16 C
Астана
29 июля, 2021
Image default

«Подсудимые никого не убивали!»

На про­шлой неде­ле закон­чи­лись пре­ния по делу о бес­по­ряд­ках в Шет­пе. Про­ку­рор в сво­ей речи назвал спра­вед­ли­вое, по его мне­нию, нака­за­ние для под­су­ди­мых – дли­тель­ные сро­ки заключения.

 

 Автор: Зина МУХАНОВА

 

Пер­вый гособ­ви­ни­тель зачи­ты­вал свое заклю­че­ние око­ло полу­ча­са, делая обзор всех допро­сов под­су­ди­мых, потер­пев­ших, сви­де­те­лей. Кро­ме того, он напом­нил о необ­хо­ди­мо­сти взыс­кать мате­ри­аль­ный ущерб с под­су­ди­мых в поль­зу потер­пев­ших, кото­рые не отка­зы­ва­лись от сво­их заявлений.

Во вре­мя чте­ния заклю­че­ния одно­му из под­су­ди­мых, Адие­ву, ста­ло пло­хо — при­шлось вызвать врача.

Затем сло­во дали вто­ро­му про­ку­ро­ру Тора­е­ву, кото­рый и назвал кон­крет­ные сро­ки нака­за­ния, «реко­мен­ду­е­мые» сто­ро­ной обви­не­ния. По три года коло­нии Мыр­за­та­е­ву, Адие­ву, Туле­уову, Жыл­кы­ши­е­ву, Сади­гу­ло­ву, Туле­е­ву, Дуры­с­ба­е­ву. Шесть лет — Ерму­ха­ну­лы, Сабыр­ба­е­ву — семь лет, восемь лет — Бахыт­жа­но­ву и Мам­бе­то­ву, Ове­зо­ву — девять лет…

После это­го сло­во дали сто­роне защиты.

Адво­кат Изма­гам­бе­тов гово­рил о том, что здесь реша­ет­ся судь­ба подсудимых.

- Хотя я и верю вам, — обра­щал­ся он к суду, — но не верю, что будет спра­вед­ли­вым наказание.

Защит­ник аргу­мен­ти­ро­вал свой скепсис:

- Допу­стим, взять поли­цей­ских, кото­рые сто­я­ли в кас­ках, — их направ­ля­ют на экс­пер­ти­зу, а полу­чив­ших пуле­вое ране­ние судят, хотя они уже оста­лись пожиз­нен­но кале­ка­ми. И как это счи­тать справедливым?

По мне­нию адво­ка­та, нель­зя судить людей толь­ко за то, что они попа­ли в объ­ек­тив видео­ка­ме­ры, — ведь они нико­го не убивали.

- Под­су­ди­мые нахо­ди­лись в руках сле­до­ва­те­лей, а те сами рас­по­ря­жа­лись их судь­ба­ми, — напом­нил защит­ник и при­звал суд: — Давай­те смот­реть объ­ек­тив­но, это нуж­но и суду, и про­ку­ро­ру, и сле­до­ва­те­лям, и адвокатам.

Изма­гам­бе­тов счи­та­ет, что «в след­ствен­ном отде­ле шла «тор­гов­ля» — выби­ра­ли, кого «закры­вать», т.е. сажать, кого выпус­кать. Здесь при­кры­ва­ют стре­ляв­ших поли­цей­ских, так как их нуж­но сде­лать чисты­ми, невиновными».

- Вот сей­час про­ку­рор про­сил Ове­зо­ву 9 лет. Да ему не то что 9 лет, а и 9 меся­цев, и 9 дней нель­зя давать! Сви­де­тель­ства все сфаб­ри­ко­ван­ные! — воз­му­щал­ся адвокат.

Затем Изма­гам­бе­тов сде­лал любо­пыт­ное заме­ча­ние. В суде гово­ри­ли, что на вок­за­ле в Шет­пе зву­ча­ли кри­ки «Назар­ба­ев, кет!».

- Тако­го не может быть, пото­му что, когда голо­со­ва­ли за пре­зи­ден­та, наша область набра­ла 96% голо­сов, — поста­вил он под сомне­ние то ли пока­за­ния сви­де­те­лей, то ли резуль­та­ты выборов.

Осталь­ные адво­ка­ты были не так кате­го­рич­ны. Они, в основ­ном, при­зы­ва­ли суд к спра­вед­ли­во­сти и честности.

Одна жен­щи­на, жена под­су­ди­мо­го Сади­гу­ло­ва, его обще­ствен­ный защит­ник, вна­ча­ле не мог­ла выго­во­рить ни сло­ва — пла­ка­ла. После заме­ча­ния судьи: «Дер­жи­те себя в руках!» — она тоже попро­си­ла выне­сти при­го­вор справедливо.

- Под­су­ди­мые не то что в поли­цей­ских, даже в бро­дя­чих собак не стре­ля­ли — не най­дешь писто­ле­та, — ска­за­ла она.

После ее речи пре­ния были закон­че­ны. Дату выне­се­ния при­го­во­ра назна­чи­ли на 15 часов 21 мая.

Taken from:
«Под­су­ди­мые нико­го не убивали!»

архивные статьи по теме

«Мукалмас»: власти чинят препятствия независимым наблюдателям

Editor

Счет не в пользу Акишева

Editor

Ничего личного. Просто семейный бизнес