25 C
Астана
28 июня, 2022
Image default

О религии оптом и в розницу. Часть II

Союз мусуль­ман Казах­ста­на часто шоки­ру­ет обще­ство заяв­ле­ни­я­ми. Поче­му выбра­на имен­но эпа­таж­ная фор­ма выра­же­ния мне­ния? Насколь­ко реаль­ны опа­се­ния, что Казах­стан может захлест­нуть вах­ха­бизм? Как рас­це­ни­вать пода­рок в виде джи­па со сто­ро­ны аки­ма слу­жи­те­лю куль­та? Сколь­ко гося­зы­ков долж­но быть в Казахстане? 

   

Автор: Мурат ТЕЛИБЕКОВ

Про­дол­же­ние. Нача­ло читай­те в I части мате­ри­а­ла: http://clck.ru/8fjox

- И…

- Никто не согла­сил­ся. Спра­ши­ва­ли: что, бес­плат­но? Нет, ну что вы! На митин­ги пой­ти — да, теле­ви­де­ние — да, я могу, но здесь — бес­плат­но, изви­ни­те, это несе­рьез­но. Для меня это был момент исти­ны. Какие огром­ные день­ги были затра­че­ны на так назы­ва­е­мое обще­ство «Ана­то­ли», о нем, навер­ное, уже никто не пом­нит. Зачем это все — какие-то мето­ди­ки раз­ра­ба­ты­ва­лись, швы­ря­лись огром­ные день­ги. Создай­те бес­плат­ные кур­сы казах­ско­го язы­ка на каж­дом углу, в каж­дом заве­де­нии. Реше­ние — про­стое, что тут мудр­ство­вать лука­во. И все опять упи­ра­ет­ся в мен­таль­ность наших чинов­ни­ков — из все­го надо выжать мак­си­мум денег. А все осталь­ное — идеи, язык — для них не так важны.

- Мурат, я из вопро­сов поль­зо­ва­те­лей узна­ла, что Вы явля­е­тесь сто­рон­ни­ком смерт­ной каз­ни: «В таком слу­чае Вы долж­ны при­зна­вать пра­во чело­ве­ка и на само­убий­ство. Напри­мер, того же кор­руп­ци­о­не­ра, осо­знав­ше­го свое зло­де­я­ние. Или в исла­ме само­убий­ство не счи­та­ет­ся гре­хом? Не нахо­ди­те ли Вы здесь про­ти­во­ре­чие. И, в кон­це кон­цов, какая раз­ни­ца, кто его убьет, госу­дар­ство или он сам?» Вот такой слож­ный, фило­соф­ский вопрос зада­ли наши читатели.

- Надо смот­реть на моти­ва­цию поступ­ка. Когда мы при­го­ва­ри­ва­ем чело­ве­ка к смерт­ной каз­ни, мы воз­да­ем ему за соде­ян­ное зло. Это как бы един­ствен­ный выход. И для того, что­бы под­дер­жи­вать нор­маль­ный соци­аль­ный поря­док, мы вынуж­де­ны идти на то, что­бы карать пре­ступ­ни­ков. Дру­гое дело — само­убий­ца. Это чело­век с точ­ки зре­ния рели­гии, кото­рый пыта­ет­ся уйти о того испы­та­ния, нака­за­ния, кото­рое воз­ло­жил на него Аллах. Я глу­бо­ко уве­рен, что с нами ни про­ис­хо­дит, какие бы беды нас ни постиг­ли — на все воля Все­выш­не­го. И если с тобой что-то слу­чи­лось, зна­чит, ты это заслу­жил и ты дол­жен поне­сти эту кару до кон­ца. Если ты пыта­ешь­ся уйти из этой жиз­ни, ты пыта­ешь­ся тем самым облег­чить свою долю.

- То есть, с Вашей точ­ки зре­ния, это раз­ные вещи?

