12 C
Астана
20 мая, 2024
Image default

Позелени экономику – всю правду скажу!

ПРООН помо­жет Казах­ста­ну «позе­ле­нить» эко­но­ми­ку. В Астане стар­ту­ет про­ект по без­опас­но­му управ­ле­нию хими­че­ски­ми веще­ства­ми. Уже извест­но, что чет­верть из накоп­лен­ных стра­ной отхо­дов явля­ют­ся ток­сич­ны­ми. Дело за малым – убе­дить вла­сти РК изме­нить поло­же­ние вещей.

 

Автор: Камиль АЯНОВ

По сло­вам коор­ди­на­то­ра про­ек­та Сал­та­нат Баи­ше­вой, сей­час в раз­ных сфе­рах эко­но­ми­ки и быта исполь­зу­ет­ся огром­ное коли­че­ство хими­че­ских веществ.

- В послед­нее деся­ти­ле­тие в Казах­стане бур­ны­ми тем­па­ми раз­ви­ва­ют­ся про­мыш­лен­ные отрас­ли эко­но­ми­ки, — кон­ста­ти­ро­ва­ла она. — Это уве­ли­чи­ва­ет антро­по­ген­ную нагруз­ку на окру­жа­ю­щую сре­ду. Обостре­ние про­блем здо­ро­вья насе­ле­ния и окру­жа­ю­щей сре­ды вле­чет за собой необ­хо­ди­мость в совер­шен­ство­ва­нии систе­мы хими­че­ской безопасности.

Гру­бо гово­ря, все как обыч­но. Пре­зи­дент­ский тезис «сна­ча­ла эко­но­ми­ка, потом поли­ти­ка» воз­об­ла­дал и здесь, толь­ко вме­сто поли­ти­ки не у дел оста­лась эко­ло­гия. При мас­штаб­ном росте про­из­вод­ства она ока­за­лась в роли нелю­би­мой падчерицы.

Химия и жизнь

Толь­ко сей­час про­из­во­ди­те­ли при­шли к выво­ду, что игно­ри­ро­ва­ние эко­ло­ги­че­ских про­блем может лишь доба­вить непри­ят­но­стей. В стране в уско­рен­ном поряд­ке вве­ли реги­стра­цию хими­че­ских веществ и пести­ци­дов, про­из­ве­ли пас­пор­ти­за­цию дан­ных веществ и зако­но­да­тель­но закре­пи­ли тре­бо­ва­ния по пере­воз­ке опас­ных гру­зов. Про­из­вод­ство, при­знан­ное опас­ным, попа­ло в чис­ло лицензируемых.

- В насто­я­щее вре­мя так­же раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся стра­те­гия «зеле­ной эко­но­ми­ки», — сооб­щи­ла Баи­ше­ва. — Во всех доку­мен­тах под­чер­ки­ва­ют­ся соци­аль­но-эко­но­ми­че­ские аспек­ты воз­дей­ствия на окру­жа­ю­щую сре­ду и необ­хо­ди­мость пони­ма­ния про­цес­са устой­чи­во­го раз­ви­тия как целост­но­го про­цес­са. Одна­ко дей­стви­тель­но­го отра­же­ния без­опас­но­го управ­ле­ния хими­че­ски­ми веще­ства­ми в пла­нах раз­ви­тия, к сожа­ле­нию, не про­ис­хо­дит. Поэто­му воз­мож­ность реа­ли­за­ции дан­но­го про­ек­та создаст бла­го­при­ят­ные пред­по­сыл­ки для вве­де­ния этих вопро­сов, обо­зна­чен­ных в наци­о­наль­ных стратегиях.

Гово­ря об оте­че­ствен­ном про­из­вод­стве, сле­ду­ет заме­тить, что мы выпус­ка­ем дале­ко не самые без­опас­ные про­дук­ты. Казах­стан актив­но про­из­во­дит такую про­дук­цию, как сер­ная кис­ло­та, соеди­не­ния хро­ма и фос­фо­ра, щело­чи, рас­тво­ри­те­ли и кра­си­те­ли, удоб­ре­ния и сред­ства защи­ты рас­те­ний для сель­ско­го хозяйства.

