12 C
Астана
27 июля, 2021
Image default

Почему либералы оказались в политическом тупике?

Гово­рят, что пра­виль­ная поста­нов­ка вопро­са, это уже поло­ви­на его реше­ния. В этом смыс­ле меня лич­но заин­те­ре­со­ва­ли две послед­ние ста­тьи Муха­меджа­на Адило­ва, в кото­рых автор раз­мыш­ля­ет о буду­щем казах­стан­ской демо­кра­ти­че­ской оппо­зи­ции и пыта­ет­ся най­ти ответ на вопрос «что делать» в усло­ви­ях жест­ких репрес­сий со сто­ро­ны вла­сти. Нисколь­ко не пре­тен­дуя на исти­ну, попы­та­юсь вне­сти свои пять копе­ек в дискуссию. 

 

Автор: Сер­гей ЗЕЛЕПУХИН

 

Но сна­ча­ла выска­жу несколь­ко сооб­ра­же­ний для пони­ма­ния мас­шта­ба и глу­би­ны воз­ник­ших про­блем с помо­щью извест­но­го аме­ри­кан­ско­го либе­раль­но­го поли­то­ло­га. Сра­зу ого­во­рюсь, я не явля­юсь сто­рон­ни­ком либе­раль­ной демо­кра­тии и либе­ра­лиз­ма в целом, посколь­ку счи­таю, что про­бле­мы демо­кра­тии, прав и сво­бод лич­но­сти не могут быть пол­но­стью реше­ны исклю­чи­тель­но в рам­ках инсти­ту­тов народ­но­го пред­ста­ви­тель­ства и либе­раль­ной идео­ло­гии. Более того, счи­таю, что в опре­де­лен­ных слу­ча­ях послед­ние даже спо­соб­ны нане­сти им вред. Поче­му? Ответ на этот вопрос вы най­де­те ниже.

Буду­щее исто­рии по Фукуяме

Вна­ча­ле о мас­шта­бах. Если для казах­стан­ской демо­кра­ти­че­ской оппо­зи­ции глав­ный вопрос сего­дня «что делать в усло­ви­ях все более жест­ко­го авто­ри­тар­но­го режи­ма», то для запад­ной либе­раль­ной мыс­ли, как бы это стран­но ни зву­ча­ло, во весь рост вста­ет дру­гой вопрос «как не допу­стить в пер­спек­ти­ве раз­ру­ше­ния либе­раль­но-демо­кра­ти­че­ской фор­мы правления».

Пока­за­тель­ной для пони­ма­ния глу­би­ны этой про­бле­мы ста­ла отно­си­тель­но новая ста­тья Ёси­хи­ро Френ­си­са Фуку­я­мы «Буду­щее исто­рии. Смо­жет ли либе­раль­ная демо­кра­тия пере­жить упа­док сред­не­го клас­са». Да, того само­го Фуку­я­мы, аме­ри­кан­ско­го поли­то­ло­га и поли­ти­че­ско­го эко­но­ми­ста япон­ско­го про­ис­хож­де­ния, кото­рый напи­сал в нача­ле 90‑х про­шло­го сто­ле­тия труд «Конец исто­рии и послед­ний чело­век», став­ший настоль­ной кни­гой для любо­го либе­раль­но­го демократа.

Напом­ним основ­ной тезис Фуку­я­мы: после паде­ния СССР и про­со­вет­ских режи­мов в Восточ­ной Евро­пе рас­про­стра­не­ние либе­раль­ных демо­кра­тий во всем мире может стать конеч­ной точ­кой соци­о­куль­тур­ной эво­лю­ции чело­ве­че­ства и стать окон­ча­тель­ной фор­мой пра­ви­тель­ства, что и будет озна­чать конец истории.

При­ме­ча­тель­но, что в каче­стве мето­дов при­бли­же­ния побе­ды либе­раль­ной демо­кра­тии во всем мире Фуку­я­ма не исклю­чил при­ме­не­ние сило­вых и воен­ных мер про­тив госу­дарств с дру­гой фор­мой прав­ле­ния. Но уже после нача­ла интер­вен­ции США в Ира­ке он напи­сал еще один труд «Аме­ри­ка на рас­пу­тье», где отме­же­вал­ся от поли­ти­ки нео­кон­сер­ва­то­ров, хотя был свя­зан с ними с само­го нача­ла сво­ей науч­ной карьеры.

При­чем такой демарш уче­но­го был весь­ма уди­ви­те­лен, если учесть, что его «Конец исто­рии» стал чуть ли не мани­фе­стом внеш­ней поли­ти­ки адми­ни­стра­ции Буша-млад­ше­го, а сам Фуку­я­ма в свое вре­мя актив­но высту­пал за свер­же­ние режи­ма Сад­да­ма Хусей­на. Одна­ко в «Аме­ри­ке на рас­пу­тье» он при­знал необ­хо­ди­мость невме­ша­тель­ства в про­цесс демо­кра­ти­за­ции обществ и тем более исклю­чил воз­мож­ность при­ме­не­ния силы для этих целей. К чему я при­во­жу все это? Для того, что­бы даль­ше нам луч­ше понять эво­лю­цию взгля­дов одно­го из вид­ней­ших совре­мен­ных либе­раль­ных мыслителей.

Но вер­нем­ся к ста­тье Фуку­я­мы, уви­дев­ший свет в нача­ле это­го года. В ней поли­то­лог уже не столь опти­ми­сти­чен по пово­ду пер­спек­тив либе­раль­ной демо­кра­тии в мире, но все же счи­та­ет ее луч­шей фор­мой прав­ле­ния. И здесь прин­ци­пи­аль­но важ­но выде­лить несколь­ко момен­тов, на кото­рых акцен­ти­ру­ет вни­ма­ние уче­ный. Для крат­ко­сти попро­бу­ем изло­жить их тезисно.

Во-пер­вых, поли­то­лог пыта­ет­ся дока­зать нали­чие идей­но­го тупи­ка в запад­ном обще­стве, уси­лив­ше­го­ся после нача­ла гло­баль­но­го финан­со­во­го кри­зи­са в 2008 году. При этом он счи­та­ет, что сам кри­зис «финан­со­во­го капи­та­лиз­ма» (тер­мин Фуку­я­мы) стал резуль­та­том поли­ти­ки отка­за от госв­ме­ша­тель­ства в эко­но­ми­ку и финан­со­вый сек­тор — поли­ти­ки, про­во­див­шей­ся послед­ние 30 лет в запад­ных странах.