- Да. Но если мы рас­смат­ри­ва­ем про­бле­мы эвта­на­зии, пой­дем еще даль­ше, вопрос об абор­тах, там же тоже лиша­ем жиз­ни суще­ство… Это такие архи­важ­ные вопро­сы, на кото­рые мы, может быть, нико­гда не най­дем ответа.

Я пре­по­даю в уни­вер­си­те­те, и мы часто ста­вим перед сту­ден­та­ми такие вопро­сы, как про­бле­ма абор­тов, когда идет вопрос о лише­нии жиз­ни чело­ве­ка. Что такое чело­век, когда он начи­на­ет­ся? Малень­кая клет­ка диа­мет­ром один сан­ти­метр — это чело­век или нет? В какой момент мож­но начи­нать счи­тать чело­ве­ка чело­ве­ком. Одни гово­рят, когда он сде­лал пер­вый вдох. Дру­гие, когда у него заби­лось серд­це. Но никто нам не помо­жет в реше­нии это­го вопро­са. Вати­кан счи­та­ет, что малень­кая клет­ка — уже чело­век, уже боже­ствен­ное тво­ре­ние. А если у него болезнь Дау­на или оли­го­фре­ния, что тогда? У меня отве­тов нет, я не готов, но мы долж­ны зада­вать эти вопро­сы и искать на них ответы.

Для меня быва­ет очень инте­рес­но, когда юное суще­ство — сту­дент 17 лет и мы зада­ем ему такие вопро­сы, на кото­рые он не может най­ти отве­та в интер­не­те. Он начи­на­ет мыс­лить, и рано или позд­но у него рож­да­ют­ся свои выводы.

Может быть, мы отвлек­лись сей­час от темы, но очень важ­но сей­час вос­пи­тать поко­ле­ние, спо­соб­ное к мыш­ле­нию, к сво­бод­но­му мыш­ле­нию, не закре­по­щен­но­му каки­ми-то сте­рео­ти­па­ми, шаб­ло­на­ми. Пото­му что мы дей­стви­тель­но стал­ки­ва­ем­ся с про­бле­ма­ми, кото­рых рань­ше не было.

А про­бле­ма кло­ни­ро­ва­ния? Как здесь быть? Никто не под­ска­жет. Если мы кло­ни­ру­ем рас­те­ния, живот­ных, поче­му нель­зя кло­ни­ро­вать чело­ве­ка? Что будет потом? И где чер­та, кото­рую нам уже нель­зя пере­сту­пать? Ведь где-то мы долж­ны остановиться.

- Как Вы дума­е­те, при сего­дняш­нем уровне мра­ко­бе­сия как во вла­сти, так и в обще­стве, когда офи­ци­аль­ная пози­ция глав и вид­ных дея­те­лей рели­ги­оз­ных общин дик­ту­ет­ся не Кора­ном, Биб­ли­ей и Тал­му­дом, а инте­ре­са­ми груп­пы лиц и исполь­зу­ет­ся для оправ­да­ния и про­па­ган­ды, в том чис­ле обще­ре­ли­ги­оз­ных гре­хов, не пора ли этим силам, истин­но слу­жа­щим Богу, начать актив­ные поис­ки прак­ти­че­ской внут­рен­ней кон­со­ли­да­ции, сво­е­го рода меж­ре­ли­ги­оз­но­го един­ства во имя спа­се­ния всей паствы?

