fbpx

«Перезагрузка» Дариги Назарбаевой

В пери­од тран­зи­та и в усло­ви­ях непуб­лич­ной поли­ти­ки элит­ные кла­ны вынуж­де­ны транс­фор­ми­ро­вать­ся, что­бы уси­лить свое вли­я­ние и даже про­сто удер­жать­ся на пла­ву. Груп­па стар­шей доче­ри пре­зи­ден­та не явля­ет­ся исклю­че­ни­ем – сыно­вья под­рос­ли и гото­вы соста­вить серьез­ную кон­ку­рен­цию «ста­рой гвар­дии».  

Сего­дня одной из наи­бо­лее болез­нен­ных и прак­ти­че­ски нераз­ре­ши­мых про­блем Казах­ста­на явля­ет­ся непуб­лич­ность реаль­ной поли­ти­ки, ока­зав­шей­ся в руках элит­ных кла­нов. В резуль­та­те чего про­цесс при­ня­тия даже клю­че­вых реше­ний в обла­сти поли­ти­ки, эко­но­ми­ки, соци­аль­ной и так далее сфер носит сверх­субъ­ек­тив­ный харак­тер, а сами они зача­стую про­дик­то­ва­ны част­ны­ми, груп­по­вы­ми, а не госу­дар­ствен­ны­ми инте­ре­са­ми.

Не уди­ви­тель­но, что такие реше­ния в ходе их прак­ти­че­ской реа­ли­за­ции регу­ляр­но стал­ки­ва­ют­ся с отсут­стви­ем под­держ­ки, а то и с пря­мым про­ти­во­дей­стви­ем внут­ри само­го гос­ап­па­ра­та, а так­же руко­вод­ства ква­зи­го­су­дар­ствен­ных струк­тур. Это не гово­ря уже про нега­тив­ную реак­цию со сто­ро­ны обще­ства. Поэто­му даже пра­виль­ные реше­ния вла­сти ока­зы­ва­ют­ся непра­виль­ны­ми, регу­ляр­но не испол­ня­ют­ся и при­но­сят убыт­ки, как мате­ри­аль­ные, так и мораль­ные.

Хотя тема элит­ных кла­нов посто­ян­но нахо­дит­ся на слу­ху, она тем не менее оста­ет­ся закры­тым для обще­ства про­стран­ством, где отсут­ству­ет какая-либо точ­ная инфор­ма­ция. За ред­ким исклю­че­ни­ем невоз­мож­но более или менее чет­ко зафик­си­ро­вать состав групп и их общие инте­ре­сы, в резуль­та­те чего  меха­низм согла­со­ва­ния послед­них рабо­та­ет крайне пло­хо.

В пер­вых годах неза­ви­си­мо­сти Казах­ста­на это было не кри­тич­но, посколь­ку обще­ство и пра­вя­щая эли­та не были струк­ту­ри­ро­ва­ны, царил хаос, если не ска­зать бар­дак. Бла­го­да­ря это­му не толь­ко Нур­сул­тан Назар­ба­ев и его бли­жай­шие сорат­ни­ки, но и мно­гие более или менее энер­гич­ные пред­ста­ви­те­ли пра­вя­щей эли­ты мог­ли про­дав­ли­вать и реа­ли­зо­вы­вать свои идеи. Теперь все это в дале­ком про­шлом.

Госу­дар­ствен­ный аппа­рат в рам­ках авто­ри­тар­ной поли­ти­че­ской систе­мы укре­пил­ся и око­сте­нел, а эффек­тив­ность «супер­пре­зи­дент­ской» поли­ти­че­ской систе­мы, с одной сто­ро­ны, вырос­ла, посколь­ку ни один чинов­ник в стране не посме­ет сомне­вать­ся в пра­виль­но­сти и цен­но­сти исхо­дя­щих свер­ху цен­ных руко­во­дя­щих ука­за­ний, а с дру­гой  — кри­ти­че­ски упа­ла. Ведь реа­ли­за­ция ука­за­ний осу­ществ­ля­ет­ся про­сто вин­ти­ка­ми гос­ап­па­ра­та, то есть людь­ми, как пра­ви­ло, лич­но не заин­те­ре­со­ван­ны­ми в дости­же­нии успе­ха,  не име­ю­щи­ми про­фес­си­о­наль­но­го само­лю­бия и пат­ри­о­та­ми толь­ко на сло­вах.

Ранее, пока были высо­ки­ми цены на нефть и гос­бюд­жет рас­по­ла­гал финан­со­вы­ми воз­мож­но­стя­ми, все дело реша­ли день­ги, точ­нее воз­мож­ность их тра­тить прак­ти­че­ски в неогра­ни­чен­ном объ­е­ме. Теперь все это ста­ло невоз­мож­но. Тот же биз­нес, зави­ся­щий в стране от чинов­ни­ков на 200%, может решать свои про­бле­мы толь­ко за счет пря­мой заин­те­ре­со­ван­но­сти тех или иных клю­че­вых фигур, что и про­ис­хо­дит в Казах­стане каж­дую мину­ту.

