-12 C
Астана
26 февраля, 2024
Image default

Петр Борис узнал правду о Жанаозене из первых уст

Визит в Жана­о­зен депу­та­та Евро­пар­ла­мен­та Пет­ра Бори­са вызвал в горо­де нема­ло суе­ты. Вла­сти толь­ко успе­ва­ли «раз­во­дить мосты» – жур­на­ли­стов сроч­но вызы­ва­ли в ГУВД, акти­вист­кам устра­и­ва­ли неза­пла­ни­ро­ван­ные сви­да­ния с аре­сто­ван­ны­ми мужья­ми, а неф­тя­ни­кам обе­ща­ли встре­чу с гостем из Евро­пы там, где он точ­но не мог появиться.Автор: Алла ЗЛОБИНА

Тама­ра Ерга­зе­ва бук­валь­но вле­те­ла в арен­ду­е­мую редак­ци­ей квар­ти­ру, как толь­ко я откры­ла ей дверь. За ее спи­ной мельк­ну­ла чья-то рука и послы­ша­лись быст­рые шаги по лестнице.

«Четы­ре маши­ны за мною еха­ли, с утра сто­ро­жи­ли», — чуть не пла­ча, зады­ха­ясь, быст­ро ска­за­ла Тама­ра. После сво­их интер­вью нашей газе­те и интер­нет-пор­та­лу она посто­ян­но нахо­дит­ся в цен­тре вни­ма­ния мест­ных вла­стей: «Они меня оста­нав­ли­ва­ли: «Апа, апа, давай­те поговорим».

Одну — в ГУВД, дру­гую — к мужу!

Жен­щи­на рас­ска­за­ла, как мину­ту назад на неболь­шой ско­ро­сти за ней еха­ли сра­зу четы­ре маши­ны, а про­хо­жие с удив­ле­ни­ем огля­ды­ва­лись на этот стран­ный кор­теж. Око­ло дома двое поли­цей­ских попы­та­лись было ее оста­но­вить, но не успели.

Толь­ко Тама­ра раз­де­лась и отды­ша­лась, как позво­нил сле­до­ва­тель из Актау, где в СИЗО сидит ее муж Жан­быр. «Ска­за­ли: сроч­но выез­жай­те в Актау, вам раз­ре­ши­ли сви­да­ние с мужем», — удив­лен­но заме­ти­ла Тамара.

А рано утром ее «сроч­но» при­гла­си­ли еще и в учи­ли­ще, где учит­ся сред­ний сын. Пре­по­да­ва­те­ли про­си­ли, что­бы под­ро­сток не про­пус­кал заня­тий (после выступ­ле­ний в СМИ сын Тама­ры Ерга­зе­вой вынуж­ден выпол­нять роль охран­ни­ка сво­ей мате­ри). С жен­щи­ны так­же взя­ли обе­ща­ние, что он не пой­дет на митинг, кото­рый здесь пла­ни­ру­ют про­ве­сти 25 фев­ра­ля. Пре­по­да­ва­те­ли объ­яс­ни­ли эту прось­бу тем, что несут ответ­ствен­ность за сво­их уче­ни­ков. «Сей­час всех про­сят, что­бы с детьми на пло­щадь не выхо­ди­ли, — гово­рит Тама­ра. — Но мне кажет­ся, что жен­щи­ны все рав­но вый­дут с детьми».

Опять зво­нок. «Что там у тебя про­ис­хо­дит?» — кри­чал в труб­ку Жан­быр. Тама­ра объ­яс­ни­ла. Успо­ко­ив­шись, ее муж сооб­щил: «Мне ска­за­ли, что тебя хотят выбрать каким-то депу­та­том, поэто­му попро­си­ли, что­бы ты не встре­ча­лась с депу­та­том Евро­пар­ла­мен­та, будь осто­рож­на». И после пау­зы: «Если тебя задер­жат, я объ­яв­лю голодовку».

Тама­ра нако­нец рас­сме­я­лась — напря­же­ние немно­го спа­ло после звон­ка мужа и неук­лю­жей лжи тех, кто пытал­ся нада­вить на семью. Ее, откро­вен­но рас­ска­зав­шую жур­на­ли­стам прав­ду о жана­о­зен­ской тра­ге­дии, депу­та­том выбрать решили!

Опять зво­нок сле­до­ва­те­ля: «Ну что, еде­те в Актау?» «Вече­ром поеду, после того как пого­во­рю с депу­та­том Евро­пар­ла­мен­та», — реши­тель­но отве­ти­ла она.