Доба­вим, что ее нача­ло свя­зы­ва­ют с име­на­ми экс-пре­мье­ра Вели­ко­бри­та­нии Мар­га­рет Тэт­чер и ныне покой­но­го быв­ше­го пре­зи­ден­та США Рональ­да Рей­га­на. А суть ее в самых общих чер­тах сво­ди­лась к умень­ше­нию вли­я­ния госу­дар­ства на про­цес­сы в эко­но­ми­ке и сти­му­ли­ро­ва­нию спро­са, а через него и эко­но­ми­че­ско­го роста путем так назы­ва­е­мых мас­со­вых кре­ди­тов, что в ито­ге при­ве­ло к кри­зи­су 2008 года.

Во-вто­рых, Фуку­я­ма обра­ща­ет вни­ма­ние на воз­ник­но­ве­ние ряда тен­ден­ций, угро­жа­ю­щих Запа­ду поте­рей демо­кра­тии! Об этом уче­ный пря­мо пишет в раз­де­ле, посвя­щен­ном пер­спек­ти­вам демо­кра­ти­че­ской фор­мы правления.

«Сего­дня в мире суще­ству­ет вза­и­мо­связь меж­ду эко­но­ми­че­ским ростом, соци­аль­ны­ми изме­не­ни­я­ми и гла­вен­ством либе­раль­но-демо­кра­ти­че­ской идео­ло­гии. И при этом кон­ку­рен­то­спо­соб­ная идео­ло­ги­че­ская аль­тер­на­ти­ва не выри­со­вы­ва­ет­ся, — пишет он. — Одна­ко неко­то­рые тре­вож­ные эко­но­ми­че­ские и соци­аль­ные тен­ден­ции, если они сохра­нят­ся, могут поста­вить под угро­зу ста­биль­ность совре­мен­ных либе­раль­ных демо­кра­тий и раз­вен­чать демо­кра­ти­че­скую идео­ло­гию в ее нынеш­нем понимании».

В‑третьих, после это­го поли­то­лог акцен­ти­ру­ет вни­ма­ние на важ­но­сти «сред­не­го» клас­са как соци­аль­ной базы для либе­раль­ной демо­кра­тии, дока­зы­вая, что его суще­ство­ва­ние сего­дня нахо­дит­ся под угро­зой. При­чем в каче­стве аргу­мен­та он ука­зы­ва­ет на отри­ца­тель­ные послед­ствия гло­ба­ли­за­ции т гово­рит об уве­ли­че­нии раз­ры­ва меж­ду бога­ты­ми и бедными.

В ито­ге Фуку­я­ма при­хо­дит к выво­ду о необ­хо­ди­мо­сти идео­ло­гии буду­ще­го. Как счи­та­ет он, она долж­на содер­жать «как мини­мум два ком­по­нен­та — поли­ти­че­ский и эко­но­ми­че­ский». «В поли­ти­че­ском отно­ше­нии новая идео­ло­гия долж­на под­твер­дить пре­вос­ход­ство демо­кра­ти­че­ской поли­ти­ки над эко­но­ми­кой, а так­же вновь закре­пить леги­тим­ность госу­дар­ства как выра­зи­те­ля обще­ствен­ных инте­ре­сов», — заклю­ча­ет уче­ный, но не дает кон­крет­ных рецеп­тов, как изме­нить ситу­а­цию, лишь ука­зы­вая на то, что про­вод­ни­ком этой идео­ло­гии дол­жен быть «сред­ний» класс.

К это­му прин­ци­пи­аль­но­му выво­ду мы еще вернемся.

Дем­си­лы в тупике 

Какое отно­ше­ние все пере­чис­лен­ное Фуку­я­мой име­ет к Казах­ста­ну? Да самое пря­мое. Несмот­ря на про­ти­во­по­лож­ные поли­ти­че­ские усло­вия на запа­де и в нашей рес­пуб­ли­ке, идей­ный багаж дем­сил что там, что здесь ока­зал­ся пустым.

И если уче­ный толь­ко выска­зы­ва­ет опа­се­ния по пово­ду того, что «неко­то­рые тре­вож­ные эко­но­ми­че­ские и соци­аль­ные тен­ден­ции» могут поста­вить «под угро­зу ста­биль­ность совре­мен­ных либе­раль­ных демо­кра­тий и раз­вен­чать демо­кра­ти­че­скую идео­ло­гию в ее нынеш­нем пони­ма­нии», то в Казах­стане по край­ней мере на быто­вом уровне она уже ока­за­лась раз­вен­чан­ной, не успев состо­ять­ся поли­ти­че­ски и реа­ли­зо­вать­ся в пол­ной мере в экономике.

Попы­та­юсь объ­яс­нить, что я имею в виду. Нисколь­ко не пре­тен­дуя на исти­ну в послед­ней инстан­ции, смею пред­по­ло­жить, что идеи либе­раль­ной демо­кра­тии на совре­мен­ном эта­пе в нашей стране постиг­ла участь ком­му­ни­сти­че­ской идео­ло­гии. Почему?

Во-пер­вых, пото­му что от эко­но­ми­че­ских реформ в стране, про­во­див­ших­ся по рецеп­там нео­ли­бе­раль­ной тео­рии («шоко­вая тера­пия», либе­ра­ли­за­ция цен, мас­со­вая при­ва­ти­за­ция) под лозун­га­ми сво­бо­ды и демо­кра­тии, выиг­ра­ла ничтож­ная доля насе­ле­ния и в первую оче­редь пра­вя­щая бюро­кра­тия, а осталь­ные оста­лись на обо­чине жиз­ни, чув­ствуя себя обма­ну­ты­ми. Отсю­да и столь рас­про­стра­нен­ные кли­ше: что «все поли­ти­ки оди­на­ко­вые», «этот уже наха­пал — пусть сидит, а то при­дет дру­гой и тоже нач­нет воро­вать», «не при­ва­ти­за­ция, а при­хва­ти­за­ция» и так далее.

Если пере­во­дить мас­со­вые сте­рео­ти­пы с быто­во­го язы­ка — это озна­ча­ет: либе­раль­ные рефор­мы в эко­но­ми­ке не оправ­да­ли ожи­да­ния зна­чи­тель­ной части насе­ле­ния. А посколь­ку они про­во­ди­лись под лозун­га­ми демо­кра­тии и сво­бо­ды, то у насе­ле­ния на уровне услов­но­го рефлек­са сло­жи­лась, как мини­мум без­раз­лич­ная, а то и крайне нега­тив­ная реак­ция на сами эти поня­тия. Отсю­да и поли­ти­че­ский индиф­фе­рен­тизм, и, более того, нена­висть к либе­раль­ным демо­кра­там, как, впро­чем, рав­но как и к пра­вя­щей бюрократии.

