21 C
Астана
27 июля, 2021
Image default

ПРАВЛЕНИЕ ПРОСВЕЩЕННЫХ ПО-КАЗАХСКИ

Не думаю, что вчерашняя отставка Назарбаева была чем-то уж совсем неожиданным. 

Наобо­рот. Даже дале­ко не экс­перт­ные кру­ги жили в пред­вос­хи­ще­нии таких изме­не­ний. Люди не толь­ко шеп­та­лись о пред­сто­я­щей смене вла­сти, но уже и рас­суж­да­ли о ней в пол­ный голос. Тема даже успе­ла стать не осо­бо интересной. 

Силь­ным же ока­зал­ся эмо­ци­о­наль­ный фон, кото­рый поро­ди­ло созер­ца­ние Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, под­пи­сы­ва­ю­ще­го у всех на гла­зах свой послед­ний указ на долж­но­сти пре­зи­ден­та РК.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (справа) пожимает руку своему иранскому коллеге Хасан Хомейни во время встречи в Астане 9 сентября 2014 года.

Теперь – не про­шло и пары часов охов и ахов, жид­ко­го салю­та на ули­цах Алма­ты, при­ко­лов в уат­са­пе, как трез­вый взгляд на про­изо­шед­шее начал кон­ста­ти­ро­вать – никто нику­да осо­бо-то и не ухо­дил. Но все-таки некие сдви­ги про­изо­шли. Так что разо­брать­ся в дья­воль­ских дета­лях нуж­но побыстрее.

Итак, из всех пред­ска­зы­ва­е­мых вари­ан­тов слу­чил­ся тот, кото­рый я (да и не толь­ко я) назы­вал иран­ским. Назва­ние этой моде­ли уже раз­да­ет­ся то там, то здесь. Но, если уж углуб­лять­ся в суть, иран­ским этот вари­ант назы­вать нель­зя. Ско­рее гибрид­ным. Поче­му иран­ским? И поче­му гибрид­ным? Обо всем по поряд­ку, толь­ко запа­си­тесь тер­пе­ни­ем – тест не корот­кий, но в этом дей­стви­тель­но сто­ит разбираться.

В Иране суще­ству­ет долж­ность Рах­ба­ра. Сло­во «Рах­бар» мож­но пере­ве­сти как вождь, лидер нации, в дан­ном слу­чае духов­ный и поли­ти­че­ский. Пози­ция Пер­во­го Пре­зи­ден­та – Елба­сы, как Пред­се­да­те­ля Сове­та без­опас­но­сти, смо­де­ли­ро­ва­на по лека­лам имен­но обра­за Рах­ба­ра. Суще­ству­ет пре­зи­дент, но реаль­но все рыча­ги реше­ний по важ­ней­шим направ­ле­ни­ям внут­рен­ней и преж­де все­го внеш­ней поли­ти­ки нахо­дят­ся в руках Лиде­ра нации.

Осо­бый ста­тус Рах­ба­ра и Елба­сы обос­но­вы­ва­ет­ся исто­ри­че­ски­ми реа­ли­я­ми, кото­рые в каче­стве заслу­ги им выдви­га­ют глав­ное – созда­ние на тер­ри­то­рии этой стра­ны ново­го поли­ти­че­ско­го строя. 

(Да, да, есть нюан­сы. У нас Елба­сы вооб­ще создал нас как госу­дар­ство с нуля, а у них роль Хомей­ни – пер­во­го Рах­ба­ра – транс­фор­ми­ро­ва­лась на вто­ро­го вождя, Вели­ко­го Аятол­лу Али Хаме­неи, в виде закреп­ле­ния роли шиит­ско­го духо­вен­ства в общем и целом). 