- Я согла­сен с чело­ве­ком, кото­рый задал этот вопрос. В этом отно­ше­нии я вос­хи­ща­юсь фигу­рой Иоан­на Пав­ла Вто­ро­го, будучи рели­ги­оз­ным дея­те­лем, он не замы­кал­ся в сво­ей мона­ше­ской келье, ездил по все­му миру, вме­ши­вал­ся в ара­бо-изра­иль­ский кон­фликт, актив­но борол­ся про­тив абор­тов. И тем самым заво­е­вал огром­ный авто­ри­тет. И я счи­таю, что рели­ги­оз­ный дея­тель дол­жен актив­но участ­во­вать в обще­ствен­но-поли­ти­че­ской жиз­ни. Если посмот­реть на осно­ва­те­лей рели­гии, Иисус Хри­стос или Про­рок Мухам­мед — они были поли­ти­ка­ми. Они нико­гда не гово­ри­ли: это поли­ти­ка, не зада­вай­те таких вопро­сов, нас это не каса­ет­ся, мы будем гото­вить­ся к загроб­ной жиз­ни. О чем бы ни шла речь, о чем бы ни были вопро­сы, о воз­де­лы­ва­нии поля, о при­ня­тии родов, о раз­во­де, они реша­ли эти про­бле­мы. И рели­гия по боль­шо­му сче­ту нис­по­сла­на Все­выш­ним, Алла­хом, Богом для того, что­бы регу­ли­ро­вать чело­ве­че­ское обще­ство, для того, что­бы фор­ми­ро­вать, направ­лять раз­ви­тие чело­ве­че­ско­го общества.

К сожа­ле­нию, в резуль­та­те поли­ти­че­ских про­цес­сов мы полу­ча­ем иска­жен­ную фор­му рели­гии, когда духо­вен­ство ста­но­вит­ся каким-то обслу­жи­ва­ю­щим пер­со­на­лом, поли­ти­че­ски­ми мари­о­нет­ка­ми, кото­рые утра­чи­ва­ют соб­ствен­ное мне­ние, соб­ствен­ную фило­со­фию. И вся их зада­ча заклю­ча­ет­ся в обслу­жи­ва­нии вла­сти, исполь­зуя рели­ги­оз­ную риторику.

- Поче­му в непре­кра­ща­ю­щей­ся войне шии­тов и сун­ни­тов поги­ба­ют тыся­чи людей, а мусуль­ман­ский мир реа­ги­ру­ет на это более спо­кой­но, чем на рисун­ки в дат­ской газете?

- Я вер­нусь к тому, о чем гово­рил ранее. Мусуль­ман­ский мир — это совер­шен­но иная систе­ма цен­но­стей. Чело­ве­че­ская жизнь по срав­не­нию со слу­же­ни­ем Все­выш­не­му, Алла­ху явля­ет­ся вто­рич­ной. Счи­та­ет­ся одной из доб­ле­стей, если чело­век во имя веры, во имя слу­же­ния Алла­ху при­но­сит в жерт­ву свою соб­ствен­ную жизнь. И имен­но поэто­му, когда люди пося­га­ют на рели­ги­оз­ные цен­но­сти, это вызы­ва­ет у мусуль­ман гораз­до боль­ший резо­нанс. Убий­ство, смерть тыся­чи мусуль­ман не так взвол­ну­ют ислам­ский мир, как оскорб­ле­ние рели­ги­оз­ных свя­тынь. И опять-таки хочу ска­зать, мы это можем не при­ни­мать, мы можем не согла­шать­ся, при­ве­сти тыся­чу дово­дов, но это совер­шен­но иная циви­ли­за­ция, это дру­гая пла­не­та. Она выстро­е­на по иным лека­лам. И мы долж­ны это при­ни­мать. Мы долж­ны попы­тать­ся мир­но сосу­ще­ство­вать с этой систе­мой, не затра­ги­вая ее цен­но­стей, не пыта­ясь выве­сти ее из рав­но­ве­сия и раз­ру­шить ее. В про­тив­ном слу­чае этот взрыв про­из­ве­дет огром­ную раз­ру­ши­тель­ную работу.

- По зако­нам шари­а­та муж­чи­на может иметь до четы­рех жен. Но это про­ти­во­ре­чит зако­нам свет­ско­го госу­дар­ства. Что Вы може­те ска­зать о совре­мен­ных муж­чи­нах в Казах­стане, фак­ти­че­ски име­ю­щих вто­рую, а ино­гда и тре­тью семью?