В два часа дня мы долж­ны были подъ­е­хать к аки­ма­ту, где пла­ни­ро­ва­ли собрать­ся неф­тя­ни­ки и их жены — они наде­я­лись встре­тить­ся с Пет­ром Бори­сом. Тама­ра вышла в подъ­езд посмот­реть через окно, сто­ят ли сопро­вож­дав­шие ее машины:

- Одна маши­на дежу­рит око­ло подъезда…

Тогда будем ждать съе­моч­ную груп­пу «Стан ТВ», реши­ли мы.

Минут через два­дцать ста­нов­цы сооб­щи­ли, что они «на месте» и ждут нас вни­зу. Мы повер­ну­ли ключ в зам­ке и… тут же наткну­лись на дво­их полицейских.

- Вам нуж­но про­ехать в ГУВД к началь­ни­ку Доса­ха­но­ву, — обра­ти­лись они ко мне.

- По како­му поводу?

- Мы не зна­ем, сей­час выпи­шем повестку.

Поли­цей­ские нача­ли инте­ре­со­вать­ся, кто сни­ма­ет квар­ти­ру и на какой срок, но тут в ком­на­ту вошел пред­ста­ви­тель «Стан ТВ» Вик­тор Гудзь и мол­ча вклю­чил видео­ка­ме­ру. Поли­цей­ские сра­зу засо­би­ра­лись восво­я­си. Ехать на опрос в ГУВД мы отка­за­лись, сослав­шись на редак­ци­он­ное задание.

«Раз­вод» по-жанаозенски

Око­ло аки­ма­та горо­да соби­рал­ся народ. О при­ез­де Пет­ра Бори­са в Жана­о­зене было извест­но почти всем.

Вско­ре к зда­нию подъ­е­ха­ли пяте­ро чле­нов обще­ствен­ной комис­сии: глав­ный редак­тор газе­ты «Жас Алаш» Рыс­бек Сар­сен­бай, писа­тель Мере­ке Кул­ке­нов, Айму­хан Тау­жа­нов, кор­ре­спон­дент газе­ты «Жас Алаш» Ель­нур Али­мо­ва, кор­ре­спон­дент сай­та «Гульжан.орг» Мирас Нур­му­хан­бе­тов. Они нака­нуне при­е­ха­ли в Ман­ги­ста­ускую область из Алматы.

- После встре­чи с депу­та­том Евро­пар­ла­мен­та аким всех при­мет, — пообе­щал вышед­ший сотруд­ник акимата.

Петр Борис в сопро­вож­де­нии мест­ных чинов­ни­ков и охра­ны вышел из аки­ма­та через час. Не оста­нав­ли­ва­ясь, на ходу изви­нил­ся, что сей­час не может выслу­шать собрав­ших­ся, и сел в мик­ро­ав­то­бус. Кор­теж депу­та­та Евро­пар­ла­мен­та в сопро­вож­де­нии ГАИ напра­вил­ся сна­ча­ла к зда­нию город­ской про­ку­ра­ту­ры, затем — в ГУВД.

А с утра Петр Борис встре­чал­ся с аки­мом Ман­ги­ста­уской обла­сти Баур­жа­ном Мухамеджановым.

- Нас туда не пусти­ли, — рас­ска­за­ла автор репор­та­жей о тра­ге­дии Жана­о­зе­на, жур­на­лист «Стан ТВ» Жул­дыз Толеу. — Но потом на бри­фин­ге мы узна­ли, что аки­му обла­сти в помощь в рас­сле­до­ва­нии пред­ло­жи­ли предо­ста­вить неза­ви­си­мых экс­пер­тов из Евро­пы. Одна­ко Баур­жан Муха­меджа­нов отка­зал­ся, сослав­шись на зако­но­да­тель­ные нор­мы Казахстана.

Встре­ча с постра­дав­ши­ми во вре­мя рас­стре­ла на пло­ща­ди Жана­о­зе­на была запла­ни­ро­ва­на в гости­ни­це на окра­ине горо­да. Она все вре­мя откла­ды­ва­лась — встре­чи депу­та­та Евро­пар­ла­мен­та с чинов­ни­ка­ми затягивались.

