22 C
Астана
18 июля, 2024
Image default

Права человека – понятие абстрактное

Вла­сти Казах­ста­на в Меж­ду­на­род­ный день защи­ты прав чело­ве­ка в оче­ред­ной раз про­игно­ри­ро­ва­ли пра­во­за­щит­ни­ков. Гово­рить о вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях госу­дар­ства и граж­дан­ско­го обще­ства пред­ста­ви­те­лям НПО и пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций вновь при­шлось самим с собой.

Автор: Алек­сандр УСТИНОВ 

В Меж­ду­на­род­ный день защи­ты прав чело­ве­ка в Астане реши­ли про­ве­сти экс­перт­ную кон­фе­рен­цию «Раз­ви­тие и ста­тус инсти­ту­та прав чело­ве­ка за 20 лет неза­ви­си­мо­сти РК». Пред­по­ла­га­лось, что кро­ме пра­во­за­щит­ни­ков и пред­ста­ви­те­лей НПО меро­при­я­тие посе­тит хоть кто-нибудь из пра­ви­тель­ствен­ных или при­бли­жен­ных к нынеш­не­му поли­ти­че­ско­му режи­му чинов­ни­ков. Обще­ствен­ни­ки вме­сте с пред­ста­ви­те­ля­ми госу­дар­ствен­но­го сек­то­ра наме­ре­ва­лись под­ве­сти сво­е­го рода ито­ги, выяс­нить, чего доби­лось за про­шед­шие с момен­та обре­те­ния Казах­ста­ном неза­ви­си­мо­сти годы граж­дан­ское обще­ство, дей­стви­тель­но ли госу­дар­ство рабо­та­ет на граж­дан, как это про­пи­са­но во всех под­пи­сан­ных Казах­ста­ном кон­вен­ци­ях. По всей види­мо­сти, достой­ных отве­тов на эти вопро­сы у пред­ста­ви­те­лей вла­сти не нашлось, и пра­во­за­щит­ни­ков оста­ви­ли одних. Но раз­го­вор все же полу­чил­ся весь­ма интересный.

В отли­чие от чинов­ни­ков, меж­ду­на­род­ные экс­пер­ты в обла­сти соблю­де­ния прав чело­ве­ка кон­фе­рен­цию не про­игно­ри­ро­ва­ли. Открыл меро­при­я­тие гла­ва отде­ла тех­ни­че­ско­го сотруд­ни­че­ства деле­га­ции Евро­со­ю­за Рене Мали. Он напом­нил собрав­шим­ся, что доку­мен­таль­но наша стра­на вро­де как тоже пре­тен­ду­ет на зва­ние демо­кра­ти­че­ско­го государства.

- Казах­стан под­пи­сал все основ­ные меж­ду­на­род­ные кон­вен­ции по пра­вам чело­ве­ка, — пояс­нил гос­по­дин Мали, — и Казах­стан при­нял так­же наци­о­наль­ную стра­те­гию по пра­вам чело­ве­ка. Этот наци­о­наль­ный план дей­ствий по пра­вам чело­ве­ка явля­ет­ся осно­вой для дан­ной встре­чи, где важ­ны обя­за­тель­ства, взя­тые на себя пра­ви­тель­ством Казахстана.

Что дела­ет­ся госу­дар­ством для того, что­бы эта стра­те­гия из фор­маль­но­го доку­мен­та пре­вра­ти­лась в реаль­но дей­ству­ю­щий, защи­ща­ю­щий пра­ва каж­до­го казах­стан­ца, мог­ли бы отве­тить отсут­ство­вав­шие чинов­ни­ки. В ито­ге же о поло­же­нии дел с пра­ва­ми чело­ве­ка в рес­пуб­ли­ке гово­ри­ли НПОш­ни­ки и пра­во­за­щит­ни­ки, кото­рых вни­ма­тель­но слу­ша­ли меж­ду­на­род­ные эксперты.