- Я счи­таю, что свет­ское госу­дар­ство, рели­ги­оз­ное — это все порож­де­ние два­дца­то­го века. На про­тя­же­нии мно­гих веков такой вопрос вооб­ще не воз­ни­кал. Есть такое госу­дар­ство — Фран­ция. Нико­му в голо­ву не при­хо­ди­ло, какое оно — тео­кра­ти­че­ское или свет­ское — это про­сто госу­дар­ство, в кото­ром свет­ская и рели­ги­оз­ная жизнь тес­но пере­пле­те­ны. В даль­ней­шем (это чистое порож­де­ние два­дца­то­го века) реши­ли это раз­де­лить. Не будем гово­рить, поче­му это было сде­ла­но. Вер­нем­ся к вопро­су. Я счи­таю, что брак, семей­ная жизнь — настоль­ко дели­кат­ная, интим­ная сфе­ра, втор­гать­ся в кото­рую госу­дар­ство со сво­и­ми зако­на­ми, попыт­кой регла­мен­ти­ро­вать эту тон­кую мате­рию обре­че­но на неуда­чу. Даже рели­гия, даже ислам весь­ма дели­кат­но пред­ла­га­ет свои реко­мен­да­ции, это очень слож­ный клу­бок: здесь и живот­ные инстинк­ты, и куль­тур­ные тра­ди­ции, и соци­аль­ные фак­то­ры — это все пере­пле­те­но в один узел. И мы не можем пол­но­стью абстра­ги­ро­вать­ся от живот­ных и чело­ве­че­ских инстинк­тов, от сек­су­аль­ных инстинк­тов, кото­рые во мно­гом опре­де­ля­ют чело­ве­че­скую жизнь. Мы не можем абстра­ги­ро­вать­ся от мно­го­ве­ко­вых тра­ди­ций, кото­рые регу­ли­ру­ют эту интим­ную часть нашей жиз­ни. И пытать­ся гру­бо втор­гать­ся в нее, нала­гать какие-то свои зако­ны — здесь надо быть очень осторожными.

- В Казах­стане так мно­го кол­ду­нов и ясно­ви­дя­щих, что наша стра­на ста­ла местом палом­ни­че­ства для мно­гих заблуд­ших душ из сосед­них стран. Како­во Ваше мне­ние по это­му поводу?

- Про­бле­ма на самом деле не такая уж слож­ная. Я счи­таю, что есть люди, наде­лен­ные каки­ми-то пара­нор­маль­ны­ми спо­соб­но­стя­ми: могут что-то пред­ска­зы­вать, что-то видеть. Это было все­гда. И отри­цать это­го нель­зя. Но, с дру­гой сто­ро­ны, есть огром­ная мас­са мошен­ни­ков, кото­рые пыта­ют­ся зара­ба­ты­вать день­ги. Для это­го суще­ству­ет Уго­лов­ный кодекс. Если кто-то в резуль­та­те этих дей­ствий постра­дал, поте­рял иму­ще­ство, ока­зал­ся обма­ну­тым, то мошен­ни­ка надо сажать в тюрь­му. Я не вижу здесь проблемы.

Если идут пре­тен­зии, жало­бы людей, необ­хо­ди­мо при­ни­мать меры в рам­ках зако­на. И СМИ долж­ны про­яв­лять опре­де­лен­ную сдер­жан­ность. Есть такой теле­ка­нал, по-мое­му, «Рахат», на кото­ром веща­ют про­ри­ца­те­ли, пред­ска­зы­ва­ют судь­бы. Это такие вуль­гар­ные фор­мы, и в осно­ве это­го лежит, конеч­но, ком­мер­ция, жела­ние сде­лать день­ги на чело­ве­че­ских стра­хах, пред­рас­суд­ках, горе. Такие вещи, конеч­но, долж­ны пре­се­кать­ся. И само госу­дар­ство долж­но как-то реа­ги­ро­вать, если это при­ни­ма­ет при­ми­тив­ные, вуль­гар­ные формы.

