16 C
Астана
10 августа, 2022
Image default

«Похудела»

 

Есть ли дно у деваль­ва­ции наци­о­наль­ной валюты?

Начи­ная с про­шло­го поне­дель­ни­ка, ново­сти с казах­стан­ско­го валют­но­го рын­ка чем даль­ше, тем боль­ше напо­ми­на­ли свод­ки с фрон­та. Что ни новый тор­го­вый день, то оче­ред­ное отступ­ле­ние наци­о­наль­ной валю­ты под натис­ком аме­ри­кан­ско­го доллара.

При­чем, судя по объ­е­мам валют­ных тор­гов на Казах­стан­ской фон­до­вой бир­же и кур­со­вой дина­ми­ке, стре­ми­тель­ное заво­е­ва­ние дол­ла­ром одной пози­ции за дру­гой не в силах уже оста­но­вить даже глав­ный басти­он тен­ге – Наци­о­наль­ный банк. Воз­об­но­вив валют­ные интер­вен­ции, он не смог предот­вра­тить оче­ред­но­го обва­ла обмен­но­го курса.
И, похо­же, регу­ля­тор к это­му не очень-то и стре­мит­ся, о чем он откры­то и при­знал­ся в сво­ем сооб­ще­нии от 15 декаб­ря: «Наци­о­наль­ный банк участ­ву­ет на внут­рен­нем валют­ном рын­ке в целях сгла­жи­ва­ния крат­ко­вре­мен­ных коле­ба­ний кур­са тен­ге, но при этом не пре­пят­ству­ет дей­ствию фун­да­мен­таль­ных фак­то­ров, опре­де­ля­ю­щих соот­но­ше­ние спро­са и предложения».
Понят­но, что глав­ный банк стра­ны пыта­ет­ся сохра­нить свои замет­но «поху­дев­шие» за послед­ние несколь­ко лет золо­то­ва­лют­ные резер­вы (ЗВР). Логи­ка дей­ствий регу­ля­то­ра не тай­на: ско­рее все­го, новое руко­вод­ство моне­тар­но­го ведом­ства счи­та­ет, при­чем не без осно­ва­ний, что актив­ная под­держ­ка тен­ге валют­ны­ми интер­вен­ци­я­ми лишь вре­мен­но смо­жет сдер­жать деваль­ва­цию, кото­рая про­изой­дет в любом слу­чае после исчер­па­ния ЗВР.

Дру­ги­ми сло­ва­ми, веро­ят­но, что регу­ля­тор выбрал из двух зол мень­шее. Не откла­ды­вая дело в дол­гий ящик, он поз­во­лил нац­ва­лю­те деваль­ви­ро­вать несколь­ко раз за послед­ние два меся­ца под воз­дей­стви­ем фун­да­мен­таль­ных фак­то­ров – сни­же­ния неф­тя­ных цен, ослаб­ле­ния рос­сий­ско­го руб­ля и юаня. Сде­лал он это вме­сто того, что­бы тра­тить свои резер­вы на удер­жа­ние нац­ва­лю­ты от даль­ней­ше­го обва­ла, рискуя тем самым остать­ся и без ЗВР, и в конеч­ном сче­те ока­зать­ся не спо­соб­ным предот­вра­тить оче­ред­ной деваль­ва­ци­он­ный пры­жок тенге.

