-9 C
Астана
26 февраля, 2024
Image default

Письмо итальянца из атырауской тюрьмы

Быв­ший мене­джер ком­па­нии «Аджип ККО» Фла­вио Сида­ньи пере­дал из СИЗО г. Аты­рау пись­мо в редак­цию «Ак Жай­ык». Напом­ним, он отбы­ва­ет в СИЗО 6‑летний срок за сбыт нар­ко­ти­ков в осо­бо круп­ном раз­ме­ре, хотя, соглас­но при­го­во­ру суда от 14 сен­тяб­ря 2010 года, дол­жен нахо­дить­ся в коло­нии стро­го­го режи­ма. Пуб­ли­ку­ем это пись­мо с несу­ще­ствен­ны­ми сокращениями.

 

Автор: Сания ТОЙКЕН

 

«Доро­гая Сания! Это моё пись­мо — скром­ная попыт­ка отве­тить на раз­лич­ные вопро­сы, кото­рые вы поста­ви­ли в вашей ста­тье, опуб­ли­ко­ван­ной в газе­те “Ак Жай­ык”. Итак, поче­му я был при­го­во­рён толь­ко к 6 годам, хотя по этой ста­тье мини­маль­ный срок нака­за­нии состав­ля­ет 10 лет? Но преж­де все­го я бы хотел бы поста­вить вопрос так: поче­му я был при­го­во­рён к тако­му дли­тель­но­му сро­ку, ведь я толь­ко курил нар­ко­ти­ки, а не тор­го­вал ими?

Обви­не­ние стро­ит­ся на видео­за­пи­си, кото­рая была обна­ру­же­на в моем ноут­бу­ке сотруд­ни­ка­ми КНБ, где я запе­чат­лен в кру­гу неко­то­рых сво­их дру­зей. Эти кад­ры интер­пре­ти­ро­ва­лись судьёй так, буд­то бы я не курил в ком­па­нии, а рас­про­стра­нял нар­ко­ти­ки. В при­го­во­ре тот факт, что мы кури­ли сига­ре­ту с кан­на­би­сом, пере­да­вая её друг дру­гу, клас­си­фи­ци­ро­ван как про­да­жа нар­ко­ти­ков, буд­то я это делал в оди­ноч­ку. Но поче­му тогда дру­гие участ­ни­ки, кото­рые кури­ли по кру­гу, не рас­смат­ри­ва­лись как участ­ни­ки куп­ли-про­да­жи? (по нашей инфор­ма­ции, несколь­ко дру­гих куриль­щи­ков — мене­дже­ров «Аджи­па» сра­зу после скан­да­ла уво­ли­лись и выеха­ли на роди­ну. — С.Т.).

Таким обра­зом, соглас­но при­го­во­ру полу­ча­ет­ся, что я нар­ко­тор­го­вец без поку­па­те­ля и без при­бы­ли и един­ствен­ная сре­ди них кри­ми­наль­ная пер­со­на. Пожа­луй­ста, так­же отметь­те: сви­де­те­ли в ходе след­ствия дали пока­за­ния, что я им ниче­го нико­гда не про­да­вал и нико­гда не застав­лял  их курить. Поэто­му для выне­се­ния подоб­но­го при­го­во­ра не было ника­ких оснований.

Поче­му я, при­го­во­рён­ный к заклю­че­нию в коло­нии стро­го­го режи­ма, нахо­жусь в аты­ра­ус­ком СИЗО? Хоро­ший вопрос. Но это не пото­му, что я всту­пил в кор­руп­ци­он­ную связь с судеб­ны­ми вла­стя­ми, а пото­му, что стал некой раз­мен­ной кар­той меж­ду наши­ми государствами.

Вслед за моим пись­мом в редак­цию газе­ты “La Repubblica”, отры­вок из кото­ро­го опуб­ли­ко­ван в вашей ста­тье, веду­щие  газе­ты и теле­ка­на­лы в Ита­лии нача­ли инте­ре­со­вать­ся моим делом. При­вле­че­ние СМИ дало свой результат:премьер министр Ита­лии Силь­вио Бер­лу­с­ко­ни в ходе сво­е­го визи­та в Аста­ну 10 декаб­ря  2010 года имел бесе­ду обо мне с пре­зи­ден­том Казах­ста­на Нур­сул­та­ном Назар­ба­е­вым. Так­же Силь­вио Бер­лу­с­ко­ни напи­сал пись­мо казах­стан­ско­му пре­зи­ден­ту, в кото­ром он про­сит оста­вить меня в Аты­рау и при­ме­нить в отно­ше­нии меня амни­стию. Пре­зи­дент Ита­лии Джор­джио Напо­ли­та­но встре­тил­ся в Риме с послом Казах­ста­на в Ита­лии и высту­пил в мою защи­ту. Под­дер­жал меня и нынеш­ний пре­мьер Марио Монти.