Обе пози­ции сим­во­ли­зи­ру­ют собой глав­ное – ста­биль­ность и пре­ем­ствен­ность той госу­дар­ствен­ной поли­ти­ки, кото­рую ведет а) шиит­ское духо­вен­ство со вре­мен Ислам­ской рево­лю­ции и б) Нур­сул­тан Назар­ба­ев со вре­мен при­об­ре­те­ния Независимости.

Но на этом все сход­ства мож­но закон­чить. Далее начи­на­ет­ся «дья­вол в дета­лях» или уже при­выч­ная нам казах­стан­ская «гибрид­ность всех поли­ти­че­ских институтов».

Все­власт­ность Рах­ба­ра в Иране силь­но огра­ни­че­на тем, что Иран все­гда наме­рен­но бежал от вся­ко­го рода дик­та­тур. Что бы нам ни гово­ри­ла про­па­ган­да, в Иране не дре­му­чая сред­не­ве­ко­вая дес­по­тия. Власть Рах­ба­ра со всех сто­рон огра­ни­че­на предо­хра­ни­те­ля­ми от дик­та­ту­ры – это и Ассам­блея по опре­де­ле­нию госу­дар­ствен­ной целе­со­об­раз­но­сти, Совет стра­жей кон­сти­ту­ции (что-то вро­де Кон­сти­ту­ци­он­но­го суда – суда, а не сове­та, Карл!), Совет экс­пер­тов (Типа Сена­та, но с кон­крет­ным функ­ци­о­на­лом). Пра­во­вая систе­ма – это не рубить саб­лей пуб­лич­но – это посто­ян­но шли­фу­е­мое соче­та­ние ислам­ско­го и кон­сти­ту­ци­он­но­го пра­ва, соче­та­ние свет­ских и рели­ги­оз­ных судов, пра­во в Иране – пре­це­дент­ное! Пар­ла­мент­ские выбо­ры пря­мые и мажо­ри­тар­ные. Медж­лис обла­да­ет пра­вом вести рас­сле­до­ва­ния дея­тель­но­сти испол­ни­тель­ной власти.

У нас. Ста­тья вто­рая Зако­на РК о Сове­те без­опас­но­сти прак­ти­че­ски ничем не огра­ни­чи­ва­ет вла­сти Пред­се­да­те­ля: «Совет Без­опас­но­сти выпол­ня­ет иные зада­чи в соот­вет­ствии с зако­но­да­тель­ством Рес­пуб­ли­ки Казах­стан и реше­ни­я­ми Пред­се­да­те­ля Сове­та Безопасности». 

Такая трак­тов­ка поз­во­ля­ет «реше­ни­я­ми Пред­се­да­те­ля» давать ему хоть какие пол­но­мо­чия, если он вдруг «решит». Для широ­ты пол­но­мо­чий доста­точ­но взгля­нуть на состав Сов­беза, что­бы понять, кто под­чи­ня­ет­ся Пред­се­да­те­лю. Да все. Плюс ново­при­ве­ден­ный к присяге.

Конеч­но Иран не рай наро­до­вла­стия. В стране так­же про­цве­та­ют кор­руп­ция и кор­по­ра­тив­ный капи­та­лизм. В стране гипер­тро­фи­ро­ван­ную роль игра­ет Кор­пус стра­жей ислам­ской рево­лю­ции – поли­ти­ко-эко­но­ми­ко-пра­во­охра­ни­тель­ный монстр. Но – в этом обще­стве чет­ко пони­ма­ет­ся роль Рах­ба­ра, как лиде­ра имен­но духов­но­го, идей­но­го пла­на, как инсти­ту­та, при­зван­но­го не допу­стить огол­те­ло­го раз­во­ро­вы­ва­ния сво­ей же стра­ны, как это сде­лал в свое вре­мя шах­ский олигархат.

Исто­ри­че­ски роль Рах­ба­ра сло­жи­лась из двух док­трин: 1. «Велаят‑е факих» — шиит­ской док­трине управ­ле­ния госу­дар­ством в пери­од ожи­да­ния Мах­ди и 2. Взгля­да­ми Аятол­лы Хомей­ни на роль духо­вен­ства в управ­ле­нии государством.