- Мы уже затра­ги­ва­ли про­бле­му вах­ха­биз­ма, но у нас поми­мо это­го мно­го раз­ных рели­ги­оз­ных тече­ний. «Сей­час гово­рят о том, что на самом вер­ху сама эли­та делит­ся на раз­ные тече­ния. Вы что-нибудь об этом слы­ша­ли? — инте­ре­су­ет­ся наш чита­тель. — И как это отра­жа­ет­ся на дея­тель­но­сти наше­го топ-менедж­мен­та, на всех нас?»

- Да, я счи­таю, что наша поли­ти­че­ская вер­хуш­ка тоже про­ни­за­на рели­ги­оз­ны­ми настро­е­ни­я­ми. Я знаю, что очень мно­гие люди, в том чис­ле и пре­зи­дент, совер­ша­ли неод­но­крат­но хадж. И не ради празд­но­го любо­пыт­ства, люди вполне искренне верят и серьез­но вос­при­ни­ма­ют такие вещи. Несо­мнен­но, мы нахо­дим­ся под вли­я­ни­ем раз­лич­ных рели­ги­оз­ных групп, за кото­ры­ми сто­ят опре­де­лен­ные поли­ти­че­ские кру­ги. Это, допу­стим, и Сау­дов­ская Ара­вия, и Паки­стан, и Еги­пет. Это было все­гда — кто-то все­гда с помо­щью рели­гии воз­дей­ству­ет на поли­ти­че­ские про­цес­сы для того, что­бы защи­тить свои инте­ре­сы, сфор­ми­ро­вать свою сфе­ру вли­я­ния в этой стране.

Да, я знаю, что есть круп­ные поли­ти­ки и у нас в стране, кото­рые полу­ча­ют солид­ные сред­ства от зару­беж­ных мис­си­о­не­ров. И под этим при­кры­ти­ем они пыта­ют­ся так­же вли­ять на поли­ти­че­ские процессы.

- То есть это не огра­ни­чи­ва­ет­ся стра­ной, есть и внеш­ние связи?

- Да, конеч­но. И в осно­ве лежат боль­шие денеж­ные сред­ства. Я думаю, сам факт того, что у нас появ­ля­ет­ся боль­шое коли­че­ство мече­тей, постро­ен­ных на зару­беж­ные день­ги, это ведь тоже неспро­ста. Чинов­ни­ки ино­гда име­ют ощу­ти­мую при­быль от тако­го поз­во­ле­ния про­по­ве­до­вать то или иное ислам­ское течение.

- И мы опять воз­вра­ща­ем­ся к коммерцилизации…

- Да, это все тес­но пере­пле­те­но. Я счи­таю, что это есте­ствен­ный про­цесс, нам это­го не избе­жать. Мне как-то при­хо­ди­лось сопри­ка­сать­ся с дви­же­ни­ем Ахма­ди. И мне рас­ска­за­ли инте­рес­ный слу­чай: к этой общине обра­ти­лись пред­ста­ви­те­ли офи­ци­аль­но­го духо­вен­ства с прось­бой ока­зать спон­сор­скую помощь в раз­ме­ре 100 или 50 тысяч дол­ла­ров. Но они им отка­за­ли. И после это­го нача­лись гоне­ния. Я счи­таю, что в нашей стране рели­ги­оз­ное про­стран­ство дав­но про­да­ет­ся оптом и в роз­ни­цу. И еще факт, мы его в про­шлом году обна­ро­до­ва­ли, когда сек­та Муна сде­ла­ла грант — пода­рок рек­то­ру уни­вер­си­те­та покой­но­му Сады­ко­ву и вза­мен полу­чи­ла раз­ре­ше­ние бес­пре­пят­ствен­но про­по­ве­до­вать в уни­вер­си­те­те свои рели­ги­оз­ные взгля­ды. Вот это рели­ги­оз­ное про­стран­ство, этот воз­дух, сво­бо­да — спо­кой­но про­да­ют­ся и поку­па­ют­ся. Воз­мож­но, так про­ис­хо­дит во всем мире, я не знаю. Но те фак­ты, с кото­ры­ми мне при­шлось сопри­ка­сать­ся, натал­ки­ва­ют на такие выводы.