Жур­на­ли­сты и несколь­ко жен­щин жда­ли Пет­ра Бори­са в кафе гости­ни­цы. В это вре­мя аким горо­да Серик­бай Тру­мов раз­го­ва­ри­вал с чле­на­ми обще­ствен­ной комис­сии и несколь­ки­ми жен­щи­на­ми, сумев­ши­ми вме­сте с деле­га­ци­ей попасть в каби­нет гла­вы Жана­о­зе­на. Мне в прось­бе при­сут­ство­вать на этой встре­че отказали.

В это вре­мя пло­щадь перед аки­ма­том горо­да запол­ни­ли неф­тя­ни­ки и их жены. Кто-то из чинов­ни­ков ска­зал им: в три часа дня они смо­гут здесь встре­тить­ся с Пет­ром Бори­сом. Как толь­ко люди узна­ли, что на самом деле депу­тат Евро­пар­ла­мен­та в аки­ма­те побы­вал более часа назад и ждать его здесь бес­по­лез­но, все вме­сте дви­ну­лись к гостинице.

Бук­валь­но через несколь­ко минут десят­ки неф­тя­ни­ков и близ­кие погиб­ших (собра­лось более 40 чело­век) уже сто­я­ли во дво­ре гости­ни­цы. Ее вла­дель­цы, не ожи­дав­шие тако­го наплы­ва (боль­шин­ство из собрав­ших­ся были оде­ты в курт­ки неф­тя­ни­ков, что, по извест­ным при­чи­нам, уже вызы­ва­ло страх), про­си­ли людей поки­нуть тер­ри­то­рию, а поли­цей­ские и люди в штат­ском мол­ча наблю­да­ли за происходящим.

Чуть поз­же ста­ло понят­но, что встре­ча с депу­та­том Евро­пар­ла­мен­та может сорвать­ся. «Нам сове­ту­ют сюда не при­ез­жать: у гости­ни­цы собра­лось очень мно­го людей, могут быть про­во­ка­ции. Сей­час мы реша­ем, что делать», — сооб­щи­ла по теле­фо­ну помощ­ни­ца Пет­ра Бори­са. Народ тут же стал про­ве­рять всех на нали­чие «чужих». Выяви­ли толь­ко одно­го изряд­но под­вы­пив­ше­го муж­чи­ну. «Петр Борис решил при­е­хать», — сооб­щи­ли всем еще через полчаса.

«Пожа­луй­ста, крепитесь…»

Петр Борис быст­ро вышел из маши­ны и под­нял­ся на дере­вян­ную пло­щад­ку, пред­на­зна­чен­ную, види­мо, для лет­них гости­нич­ных кон­цер­тов. Секун­ду все сто­я­ли молча.

Нача­ла мать задер­жан­но­го Нары­на Жары­л­га­сы­но­ва: «Помо­ги­те, пожа­луй­ста… Пусть осво­бо­дят сына мое­го… Он нико­го не тро­гал, не ранил…» Затем под­хва­ти­ла мать-геро­и­ня Тапеш Осма­но­ва, сын кото­рой так­же был аре­сто­ван: «Мы хотим, что­бы нас услы­ша­ли…» Сле­дом ска­за­ла свое сло­во Тама­ра Ерга­зе­ва: «За мной идет слеж­ка, меня пуга­ют, шан­та­жи­ру­ют. Я сего­дня еле убе­жа­ла… весь день с жур­на­ли­ста­ми хожу, домой боюсь заходить…»

- Ее отец пошел в род­дом к доче­ри, — пере­во­ди­ли депу­та­ту Евро­пар­ла­мен­та рас­сказ Асем Кен­же­ба­е­вой, чей отец Базар­бай Кен­же­ба­ев погиб после изби­е­ний в под­ва­ле ГУВД. — Потом его задер­жа­ли на ули­це полицейские.

Ее отца так силь­но изби­ва­ли, что все внут­рен­но­сти были разо­рва­ны, вра­чи были в шоке, когда про­во­ди­ли вскры­тие. Это одна из немно­гих семей, кото­рая потре­бо­ва­ла воз­бу­дить уго­лов­ное дело. Они все рас­ска­за­ли жур­на­ли­стам и теперь боят­ся за свои жизни.

Они гово­рят, что­бы скрыть свои неза­кон­ные дей­ствия, поли­цей­ские сти­ра­ли из ком­пью­те­ра все запро­сы людей. А когда она иска­ла сво­е­го отца, ее тоже задер­жа­ли и дер­жа­ли в под­ва­ле ГУВД. Там она виде­ла, что жен­щин раз­де­ли до тру­сов, чело­век в мас­ке изби­вал их рем­нем. Пол в зда­нии был весь в кро­ви, кровь была везде.