Пер­вая док­три­на нам не очень инте­рес­на, это ком­плекс чисто рели­ги­оз­ных взгля­дов шиитов.

А вот вто­рая крайне инте­рес­на, осо­бен­но сво­ей задум­кой. Велаят‑е факих по Хомей­ни (а, кста­ти, это пере­во­дит­ся как «прав­ле­ние про­све­щен­ных» или «высо­ко­ду­хов­ное госу­дар­ство») долж­но было решить глав­ную про­бле­му – вопрос без­ду­хов­но­сти и амо­раль­но­сти капи­та­ли­сти­че­ской формации.

Напом­ню, что до Ислам­ской рево­лю­ции в Иране пра­вил Мохам­мад Реза Шах Пехле­ви, счи­тав­ший себя ярким бур­жу­аз­ным рефор­ма­то­ром и наци­о­на­ли­стом. Он про­во­дил так назы­ва­е­мую «Белую рево­лю­цию» или «рево­лю­цию шаха и наро­да», целью кото­рой было (вни­ма­ние!) – «вхож­де­ние Ира­на в пятер­ку круп­ней­ших инду­стри­аль­ных дер­жав мира». На иран­ских хол­мах, в сти­ле, как это любят у нас, кра­ше­ны­ми извест­кой кам­ня­ми было по всей стране выло­же­но «Шах, роди­на, национализм».

Но на деле наци­о­на­лиз­мом у шаха и не пах­ло. В 50‑х годах Пре­мьер-министр (кста­ти, обще­на­род­но избран­ный) Док­тор Мос­са­дык повел жесто­чай­шую борь­бу с Вели­ко­бри­та­ни­ей и США за наци­о­на­ли­за­цию иран­ской неф­ти. В резуль­та­те нее была лик­ви­ди­ро­ва­на Англо-Иран­ская неф­тя­ная ком­па­ния, как глав­ный инстру­мент неф­тя­но­го коло­ни­а­лиз­ма в Иране. (Кста­ти, сего­дня это Бри­тиш пет­ро­ле­ум, если вдруг кто не зна­ет). Шах бежал и вер­нул­ся лишь толь­ко после воен­но­го пере­во­ро­та, кото­рый вос­ста­но­вил Запад­ную ори­ен­ти­ро­ван­ность Ира­на, но на этот раз на США.

В резуль­та­те «белой рево­лю­ции» в Иране воз­ник дичай­ший кла­но­во-оли­гар­хи­че­ский капи­та­лизм. Вся эко­но­ми­ка стра­ны была сосре­до­то­че­на в руках несколь­ких семей, а самым круп­ным капи­та­ли­сти­че­ским доме­ном была лич­ная соб­ствен­ность Мохам­ма­да Реза шаха Пехлеви. 

Все огре­хи управ­лен­че­ской эффек­тив­но­сти поли­ро­ва­ла раз­рос­ша­я­ся до неимо­вер­ных раз­ме­ров леген­дар­ная Служ­ба без­опас­но­сти САВАК, пре­вра­тив­ша­я­ся, в кон­це кон­цов, в глав­ный инстру­мент госуправления.

Лозун­гом Хомей­ни был «Ни Запад, ни Восток, а Ислам­ская рес­пуб­ли­ка». По смыс­лу это было «Не либе­ра­лизм, не боль­ше­визм, а свой Тре­тий путь». Иде­ей тре­тье­го пути, как вы зна­е­те, в 50‑е — 70‑е годы про­шло­го сто­ле­тия боле­ло поло­ви­на чело­ве­че­ства от Латин­ской Аме­ри­ки до Азии и Афри­ки. В сущ­но­сти, Дви­же­ние непри­со­еди­не­ния и ста­ло гео­по­ли­ти­че­ским отра­же­ни­ем это­го поиска.