- Еже­год­но в Казах­стане исполь­зу­ет­ся огром­ное коли­че­ство хими­че­ских веществ, — под­черк­ну­ла коор­ди­на­тор про­ек­та. — 16 тысяч тонн пести­ци­дов, 16 тысяч тонн удоб­ре­ний, 880 тысяч тонн про­мыш­лен­но хими­че­ских веществ, 320 тысяч тонн быто­вой химии. Повтор­ная пере­ра­бот­ка отхо­дов, раз­ме­ще­ние на свал­ках, транс­гра­нич­ная транс­пор­ти­ров­ка отхо­дов — это в насто­я­щее вре­мя самые неот­лож­ные эко­ло­ги­че­ские проблемы.

По дан­ным ПРООН, на сего­дняш­ний день в Казах­стане накоп­ле­но более 25 мил­ли­ар­дов тонн отхо­дов. И еже­год­но этот запас попол­ня­ют еще око­ло 600 мил­ли­о­нов тонн.

- Циф­ры застав­ля­ют заду­мать­ся, — при­зна­лась Баи­ше­ва. — При­чи­на­ми (роста коли­че­ства отхо­дов) явля­ют­ся уста­рев­шие тех­но­ло­гии, пло­хое каче­ство сырья и топ­ли­ва и неже­ла­ние пред­при­я­тий инве­сти­ро­вать во вто­рич­ную пере­ра­бот­ку. В резуль­та­те накоп­лен­ные веще­ства скап­ли­ва­ют­ся на свал­ках, в хра­ни­ли­щах и зача­стую без долж­но­го соблю­де­ния соот­вет­ству­ю­щих нор­ма­ти­вов в обла­сти окру­жа­ю­щей среды.

Глав­ной зада­чей про­ек­та, по сло­вам коор­ди­на­то­ра, явля­ет­ся созда­ние в каж­дой стране наци­о­наль­ной систе­мы эко­ло­ги­че­ски без­опас­но­го и раци­о­наль­но­го управ­ле­ния хими­че­ски­ми веще­ства­ми. Про­ект охва­ты­ва­ет наци­о­наль­ный уро­вень, доно­ром явля­ет­ся про­грам­ма Saicm, испол­ни­те­лем — Мини­стер­ство охра­ны окру­жа­ю­щей сре­ды. Ответ­ствен­ный парт­нер — Про­грам­ма раз­ви­тия ООН. Дан­ный про­ект начал­ся в октяб­ре 2012 года, закон­чит­ся в нояб­ре 2013-го. Общий бюд­жет состав­ля­ет 260 тысяч дол­ла­ров. Поэтап­ный план дей­ствий будет пред­став­лен в виде ком­плекс­ных реко­мен­да­ций уси­ле­ния без­опас­но­го режи­ма управ­ле­ния хими­че­ски­ми веще­ства­ми. Ана­лиз дол­жен пока­зать эко­но­ми­че­ские выго­ды, кото­рые госу­дар­ство может при­об­ре­сти при внед­ре­нии прин­ци­пов без­опас­но­го управ­ле­ния хими­че­ски­ми веществами.

Путь отхо­дов

По сло­вам наци­о­наль­но­го экс­пер­та по хими­че­ской без­опас­но­сти про­ек­та Веры Муста­фи­ной, пово­дов для бес­по­кой­ства у Казах­ста­на мно­го. Соглас­но офи­ци­аль­ным дан­ным, 6,7 млрд тонн, накоп­лен­ных на поли­го­нах и в хра­ни­ли­щах, токсичны.

