь­ми, кото­рые участ­во­ва­ли в несанк­ци­о­ни­ро­ван­ных мир­ных собра­ни­ях. Хочу под­черк­нуть, что все акции, кото­рые про­во­ди­лись в Казах­стане с вес­ны это­го года и поз­же, когда Тока­ев стал пре­зи­ден­том, носи­ли исклю­чи­тель­но мир­ный харак­тер. То есть ситу­а­ция с его при­хо­дом незна­чи­тель­но изме­ни­лась. Это дей­стви­тель­но обид­но, поче­му испол­ни­тель­ная власть может как-то вли­ять на ситу­а­цию, кото­рая долж­на регу­ли­ро­вать­ся зако­ном. У нас долж­но быть вер­хо­вен­ство зако­на.

Давай­те опре­де­лим­ся: с прак­ти­кой что-то не так или с зако­ном что-то не так. Рань­ше нам объ­яс­ня­ли все эти огра­ни­че­ния зако­ном. Сей­час рас­по­ря­же­ни­ем пре­зи­ден­та стра­ны какие-то поблаж­ки дела­ют­ся, при этом закон оста­ет­ся преж­ним. Я думаю, что пре­зи­дент дол­жен быть после­до­ва­тель­ным в сво­их заяв­ле­ни­ях. И наме­ре­ние вла­сти, оно очень похваль­но — изме­нить закон о мир­ных собра­ни­ях в над­ле­жа­щем направ­ле­нии.

Власть может реа­ги­ро­вать доста­точ­но репрес­сив­но. И мы наблю­да­ли это по мас­со­вым задер­жа­ни­ям, аре­стам и ноч­ным судам, кото­рые про­ис­хо­ди­ли вес­ной и летом это­го года.

Госу­дар­ство, рати­фи­ци­ро­вав пакт о граж­дан­ских и поли­ти­че­ских пра­вах, заявив об этом пра­ве в сво­ей Кон­сти­ту­ции, долж­но дей­стви­тель­но испол­нять все эти обя­за­тель­ства в отно­ше­нии пра­ва на сво­бо­ду мир­ных собра­ний. То есть власть долж­на спо­соб­ство­вать наи­луч­шей реа­ли­за­ции чело­ве­ком сво­их прав.

Азаттык: Как бы вы оце­ни­ли ситу­а­цию с пра­ва­ми чело­ве­ка в Казах­стане за послед­ние три-четы­ре года? Како­вы тен­ден­ции? Есть ли какие-то боле­вые точ­ки, в каких сфе­рах боль­ше все­го наблю­да­ют­ся нару­ше­ния прав чело­ве­ка?

Татья­на Чер­но­биль: Не буду назы­вать ситу­а­цию пла­чев­ной или печаль­ной. Нару­ше­ния прав слу­ча­ют­ся. Не могу кон­ста­ти­ро­вать, что они ста­ли более мас­со­вы­ми или более жест­ки­ми. Раду­ет то, что люди нача­ли реа­ли­зо­вы­вать свои пра­ва. Но мы видим и то, что власть может реа­ги­ро­вать доста­точ­но репрес­сив­но. И мы наблю­да­ли это по мас­со­вым задер­жа­ни­ям, аре­стам и ноч­ным судам, кото­рые про­ис­хо­ди­ли вес­ной и летом это­го года.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»