Так вот Хомей­ни был не про­сто боро­да­тым дядь­кой и огол­те­лым фун­да­мен­та­ли­стом. Он был уле­мом – высо­ко­об­ра­зо­ван­ным чело­ве­ком, кото­рый ездил по стра­нам Запа­да с лек­ци­я­ми в веду­щих уни­вер­си­те­тах о том, что толь­ко кон­троль духо­вен­ства, а точ­нее кон­троль мора­ли и нрав­ствен­но­сти, спо­со­бен убе­речь капи­та­лизм от оли­гар­хи­че­ско­го обво­ро­вы­ва­ния сво­е­го наро­да, а соци­а­лизм – от огол­те­ло­го репрес­сив­но­го тота­ли­та­риз­ма. Функ­ции Рах­ба­ра в основ­ном мораль­ны и нравственны.

Вот такая док­три­на лег­ла в осно­ву созда­ния тако­го инсти­ту­та как Рах­бар – Лидер нации по ирански. 

Напол­не­на ли наша пози­ция лиде­ра таким же смыс­лом? Вам судить. Доста­точ­но лишь еще раз поста­вить акцент на том, что прин­цип Рах­ба­ра «велаят‑е факих» пере­во­дит­ся как «прав­ле­ние просвещенных».

Мое мне­ние – наш путь нель­зя назы­вать иран­ским в виду пол­но­го несов­па­де­ния смыс­лов при боль­шом сов­па­де­нии форм.

Ну, тогда рас­смот­рим дру­гую рефе­рент­ную модель – люби­мо­го наше­го Ли Куан Ю. 

Ана­ло­гии напра­ши­ва­ют­ся – даже «30-лет у вла­сти» под­чер­ки­ва­ет­ся вся­че­ски. И мы зна­ем – срав­не­ние с Ли Куан Ю любит сам Назар­ба­ев. Син­га­пур­ский лидер после ухо­да с поста пре­мьер-мини­стра еще 17 лет оста­ет­ся мини­стром-мен­то­ром для сво­е­го сына … Ли Сян Луна, заме­сти­те­ля пре­мье­ра а потом… по слу­чай­но­му сов­па­де­нию тоже пре­мьер-мини­стра Син­га­пу­ра с 2004 по 2007 годы .

Вот тут вы най­де­те мас­су сов­па­де­ний и непри­кры­то­го под­ра­жа­ния со сто­ро­ны Назар­ба­е­ва вели­ко­му «Гар­ри» Ли. Тут тебе и «мяг­кий авто­ри­та­ризм», тут тебе и «инве­сти­ции это все», тут тебе и транс­на­ци­о­наль­ные кор­по­ра­ции – это глав­ное. Есть даже некое сход­ство в том, что Ли Куан Ю видел зави­си­мость от преж­ней мет­ро­по­лии (у них это Вели­ко­бри­та­ния) важ­ным пре­иму­ще­ством и то, что он гово­рил «вна­ча­ле англий­ский язык, а лишь потом род­ной». Ну, про­сто мас­са сходств. Ско­рее все­го «Дис­ней­ленд со смерт­ной каз­нью», как любят назы­вать Син­га­пур, это некий иде­ал Нур­сул­та­на Аби­ше­ви­ча со все­ми его одно­пар­тий­ны­ми систе­ма­ми, высо­чай­ши­ми штра­фа­ми, пор­ка­ми по попе, высо­чай­ши­ми зар­пла­та­ми и пато­ло­ги­че­ской чисто­той на ули­цах. В Син­га­пу­ре наци­о­наль­ная исто­рия реаль­но нача­лась с «Гар­ри» Ли, новую нацию он тоже созда­вал жест­ким этни­че­ским регу­ли­ро­ва­ни­ем. Напри­мер, реши­тель­но борол­ся с ком­пакт­ным рас­се­ле­ни­ем этно­сов, бук­валь­но насиль­но рас­се­ляя людей по раз­ным рай­о­нам. Он так же борол­ся и с малай­ской иден­тич­но­стью, пото­му что корен­ной наци­ей мог­ли быть толь­ко син­га­пур­цы и все.