После это­го на уровне рес­пуб­ли­кан­ско­го Коми­те­та уго­лов­но-испол­ни­тель­ной систе­мы (КУИС) было при­ня­то реше­ние не отправ­лять меня в коло­нию стро­го­го режи­ма, а оста­вить в Аты­рау. Реше­ние было согла­со­ва­но с казах­стан­ским мини­стер­ством ино­стран­ных дел и ита­льян­ским посольством.

Вы напи­са­ли, что, мол, мне грех жало­вать­ся на усло­вия содер­жа­ния в тюрь­ме. Конеч­но, в коло­нии стро­го­го режи­ма мне было бы гораз­до хуже,  но даже здесь, учи­ты­вая то, что, я не граж­да­нин Казах­ста­на, моя жизнь мне доро­го обхо­дит­ся. Я и здесь под­вер­га­юсь каж­дый день дис­кри­ми­на­ции, посколь­ку я ита­лья­нец. В отли­чие от дру­гих, я соци­аль­но не застра­хо­ван, мой труд не опла­чи­ва­ет­ся. Мои дру­зья не могут посе­тить меня. Я не могу полу­чить DVD-дис­ки на ита­льян­ском язы­ке. После выхо­да вашей ста­тьи у меня ото­бра­ли теле­фон. Да, моя тюрем­ная жизнь мог­ла быть и хуже, но поче­му я не могу полу­чить то, что полу­ча­ют здесь остальные?

…Как вы дума­е­те, кем я явля­юсь для шта­та из 132 казах­стан­ских финан­си­стов (это два финан­со­вых депар­та­мен­та в КРО и «Аджип ККО», кото­рые созда­ва­лись при моей актив­ной под­держ­ке)? Эти люди не толь­ко под­дер­жа­ли меня мораль­но, но и напра­ви­ли пись­мо с хода­тай­ством судеб­ным вла­стям и пре­зи­ден­ту Казах­ста­на. О пра­ви­тель­стве и пре­зи­ден­те Ита­лии я уже упо­ми­нал. Обра­ти­те вни­ма­ние, более 2900 ита­льян­цев нахо­дят­ся в заклю­че­нии в зару­беж­ных тюрь­мах, но мало кто полу­ча­ет столь­ко под­держ­ки на таком высо­ком уровне, как я».

В заклю­чи­тель­ной части пись­ма г‑н Сида­ньи не скры­ва­ет сво­их опа­се­ний по пово­ду воз­мож­ной нега­тив­ной реак­ции тюрем­но­го началь­ства на пуб­ли­ка­цию это­го пись­ма. От себя добав­лю, что он дол­го коле­бал­ся, преж­де чем дать окон­ча­тель­ное согла­сие на эту пуб­ли­ка­цию. Но, в кон­це кон­цов, вме­сте со сво­ей женой Ири­ной Артё­мен­ко дал «доб­ро».

- Эта про­бле­ма нам хоро­шо извест­на, — гово­рит помощ­ник про­ку­ро­ра обла­сти Бауы­р­жан Гали­ев. — Аты­ра­ус­кий ДКУИС ссы­ла­ет­ся на пись­мо из КУИС рес­пуб­ли­ки. Здесь нет вины ребят (оче­вид­но, име­ет­ся в виду руко­вод­ство ДКУИС — С.Т.), поэто­му мы напра­ви­ли в Гене­раль­ную про­ку­ра­ту­ру пись­мо с прось­бой опре­де­лить закон­ность пре­бы­ва­ния Сида­ньи в след­ствен­ном изо­ля­то­ре. Это вопрос, кото­рый дол­жен решать­ся на рес­пуб­ли­кан­ском уровне. Мы ожи­да­ем отве­та и тоже заин­те­ре­со­ва­ны в реше­нии дан­но­го вопро­са. Ведь зав­тра не вы, так кто-то дру­гой обя­за­тель­но сно­ва заго­во­рит об этом.

Тем вре­ме­нем, по сло­вам Ири­ны, состо­я­ние здо­ро­вья быв­ше­го  финан­со­во­го мене­дже­ра «Аджип ККО»  ухуд­ша­ет­ся — он гипер­то­ник, а перед самым аре­стом  ему поста­ви­ли диа­гноз «опу­холь Уортина».

Источ­ник: «Ак Жайык»

View article:
Пись­мо ита­льян­ца из аты­ра­уской тюрьмы

архивные статьи по теме

Частный самолет, связанный с Россией, конфискован, поскольку Великобритания ужесточает авиационные санкции

Editor

«Жесткая посадка» для Мусина

Экс-«алматыжеровец» и экс-аким Павлодара