fbpx

Постназарбаевская эра и неясность с транзитом власти

«ТОЛЬКО НАЗАРБАЕВ ЗНАЕТ, БУДЕТ ЛИ ОН ВЫДВИГАТЬСЯ»

На аме­ри­кан­ском сай­те World Politics Review опуб­ли­ко­ва­ли интер­вью с ана­ли­ти­ком Полом Строн­ски, стар­шим науч­ным сотруд­ни­ком Фон­да Кар­не­ги, кото­рый иссле­ду­ет поли­ти­ку Рос­сии, ее отно­ше­ния с госу­дар­ства­ми Цен­траль­ной Азии и Южно­го Кав­ка­за. В пуб­ли­ка­ции «Казах­стан гото­вит­ся к пост­на­зар­ба­ев­ской эре?» ана­ли­зи­ру­ют недав­ние кад­ро­вые пере­ста­нов­ки на важ­ных госу­дар­ствен­ных долж­но­стях в Казах­стане в попыт­ке понять, явля­ют­ся ли они при­зна­ком воз­мож­но­го тран­зи­та вла­сти.

«Поли­ти­че­ская систе­ма Казах­ста­на доволь­но непро­зрач­на, поэто­му неяс­но, что имен­но при­ве­ло к этим пере­ста­нов­кам. Это отсут­ствие про­зрач­но­сти созда­ет базу для слу­хов о росте и паде­нии раз­лич­ных поли­ти­че­ских груп­пи­ро­вок Казах­ста­на, и быст­рые изме­не­ния неиз­беж­но спо­соб­ству­ют спе­ку­ля­ции, что Назар­ба­ев гото­вит­ся к пере­да­че вла­сти. Всё это может быть или не быть прав­дой», – гово­рит Пол Строн­ски, рабо­тав­ший ранее дирек­то­ром по делам Рос­сии в Сове­те наци­о­наль­ной без­опас­но­сти США и ана­ли­ти­ком в бюро раз­вед­ки и рас­сле­до­ва­ний Госде­пар­та­мен­та.

Строн­ски счи­та­ет оче­вид­ным, что «казах­стан­ское обще­ство ста­но­вит­ся всё более бес­по­кой­ным», и свя­зы­ва­ет это с нарас­та­ни­ем соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских про­блем в стране. Экс­перт упо­ми­на­ет гнев­ную реак­цию обще­ства на убий­ство фигу­ри­ста Дени­са Тена в Алма­ты и недо­воль­ство после пото­па в Астане, когда из-за про­лив­ных дождей доро­ги и тро­туа­ры в сто­ли­це ушли под воду.

Аме­ри­кан­ский ана­ли­тик отме­ча­ет, что Казах­стан «не смог дивер­си­фи­ци­ро­вать эко­но­ми­ку, когда цены на нефть были высо­ки­ми, а госу­дар­ствен­ная каз­на пол­ной», и что стра­на лишь частич­но осу­ще­стви­ла амби­ци­оз­ные эко­но­ми­че­ские пла­ны. Пол Строн­ски гово­рит, что не зна­ет, удаст­ся ли Астане реа­ли­зо­вать про­ект меж­ду­на­род­но­го финан­со­во­го цен­тра и смо­жет ли центр кон­ку­ри­ро­вать с дру­ги­ми тор­го­вы­ми пло­щад­ка­ми.

Ини­ци­а­ти­ва Китая «Один пояс – один путь» пред­по­ло­жи­тель­но долж­на при­не­сти Астане выго­ду, одна­ко «неяс­но, как Казах­стан будет исполь­зо­вать китай­ские инве­сти­ции в инфра­струк­ту­ру для ока­за­ния помо­щи дру­гим отрас­лям». Так­же рас­тет обес­по­ко­ен­ность сре­ди поли­ти­че­ских элит и насе­ле­ния в целом по пово­ду огром­но­го эко­но­ми­че­ско­го и финан­со­во­го вли­я­ния, кото­рое Китай теперь име­ет в Цен­траль­ной Азии.

На вопрос о том, явля­ют­ся ли спе­ку­ля­ции о воз­мож­ном ско­ром ухо­де Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва с долж­но­сти пре­зи­ден­та, кото­рую он зани­ма­ет боль­ше 28 лет, Строн­ски отве­ча­ет, что «толь­ко Назар­ба­ев зна­ет, будет ли он выдви­гать­ся [на выбо­рах], но вопрос о том, кто ста­нет его пре­ем­ни­ком, без­услов­но, нахо­дит­ся в созна­нии поли­ти­че­ской эли­ты и обыч­ных граж­дан Казах­ста­на. Это посто­ян­ная тема тихой дис­кус­сии внут­ри стра­ны».