(К сло­ву, на про­шлой неде­ле на сай­те акта­уской газе­ты «Лада» появи­лась инфор­ма­ция о награж­де­нии пре­ми­я­ми тех­ни­чек ГУВД с ком­мен­та­ри­я­ми началь­ни­ка Аман­гель­ды Доса­ха­но­ва: «В те декабрь­ские дни эти хруп­кие жен­щи­ны без­ого­во­роч­но выпол­ня­ли свою рабо­ту в трой­ном объ­е­ме. Если учи­ты­вать, сколь­ко людей в те дни побы­ва­ло в зда­нии ГУВД, мож­но себе пред­ста­вить, какой труд лег на их жен­ские пле­чи…» Двум жен­щи­нам выда­ли по 50 тысяч тенге.)

Рас­ска­зы с подроб­но­стя­ми тех ужа­сов, кото­рые эти люди пере­жи­ли, помощ­ни­ца Пет­ра Бори­са пере­во­ди­ла со сле­за­ми. С тру­дом сдер­жи­вал чув­ства и сам депу­тат Европарламента.

- Я хочу ска­зать вам… Я очень бла­го­да­рен вам за сего­дняш­нюю встре­чу, — выслу­шав всех, обра­тил­ся к неф­тя­ни­кам Петр Борис. — Я и мои кол­ле­ги в Евро­пар­ла­мен­те всем серд­цем с вами, с теми, кто поте­рял сво­их близ­ких, сво­их род­ных. При­ми­те, пожа­луй­ста, наши собо­лез­но­ва­ния. Вы не оста­не­тесь одни в этой ситу­а­ции. Не толь­ко вы, но и мы хотим, что­бы все выяс­ни­лось. Мы глу­бо­ко верим в это.

Петр Борис сооб­щил, что со вче­раш­не­го дня он встре­ча­ет­ся с пред­ста­ви­те­ля­ми мест­ных вла­стей и они заве­ря­ют, что заин­те­ре­со­ва­ны в объ­ек­тив­ном рас­сле­до­ва­нии жана­о­зен­ской трагедии:

- Мы спра­ши­ва­ли: зна­ет ли власть о том, что люди были изби­ты и физи­че­ски заму­че­ны в ГУВД? Мы спра­ши­ва­ли у аки­ма: как сей­час жить людям, кото­рые поте­ря­ли сво­их близ­ких? В ответ услы­ша­ли, что вла­сти будут под­дер­жи­вать вас финан­са­ми. Мы спро­си­ли, воз­буж­де­ны ли уго­лов­ные дела про­тив тех, кто мучил людей. Нам пообе­ща­ли, что люди, кото­рые вино­ва­ты в изби­е­ни­ях, будут аре­сто­ва­ны, что идет рас­сле­до­ва­ние. Они откры­ты для того, что­бы быст­ро най­ти прав­ду, и поэто­му я тоже про­шу вас — всю инфор­ма­цию, кото­рую мы сего­дня узна­ли, напи­сать на бума­ге и пере­дать нам. Мы офи­ци­аль­ным путем пере­да­дим все это про­ку­ро­ру и вашим властям…

Люди, выслу­шав депу­та­та, зашумели.

- Мы писа­ли в про­ку­ра­ту­ру, мы рас­ска­зы­ва­ли… Вла­сти все зна­ют… Сотруд­ни­ки поли­ции, кото­рые были на пло­ща­ди, стре­ля­ли в людей, мно­гие из них до сих пор рабо­та­ют на сво­их местах, мы их видим каж­дый день — их не аре­сто­вы­ва­ют. Аре­сто­вы­ва­ют народ. За прав­ду нака­зы­ва­ют! Мы не верим ни про­ку­ра­ту­ре, ни судам, — напе­ре­бой выкри­ки­ва­ли собравшиеся.

Встре­ча дли­лась недол­го, но по экс­прес­сии и эмо­ци­о­наль­но­му нака­лу смог­ла вме­стить всю боль и отча­я­ние людей.