- Сле­ду­ю­щий вопрос, кста­ти, тоже фило­соф­ско­го харак­те­ра: «Не кажет­ся ли Вам, что рели­гии мира долж­ны вре­мя от вре­ме­ни пере­смат­ри­вать неко­то­рые дог­мы с целью вос­ста­нов­ле­ния гар­мо­нии уче­ний и раз­ви­тия обще­ства с уров­нем осо­зна­ния мира, уров­нем само­со­зна­ния человека?»

- Да, такое и про­ис­хо­дит. Если касать­ся исла­ма, то одна из догм была такой: теле­фон, само­лет — это все порож­де­ние шай­та­на, а мечеть нель­зя осве­щать элек­три­че­ским све­том, толь­ко, как во вре­ме­на Про­ро­ка, мас­ля­ны­ми све­ча­ми. Сего­дня мы от все­го это­го отка­зы­ва­ем­ся, пони­ма­ем, что это глу­бо­кое заблуж­де­ние. Рели­гия эво­лю­ци­о­ни­ру­ет вме­сте с обще­ством, она развивается.

Мы гово­ри­ли о про­бле­мах кло­ни­ро­ва­ния. В свя­зи с тем, что воз­ни­ка­ют такие вопро­сы, мы вынуж­де­ны отка­зы­вать­ся от мно­гих таких догм. Рань­ше хадж, палом­ни­че­ство мож­но было совер­шать толь­ко на осле или вер­блю­де, а доби­рать­ся само­ле­том не счи­та­лось хад­жем. А сей­час у каж­до­го в руках мобиль­ник, ком­пью­тер, у неко­то­рых и пер­со­наль­ный самолет.

- Людей вол­ну­ет не толь­ко то, что про­ис­хо­дит внут­ри стра­ны, но и за ее пре­де­ла­ми. И все кон­фликт­ные ситу­а­ции, кото­рые пере­рас­та­ют в воен­ные кон­флик­ты, бес­по­ко­ит всех. Все пони­ма­ют, что в наше вре­мя любой воен­ный кон­фликт может по прин­ци­пу доми­но кос­нуть­ся абсо­лют­но каж­до­го. Как руко­во­ди­тель Сою­за мусуль­ман, Вы, навер­ное, более инфор­ми­ро­ва­ны, чем про­стые люди, об изра­иль­ско-араб­ском кон­флик­те, кото­рый длит­ся с момен­та обра­зо­ва­ния еврей­ско­го государства. 

И вопрос зву­чит таким обра­зом: «Прав­да ли, что на пале­стин­ских тер­ри­то­ри­ях изра­иль­тя­нам, еврей­ско­му госу­дар­ству про­ти­во­сто­ят поми­мо мусуль­ман-пале­стин­цев еще и хри­сти­ане, в том чис­ле пра­во­слав­ные. Или все же хри­сти­ане, про­жи­ва­ю­щие на пале­стин­ских тер­ри­то­ри­ях, ней­траль­ны по отно­ше­нию к это­му про­ти­во­сто­я­нию? И будь Ваша воля, как бы вы реши­ли про­бле­мы палестинцев?»

- Я нач­ну с послед­не­го вопро­са. Он гло­баль­ный. Я не хочу пред­стать в виде како­го-то все­знай­ки, у кото­ро­го есть рецеп­ты про­тив всех болез­ней мира и отве­ты на все вопросы.