Сло­во дав­но несвободно

О том, как сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции отра­жа­ют дей­стви­тель­ность с соблю­де­ни­ем прав чело­ве­ка в Казах­стане, гово­ри­ла пре­зи­дент Меж­ду­на­род­но­го фон­да защи­ты сво­бо­ды сло­ва «Адил соз» Тама­ра Кале­е­ва. Она при­шла к выво­ду, что лет 15 назад к сво­бо­де сло­ва в Казах­стане отно­си­лись гораз­до луч­ше, чем сей­час. За эти пол­то­ра деся­ти­ле­тия госу­дар­ствен­ная маши­на мето­дич­но уни­что­жи­ла всех, кто гово­рил прав­ду и не пля­сал под дуд­ку про­власт­ных политтехнологов.

- Послед­ние неза­ви­си­мые и оппо­зи­ци­он­ные теле­ка­на­лы исчез­ли в 2002 году, — напом­ни­ла Тама­ра Кале­е­ва. — Теле­ком­па­ния «Тан» была рас­стре­ля­на, то есть рас­стре­лян был фидер (пере­дат­чикавт.), теле­ра­дио­ком­па­нию «Ирбис» разо­ри­ли. Эпо­ха сво­бод­но­го теле­ра­дио­ве­ща­ния в Казах­стане при­оста­нов­ле­на бук­валь­но по нынеш­ний день.

После раз­гро­ма ост­ров­ков сво­бо­ды сло­ва, по сло­вам Кале­е­вой, нача­лось пре­сле­до­ва­ние отдель­но взя­тых жур­на­ли­стов, не жела­ю­щих ста­но­вить­ся серой мас­сой рас­про­стра­ни­те­лей про­па­ган­ды поли­ти­че­ско­го режима.

- За годы неза­ви­си­мо­сти по делам, свя­зан­ным с про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­стью, — про­дол­жа­ла пре­зи­дент фон­да защи­ты сво­бо­ды сло­ва, — три года про­вел за решет­кой фри­лан­сер Вадим Курам­шин, три года про­вел за решет­кой глав­ный редак­тор газе­ты «Закон и пра­во­су­дие» Ток­бер­ген Аби­ев. Год про­вел за решет­кой писа­тель Алпа­мыс Бек­тур­га­нов, тре­тий год нахо­дит­ся в коло­нии глав­ный редак­тор газе­ты «Алма­ты-Инфо» Рама­зан Есер­ге­пов. И зафик­си­ро­ва­но мно­го при­го­во­ров, где нака­за­ни­ем явля­ет­ся огра­ни­че­ние свободы…

Истреб­ле­ние сво­бо­ды сло­ва в Казах­стане и как резуль­тат — нару­ше­ние прав граж­дан на полу­че­ние объ­ек­тив­ной инфор­ма­ции, по сло­вам Тама­ры Кале­е­вой, воз­мож­но, преж­де все­го, бла­го­да­ря изме­не­ни­ям зако­но­да­тель­ства о СМИ. Впро­чем, об этом пра­во­за­щит­ни­ки гово­рят уже мно­го лет. А впе­ре­ди оте­че­ствен­ную медий­ную зако­но­да­тель­ную базу ждут еще более губи­тель­ные изме­не­ния, кото­рые, по сло­вам экс­пер­тов, повле­кут за собой еще более тяже­лое поло­же­ние со сво­бо­дой сло­ва в стране.

Назар­ба­ев недо­во­лен — и ты митингуй

Тему сво­бо­ды, а вер­нее ее отсут­ствия, про­дол­жил извест­ный пра­во­за­щит­ник, юрист из Кара­ган­ды Евге­ний Тан­ков. Он заго­во­рил о сво­бо­де мир­ных собра­ний и напом­нил, что про­ве­сти легаль­ный пикет или митинг по любо­му пово­ду (конеч­но, за исклю­че­ни­ем мас­со­вых акций в под­держ­ку пра­вя­щей пар­тии или како­го-нибудь ее моло­деж­но­го кры­ла) в нашей стране прак­ти­че­ски невоз­мож­но. На это про­сто не дают офи­ци­аль­но­го разрешения.

