4 C
Астана
1 октября, 2022
Image default

​​Поместье Эдуарда Огая во Франции и пансионат в аннексированном Крыму

Бур­рон-Мар­лотт — неболь­шая дере­вуш­ка в 65 кило­мет­рах от Пари­жа. С сере­ди­ны XIX-ого века она ста­но­вит­ся одним из глав­ных цен­тров при­тя­же­ния париж­ской боге­мы. Писа­те­ли, худож­ни­ки, кине­ма­то­гра­фи­сты и поли­ти­ки поку­па­ли или стро­и­ли здесь свои рези­ден­ции. В раз­ное вре­мя тут жили Эмиль Золя, Пьер-Огюст Рену­ар, Армант Пойнт. Мно­гие зда­ния сохра­ни­лись до наших дней — как, напри­мер, вил­ла семьи 14-ого пре­зи­ден­та Фран­ции Поля Думе­ра, уби­то­го рус­ским эми­гран­том Пав­лом Горгуловым.

Извест­ный фран­цуз­ский дипло­мат, про­за­ик и кол­ла­бо­ра­ци­о­нист, сотруд­ни­чав­ший с окку­па­ци­он­ной адми­ни­стра­ци­ей нацист­ской Гер­ма­нии Поль Моран вла­дел в этой деревне неболь­шим поме­стьем пло­ща­дью 85 соток и вил­лой Clair Bois по адре­су 84 rue Mürger. В 1987 году поме­стье и особ­ня­ки пере­шли под кон­троль ком­па­нии SCI De Clair Bois, а спу­стя 10 лет ее вла­дель­ца­ми через под­кон­троль­ную им SCI Du 19 Boulevard Du General Leclerc ста­ли сест­ры Вик­то­рия и Рита Ни, доче­ри Вла­ди­ми­ра Ни, бли­жай­ше­го сорат­ни­ка и биз­нес-парт­не­ра Нур­сул­та­на Назарбаева.

Мы подроб­но рас­ска­зы­ва­ли, как наслед­ни­ки Вла­ди­ми­ра Ни, раз­бо­га­тев­ше­го на друж­бе с Назар­ба­е­вым и при­ва­ти­за­ции гос­соб­ствен­но­сти, ску­пи­ли во Фран­ции и Швей­ца­рии недви­жи­мость (вино­град­ник, квар­ти­ры и отель) на десят­ки мил­ли­о­нов евро. В цен­тре Лон­до­на сест­ры Ни вла­де­ют элит­ны­ми квар­ти­ра­ми сто­и­мо­стью более £30 млн. Кста­ти, отель Ни в Фон­тен­бло нахо­дит­ся все­го в деся­ти мину­тах езды от вил­лы Clair Bois.

В 2004 году доче­ри Вла­ди­ми­ра Ни реши­ли изба­вить­ся от поме­стья, в кото­ром, судя по доку­мен­там их ком­па­нии, они успе­ли постро­ить гараж на шесть авто­мо­би­лей и бас­сейн с подо­гре­вом (он виден на спут­ни­ко­вых сним­ках). Новым вла­дель­цем недви­жи­мо­сти стал Эду­ард Огай, один из бога­тей­ших людей Казах­ста­на, совла­де­лец «Кор­по­ра­ции Каза­хмыс» (30%) и АО «Кара­жы­ра» (20%). Судя по доку­мен­там, кото­рые мы изу­чи­ли, сдел­ка была оформ­ле­на не как про­да­жа, а как пере­да­ча Огаю акций фирм SCI Du 19 Boulevard Du General Leclerc и SCI De Clair Bois. На тот момент ком­па­нии оце­ни­ва­лись в €3 млн (сто­и­мость само­го поме­стья и сче­тов в бан­ке BNP Paribas).

Напом­ним, Эду­ард Огай, как и его стар­ший парт­нер Вла­ди­мир Ким упо­ми­нал­ся в чис­ле дру­гих казах­стан­ских клеп­то­кра­тов, про­тив кото­рых член бри­тан­ско­го пар­ла­мен­та Мар­га­рет Ходж при­зва­ла вве­сти пер­со­наль­ные санк­ции, запо­до­зрив их в отмы­ва­нии денег в Великобритании.

Но как уда­лось выяс­нить «Выхо­ду к морю», под риском санк­ций сей­час нахо­дят­ся не толь­ко Огай и Ким, но и «Каза­хмыс». Еще в 2004 году кор­по­ра­ция купи­ла в крым­ском посел­ке Нико­ла­ев­ка пан­си­о­нат «Луче­зар­ный». После аннек­сии Кры­ма Рос­си­ей «Каза­хмыс» не стал избав­лять­ся от это­го акти­ва, а про­сто пере­ре­ги­стри­ро­вал его в декаб­ре 2014 года в соот­вет­ствии с рос­сий­ским законодательством.

После вве­де­ния санк­ции Евро­со­ю­за на инве­сти­ции и рабо­ту в Кры­му с полу­ост­ро­ва ста­ли ухо­дить не толь­ко запад­ные ком­па­нии, но даже рос­сий­ские. Там нет ни одно­го пред­ста­ви­тель­ства и инфра­струк­ту­ры круп­ных рос­сий­ских бан­ков (за исклю­че­ни­ем бан­ка «Рос­сия»), не рабо­та­ют рос­сий­ские теле­ком-опе­ра­то­ры. Даже «Поч­та Рос­сии» и РЖД офи­ци­аль­но обхо­дят полу­ост­ров стороной. 

Все из-за бояз­ни санк­ций, кото­рые преду­смат­ри­ва­ют в том чис­ле и огра­ни­че­ние на тури­сти­че­скую дея­тель­ность и ее финан­си­ро­ва­ние в реги­оне. Фор­маль­но запре­ты каса­ют­ся ком­па­ний, име­ю­щих евро­пей­скую «про­пис­ку» или свои пред­ста­ви­тель­ства в ЕС. 

Одна­ко не исклю­че­но, что из-за втор­же­ния Рос­сии в Укра­и­ну и даль­ней­ше­го уже­сто­че­ния санк­ций под огра­ни­че­ния может попасть в том чис­ле и экс­порт вооб­ще всех ком­па­ний, каким-либо обра­зом свя­зан­ных с Кры­мом. Для «Каза­хмы­са» это может стать серьез­ным испы­та­ни­ем, так как зна­чи­тель­ная часть его про­дук­ции про­да­ет­ся имен­но в Евро­пей­ском союзе.

Источ­ник: off_shores

архивные статьи по теме

В ШОС наращивают влияние Россия и Китай

Алатауский район: проблем еще хватает

Как Маке «отмазывал» друга Нуреке