- Конеч­но, ток­сич­ность отхо­дов тоже раз­ная быва­ет, — уточ­ни­ла Муста­фи­на. — И если вы возь­ме­те нако­пи­тель Усть-Каме­но­гор­ско­го кон­ден­са­тор­но­го заво­да, то это сверх­ток­сич­ные отхо­ды. Если вы возь­ме­те поли­го­ны, на кото­рых лежат про­дук­ты обо­га­ще­ния, то это отно­си­тель­но без­опас­ные отхо­ды, кото­рые тоже могут быть при­зна­ны ток­сич­ны­ми вслед­ствие содер­жа­ния в них како­го-то коли­че­ства тяже­лых метал­лов. Имен­но поэто­му нам очень важ­но сде­лать оцен­ку рис­ка, где наи­бо­лее опас­ные «горя­чие» точ­ки. Несо­мнен­но, горя­чи­ми точ­ка­ми явля­ют­ся и могиль­ни­ки пести­ци­дов, скла­ды уста­рев­ших пести­ци­дов. Нуж­но про­ве­сти оцен­ку рис­ка по тер­ри­то­рии. Где же мак­си­маль­ный риск хими­че­ско­го загряз­не­ния и где это силь­но вли­я­ет на здо­ро­вье насе­ле­ния. Это необ­хо­ди­мо вклю­чать в пла­ны раз­ви­тия нашей республики.

Жур­на­ли­стов, прав­да, боль­ше заин­те­ре­со­ва­ло, как обсто­ит дело с захо­ро­не­ни­я­ми хими­че­ских отхо­дов, достав­ля­е­мых из-за гра­ни­цы. Одна­ко экс­перт счи­та­ет, что таких мест у нас нет. По край­ней мере, официально.

- Хим­за­хо­ро­не­ний из-за рубе­жа, насколь­ко мне извест­но, не суще­ству­ет, — отре­за­ла она. — У нас легаль­ный обо­рот нахо­дит­ся под кон­тро­лем наших тамо­жен­ных орга­нов. Сей­час актив­но раз­ви­ва­ет­ся систе­ма реги­стра­ции хими­че­ских веществ. У каж­до­го хими­че­ско­го веще­ства дол­жен быть пас­порт без­опас­но­сти. Эта систе­ма начи­на­ет рабо­тать. Но там тоже еще не все ско­ор­ди­ни­ро­ва­но. Необ­хо­ди­ма меж­ве­дом­ствен­ная координация.

Впро­чем, рулить хими­че­ским веще­ства­ми, по сло­вам Муста­фи­ной, у нас и так есть кому. Мини­стер­ство инду­стрии и новых тех­но­ло­гий зани­ма­ет­ся хими­че­ски­ми веще­ства­ми в про­мыш­лен­но­сти. Хими­че­ские веще­ства в сель­ском хозяй­стве, в основ­ном пести­ци­ды, сред­ства защи­ты рас­те­ний — это сфе­ра Мини­стер­ства сель­ско­го хозяй­ства. Все­ми опас­ны­ми для здо­ро­вья людей веще­ства­ми «заве­ду­ет» Мини­стер­ство здра­во­охра­не­ния. В ито­ге систе­ма напо­ми­на­ет гру­зо­вой транс­порт под управ­ле­ни­ем лебе­дя, рака и щуки, кото­рый каж­дый из воз­чи­ков тянет в свою сто­ро­ну. В стране име­ет­ся три раз­лич­ных реест­ра хими­че­ских веществ, что при отсут­ствии коор­ди­на­ции меж­ду ведом­ства­ми созда­ет серьез­ную про­бле­му. И речь идет толь­ко об офи­ци­аль­ном ввозе-вывозе.

- Но что мы не можем кон­тро­ли­ро­вать, так это неле­галь­ный обо­рот хими­че­ских веществ, — раз­ве­ла рука­ми Муста­фи­на. — Здесь нуж­но рабо­тать с орга­на­ми тамо­жен­ной служ­бы, что­бы была воз­мож­ность отсле­жи­ва­ния неле­галь­но­го обо­ро­та, были чет­кие спис­ки веществ, запре­щен­ных к вво­зу в Казах­стан. Хре­сто­ма­тий­ный при­мер — это дуст и дру­гие сред­ства защи­ты от домаш­них вре­ди­те­лей, кото­рые некон­тро­ли­ру­е­мо про­да­ют­ся у нас на рын­ках. Здесь могут быть очень опас­ные веще­ства. ДДТ, напри­мер, кото­рый запре­щен Сток­гольм­ской кон­вен­ци­ей и отно­сит­ся к стой­ким орга­ни­че­ским загрязнителям.