- Я искренне верю в то, что все­гда нуж­но гово­рить прав­ду, — ска­зал в завер­ше­ние встре­чи Петр Борис. — В этой тра­ги­че­ской ситу­а­ции, когда люди отда­ли свои жиз­ни… самая боль­шая цен­ность — это жизнь… надо гово­рить толь­ко прав­ду, толь­ко прав­да помо­жет. Я глу­бо­ко верю в это, хочу верить, что декла­ра­ции, кото­рые мы услы­ша­ли от пред­ста­ви­те­лей вла­сти, что про­цес­сы рас­сле­до­ва­ния будут транс­па­рент­ны, а поли­цей­ские, кото­рые стре­ля­ли и изби­ва­ли людей, нака­за­ны, будут испол­не­ны… Очень вас про­шу: будь­те тер­пе­ли­вы. Такие про­цес­сы длят­ся дол­го, нуж­но вре­мя. Весь мир, вся Евро­па смот­рит на то, что здесь про­ис­хо­дит. Дер­жи­тесь, пожалуйста.

После отъ­ез­да Пет­ра Бори­са пло­щад­ка око­ло гостин­цы быст­ро опу­сте­ла. Люди разо­шлись. Тама­ра Ерга­зе­ва вме­сте с сыном отпра­ви­лась в Актау на обе­щан­ное сви­да­ние с мужем. Но сви­да­ние не состо­я­лось. По теле­фо­нам сле­до­ва­те­лей она не смог­ла дозво­нить­ся, а сот­ка мужа не отвечала.

В суб­бо­ту неф­тя­ни­ки и близ­кие погиб­ших и аре­сто­ван­ных, похо­же, все-таки вновь вый­дут на пло­щадь — ту, где 16 декаб­ря рас­стре­ли­ва­ли их близких.

Из пес­ни слов не выкинешь!

Пока жда­ли Пет­ра Бори­са, жур­на­ли­сты пыта­лись брать интер­вью, но народ шел на раз­го­вор неохот­но. «Вы пой­ми­те, все боят­ся раз­го­ва­ри­вать с жур­на­ли­ста­ми», — в кото­рый уже раз объ­яс­нял нам муж­чи­на. Его 27-лет­ний брат был застре­лен 16 декаб­ря. Наш собе­сед­ник ска­зал то, что жур­на­ли­сты посто­ян­но слы­шат здесь от оче­вид­цев декабрь­ских собы­тий: поли­цей­ским не толь­ко не верят, но еще и боят­ся, что будут задер­жа­ны дру­гие участ­ни­ки про­шло­год­ней заба­стов­ки, поэто­му с заяв­ле­ни­я­ми в пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны люди не обра­ща­ют­ся, и сей­час мно­гие ране­ные ребя­та лежат дома — лечат­ся сами.

- Когда в пер­вые дни после рас­стре­ла хоро­ни­ли людей, мы по казах­ско­му обы­чаю гото­ви­ли сада­ка, — рас­ска­зы­вал муж­чи­на. — Опо­нов­цы — при­ез­жие, не наши — пере­во­ра­чи­ва­ли на ули­це каза­ны с поми­наль­ной едой. Вот так, нога­ми… Все раз­ли­ва­лось на землю…

- Их самих не при­би­ли за это? — поин­те­ре­со­ва­лись мы.

- Они же с авто­ма­та­ми были, поэто­му все мол­ча смот­ре­ли и расходились.

…На встре­че с Пет­ром Бори­сом гово­ри­ли толь­ко жен­щи­ны. Муж­чи­ны мол­ча сто­я­ли сза­ди, опа­са­ясь, что попа­дут в объ­ек­ти­вы видео­ка­мер сотруд­ни­ков КНБ. Несколь­ко коми­тет­чи­ков сме­ша­лись с общей тол­пой, вели видео­съем­ку и вни­ма­тель­но слу­ша­ли рас­ска­зы. Встре­чу с депу­та­том Евро­пар­ла­мен­та кон­тро­ли­ро­ва­ли еще и наря­ды поли­цей­ских, прав­да, почти все они сиде­ли по маши­нам. В сто­роне дер­жа­лись про­ку­рор горо­да Марат Той­жан вме­сте с началь­ни­ком ГУВД Аман­гель­ды Доса­ха­но­вым. После встре­чи с Пет­ром Бори­сом люди какое-то вре­мя еще сто­я­ли око­ло гости­ни­цы и обсуж­да­ли сло­ва депу­та­та Евро­пар­ла­мен­та. «Если и они не помо­гут, то что нам тогда делать?» — пере­да­вал­ся вопрос из уст в уста.

Follow this link:
Петр Борис узнал прав­ду о Жана­о­зене из пер­вых уст

архивные статьи по теме

Как Бердымухамедов стал Героем Туркменистана

Суд оправдал Таукину в деле о клевете

Четвертая власть будет солидарной