При­чем логи­ка таких выво­дов весь­ма про­ста. Суди­те сами. Если зав­тра к либе­ра­лу подой­дет кто-нибудь и нач­нет гово­рить о ком­му­низ­ме поло­жи­тель­но, как он на это отре­а­ги­ру­ет? Пра­виль­но, при­ве­дет мно­же­ство дово­дов про­тив, в том чис­ле обя­за­тель­но вспом­нит о дефи­ци­те все­го и вся, оче­ре­дях в мага­зи­нах, совет­скую номен­кла­ту­ру и ее мето­ды управ­ле­ния. И ему будет глу­бо­ко все рав­но, что ком­му­ни­сти­че­ская идео­ло­гия на самом деле име­ет мно­же­ство тече­ний и что отдель­ные из них так­же пыта­ют­ся дать отве­ты на зло­бо­днев­ные про­бле­мы и име­ют кране нега­тив­ное отно­ше­ние к совет­ско­му опыту.

Ана­ло­гич­ная ситу­а­ция будет, если либе­рал подой­дет к чело­ве­ку, жив­ше­му при совет­ской вла­сти, не думая, что назы­ва­ет­ся, о хле­бе насущ­ном, но в ходе реформ поте­ряв­ше­му боль­ше, чем при­об­рел вза­мен. И ему, ско­рее все­го, будет без­раз­лич­но, если либе­рал нач­нет оправ­ды­вать­ся и гово­рить о том, что во всем вино­ва­та вер­хуш­ка, узур­пи­ро­вав­шая власть и не дав­шая до кон­ца про­ве­сти рефор­мы; что нуж­на демо­кра­тия, чест­ные выбо­ры и так далее.

Кста­ти, здесь несколь­ко слов надо ска­зать о вер­хуш­ке (не сек­рет, что прак­ти­че­ски на всем пост­со­вет­ском про­стран­стве, раз­ве что за исклю­че­ни­ем При­бал­тий­ских стран, ее костяк состав­ля­ют «экс-ком­му­ни­сты»). Вклад этой вер­хуш­ки в дис­кре­ди­та­цию либе­раль­ных идей, ничуть не мень­ше, чем в дис­кре­ди­та­цию ком­му­ни­сти­че­ской идео­ло­гии, посколь­ку будучи «ком­му­ни­ста­ми» они кля­лись в вер­но­сти заве­там Ильи­ча, а пере­кра­сив­шись в «демо­кра­тов», до сих пор поют оды либе­ра­лиз­му. И люди это видят, но боль­шин­ство при­хо­дит к оши­боч­но­му выво­ду, что любая власть в нашей стране, какой бы она не была — либе­раль­ная, ком­му­ни­сти­че­ская или дей­ству­ю­щая — озна­ча­ла и будет озна­чать сво­бо­ду от ответ­ствен­но­сти перед наро­дом, но не наоборот.

Дру­ги­ми сло­ва­ми, фак­ти­че­ски обы­ва­те­ли не про­во­дят ника­ких раз­ли­чий меж­ду ними. Поэто­му и то, и дру­гое в их пони­ма­нии зло, пред­по­чте­ние же они отда­ют, по их мне­нию, мень­ше­му по фор­му­ле «он уже нахапал».

В этой ситу­а­ции все уси­лия демоп­по­зи­ции при­влечь вни­ма­ние людей к про­бле­мам демо­кра­тии, прав и сво­бод, гоне­ни­ям на прес­су и поли­ти­че­ским судеб­ным про­цес­сам в стране за исклю­че­ни­ем сочув­ствия и под­держ­ки мизер­но­го мень­шин­ства раз­би­ва­ют­ся об сте­ну без­раз­ли­чия боль­шин­ства. В ито­ге все это идей­ное «блю­до» дем­сил на совре­мен­ном эта­пе оста­ет­ся не вос­тре­бо­ван­ным сре­ди широ­ких масс и боль­ше под­хо­дит для «уго­ще­ния» меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций и запад­ных политиков.

Есте­ствен­но, что при таком отно­ше­нии к вла­сти и демоп­по­зи­ции сре­ди казах­стан­цев воз­ник идео­ло­ги­че­ский ваку­ум, кото­рый лег­ко запол­нил­ся тра­ди­ци­о­на­лиз­мом в лице наци­о­нал-пат­ри­о­тов, либо тео­ло­ги­че­ски­ми уче­ни­я­ми, в част­но­сти ислам­ским фун­да­мен­та­лиз­мом. Не гово­ря уже о том, что к это­му были соци­аль­но-эко­но­ми­че­ские и исто­ри­че­ские пред­по­сыл­ки: обни­ща­ние зна­чи­тель­ной части каза­хов и их тра­ди­ци­он­ная рели­ги­оз­ная иден­тич­ность с исла­мом в купе с ренес­сан­сом ради­каль­ных ислам­ских тече­ний, таких, как, напри­мер, салафизм.

Нет соц­ба­зы — нет поддержки

Что каса­ет­ся про­блем «сред­не­го» клас­са, то она так­же акту­аль­на для Казах­ста­на, посколь­ку гло­баль­ный кри­зис уда­рил по этой соци­аль­ной кате­го­рии и в нашей рес­пуб­ли­ке. Но с тем отли­чи­ем, что на запа­де эко­но­ми­че­ские потря­се­ния обру­ши­лись на уже сфор­ми­ро­ван­ный «сред­ний» класс, в то вре­мя как у нас в стране — на толь­ко нахо­див­ший­ся в про­цес­се формирования.

В резуль­та­те цемен­ти­ру­ю­щий эле­мент и соци­аль­ная база либе­раль­ной демо­кра­тии — соци­аль­ная груп­па со сред­ни­ми дохо­да­ми — нача­ла стре­ми­тель­но сокра­щать­ся, так и не успев, как сле­ду­ет под­рас­ти и окреп­нуть. Сви­де­тель­ством тому ста­ли дан­ные, при­ве­ден­ные заве­ду­ю­щим цен­тром тео­рии соци­аль­но-ори­ен­ти­ро­ван­ной эко­но­ми­ки Инсти­ту­та эко­но­ми­ки Мини­стер­ства обра­зо­ва­ния и нау­ки РК Аман­жо­лом Коша­но­вым о том, что раз­рыв меж­ду бога­ты­ми и бед­ны­ми в Казах­стане достиг трид­ца­ти­крат­но­го размера!

Тем самым в Казах­стане соци­аль­ная груп­па, более вос­при­им­чи­вая к либе­раль­ным иде­ям, ока­за­лась на гра­ни выми­ра­ния. Полу­чи­лось почти по Кар­лу Марк­су, гово­рив­ше­му, что «и тео­рия ста­но­вит­ся мате­ри­аль­ной силой, когда она овла­де­ва­ет мас­са­ми», но толь­ко наобо­рот: так или ина­че идеи-то есть, но нет тех масс, кото­ры­ми они могут овладеть.