На мой взгляд, в любой кон­фликт­ной ситу­а­ции вино­ва­ты все­гда обе стороны.

При­ве­ду при­мер. Меня шоки­ро­ва­ло то, когда я в пер­вые уви­дел на фото­сним­ках огром­ную сте­ну, кото­рая раз­де­ля­ет изра­иль­скую часть от пале­стин­ской. Каза­лось бы, с раз­ру­ше­ни­ем Бер­лин­ской сте­ны подоб­ные тех­но­ло­гии ушли в про­шлое. И я был шоки­ро­ван, что совре­мен­ное госу­дар­ство ока­за­лось бес­по­мощ­ным и ста­ло таким вар­вар­ским спо­со­бом решать эту про­бле­му. Это то, что каса­ет­ся Израиля.

Что каса­ет­ся Пале­сти­ны. Когда умер Ясир Ара­фат, появи­лась инфор­ма­ция в СМИ о том, что день­ги, кото­рые выде­ля­лись в помощь пале­стин­ско­му наро­ду, гла­ва пале­стин­ской авто­но­мии рас­хо­до­вал на созда­ние уве­се­ли­тель­ных заве­де­ний, кази­но в США. В таких кон­фликт­ных ситу­а­ци­ях при­ме­ши­ва­ет­ся мно­го поли­ти­ки, нечи­стой поли­ти­ки. Я думаю, очень мно­гие люди гре­ют на этом руки. Очень мно­гие сде­ла­ли бас­но­слов­ные день­ги, ска­зоч­но раз­бо­га­те­ли толь­ко от того, что там идет вой­на. Не будем дале­ко ходить, сколь­ко рос­сий­ских гене­ра­лов ста­ло мил­ли­о­не­ра­ми от того, что была чечен­ская вой­на. Это оче­вид­ные факты.

- Вой­на искус­ствен­но поддерживается?

- Да, в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни. Есть могу­ще­ствен­ные люди, заин­те­ре­со­ван­ные, что­бы этот костер горел. Как толь­ко он начи­на­ет гас­нуть, в него забот­ли­во под­кла­ды­ва­ют дро­ва. Когда он начи­на­ет слиш­ком силь­но раз­го­рать­ся, силь­нее, чем нуж­но, начи­на­ют исполь­зо­вать какие-то огне­ту­ши­те­ли. Но не в их инте­ре­сах, что­бы этот костер погас окон­ча­тель­но. Наро­ды, кото­рые на про­тя­же­нии мно­гих веков жили бок о бок, были дру­же­ствен­ны. И вдруг эта вой­на. Я счи­таю, что это в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни искус­ствен­ный кон­фликт, кото­рый под­пи­ты­ва­ет­ся силь­ны­ми мира сего.

- Не так дав­но про­изо­шел еще один скан­дал, кото­рый потряс весь мир и кос­нул­ся Казах­ста­на. Что Вы дума­е­те по пово­ду след­ствия в США по делу сокры­тия улик взры­ва в Бостоне Тажа­я­ко­вым и Кадыр­ба­е­вым, сочув­ству­е­те ли Вы им? Вери­те ли Вы в то, что наши сооте­че­ствен­ни­ки име­ли к это­му какое-то непо­сред­ствен­ное отношение?

- Конеч­но, я сочув­ствую этим людям. Они про­сто попа­ли в поли­ти­че­ские жер­но­ва, кото­рые гото­вы их без­жа­лост­но раз­мо­ло­тить. Во имя круп­ных поли­ти­че­ских целей такие жерт­вы при­но­сят­ся не гля­дя, очень лег­ко. У всех в памя­ти собы­тия 11 сен­тяб­ря 2001 года. Мы пре­крас­но пони­ма­ем, что это была в опре­де­лен­ной сте­пе­ни искус­ствен­но создан­ная тра­ге­дия. Я не сопри­ка­сал­ся с дета­ля­ми этой исто­рии. Но чутье, инту­и­ция под­ска­зы­ва­ет мне, что все-таки эти люди не вино­ва­ты. И те жест­кие меры, кото­рые при­ни­ма­ет аме­ри­кан­ская адми­ни­стра­ция, не оправ­дан­ны. Сто­ят за этим дей­стви­тель­но какие-то серьез­ные гео­по­ли­ти­че­ские инте­ре­сы. И, конеч­но, это может быть такой урок нашим сограж­да­нам, кото­рые едут в США или евро­пей­ские стра­ны, надо быть крайне осто­рож­ны­ми, пото­му что не дай бог, если попа­де­те в такую исто­рию, выбрать­ся из нее будет прак­ти­че­ски невозможно.

