fbpx

О связи рейтингов с реальностью

Послед­ний доклад Doing Business про­де­мон­стри­ро­вал серьез­ный про­гресс Казах­ста­на в созда­нии усло­вий для веде­ния биз­не­са. Огра­ни­че­ний ста­но­вит­ся все мень­ше, а воз­мож­но­стей — боль­ше. Но име­ет ли все это отно­ше­ние к реаль­ной жиз­ни оте­че­ствен­но­го биз­не­са?

По дан­ным иссле­до­ва­ния, Рес­пуб­ли­ка Казах­стан заня­ла 28 место в спис­ке госу­дарств с наи­бо­лее бла­го­при­ят­ны­ми усло­ви­я­ми для биз­не­са. Из стран быв­ше­го СССР он про­пу­стил впе­ред пять — Лат­вию, Лит­ву, Эсто­нию, Азер­бай­джан и Гру­зию.

Заме­тим, что Гру­зия со вре­мен пре­зи­дент­ства Миха­и­ла Саа­ка­шви­ли име­ет ста­тус «любим­чи­ка» во всех без исклю­че­ния дело­вых рей­тин­гах. Три при­бал­тий­ские стра­ны вошли в состав Север­ной Евро­пы и ЕС (со все­ми выте­ка­ю­щи­ми послед­стви­я­ми). А вот успех Азер­бай­джа­на и Казах­ста­на, немно­го обо­гнав­ших Рос­сию (31 места) и намно­го — все осталь­ные стра­ны быв­ше­го СССР, чрез­вы­чай­но любо­пы­тен. С уче­том оче­вид­ной бли­зо­сти — оба госу­дар­ства объ­еди­ня­ет нали­чие неф­ти и газа на Кас­пии.

О рей­тин­ге

Индекс лег­ко­сти веде­ния биз­не­са пред­став­ля­ет собой слож­но­со­чи­нен­ную кон­струк­цию, кото­рая инте­гри­ру­ет десять про­стых изме­ря­е­мых инди­ка­то­ров:

  1. Нача­ло биз­не­са — про­це­ду­ры, вре­мя, затра­ты и мини­маль­ный капи­тал для осно­ва­ния пред­при­я­тия.
  2. Рабо­та с раз­ре­ше­ни­я­ми на стро­и­тель­ство — про­це­ду­ры, вре­мя и затра­ты.
  3. Полу­че­ние элек­тро­снаб­же­ния — про­це­ду­ры, вре­мя, затра­ты на полу­че­ние элек­тро­снаб­же­ния
  4. Реги­стра­ция иму­ще­ства — про­це­ду­ры, вре­мя и затра­ты на реги­стра­цию ком­мер­че­ской недви­жи­мо­сти.
  5. Полу­че­ние кре­ди­та — сила юри­ди­че­ских прав, глу­би­на кре­дит­ной инфор­ма­ции.
  6. Защи­та прав инве­сто­ров — откры­тость финан­со­вых пока­за­те­лей, ответ­ствен­ность руко­вод­ства и лёг­кость судеб­ных исков от инве­сто­ров
  7. Упла­та нало­гов — коли­че­ство нало­гов, вре­мя на под­го­тов­ку нало­го­вых отче­тов, общий налог как доля при­бы­ли.
  8. Меж­ду­на­род­ная тор­гов­ля — коли­че­ство доку­мен­тов, затра­ты и вре­мя необ­хо­ди­мое для экс­пор­та и импор­та.
  9. Обес­пе­че­ние кон­трак­тов — про­це­ду­ры, вре­мя и издерж­ки на при­нуж­де­ние упла­ты дол­га.
  10. Закры­тие пред­при­я­тия — про­цент воз­ме­ще­ний, вре­мя и допол­ни­тель­ные рас­хо­ды на закры­тие непла­тё­же­спо­соб­ной фир­мы.

Лег­кая жизнь

Судя по дина­ми­ке Индек­са лег­ко­сти веде­ния биз­не­са (Ease of Doing Business Index) в Казах­стане, жить биз­не­су ста­но­вит­ся лег­че и весе­лее.

Это если пере­фра­зи­ро­вать зна­ме­ни­тую фра­зу Иоси­фа Ста­ли­на, кото­рый гово­рил так в 1935 году. Гово­рил он, прав­да, так не о биз­не­се, а о людях, но при­мер­но с тем же эффек­том. По срав­не­нию с ужа­са­ми кол­лек­ти­ви­за­ции жить тогда ста­ло дей­стви­тель­но луч­ше. Но впе­ре­ди была новая вол­на репрес­сий, а затем вой­на, хотя, понят­но, что в 1935 году об этом никто осо­бо не заду­мы­вал­ся.