Ситу­а­ция ослож­ня­ет­ся еще и тем, что зна­чи­тель­ную долю «сред­не­го» клас­са в стране, по край­ней мере, по уров­ню дохо­дов состав­ля­ют чинов­ни­ки, есте­ствен­но, в первую оче­редь кор­рум­пи­ро­ван­ные. Но она никак (за малым исклю­че­ни­ем) не может быть соци­аль­ной под­пор­кой для демоп­по­зи­ции, а, напро­тив, высту­па­ет тако­вой для пра­вя­щей бюро­кра­тии, посколь­ку, ее соци­аль­ное поло­же­ние и дохо­ды напря­мую зави­сят от суще­ству­ю­щей систе­мы вла­сти. Имен­но поэто­му все, с поз­во­ле­ния ска­зать, кам­па­нии по борь­бе с кор­руп­ци­ей в стране име­ют (и при суще­ству­ю­щей систе­ме будут иметь) нуле­вую эффек­тив­ность, посколь­ку бороть­ся пра­вя­щей вер­хуш­ке с ней — рав­но­силь­но тому, что бороть­ся про­тив себя самой.

Есть еще один на пер­вый взгляд неза­мет­ный, но очень суще­ствен­ный момент. По иро­нии судь­бы нео­ли­бе­раль­ный эко­но­ми­че­ский курс Акор­ды, про­во­ди­мый со вре­мен неза­ви­си­мо­сти, не столь­ко спо­соб­ство­вал фор­ми­ро­ва­нию «сред­не­го» клас­са, сколь­ко при­во­дил к все боль­ше­му рас­сло­е­нию обще­ства на бед­ных и бога­тых. При этом поли­ти­че­ский курс на моно­по­ли­за­цию вла­сти выстра­и­вал и укреп­лял отно­ше­ния меж­ду пра­вя­щим клас­сом и наро­дом по линии гос­под и подданных.

А если к это­му при­ба­вить, что глав­ной соци­аль­ной под­пор­кой вла­сти высту­па­ет круп­ный капи­тал (при­чем не все­гда мож­но чет­ко про­ве­сти меж­ду ними грань), то в роли тех самых бога­тых и гос­под высту­па­ет пра­вя­щая бюро­кра­тия и око­ло­валст­ные груп­пы. То есть, по суще­ству, сего­дня поли­ти­че­ская над­строй­ка Казах­ста­на пол­но­стью отра­жа­ет эко­но­ми­че­ский базис и наоборот.

Дру­ги­ми сло­ва­ми, поли­ти­че­ская власть в стране если не де-юре, то де-факто при­над­ле­жит тем же лицам, кто кон­тро­ли­ру­ет власть эко­но­ми­че­скую — круп­ную соб­ствен­ность. А поли­ти­че­ская и эко­но­ми­че­ская систе­мы стра­ны вме­сте пред­став­ля­ет собой одну боль­шую моно­по­лию под назва­ни­ем ЗАО «Казах­стан» со сто­про­цент­ным паке­том акций в руках пра­вя­щей бюро­кра­тии. Моно­по­лию с почти неогра­ни­чен­ны­ми финан­со­вы­ми ресур­са­ми и послуш­ным аппа­ра­том при­нуж­де­ния и подав­ле­ния — тот самый Леви­а­фан, о кото­ром в свое вре­мя писал англий­ский фило­соф Томас Гоббс.

При­чем окон­ча­тель­ное фор­ми­ро­ва­ние этой систе­мы про­изо­шло не так уж и дав­но, фак­ти­че­ски после того как под кон­троль пра­вя­ще­го клас­са пере­шли «БТА Банк» и Каз­ком — по сути, послед­ние басти­о­ны круп­ной соб­ствен­но­сти в стране.

Конец исто­рии откладывается

И, каза­лось бы, вот тот самый момент, что­бы попы­тать­ся дать ответ на вопрос, что делать демо­кра­ти­че­ской оппо­зи­ции в Казах­стане. Но для это­го нам при­дет­ся вновь отвлечь­ся от сугу­бо казах­стан­ской ситу­а­ции и вер­нуть­ся к основ­но­му выво­ду Фукуямы.

Если чита­тель забыл, то напом­ним, что уче­ный при­зы­ва­ет к раз­ра­бот­ке новой идео­ло­гии, кото­рая «долж­на под­твер­дить пре­вос­ход­ство демо­кра­ти­че­ской поли­ти­ки над эко­но­ми­кой, а так­же вновь закре­пить леги­тим­ность госу­дар­ства как выра­зи­те­ля обще­ствен­ных интересов».

То есть фак­ти­че­ски Фуку­я­ма уви­дел, то, что не могут или не хотят видеть сего­дня мно­гие наши либе­ра­лы. Во-пер­вых, то, что эко­но­ми­че­ские рефор­мы в стра­нах запа­да, про­во­див­ши­е­ся послед­ние трид­цать лет, при­ве­ли, к невоз­мож­но­сти реа­ли­за­ции демо­кра­ти­че­ской поли­ти­ки! Во-вто­рых, что госу­дар­ство пере­ста­ло быть инсти­ту­том, выра­жа­ю­щим обще­ствен­ные инте­ре­сы или, как гово­ри­ли древ­не­гре­че­ские фило­со­фы, инсти­ту­том, при­зван­ным обес­пе­чи­вать общее благо!

По Фуку­я­ме полу­ча­ет­ся, что совре­мен­ные запад­ные пра­ви­тель­ства явля­ют­ся неде­мо­кра­тич­ны­ми, посколь­ку пере­ста­ли быть про­вод­ни­ка­ми обще­ствен­ных инте­ре­сов (кста­ти, на Запа­де так дума­ет не толь­ко он, но об этом ниже). Тем самым либе­раль­ный поли­то­лог, если не по фор­ме, то по содер­жа­нию при­шел к той мыс­ли, кото­рые еще более 160 лет назад в эпо­ху клас­си­че­ско­го либе­ра­лиз­ма и сво­бод­но­го рын­ка (то есть когда не было соц­го­су­дар­ства) сфор­му­ли­ро­ва­ли Карл Маркс и Фри­дрих Энгельс в «Мани­фе­сте Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии»: «Совре­мен­ная госу­дар­ствен­ная власть- это толь­ко коми­тет, управ­ля­ю­щий общи­ми дела­ми все­го клас­са буржуазии»

Так поче­му же либе­раль­ный мыс­ли­тель Фуку­я­ма при­шел, по суще­ству, к созвуч­но­му с марк­сиз­мом, неуте­ши­тель­но­му и, на пер­вый взгляд, пара­док­саль­но­му для либе­ра­ла выво­ду? Ведь рыноч­ную эко­но­ми­ку в запад­ных стра­нах никто не отме­нял, а инсти­ту­ты либе­раль­ной демо­кра­тии как были, так и есть?