Но… как говорится есть много «но»…

Пер­вое «но» это кор­руп­ция. Но не толь­ко систе­ма отка­тов и взя­ток и борь­ба с ними, а прин­цип зара­ба­ты­ва­ния капи­та­лов на раз­во­ро­вы­ва­нии и при­сво­е­нии наци­о­наль­но­го богат­ства. Не пом­ню, что­бы это про­по­ве­до­ва­ли Ли Куан Ю и его пар­тия. Напро­тив – побе­да над кор­руп­ци­ей счи­та­ет­ся одним из глав­ных и несо­мнен­ных дости­же­ний син­га­пур­ско­го лиде­ра. В нашей стране самым страш­ным сло­во­со­че­та­ни­ем мож­но счи­тать фра­зу «про­ис­хож­де­ние капи­та­ла». Тут вооб­ще нет ниче­го обще­го с кон­цеп­ци­ей Ли Куан Ю. Даже если…. Нет-нет… Вооб­ще нету, реально.

Вто­рое «но» — это отно­ше­ние к наци­о­наль­но­му богат­ству. У Синаг­пу­ра его не было вооб­ще. Но став­ка была сде­ла­на на наци­о­наль­ный интел­лект и тру­до­лю­бие. Они тоже не с неба упа­ли. Ли Куан Ю взял людей, и сде­лал из них «чело­ве­че­ский капи­тал». В нашей стране фра­за «чело­ве­че­ский капи­тал» вос­при­ни­ма­ет­ся лишь с точ­ки зре­ния «ищи­те-ищи­те, у них еще есть кое-что припрятанное».

В общем, стро­ить шко­лу и делать ее самой доро­гой – не по лику­а­нюй­ски. При­ва­ти­зи­ро­вать уни­вер­си­те­ты и делать их самы­ми труд­но­до­ступ­ны­ми – не по лику­а­нюй­ски. Созда­вать оте­че­ствен­ные авто­мо­би­ли и про­да­вать их сво­е­му наро­ду их по цене япон­ских – тоже не по лику­а­нюй­ски. Стро­ить дома для бед­ных и делать их недо­ступ­ны­ми для бед­ных – не по лику­а­нюй­ски. Выда­вать све­де­ние лич­ных сче­тов за борь­бу с кор­руп­ци­ей – не по лику­а­нюй­ски. В общем, пол­ное несов­па­де­ние по линии тер­ми­нов «про­ис­хож­де­ние капи­та­ла» и «чело­ве­че­ский капи­тал». Кто ска­жет, что это не главное?

Вот вкрат­це и гибрид­ность наших поли­ти­че­ских изме­не­ний, из кото­рых мы пони­ма­ем, что их нель­зя назы­вать ни иран­ским, ни син­га­пур­ским путем, а нашим род­ным, казахским.

Что далее?

Далее выбо­ры, литер­ный кан­ди­дат (его лег­ко будет узнать – он пой­дет от Нур Ота­на, и его силь­но будут хва­лить), пред­се­да­тель-мен­тор, преж­нее рас­пре­де­ле­ние благ и вли­я­ния, аре­сты, мно­го аре­стов и самое глав­ное – став­ка на чело­ве­че­ский капи­тал в сти­ле «ищи­те-ищи­те у само­за­ня­тых, у них еще есть что припрятанное». 

Все пред­ска­зу­е­мо, если бы не тео­рия хаоса. 

Вот так.

Дастан Кады­р­жа­нов

архивные статьи по теме

Компромат для служебного пользования

Невеселое будущее Олимпиады

Генпрокуратура Казахстана: Найдены тела менеджеров “Нурбанка”