Спе­ку­ля­ции о воз­мож­ном ско­ром ухо­де Назар­ба­е­ва, без­услов­но, подо­гре­ло выступ­ле­ние пред­се­да­те­ля сена­та Касым-Жомар­та Тока­е­ва в июне о том, что Назар­ба­ев может не бал­ло­ти­ро­вать­ся на новый срок, а так­же назна­че­ние Назар­ба­е­ва в каче­стве пожиз­нен­но­го пред­се­да­те­ля Сове­та без­опас­но­сти, наде­лен­но­го широ­ки­ми пол­но­мо­чи­я­ми. Поми­мо это­го, недав­ние пра­ви­тель­ствен­ные пере­ста­нов­ки, «воз­мож­но, уси­ли­ли вли­я­ние доче­ри пре­зи­ден­та Дари­ги Назар­ба­е­вой», счи­та­ет Строн­ски.

«В казах­ской поли­ти­ке суще­ству­ет боль­шая неопре­де­лен­ность, но ясно одно: когда бы ни про­изо­шел пере­ход вла­сти, поли­ти­че­ской систе­ме при­дет­ся при­спо­со­бить­ся к отсут­ствию одно­го из самых опыт­ных поли­ти­ков за послед­ние 20 лет. Ста­биль­ность внут­ри стра­ны будет зави­сеть от того, насколь­ко плав­но про­изой­дет этот пере­ход. Смо­жет ли жиз­не­спо­соб­ная поли­ти­че­ская оппо­зи­ция уко­ре­нить­ся, во мно­гом будет зави­сеть от того, кем будет сле­ду­ю­щий лидер, как он или она будет под­дер­жи­ва­ет поли­ти­че­скую леги­тим­ность и как казах­ская поли­ти­ка адап­ти­ру­ет­ся к пост­на­зар­ба­ев­ской эре», – гово­рит Пол Строн­ски.

ДЕЛО БТА И «РАЗМЫТЫЕ» ГРАНИЦЫ МЕЖДУ БИЗНЕСОМ И ПОЛИТИКОЙ

В изда­ю­щей­ся в Вашинг­тоне газе­те Diplomat в ста­тье «Суд Вели­ко­бри­та­нии вынес огром­ный штраф Хра­пу­но­ву в деле БТА» ком­мен­ти­ру­ют недав­нее реше­ние Высо­ко­го суда Вели­ко­бри­та­нии нало­жить штраф в раз­ме­ре 500 мил­ли­о­нов дол­ла­ров на Илья­са Хра­пу­но­ва, сына быв­ше­го аки­ма Алма­ты Вик­то­ра Хра­пу­но­ва и зятя экс-бан­ки­ра и кри­ти­ка Аста­ны Мух­та­ра Абля­зо­ва, – за пред­по­ла­га­е­мую помощь Абля­зо­ву «в при­сво­е­нии средств БТА Бан­ка». Это реше­ние суда пред­став­ля­ет собой «малень­кую побе­ду» БТА Бан­ка и вла­стей Казах­ста­на, кото­рые уже несколь­ко лет ведут тяж­бу за воз­вра­ще­ние бан­ков­ских акти­вов.

На про­тя­же­нии послед­них лет БТА Банк сумел добить­ся судеб­ных побед на сум­му око­ло 4,6 мил­ли­ар­да дол­ла­ров, пред­по­ло­жи­тель­но при­сво­ен­ных Мух­та­ром Абля­зо­вым до его бег­ства из Казах­ста­на в 2009 году. Общая сум­ма, кото­рую тре­бу­ет вер­нуть БТА Банк, состав­ля­ет шесть мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. В 2010 году Высо­кий суд Вели­ко­бри­та­нии вынес реше­ние замо­ро­зить иму­ще­ство Абля­зо­ва и потре­бо­вал, что­бы он рас­крыл дан­ные о сво­их акти­вах. Абля­зов не выпол­нил это реше­ние, после чего в 2011 году его при­го­во­ри­ли к 22 меся­цам тюрь­мы в Вели­ко­бри­та­нии. Абля­зов избе­жал это­го нака­за­ния, выехав из стра­ны.