Лар­чик откры­ва­ет­ся очень про­сто. Дело в том, что рефор­мы по нео­ли­бе­раль­ным рецеп­там — выра­бо­тан­ные в рам­ках новых либе­раль­ных эко­но­ми­че­ских уче­ний, при­зы­вав­шие к отка­зу от вме­ша­тель­ства госу­дар­ства в эко­но­ми­ку и воз­вра­ще­нию к клас­си­че­ским прин­ци­пам либе­ра­лиз­ма; про­во­див­ши­е­ся в стра­нах запа­да в тече­ние при­мер­но послед­них 30 лет; про­воз­гла­шен­ные после рас­па­да СССР чуть ли не един­ствен­но вер­ны­ми и воз­мож­ны­ми мера­ми — в ито­ге при­ве­ли к дис­ба­лан­су сил в обще­стве меж­ду тру­дом и капи­та­лом в поль­зу последнего.

Тем самым была зало­же­на мина под соци­аль­ное госу­дар­ство или госу­дар­ство все­об­ще­го бла­го­ден­ствия в интер­пре­та­ции англо­сак­сов, основ­ные прин­ци­пы кото­ро­го были сфор­му­ли­ро­ва­ны на Запа­де во вре­мя про­ти­во­сто­я­ния с СССР и внес­шие боль­шой вклад в побе­ду запад­ных стран над миро­вой систе­мой «соци­а­лиз­ма». (В кавыч­ках пото­му, что лич­но я не счи­таю, что в СССР был соци­а­лизм, а име­лись толь­ко пред­по­сыл­ки к нему).

Но по мере про­дви­же­ния нео­ли­бе­раль­ных реформ посте­пен­но, но пла­но­мер­но сокра­ща­лись соци­аль­ные про­грам­мы, а после кри­зи­са 2008 года про­изо­шло то, что было немыс­ли­мо еще пять лет назад — вве­де­ние мер жест­кой эко­но­мии за счет уре­за­ния зар­плат, посо­бий, пен­сий и повы­ше­ния нало­гов. Не буду гово­рить, мож­но ли их назвать пра­виль­ны­ми или нет. Сей­час не об этом. Но сде­лаю два прин­ци­пи­аль­ных замечания.

Во-пер­вых, про­во­дят­ся они в рус­ле все тех же нео­ли­бе­раль­ных рецеп­тов с исполь­зо­ва­ни­ем отдель­ных идей, выра­бо­тан­ных в рам­ках кейн­си­ан­ства, но уже не рабо­та­ю­щих так эффек­тив­но в совре­мен­ных усло­ви­ях, как это было после вто­рой миро­вой войны.

Во-вто­рых, они ведут к уни­что­же­нию соци­аль­ной демо­кра­тии или ина­че соци­аль­но­го госу­дар­ства, посколь­ку в первую оче­редь эти меры бьют по мел­ким пред­при­ни­ма­те­лям и тру­дя­щим­ся, мно­гих из кото­рых по докри­зис­но­му уров­ню дохо­дов вполне мож­но было отне­сти к «сред­не­му» клас­су. Тем самым они уни­что­жа­ют соци­аль­ный базис пред­ста­ви­тель­ной демо­кра­тии и гро­зят ей инсти­ту­ци­о­наль­ным кри­зи­сом. Дру­ги­ми сло­ва­ми резуль­та­ты про­ве­де­ния нео­ли­бе­раль­ных реформ ста­ли серьез­ным вызо­вом для само­го либе­ра­лиз­ма. Подоб­но тому, как нега­тив­ный, хотя и не во всем опыт постро­е­ния ком­му­низ­ма в СССР стал серьез­ным уда­ром по марксизму.

Иро­ния судь­бы или те же грабли

При­чем Запад насту­пил на те же граб­ли, что и Совет­ский Союз. Совет­ская бюро­кра­ти­че­ская вер­хуш­ка, огнем и желе­зом изба­вив­шись от любо­го ина­ко­мыс­лия и оппо­зи­ции, в том чис­ле и внут­ри Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии, ока­за­лась не спо­соб­ной даль­ше раз­ви­вать марк­сизм и вос­при­ни­мать дру­гие идеи. Резуль­тат обще­из­ве­стен — СССР боль­ше нет.

Но не слу­чай­но же гово­рят, что либе­ра­лизм и соци­а­лизм — это дети одной циви­ли­за­ции. Запад после паде­ния СССР впал в эйфо­рию и поте­рял спо­соб­ность к гене­ра­ции новых идей в рам­ках либе­раль­ной мыс­ли, лишь про­воз­гла­сив «конец исто­рии», уве­ро­вав в без­ого­во­роч­ную побе­ду идей либе­ра­лиз­ма, а заод­но при­дав забве­нию какие-либо аль­тер­на­тив­ные кон­цеп­ции и тео­рии. Но прав­да для это­го у него было одно, но доста­точ­ное осно­ва­ние: если рас­пад Сою­за озна­ме­но­вал «конец исто­рии», то к чему изоб­ре­тать что-то еще?! И тут как назло гря­нул кризис.

Пока кри­зи­са не было, нео­ли­бе­раль­ная идео­ло­гия заня­ла моно­поль­ное поло­же­ние, а все что вхо­ди­ло с ней в про­ти­во­ре­чие отправ­ля­лось в утиль (кста­ти, в том чис­ле и отдель­ные либе­раль­ные кон­цеп­ции, напри­мер, неко­то­рые идеи либер­та­ри­ан­ства). В ито­ге после рас­па­да СССР все без исклю­че­ния пра­ви­тель­ства в запад­ных стра­нах — будь то пра­вые или левые — были вынуж­де­ны дей­ство­вать в рам­ках един­ствен­но­го «руко­во­дя­ще­го и направ­ля­ю­ще­го» нео­ли­бе­раль­но­го мейнстрима.

С тех пор прин­ци­пи­аль­ные раз­ли­чия меж­ду гос­под­ству­ю­щи­ми поли­ти­че­ски­ми сила­ми на Запа­де стер­лись. Оста­лись лишь про­ти­во­ре­чия так­ти­че­ско­го поряд­ка и то во мно­гом обу­слов­лен­ные элек­то­раль­ны­ми цик­ла­ми, то есть выбо­ра­ми. (Пока­за­тель­ным в этом смыс­ле стал рас­кол, про­изо­шед­ший несколь­ко лет назад в Соци­ал-демо­кра­ти­че­ской пар­тии Гер­ма­нии, от кото­рой отко­ло­лось «левое» кры­ло и созда­ло само­сто­я­тель­ную поли­ти­че­скую орга­ни­за­цию, высту­пив про­тив сле­по­го сле­до­ва­ния нео­ли­бе­раль­ным заве­там. При­чем опыт СДПГ повто­ри­ли и ряд соци­ал-демо­кра­тий в дру­гих стра­нах Евро­пы, в том чис­ле и в Шве­ции, где по рас­про­стра­нен­но­му мне­нию гос­под­ству­ет швед­ский социализм.