Что и как у нас кон­тро­ли­ру­ют тамо­жен­ные орга­ны, казах­стан­цам лиш­ний раз объ­яс­нять не надо. Рес­пуб­ли­ка, конеч­но, при­со­еди­ни­лась к ряду кон­вен­ций по кон­тро­лю за транс­гра­нич­ным пере­ме­ще­ни­ем опас­ных отхо­дов. Легаль­но ни один вид опас­ных отхо­дов не может быть вве­зен на тер­ри­то­рию Казах­ста­на без пра­ви­тель­ствен­но­го согла­ше­ния меж­ду стра­на­ми (стра­ны-постав­щи­ка, стра­ны-полу­ча­те­ля и всех тран­зит­ных стран). Но как это быва­ет на прак­ти­ке, мож­но было уви­деть несколь­ко лет назад, когда Укра­и­на без вся­ких допол­ни­тель­ных согла­ше­ний отпра­ви­ла к нам на ути­ли­за­цию ваго­ны с фос­фор­ным шла­мом. При­чем укра­ин­ская сто­ро­на факт отправ­ки ничуть не скры­ва­ла, а пред­ста­ви­те­ли казах­стан­ских кон­тро­ли­ру­ю­щих орга­нов заяв­ля­ли, что ника­ко­го вво­за шла­ма нет и быть не может, а раз подоб­ное невоз­мож­но — ниче­го не предпринимали.

Рас­ста­нов­ка приоритетов

Высту­пая на семи­на­ре в Астане, зам­пред посто­ян­но­го пред­ста­ви­те­ля ПРООН в Казах­стане Елане Паник­ло­ва несколь­ко раз уточ­ни­ла, что цели и зада­чи про­ек­та носят в основ­ном кон­суль­та­тив­но-реко­мен­да­ци­он­ный характер.

- Мы все­гда смот­рим на то, что­бы мы не пред­став­ля­ли собой пра­ви­тель­ство и не зани­ма­лись тем, что может сде­лать пра­ви­тель­ство и НПО, — под­черк­ну­ла она. — Весь про­ект направ­лен на то, что­бы уси­лить потен­ци­ал, предо­ста­вить экс­пер­ти­зу, обес­пе­чить меж­ду­на­род­ные свя­зи, при­вез­ти новые зна­ния, кото­рые бы помог­ли Казах­ста­ну само­му соста­вить план и посмот­реть, какие меха­низ­мы управ­ле­ния могут быть внед­ре­ны в эко­но­ми­ку Казахстана.

Стар­ший про­грамм­ный спе­ци­а­лист ЮНЕП Кай Мад­сен не стал скры­вать, что боль­ше все­го инте­ре­су­ет орга­ни­за­то­ров проекта.

- Что важ­но для Казах­ста­на? У вас есть боль­шая неф­те­хи­ми­че­ская про­мыш­лен­ность, кото­рая явля­ет­ся осно­вой бла­го­со­сто­я­ния ваше­го наро­да, — заявил он. — И необ­хо­ди­мо раз­ви­вать эту про­мыш­лен­ность. Поэто­му для вас важ­но, когда вы экс­плу­а­ти­ру­е­те ваши ресур­сы, вам нуж­но посмот­реть, как при этом без­опас­но управ­лять хими­че­ским веще­ства­ми и предот­вра­щать нега­тив­ные послед­ствия, кото­рые могут быть след­стви­ем исполь­зо­ва­ния хими­че­ских веществ.

Про­грамм­ный спе­ци­а­лист ПРООН Мак­сим Сур­ков счи­та­ет, что подоб­ные про­ек­ты при­зва­ны при­влечь вни­ма­ние к эко­ло­ги­че­ским про­бле­мам государства.

- Необ­хо­ди­мо выявить те при­о­ри­те­ты, кото­рые пред­став­ля­ют инте­рес для стран, — отме­тил он, — и затем выве­сти эти зада­чи на самый высо­кий уро­вень, на уро­вень раз­ви­тия наци­о­наль­ной поли­ти­ки. В каж­дой стране.