Дело про­дол­жа­ет­ся несколь­ко лет, но его «поли­ти­че­ские послед­ствия ясны», пишет Diplomat. «Абля­зов, осво­бож­ден­ный после тюрем­но­го заклю­че­ния во Фран­ции, оста­ет­ся одним из самых реши­тель­ных поли­ти­че­ских про­тив­ни­ков пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. В свою оче­редь, Назар­ба­ев и его пра­ви­тель­ство исполь­зу­ют всю воз­мож­ную пра­во­вую и пиар-огне­вую мощь, что­бы при­ве­сти его и его спо­движ­ни­ков в суд в Казах­стане», – отме­ча­ет изда­ние, добав­ляя, что в сен­тяб­ре быв­ше­го швей­цар­ско­го депу­та­та обви­ни­ли в полу­че­нии взят­ки, что­бы подать запрос о мошен­ни­че­стве Хра­пу­но­ва в 2014 году.

«Раз­мы­тые линии меж­ду биз­не­сом и поли­ти­кой в Казах­стане сохра­ня­ют этот вопрос на обще­на­ци­о­наль­ном уровне уже в тече­ние деся­ти­ле­тия. Пока Абля­зов и Хра­пу­нов про­дол­жа­ют сопро­тив­лять­ся, бит­ва, веро­ят­но, про­дол­жит­ся», – пишет Diplomat.

КОРНИ ЗАМАЛЧИВАНИЯ ТЕМЫ СИНЬЦЗЯНА

В бри­тан­ской газе­те Guardian в ста­тье «Паки­стан кри­ти­ку­ет Китай в свя­зи с обра­ще­ни­ем с этни­че­ски­ми мусуль­ма­на­ми» пишут, что Паки­стан стал одной из пер­вых стран с мусуль­ман­ским боль­шин­ством, высту­пив­ших с пуб­лич­ной кри­ти­кой поли­ти­ки Китая в Синьц­зяне.

«Кри­ти­ка дей­ствий Пеки­на уси­ли­лась после того, как в про­шлом меся­це груп­па в ООН сосла­лась на “досто­вер­ные сооб­ще­ния” о том, что в лаге­рях задер­жа­ния содер­жит­ся око­ло мил­ли­о­на этни­че­ских уйгу­ров, каза­хов и дру­гих мень­шинств. Акти­ви­сты, иссле­до­ва­те­ли и сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции задо­ку­мен­ти­ро­ва­ли мас­со­вые задер­жа­ния, слеж­ку и подав­ле­ние куль­тур­ной и рели­ги­оз­ной жиз­ни в Синьц­зяне. Сосе­ди Китая и эко­но­ми­че­ские парт­не­ры всё чаще стал­ки­ва­ют­ся с репрес­си­я­ми в Синьц­зяне, кото­рые уси­ли­лись в послед­ние два года после назна­че­ния [в Синьц­зян] ком­му­ни­сти­че­ско­го пар­тий­но­го сек­ре­та­ря Чэня Цюа­нь­го, отправ­лен­но­го в Синьц­зян из Тибе­та», – пишет Guardian.

В аме­ри­кан­ской газе­те New York Times в ста­тье «Паки­стан­цы в Китае ищут отве­ты [о судь­бе] сво­их задер­жан­ных жен-уйгу­рок» пишут, что в сре­ду двое паки­стан­ских муж­чин обра­ти­лись в посоль­ство Паки­ста­на в Пекине с прось­бой помочь най­ти сво­их жен – этни­че­ских уйгу­рок из Китая, про­пав­ших после поезд­ки в Синьц­зян в мае 2017 года. Их мужья счи­та­ют, что жен­щин отпра­ви­ли в «лагерь поли­ти­че­ско­го пере­вос­пи­та­ния».

По име­ю­щим­ся дан­ным, око­ло мил­ли­о­на уйгу­ров и пред­ста­ви­те­лей дру­гих мусуль­ман­ских мень­шинств может нахо­дить­ся в «лаге­рях пере­вос­пи­та­ния». Китай отри­ца­ет суще­ство­ва­ние лаге­рей и утвер­жда­ет, что меры без­опас­но­сти необ­хо­ди­мы для борь­бы с рели­ги­оз­ным экс­тре­миз­мом в реги­оне, кото­рый ранее пере­жи­вал этни­че­ские бес­по­ряд­ки. «Систе­ма без­опас­но­сти в Синьц­зяне раз­лу­чи­ла семьи, а так­же созда­ла тре­ния с сосед­ним Казах­ста­ном по пово­ду заклю­че­ния граж­дан Китая – этни­че­ских каза­хов, и даже граж­дан Казах­ста­на», – пишет New York Times.