Посмот­ри­те на рес­пуб­ли­кан­цев и демо­кра­тов в США. У них, по сути, нет прин­ци­пи­аль­ных про­ти­во­ре­чий: и те, и дру­гие гово­рят о необ­хо­ди­мо­сти про­во­дить поли­ти­ку жест­кой эко­но­мии и давить на дру­гие стра­ны отлич­ные от них, в том чис­ле и с помо­щью силы. А все их «раз­но­гла­сия» сво­дят­ся к вопро­сам, когда и как, и то в силу тра­ди­ции нали­чия элек­то­раль­ных пери­о­дов, а после кри­зи­са и в силу нали­чия огром­но­го бюд­жет­но­го дефи­ци­та и госдолга.

Вот как оха­рак­те­ри­зо­вал эту про­бле­му посто­ян­ный гость пере­да­чи New Hour на Progressive Radio аме­ри­кан­ский поли­ти­че­ский эко­но­мист Джек Расмус. Напри­мер, он под­верг кри­ти­ке новую анти­кри­зис­ную про­грам­му ФРС США, так назы­ва­е­мое, коли­че­ствен­ное смяг­че­ние (QE 3). Напом­ним, ее суть сво­дит­ся к печа­та­нию новых дол­ла­ров, но в отли­чие от преды­ду­щей про­грам­мы, пред­на­зна­чен­ных для выку­па ипо­теч­ных обли­га­ций у фин­сек­то­ра в надеж­де на уве­ли­че­ние тем­пов роста кре­ди­то­ва­ния, а через него сти­му­ли­ро­ва­ние эко­но­ми­че­ско­го роста и сни­же­ние безработицы.

Так вот ее экс­перт назвал «суб­си­ди­ро­ва­ни­ем бан­ков и инве­сто­ров», накач­кой сто­и­мо­сти финан­со­вых, товар­но-сырье­вых и дру­гих клас­сов акти­вов, что, кста­ти, в крат­ко­сроч­ной пер­спек­ти­ве на поль­зу Казах­ста­ну, но в дол­го­сроч­ной, может иметь серьез­ные нега­тив­ные послед­ствия. Но это тема отдель­но­го разговора.

При этом он счи­та­ет, что «за бор­том оста­ют­ся про­стые люди». Для них, по его мне­нию, не преду­смот­ре­но ника­кой под­держ­ки, а пере­рас­пре­де­ле­ние богат­ства с помо­щью этой про­грам­мы «в поль­зу сверх­бо­га­тых элит пере­хо­дит уже вся­кие гра­ни­цы». В резуль­та­те, как счи­та­ет Расмус, сво­бод­ные день­ги идут «в бан­ки и дру­гие финан­со­вые груп­пы», а «всем осталь­ным поло­же­но сокра­ще­ние соци­аль­ных посо­бий и оста­ю­щих­ся после нало­го­об­ло­же­ния дохо­дов». Тем самым он заклю­ча­ет, что новая про­грам­ма ФРС озна­ча­ет «QE для них» и «стро­гую эко­но­мию для нас остальных».

Для того, что­бы луч­ше понять то, что име­ет вви­ду экс­перт, напом­ним, что с 1 янва­ря 2013 году в США дол­жен насту­пить, так назы­ва­е­мый, «бюд­жет­ный обрыв» — одно­вре­мен­ное умень­ше­ние госрас­хо­дов на $600 млрд и уве­ли­че­ние нало­гов. То есть согла­со­ван­ная в про­шлом году во вре­мя бата­лий по уров­ню госдол­га США демо­кра­та­ми и рес­пуб­ли­кан­ца­ми ком­про­мисс­ная мера в целях умень­ше­ния дефи­ци­та бюд­же­та. Прав­да, еще не факт, что она будет реа­ли­зо­ва­на в наме­чен­ный срок..

Все это дей­ство аме­ри­кан­ских поли­ти­ков и ФРС с поли­ти­че­ской точ­ки зре­ния он харак­те­ри­зу­ет так: «Двух­пар­тий­ное соуча­стие пообе­ща­ло самые бла­го­при­ят­ные вре­ме­на бога­чам. Все осталь­ные, неза­ви­си­мые поли­ти­ки, оста­ют­ся вне игры. Выбо­ры ниче­го не меня­ют и не меня­ли уже деся­ти­ле­ти­я­ми. Мож­но ска­зать, их резуль­тат сво­дит­ся к пере­ста­нов­ке кресел».

Оче­вид­но, что послед­ний вывод Расму­са созву­чен с глав­ным выво­дом Фуку­я­мы о поте­ри пре­вос­ход­ства демо­кра­тич­ной поли­ти­ки запад­ных стран над эко­но­ми­кой, но уже в кате­го­рич­ной, а не в полит­кор­рект­ной фор­ме. Но Расмус ока­зал­ся не един­ствен­ным, кто кри­ти­че­ски подо­шел к ана­ли­зу ситу­а­ции в стране. Напри­мер, одним из них стал пре­зи­дент Феде­раль­но­го резерв­но­го бан­ка Сан-Фран­цис­ко Джон Уильямс.

«Потре­би­те­ли попро­сту не могут сво­дить кон­цы с кон­ца­ми, — харак­те­ри­зу­ет он ситу­а­цию в США. — В сред­нем реаль­ный, с поправ­кой на инфля­цию доход домо­хо­зяйств падал чет­вер­тый год под­ряд, рух­нув на самый низ­кий уро­вень с 1995 года. Умень­шен­ные на CPI‑U (индекс потре­би­тель­ских цен для город­ских жите­лей) циф­ры 2011 года нахо­ди­лись даже ниже уров­ней, зафик­си­ро­ван­ных в кон­це 1960‑х и нача­ле 1970‑х годов. В то же вре­мя, несмот­ря на суще­ству­ю­щую при­ро­ду кри­зи­са эко­но­ми­ки и пла­те­же­спо­соб­но­сти систе­мы, а так­же послед­ствия финан­со­вой пани­ки 2008 года, раз­брос дохо­дов — их дви­же­ние от сере­ди­ны в сто­ро­ну край­них, как низ­ких, так и высо­ких, зна­че­ний — побил рекорд, вме­сто того, что­бы смяг­чить­ся, как мож­но было бы ожи­дать в пери­о­ды финан­со­вых невзгод».