По сло­вам Сур­ко­ва, не толь­ко чрез­мер­ная дея­тель­ность, но и без­дей­ствие чинов­ни­ков может доро­го обой­тись бюджету.

- Если в буду­щем пустить все на само­тек, про­бле­мы будут накап­ли­вать­ся, — счи­та­ет спе­ци­а­лист. — И сколь­ко будет сто­ить через 20—30 лет для госу­дар­ства их решить?! За счет эко­но­ми­че­ской оцен­ки тако­го харак­те­ра мы можем раз­го­ва­ри­вать с лица­ми, при­ни­ма­ю­щи­ми реше­ния в стране на том же эко­но­ми­че­ском язы­ке. Мы пыта­ем­ся выявить буду­щие про­бле­мы, кото­рые мож­но решить сей­час. То есть нуж­но пока­зать, что в слу­чае без­дей­ствия в буду­щем про­бле­мы могут ухуд­шить­ся. Соот­вет­ствен­но, это ляжет тяже­лым бре­ме­нем на эко­но­ми­ку страны.

При этом реа­ли­за­то­ры про­ек­та уже столк­ну­лись с про­бле­ма­ми. В част­но­сти, с отсут­стви­ем необ­хо­ди­мых ста­ти­сти­че­ских данных.

- Труд­но най­ти дан­ные по пово­ду вли­я­ния хими­че­ских веществ на здо­ро­вье людей, — отме­тил экс­перт. — Насколь­ко ухуд­ша­ет­ся здо­ро­вье, как дол­го люди отсут­ству­ют на рабо­те, как мно­го это сто­ит Мини­стер­ству здра­во­охра­не­ния — опла­чи­вать лече­ние. Такая инфор­ма­ция не ведет­ся. Веч­ная про­бле­ма. Может быть, в рам­ках это­го про­ек­та нуж­но выде­лить это как при­о­ри­тет? Тогда через пять-десять лет появит­ся ста­ти­сти­ка, кото­рая поз­во­лит более чет­ко рабо­тать с эко­но­ми­че­ским анализом.

Насколь­ко будет объ­ек­тив­ной подоб­ная ста­ти­сти­ка — боль­шой вопрос. Как, напри­мер, заме­рить вли­я­ние хими­че­ских веществ на здо­ро­вье само­за­ня­то­го насе­ле­ния, не беру­ще­го ника­ких боль­нич­ных? А уж с уче­том того, что наши граж­дане до послед­не­го не обра­ща­ют­ся в поли­кли­ни­ки, а лечить­ся им чаще все­го при­хо­дит­ся за свой счет, слож­но делать выво­ды на осно­ва­нии рас­хо­дов Минздрава.

…Сей­час, как кон­ста­ти­ру­ют экс­пер­ты, в стра­те­гии «зеле­ная эко­но­ми­ка» сло­во «эко­но­ми­ка» явля­ет­ся основ­ным и при­о­ри­тет­ным, а «зеле­ная» — про­сто сто­я­щим рядом. Для вли­я­ния на наши вла­сти реше­но бить по само­му боль­но­му. По кошельку.

- Будет слож­но убе­дить пра­ви­тель­ство стра­ны, если мы будем взы­вать толь­ко к выпол­не­нию кон­вен­ций или каких-то обще­при­знан­ных эко­ло­ги­че­ских тем, — счи­та­ют экс­пер­ты. — Это нуж­но обос­но­вы­вать эко­но­ми­че­ски­ми рас­че­та­ми, пока­зы­вая затра­ты, выго­ды, кос­вен­ные, пря­мые и непря­мые поте­ри, кото­рые несет госу­дар­ство. Толь­ко так мы можем обос­но­вать, что эта тема в насто­я­щий момент тре­бу­ет боль­шо­го внимания.

Ори­ги­нал статьи:

Позе­ле­ни эко­но­ми­ку – всю прав­ду скажу!

архивные статьи по теме

Покажи на Козлова – получишь 25 000

Потребляйте меньше, но платите больше

Заграница нам поможет? О политических спекуляциях на тему Ашаршылыка

Editor