А если вдруг мест­ные вла­сти раз­доб­рят­ся и поз­во­лят про­ве­сти митинг, то где-нибудь на отши­бе, отку­да дав­но сбе­жа­ли даже бом­жи и без­дом­ные соба­ки. И это не выду­ман­ная, а реаль­ная исто­рия, про­изо­шед­шая с извест­ным кара­ган­дин­ским юри­стом Евге­ни­ем Танковым.

То, как юрист Тан­ков с вось­ми­де­ся­то­го (!) раза (после десят­ка судеб­ных исков про­тив мест­ных вла­стей) полу­чил раз­ре­ше­ние на акцию про­те­ста в шах­тер­ской сто­ли­це, казах­стан­ским и зару­беж­ным пра­во­за­щит­ни­кам все на той же кон­фе­рен­ции рас­ска­зал еще один ее участ­ник — дирек­тор кара­ган­дин­ско­го фили­а­ла Казах­стан­ско­го бюро по пра­вам чело­ве­ка и соблю­де­нию закон­но­сти Юрий Гусаков.

- Так вот, пике­ти­ро­ва­ние, кото­рое раз­ре­ши­ли гос­по­ди­ну Тан­ко­ву, долж­но было про­хо­дить на ста­ди­оне «Литей­щик», — рас­ска­зал кол­ле­гам Юрий Гуса­ков. — Соглас­но реше­нию мас­ли­ха­та Кара­ган­ды, это един­ствен­ное место, где мож­но про­во­дить пике­ты, митин­ги и демон­стра­ции в шах­тер­ской столице.

При этом про­те­сто­вать юри­сту Тан­ко­ву на отши­бе Кара­ган­ды раз­ре­ши­ли лишь про­тив… авто­сто­ян­ки на Вод­но-зеле­ном буль­ва­ре в Астане. Каза­лось бы — пол­ный маразм. Но нет, у кара­ган­дин­ских чинов­ни­ков своя, полит­кор­рект­ная, логика.

- Я зашел в Интер­нет, — азарт­но про­дол­жал свой рас­сказ пра­во­за­щит­ник Юрий Гуса­ков, — и наби­раю в «Яндек­се»: «Назар­ба­ев выра­зил недо­воль­ство». И пер­вая тема, по кото­рой он выра­зил недо­воль­ство и кото­рая демон­стри­ру­ет весь мас­штаб лич­но­сти, это необ­хо­ди­мость воз­рож­де­ния алма­тин­ско­го апор­та. Далее — то, что по цен­траль­ным авто­ма­ги­стра­лям ездят на «Хам­ме­рах», и тре­тье — рас­по­ло­же­ние авто­сто­ян­ки на Вод­но-зеле­ном буль­ва­ре в Астане. Вот как раз по этой теме и раз­ре­ши­ли пике­ти­ро­вать гос­по­ди­ну Танкову.

Дру­ги­ми сло­ва­ми, если сам елба­сы в свое вре­мя выра­жал недо­воль­ство по пово­ду сто­ян­ки на Вод­но-зеле­ном буль­ва­ре в Астане, то поче­му бы юри­сту Тан­ко­ву не попро­те­сто­вать про­тив это­го в Караганде.

- Очень суще­ствен­ным недо­стат­ком наше­го зако­но­да­тель­ства в этой сфе­ре явля­ет­ся то, что у отдель­но взя­то­го граж­да­ни­на Рес­пуб­ли­ки Казах­стан и лица, достиг­ше­го совер­шен­но­ле­тия, это­го пра­ва нет. Это пра­во по дей­ству­ю­ще­му зако­но­да­тель­ству явля­ет­ся кол­лек­тив­ным. Нон­сенс! — сде­лал вывод пра­во­за­щит­ник Юрий Гусаков.