То есть и пред­ста­ви­тель ФРС при­шел к тому же выво­ду, что и поли­то­лог Фуку­я­ма: кри­зис ведет к уни­что­же­нию «сред­не­го» клас­са. При­чем нагляд­ным при­ме­ром это­го ста­ло дви­же­ние «Захва­ти Уолл-стрит». А послед­ние мас­со­вые выступ­ле­ния в Испа­нии и Гре­ции, по сути, — это «бунт» сред­них сло­ев насе­ле­ния и моло­де­жи про­тив про­во­ди­мых нео­ли­бе­раль­ных реформ. Запад­ное обще­ство, гово­рит: «Хва­тит!».

Дру­ги­ми сло­ва­ми и Фуку­я­ма, и Расмус и Уильямс ука­зы­ва­ют на то, что перед Запа­дом вновь стал акту­аль­ным вопрос, решен­ный в свое вре­мя в рам­ках соц­го­су­дар­ства: как обес­пе­чить опти­маль­ное соот­но­ше­ние меж­ду сво­бо­дой (либе­раль­ной демо­кра­ти­ей) и равен­ством (соци­аль­ной демо­кра­ти­ей), посколь­ку уже оче­вид­но, что даль­ней­шее про­ве­де­ние нео­ли­бе­раль­ных реформ раз­ру­ша­ет фун­да­мент поли­ти­че­ской ста­биль­но­сти либе­ра­лиз­ма — соци­аль­ное госу­дар­ство, а с ним и «сред­ний» класс, тем самым угро­жая обер­нуть­ся ката­стро­фой для сво­бо­ды. Фуку­я­ма это понял, а спо­соб­ны ли это понять наши либералы?

При­ме­ча­тель­но в СССР этот прин­цип реа­ли­зо­вал­ся, но толь­ко с дру­гой сто­ро­ны: услов­но гово­ря, стрем­ле­ние к равен­ству и соци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти уни­что­жи­ло сво­бо­ду, в резуль­та­те чего равен­ство пре­вра­ти­лось в «урав­ни­лов­ку» для всех и в при­ви­ле­гию для совет­ской бюро­кра­тии. В ито­ге пла­но­вая эко­но­ми­ка ока­за­лась в тис­ках несво­бо­ды, что, в кон­че­ном сче­те, при­ви­ло к уни­что­же­нию сти­му­лов, тор­мо­зи­ло инно­ва­ци­он­ное раз­ви­тие и при­во­ди­ло к товар­но­му дефи­ци­ту. Прав­да, послед­ний никак не касал­ся совет­ской номен­кла­ту­ры, в ито­ге угро­бив­шей ком­му­ни­сти­че­ский про­ект, а после уди­ви­тель­но­го пре­вра­ще­ния в «демо­кра­ти­че­скую эли­ту» с тем же успе­хом дис­кре­ди­ти­ру­ю­щей либе­раль­ные идеи.

Воз­вра­ща­ясь к Фуку­я­ме сле­ду­ет отме­тить, что он хоро­шо понял глу­би­ну и остро­ту про­бле­мы «сво­бо­да-равен­ство» на совре­мен­ном эта­пе раз­ви­тия запад­ных стран, и это пони­ма­ние заста­ви­ло его пере­смот­реть свое отно­ше­ние к внеш­ней поли­ти­ке США (в том чис­ле и к воен­но­му вме­ша­тель­ству в дела дру­гих стран) и раз­ры­ву с нео­кон­сер­ва­то­ра­ми, о чем было ска­за­но в нача­ле статьи.

Логи­ка уче­но­го здесь выгля­дит вполне понят­ной. Ведь если наци­о­наль­ные пра­ви­тель­ства ока­за­лись неспо­соб­ны­ми про­во­дить демо­кра­тич­ную поли­ти­ку в инте­ре­сах всех групп обще­ства внут­ри стра­ны, а не в инте­ре­сах толь­ко бога­тых (круп­но­го капи­та­ла), то логич­но сде­лать вывод, что оно не может про­во­дить и демо­кра­тич­ную внеш­нюю поли­ти­ку, ведь, как мы все хоро­шо зна­ем, послед­няя есть про­дол­же­ние поли­ти­ки внутренней.

А зна­чит, неиз­беж­но при­хо­дит­ся сде­лать вывод, что все дей­ствия США по отно­ше­нию к неугод­ным им режи­мам и дру­гим стра­нам сего­дня, каки­ми бы бла­ги­ми наме­ре­ни­я­ми они не оправ­ды­ва­лись — это воз­рож­де­ние коло­ни­аль­ной и импе­ри­а­ли­сти­че­ской поли­ти­ки! Не этот ли вывод заста­вил Фуку­я­му отка­зать­ся от неко­то­рых сво­их взгля­дов, выска­зан­ных им в тру­де «Конец истории»?

К сло­ву, без пре­уве­ли­че­ния мож­но ска­зать: кто суме­ет пред­ло­жить удо­вле­тво­ри­тель­ное реше­ние глав­ной анти­но­мии демо­кра­тии — про­ти­во­ре­чия сво­бо­ды и равен­ства — вполне досто­ин Нобе­лев­ской пре­мии в обла­сти соци­аль­ных наук и может пре­тен­до­вать на зва­ние Эйн­штей­на в социологии.

В каче­стве исто­ри­че­ской справ­ки заме­тим, что пер­вы­ми эту про­бле­му сфор­ми­ро­ва­ли не либе­ра­лы и даже не марк­си­сты, а анар­хи­сты в лице Миха­и­ла Баку­ни­на, гово­рив­ше­го, что «сво­бо­да без соци­а­лиз­ма — это при­ви­ле­гия и неспра­вед­ли­вость, соци­а­лизм без сво­бо­ды — это раб­ство и живот­ное состояние».

 

Что делать?

А теперь вер­нем­ся к Казах­ста­ну. Что же мы име­ем, если смот­реть на ситу­а­цию в демоп­по­зи­ции сквозь приз­му гло­баль­ных тен­ден­ций? В первую оче­редь то, что демо­кра­ти­че­ские силы ока­за­лись в идео­ло­ги­че­ском, а зна­чит в стра­те­ги­че­ском и так­ти­че­ском застое, подоб­но «реаль­но­му соци­а­лиз­му» позд­не­го Бреж­не­го. Но, если верить Фуку­я­ме, в таком поло­же­нии нахо­дит­ся либе­раль­ная мысль не толь­ко в Казах­стане и Рос­сии, но и в запад­ных странах.