Новые заяв­ле­ния каза­хов из Китая о задер­жа­ни­ях в Синьц­зяне:

Аме­ри­кан­ская газе­та Wall Street Journal тоже посвя­ти­ла пуб­ли­ка­цию этой теме. В ста­тье «Лаге­ря для мусуль­ман в Китае вызы­ва­ют про­те­сты в ислам­ском мире» рас­ска­зы­ва­ют исто­рию паки­стан­ца, кото­рый вер­нул­ся в Синьц­зян из зару­беж­ной поезд­ки вес­ной это­го года и обна­ру­жил исчез­но­ве­ние супру­ги, этни­че­ской уйгур­ки, и тро­их детей. Их дом был раз­ру­шен, а поли­ция сооб­щи­ла, что жена Бача Хана взя­та под стра­жу.

Wall Street Journal пишет, что, по сло­вам дипло­ма­тов и экс­пер­тов по внеш­ней поли­ти­ке, пра­ви­тель­ства ислам­ско­го мира неохот­но кри­ти­ку­ют Китай, опа­са­ясь, что они могут остать­ся без финан­си­ро­ва­ния про­ек­тов в рам­ках китай­ской про­грам­мы «Один пояс – один путь». Эти пра­ви­тель­ства зача­стую ока­зы­ва­ют дав­ле­ние на сво­их свя­щен­но­слу­жи­те­лей и СМИ, что­бы те не под­ни­ма­ли тему лаге­рей в Синьц­зяне, гово­рят дипло­ма­ты и экс­пер­ты.

«Они боят­ся. Никто не хочет ниче­го гово­рить», – заявил малай­зий­ский поли­тик Анвар Ибра­гим в интер­вью Bloomberg в этом меся­це, когда его спро­си­ли, поче­му мусуль­ман­ские стра­ны в основ­ном мол­чат о про­бле­мах в Синьц­зяне.

«ВОСТОРГ И РАЗОЧАРОВАНИЕ» ПОСЛЕ ЗАЯВЛЕНИЯ В АСТАНЕ

В аме­ри­кан­ском жур­на­ле Foreign Policy в ста­тье «Веру­ю­щий в кон­троль воору­же­ний» пишут об уси­ли­ях испол­ни­тель­но­го сек­ре­та­ря Орга­ни­за­ции по Дого­во­ру о все­объ­ем­лю­щем запре­ще­нии ядер­ных испы­та­ний (ОДВЗЯИ) Лас­си­ны Зер­бо по пре­кра­ще­нию ядер­ных испы­та­ний в мире.

В сов­мест­ном заяв­ле­нии Лас­си­ны Зер­бо и мини­стра ино­стран­ных дел Казах­ста­на Кай­ра­та Абд­рах­ма­но­ва в Астане 29 авгу­ста – в Меж­ду­на­род­ный день дей­ствий про­тив ядер­ных испы­та­ний – гово­рит­ся: «Наста­ло вре­мя вве­сти в дей­ствие Дого­вор о все­объ­ем­лю­щем запре­ще­нии ядер­ных испы­та­ний. Это наш долг перед сами­ми собой и буду­щи­ми поко­ле­ни­я­ми». Это заяв­ле­ние «вызва­ло обыч­ный вос­торг и разо­ча­ро­ва­ние», пишет Foreign Policy.

Спу­стя 50 лет после при­ня­тия дого­вор до сих пор нахо­дит­ся в состо­я­нии юри­ди­че­ской неопре­де­лен­но­сти. Все­мир­ная систе­ма мони­то­рин­га ядер­ных испы­та­ний гото­ва на 90 про­цен­тов, одна­ко отсут­ствие под­держ­ки ДВЗЯИ со сто­ро­ны Вашинг­то­на (США про­ве­ли 1030 ядер­ных тестов – более, чем все осталь­ные стра­ны вме­сте взя­тые) и неже­ла­ние рати­фи­ци­ро­вать доку­мент таки­ми стра­на­ми, как Китай, Индия, Иран, Изра­иль и Север­ная Корея, несо­мнен­но, ослож­ня­ют его внед­ре­ние. В то же вре­мя Лас­си­на Зер­бо гово­рит, что «у него нет дру­го­го выбо­ра» и «един­ствен­ный путь – это впе­ред».

Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»