Пира­ми­да вла­сти — пира­ми­да выборов

Сво­е­го рода ито­го­вый доклад, в кото­ром про­зву­чал вполне кон­крет­ный ответ на вопрос, поче­му в нашей стране все скла­ды­ва­ет­ся имен­но так, сде­лал юрист Хар­тии за пра­ва чело­ве­ка Аман­гель­ды Шор­ман­ба­ев. По его сло­вам, систе­ма вла­сти спе­ци­аль­но выстро­е­на так, что­бы толь­ко с виду напо­ми­нать циви­ли­зо­ван­ное, совре­мен­ное и демо­кра­тич­ное госу­дар­ство. По сути же в Казах­стане создан авто­ри­тар­ный режим, постро­ен­ный по прин­ци­пу пира­ми­ды, где все под­чи­не­но верхушке.

- Это модель раз­ви­тия госу­дар­ства, при кото­рой име­ет­ся супер­пре­зи­дент с раз­лич­ны­ми пра­во­вы­ми меха­низ­ма­ми: пар­ла­мент, пра­ви­тель­ство, пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны, судеб­ные струк­ту­ры кон­тро­ли­ру­ют­ся через назна­че­ния, через выбо­ры, через согла­со­ва­ния, — кон­ста­ти­ро­вал гос­по­дин Шор­ман­ба­ев. — То есть все это кон­тро­ли­ру­ет­ся одним лицом. Мы видим пира­ми­ду власти.

Этот же прин­цип, по сло­вам Шор­ман­ба­е­ва, рас­про­стра­ня­ет­ся и на глав­ный, осно­во­по­ла­га­ю­щий демо­кра­ти­че­ский инстру­мент — выбор­ный процесс.

- Отсю­да, соб­ствен­но, вот эта пира­ми­да — гипер­пол­но­мо­чия супер­пре­зи­ден­та — транс­ли­ру­ет­ся на изби­ра­тель­ный про­цесс, — про­дол­жил юрист. — Изби­ра­тель­ный про­цесс таким же обра­зом постро­ен. То есть все чле­ны ЦИК назна­ча­ют­ся под кон­тро­лем пре­зи­ден­та, а ниже­сто­я­щие комис­сии назна­ча­ют­ся под кон­тро­лем мест­ных вла­стей, в том чис­ле и мас­ли­ха­тов, кото­рые под­кон­троль­ны пре­зи­ден­ту. Поэто­му назна­че­ние изби­ра­тель­ных орга­нов как бы под­кон­троль­но систе­ме кон­сти­ту­ци­он­ной, то есть какая у нас власть пира­ми­даль­ная, так и изби­ра­тель­ные про­цес­сы проходят.

При этом сло­мать эту систе­му, по сло­вам Орман­ба­е­ва, прак­ти­че­ски невозможно:

- Ну хоро­шо, власть может при­нять новый закон «О выбо­рах», но не поме­нять закон «О судьях», о том, как они фор­ми­ру­ют­ся. И в ито­ге вы про­иг­ра­е­те в суде, — про­дол­жал юрист. — Поэто­му здесь, когда даешь реко­мен­да­ции по изме­не­нию в сфе­ре выбо­ров, тут реко­мен­да­ции могут быть толь­ко одни: вла­сти долж­ны решить­ся на реаль­ную демо­кра­ти­за­цию. Пусть это будет хотя бы для нача­ла мест­ное само­управ­ле­ние, но это долж­но быть чест­но. По-дру­го­му в этой стране про­сто не может быть.

…Пооб­щав­шись еще немно­го, пра­во­за­щит­ни­ки и НПОш­ни­ки разо­шлись. И если наши пред­ста­ви­те­ли граж­дан­ско­го обще­ства к бой­ко­ти­ро­ва­нию сво­их меро­при­я­тий со сто­ро­ны вла­сти дав­но при­вык­ли, то ино­стран­цы сде­ла­ли для себя еще один вывод о той самой казах­стан­ской демократии.

View original post here:
Пра­ва чело­ве­ка – поня­тие абстрактное

архивные статьи по теме

Назарбаев получит Нобелевку за обещания?

Ремонт как основное достижение акима

Первая смерть на забастовке нефтяников