Глав­ное же отли­чие, образ­но гово­ря, заклю­ча­ет­ся в том, что либе­раль­ные силы на Запа­де при­шли к идео­ло­ги­че­ско­му тупи­ку как бы свер­ху с вер­ши­ны достиг­ну­тых успе­хов, тогда как наши либе­ра­лы — сни­зу, в усло­ви­ях отсут­ствия тако­вых в поли­ти­че­ской систе­ме Казах­ста­на. Не гово­ря уже о соци­аль­ной демо­кра­тии. Поэто­му не уди­ви­тель­но, что в выиг­ры­ше ока­за­лась авто­ри­тар­ная полит­си­сте­ма пра­во­кон­сер­ва­тив­но­го тол­ка, выстро­ен­ная Назарбаевым.

Во-пер­вых, пото­му что уни­что­же­ны эко­но­ми­че­ские осно­ва­ния для либе­раль­ной демо­кра­тии в стране путем моно­по­ли­и­за­ции круп­ной соб­ствен­но­сти в руках пра­вя­щей вер­хуш­ки, а так­же сред­ней и частич­но мел­кой — око­ло­власт­ны­ми группами.

Во-вто­рых, пото­му что нет соци­аль­ной базы боль­ше все­го вос­при­им­чи­вой для либе­ра­лиз­ма — мно­го­чис­лен­но­го «сред­не­го» класса.

И, в‑третьих, пото­му что либе­раль­ные идеи частич­но дис­кре­ди­ти­ро­ва­ны. Вот мы и име­ем то, что име­ем: поли­ти­че­скую систе­му, все боль­ше напо­ми­на­ю­щую авто­ри­тар­но-бюро­кра­ти­че­ские режи­мы, неко­гда суще­ство­вав­шие в лати­но­аме­ри­кан­ских странах.

Но есть ли выход для либе­раль­ной оппо­зи­ции, а тем более воз­мож­но­сти про­дол­же­ния борь­бы с Леви­а­фа­ном елба­сы? Без­услов­но, есть. Для это­го в первую оче­редь необ­хо­ди­мо пере­смот­реть и пере­осмыс­лить весь идео­ло­ги­че­ский багаж и опыт либе­ра­лиз­ма со сме­ще­ни­ем акцен­та на соци­аль­ную про­бле­ма­ти­ку, то есть «вле­во».

В про­тив­ном слу­чае дем­си­лы риску­ют ока­зать­ся на обо­чине поли­ти­че­ской жиз­ни, пре­вра­тив­шись «в вещь в себе», то есть в тусов­ку, где одни и те же люди обсуж­да­ют в сотый, а то и в тысяч­ный раз одни и те же идеи, мало вол­ну­ю­щие обще­ство. Не вери­те? Тогда посмот­ри­те на коли­че­ство и соци­аль­ный состав людей, при­хо­дя­щие на митин­ги оппо­зи­ции, и вы уви­ди­те, что на мане­же все те же.

Кста­ти, в отно­ше­нии новых соци­аль­ных, хотя и абсурд­ных идей режим идет на шаг впе­ре­ди либе­раль­ной оппо­зи­ции. И про­грамм­ная ста­тья пре­зи­ден­та «Соци­аль­ная модер­ни­за­ция: два­дцать шагов к обще­ству все­об­ще­го тру­да» тому пока­за­тель. Но насколь­ко она реа­ли­стич­на, дру­гой вопрос, хотя и во мно­гом рито­ри­че­ский, ибо она про­сто не может быть реа­ли­зо­ва­на при сохра­не­нии преж­не­го эко­но­ми­че­ско­го кур­са. К тому же отдель­ные идеи ста­тьи вхо­дят в про­ти­во­ре­чие с поли­ти­че­ским и эко­но­ми­че­ским поло­же­ни­ем пра­вя­щей бюрократии.

Во-вто­рых, попыт­ка демо­кра­ти­че­ских сил сотруд­ни­чать с наци­о­нал-пат­ри­о­та­ми и, образ­но гово­ря, «тол­кать» их к демо­кра­тии, к чему при­зы­ва­ет Муха­меджан Адилов, может оттолк­нуть от либе­ра­лов часть и так узкой соци­аль­ной базы и часть пред­ста­ви­те­лей не корен­ной наци­о­наль­но­сти. Поэто­му есть смысл актив­но рабо­тать непо­сред­ствен­но с каза­хо­языч­ным насе­ле­ни­ем, а не с лиде­ра­ми «нац­па­тов».

Во-вто­рых, в усло­ви­ях отсут­ствия мощ­но­го «сред­не­го» клас­са при­том, что часть его, по сути, под­дер­жи­ва­ет Акор­ду, а часть оста­ет­ся поли­ти­че­ски индиф­фе­рент­ной, необ­хо­ди­мо делать акцент на рабо­те с проф­со­ю­за­ми, рабо­чим клас­сом и моло­де­жью. Посколь­ку толь­ко рабо­чие и моло­дежь на сего­дня име­ют наи­боль­ший потен­ци­ал для борь­бы, на что ука­зы­ва­ет заба­стов­ка жана­о­зен­ских неф­тя­ни­ков и акции про­те­ста рабо­чих в дру­гих реги­о­нах. А потом если это­го не сде­ла­ют либе­ра­лы, сде­ла­ют другие.

И еще один аргу­мент, поче­му важ­но обра­щать вни­ма­ние на рабо­чий класс и его орга­ни­за­ции. Дело в том, что обо­зна­чив­ше­е­ся недо­воль­ство рабо­чих ста­ло пока­за­те­лем того, что под­кон­троль­ный вла­сти круп­ный капи­тал не может и не хочет созда­вать усло­вия (прав­да, после тра­ги­че­ских собы­тий в Жана­о­зене ситу­а­ция несколь­ко изме­ни­лась, но не кар­ди­наль­но) для удо­вле­тво­ре­ния его даже эле­мен­тар­ных физио­ло­ги­че­ских потреб­но­стей и потреб­но­сти в без­опас­но­сти — тех, кото­рые нахо­дят­ся на пер­вых двух ниж­них сту­пе­нях в извест­ной «Пира­ми­де потреб­но­стей». А это созда­ет пред­по­сыл­ки для его вполне спра­вед­ли­во­го недо­воль­ства. Как ни кру­ти, а бытие опре­де­ля­ет сознание.

В общем, посмею пред­по­ло­жить, что хочет того демоп­по­зи­ция или нет, а рано или позд­но Марк­са, Энгель­са, и Лени­на пере­чи­ты­вать ей все же придется.

Original post:
Поче­му либе­ра­лы ока­за­лись в поли­ти­че­ском тупике?

архивные статьи по теме

Умут Шаяхметова: «Последняя атака на тенге обошлась Нацбанку в 4 млрд долларов»

Токаев vs. Назарбаев: ферзевый гамбит

Editor

Депутат перешел границу

Editor