С про­бле­мой непуб­лич­но­сти при­ня­тия реше­ний в рес­пуб­ли­ке стал­ки­ва­ют­ся все. В том чис­ле   зару­беж­ные инсти­ту­ты и физи­че­ские лица,    кото­рые по тем или иным при­чи­нам инте­ре­су­ют­ся Казах­ста­ном. И в усло­ви­ях эко­но­ми­че­ско­го, соци­аль­но­го и внут­ри­по­ли­ти­че­ско­го кри­зи­са подоб­ное поло­же­ние дел ста­но­вит­ся крайне опас­ным, как для стра­ны в целом, так и для самой пра­вя­щей эли­ты.  Ведь послед­няя поте­ря­ет боль­ше осталь­ных казах­стан­цев, если госу­дар­ство и (или) поли­ти­че­ская систе­ма раз­ва­лят­ся.

Толь­ко опти­ми­за­ция и улуч­ше­ние про­цес­са согла­со­ва­ния тех или иных систем­ных реше­ний на всех уров­нях, от наци­о­наль­но­го до реги­о­наль­но­го и ведом­ствен­но­го, что  невоз­мож­но без пере­во­да это­го про­цес­са в пуб­лич­ную сфе­ру,  поз­во­лят повы­сить каче­ство управ­ле­ния в стране. Но готов ли Нур­сул­тан Назар­ба­ев пой­ти на клю­че­вой шаг и раз­ре­шить пуб­лич­ную поли­ти­че­скую актив­ность элит­ным кла­нам? Вряд ли. Поз­во­лит ли он им занять­ся поли­ти­кой через поли­ти­че­ские пар­тии и дви­же­ния? Точ­но нет.

А это озна­ча­ет, что меж­э­лит­ные про­ти­во­сто­я­ния, вой­ны и раз­до­ры будут про­дол­жать­ся, толь­ко теперь с куда боль­ши­ми жерт­ва­ми. При этом в выиг­ры­ше ока­жут­ся сно­ва те, кто бли­же все­го к эпи­цен­тру казах­стан­ской вла­сти, то есть Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву. Ины­ми сло­ва­ми элит­ные кла­ны, воз­глав­ля­е­мые Дари­гой Назар­ба­е­вой, Тиму­ром Кули­ба­е­вым, Кай­ра­том Саты­бал­ды, Кари­мом Маси­мо­вым, Ахмет­жа­ном Еси­мо­вым, Була­том Уте­му­ра­то­вым, Али­ей Назар­ба­е­вой.

Имен­но поэто­му при­вле­ка­ют к себе вни­ма­ния раз­го­во­ры в  Астане, что стар­шая дочь «лиде­ра нации» вме­сте со сво­и­ми под­рос­ши­ми сыно­вья­ми пере­фор­ма­ти­ру­ет свою элит­ную груп­пу после ухо­да из нее спи­ке­ра Мажи­ли­са Пар­ла­мен­та Нур­ла­на Ниг­ма­тул­ли­на.

Яко­бы послед­ний оби­дел­ся на отсут­ствие под­держ­ки со сто­ро­ны Дари­ги Назар­ба­е­вой в ходе послед­них меж­э­лит­ных раз­бо­рок, в ходе кото­рых потер­пел несколь­ко серьез­ных, хотя и мало­за­мет­ных для пуб­ли­ки пора­же­ний от сво­их оппо­нен­тов.

Серьез­ность наме­ре­ний гос­по­жи сена­тор­ши под­твер­жда­ет­ся тем, что она соби­ра­ет вокруг себя так назы­ва­е­мых «ага­шек», то есть людей, кото­рые, не имея сей­час пря­мо­го досту­па к вла­сти, тем не менее поль­зу­ют­ся авто­ри­те­том в казах­ско­языч­ной сре­де, име­ют вли­я­ние на широ­кий круг как чинов­ни­ков, так и людей куль­ту­ры и нау­ки. Похо­же, что имен­но Дари­га Нур­сул­та­нов­на, как дочь сво­е­го отца, явля­ет­ся для них есте­ствен­ным пре­ем­ни­ком, а зна­чит и новым вождем.

По нашей инфор­ма­ции ана­ло­гич­ные про­цес­сы кон­со­ли­да­ции и моби­ли­за­ции име­ют место  прак­ти­че­ски во всех веду­щих элит­ных груп­пах: идет неглас­ная про­вер­ка на вер­ность, пере­под­твер­жда­ют­ся вза­им­ные обя­за­тель­ства, фик­си­ру­ют­ся инте­ре­сы, ищут­ся общие точ­ки для более плот­но­го сотруд­ни­че­ства. То есть казах­стан­ская пра­вя­щая эли­та адап­ти­ру­ет­ся под новые усло­вия суще­ство­ва­ния, в том чис­ле более плот­ным куч­ко­ва­ни­ем вокруг сво­их лиде­ров.

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0