В резуль­та­те, как отме­ча­ют в инфор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ском цен­тре ForexClub в Укра­ине, нац­ва­лю­та с нача­ла года по 16 декаб­ря «поху­де­ла» на 85,2% к дол­ла­ру, ока­зав­шись за это вре­мя пер­вой по тем­пам ослаб­ле­ния по срав­не­нию с валю­та­ми дру­гих стран СНГ. При­чем за послед­ние 2 года тен­ге деваль­ви­ро­вал на 119,3%, что на 2,9% боль­ше ослаб­ле­ния за этот пери­од рос­сий­ско­го руб­ля и на 74,1% мень­ше, чем обвал нац­ва­лю­ты нахо­дя­щей­ся в глу­бо­ком эко­но­ми­че­ском и поли­ти­че­ском кри­зи­се Украины.
Тем самым тен­ге за послед­ние 2 года ока­зал­ся по тем­пам деваль­ва­ции на вто­ром месте сре­ди валют стран пост­со­вет­ско­го про­стран­ства. При этом, по нашим оцен­кам, накоп­лен­ная деваль­ва­ция толь­ко с 19 авгу­ста по 19 декаб­ря это­го года соста­ви­ла уже почти 83%. И не исклю­че­но, что это еще дале­ко не предел.
На этом фоне все более акту­аль­ным ста­но­вит­ся вопрос, где тот рубеж, на кото­ром наступ­ле­ние аме­ри­кан­ской валю­ты пре­кра­тит­ся и может сме­нить­ся укреп­ле­ни­ем тенге?
В этом смыс­ле весь­ма пока­за­тель­ным ока­зал­ся вопрос вице-пре­зи­ден­та Казах­стан­ской фон­до­вой бир­жи Андрея Цалю­ка, про­зву­чав­ший на про­шед­шей еще в октяб­ре еже­год­ной кон­фе­рен­ции меж­ду­на­род­но­го рей­тин­го­во­го агент­ства Standard & Poor’s Financial Services. Сфор­му­ли­ро­ван он был очень про­сто, а суть его была при­мер­но такой: есть ли пре­дел деваль­ва­ции, и если да, то какой?
Инте­рес­но, что ни один из экс­пер­тов как S & P, так и пред­ста­ви­те­лей казах­стан­ско­го финан­со­во­го сек­то­ра не смог дать отве­та на него. Лишь веду­щий кре­дит­ный ана­ли­тик S & P Анет Эсс не без иро­нии и под общий смех зала назва­ла толь­ко одну циф­ру – Т1 тыс.
Одна­ко после того как курс дол­ла­ра пере­ва­лил дале­ко за отмет­ку T300, ста­но­вит­ся не до шуток. Мож­но лишь обо­зна­чить при­чи­ны, кото­рые будут опре­де­лять сте­пень паде­ния нацвалюты.

Посколь­ку казах­стан­ская эко­но­ми­ка тоталь­но зави­си­ма от импор­та това­ров и экс­пор­та сырья, то в первую оче­редь дно деваль­ва­ции тен­ге опре­де­ля­ет­ся дина­ми­кой неф­тя­ных и дру­гих сырье­вых цен. В то же вре­мя хозяй­ствен­ное бла­го­по­лу­чие Казах­ста­на силь­но зави­сит от эко­но­ми­че­ской ситу­а­ции у его круп­ных внеш­не­тор­го­вых парт­не­ров – Рос­сии и Китая.

А она, как извест­но, оста­ет­ся тяже­лой, что ока­зы­ва­ет допол­ни­тель­ное дав­ле­ние на их валю­ты и на тен­ге. Более того, дочер­ние струк­ту­ры ФНБ «Самрук-Казы­на» за про­шлые годы нако­пи­ли огром­ный внеш­ний долг, при­чем он номи­ни­ро­ван в инва­лю­те. Его посте­пен­ная выпла­та так­же будет тол­кать курс дол­ла­ра к тен­ге вверх.
Имен­но эти три фун­да­мен­таль­ных фак­то­ра, и глав­ным обра­зом пер­вый из них, будут опре­де­лять дно деваль­ва­ции или, напро­тив, пер­спек­ти­вы укреп­ле­ния нац­ва­лю­ты. Если они про­дол­жат уси­ли­вать­ся в отри­ца­тель­ную сто­ро­ну, то у кур­са дол­ла­ра есть все шан­сы пере­ва­лить дале­ко за отмет­ку Т350 за $1, при­чем уже до кон­ца это­го года.

Конеч­но, пра­во Нац­бан­ка вме­ши­вать­ся в ситу­а­цию на валют­ном рын­ке интер­вен­ци­я­ми никто не отме­нял, одна­ко в ухуд­ша­ю­щих­ся внеш­них и внут­рен­них эко­но­ми­че­ских усло­ви­ях они могут лишь вре­мен­но при­оста­но­вить ослабление
нац­ва­лю­ты ценой тра­ты золо­то­ва­лют­ных резер­вов. Но это не дает гаран­тии того, что деваль­ва­цию в слу­чае даль­ней­ше­го паде­ния неф­тя­ных цен полу­чит­ся предотвратить.
Впро­чем, глав­ная и прин­ци­пи­аль­ная про­бле­ма наци­о­наль­ной валю­ты и казах­стан­ской эко­но­ми­ки, из кото­рой про­ис­те­ка­ют все осталь­ные, заклю­ча­ет­ся в ее струк­тур­ном кри­зи­се – дегра­да­ции обра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти и аграр­но­го сектора.

Читать ори­ги­нал статьи:

«Поху­де­ла»

архивные статьи по теме

Deloitte, EY, KPMG, PwC и гостайна

Нурмухаммед ХАНАМОВ: Майдановская демократия у нас называлась «башизм»

Узбекистан к выборам ввел ограничения