Реаль­ная кар­ти­на

Мето­до­ло­гия рас­че­та Индек­са посто­ян­но меня­ет­ся, что затруд­ня­ет постро­е­ние дина­ми­че­ско­го ряда. Но тен­ден­ция нали­цо — за послед­ние десять лет Казах­стан с неко­то­ры­ми отступ­ле­ни­я­ми шел в трид­цат­ку луч­ших. Таким обра­зом, пра­ви­тель­ству дей­стви­тель­но есть что пока­зать — как поли­ти­че­ско­му руко­вод­ству, так и инве­сто­рам- пред­при­ни­ма­те­лям, жела­ю­щи­ми открыть свой биз­нес в Казах­стане.

Одна­ко реаль­ная дина­ми­ка созда­ния новых биз­не­сов, увы, с дина­ми­кой рей­тин­га не сов­па­да­ет.

Источ­ник: дан­ные Каз­ста­та 

Несов­па­де­ние совсем не уди­ви­тель­но. Дирек­тор цен­тра при­клад­ных иссле­до­ва­ний «Талап» Рахим Ошак­ба­ев как-то назвал казах­стан­ский биз­нес не биз­не­сом, а инстру­мен­том полу­че­ния неф­тя­ной рен­ты. Это вполне спра­вед­ли­вое эко­но­ми­че­ское опре­де­ле­ние ста­вит, по сути, крест на любых попыт­ках ран­жи­ро­вать Казах­стан в рей­тин­ге Doing Business для казах­стан­ских пред­при­ни­ма­те­лей.

Не менее выра­зи­тель­но выгля­дит и дина­ми­ка ино­стран­ных инве­сти­ций в казах­стан­скую эко­но­ми­ку. Связь этих инве­сти­ций (пред­ска­зу­е­мо) отсут­ству­ет.

О том, что эко­но­ми­че­ская актив­ность в стране опре­де­ля­ет­ся не толь­ко (и не столь­ко) набо­ром тех­ни­че­ских пара­мет­ров инту­и­тив­но понят­но любо­му чело­ве­ку, захва­тив­ше­му нача­ло 90‑х годов, когда нали­чие таких огра­ни­че­ний не вли­я­ло на безум­ную (в бук­валь­ном зна­че­ния это­го сло­ва) пред­при­ни­ма­тель­скую актив­ность. И при всех огра­ни­че­ни­ях это была имен­но пред­при­ни­ма­тель­ская актив­ность, а не попыт­ка встро­ить­ся в сло­жив­шу­ю­ся вер­ти­каль.

Источ­ник: дан­ные Все­мир­но­го бан­ка 

Тех­ни­че­ская кон­вер­ген­ция

В насто­я­щее вре­мя все госу­дар­ства быв­ше­го СССР (за оче­вид­ным исклю­че­ни­ем Турк­ме­ни­ста­на, кото­рый живет по сво­им отдель­ным зако­нам и пра­ви­лам) вхо­дят в чис­ло 80 стран мира с наи­бо­лее бла­го­при­ят­ны­ми усло­ви­я­ми для биз­не­са. А если исклю­чить Узбе­ки­стан и Укра­и­ну, то в шесть­де­сят.

Част­ный биз­нес — квинт­эс­сен­ция рыноч­ной систе­мы хозяй­ства, и, если сле­до­вать этой логи­ке, рыноч­ную транс­фор­ма­цию совет­ской систе­мы мож­но счи­тать завер­шен­ной.

Сму­ща­ет тот факт, что несмот­ря на общее исто­ри­че­ское про­шлое, госу­дар­ства с совер­шен­но раз­лич­ны­ми эко­но­ми­че­ски­ми и поли­ти­че­ски­ми систе­ма­ми  в еди­ном поры­ве и направ­ле­нии дви­га­лись в топ. Где в конеч­ном ито­ге, к удив­ле­нию наблю­да­те­лей, и ока­за­лись.

Экс­пер­ты счи­та­ют, что добить­ся тако­го «впе­чат­ля­ю­ще­го» резуль­та­та сего­дня не так уж и труд­но, если нанять гра­мот­ных кон­суль­тан­тов, кото­рые спо­соб­ны под­го­то­вить вас к любо­му тесту.

Место в рей­тин­ге ста­но­вит­ся в этом слу­чае про­сто поли­ти­че­ским фети­шем.

Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0