- Печаль­но. Наш эфир под­хо­дит к сво­е­му завер­ше­нию, и я хоте­ла бы задать Вам вопрос, он, может, пока­жет­ся про­стым, быто­вым, но, я думаю, для мно­гих людей он еже­днев­ный. Поль­зо­ва­те­ли напи­са­ли Вам, что они живут в мик­ро­рай­оне Орби­та в Алма­ты, око­ло мече­ти: «Летом мы спим с откры­ты­ми окна­ми, осо­бен­но доста­ет­ся в 4 утра и 11 часов вече­ра. Как Вы счи­та­е­те, пра­виль­но ли это? Мож­но ли решить эту про­бле­му?» Я так поня­ла, речь идет об утрен­ней и вечер­ней молитвах.

- Этот вопрос, я счи­таю, очень важ­ный, несмот­ря на его про­сто­ту. Руко­вод­ство наших мече­тей, Духов­ное управ­ле­ние мусуль­ман Казах­ста­на долж­ны на деле, прак­ти­че­ски демон­стри­ро­вать людям ува­же­ние их прав, про­яв­лять дели­кат­ность и куль­ту­ру. Если мы хотим при­влечь в ряды мусуль­ман огром­ное коли­че­ство при­вер­жен­цев, мы долж­ны на лич­ном при­ме­ре пока­зы­вать образ­цы ува­же­ния чужих инте­ре­сов, ува­же­ния чужой куль­ту­ры, чужой веры. Даже если в этом рай­оне одно­му чело­ве­ку ста­но­вит­ся пло­хо от гром­ко­го­во­ри­те­лей, необ­хо­ди­мо при­нять это во вни­ма­ние, и пой­ти навстре­чу, и пуб­лич­но изви­нить­ся. Вот был бы пре­крас­ный пиар, когда имам мече­ти по теле­ви­де­нию ска­жет: изви­ни­те, при­но­сим свои изви­не­ния и мы, несо­мнен­но, умень­шим гром­кость при­зы­вов, если они вам меша­ют. Вот каким спо­со­бом надо доби­вать­ся ува­же­ния и при­зна­ния. И не пре­вра­щать ислам в некое пугало.

Не знаю, при­дет ли это вре­мя, может быть, оно бли­зит­ся, когда во гла­ве будут высо­ко­об­ра­зо­ван­ные, куль­тур­ные люди. К сожа­ле­нию, пока мы в этом отно­ше­нии испы­ты­ва­ем огром­ный дефицит.

- Боль­шое спа­си­бо за этот раз­го­вор. Я думаю, и нашим зри­те­лям он пока­зал­ся инте­рес­ным. Во вся­ком слу­чае, тем, кто дума­ет, что ислам — это что-то страш­ное, тая­щее в себе угро­зу, вы еще раз дока­за­ли, что все зави­сит от того, как чело­век к это­му отно­сит­ся и какие цен­но­сти он берет в при­о­ри­те­ты. Глав­ное не боять­ся, глав­ное — пони­мать друг друга.

Смот­ри­те видео­за­пись онлайн-кон­фе­рен­ции на стра­ни­це «R‑студии» в YouTube:

http://www.youtube.com/watch?v=cp6yH_q5SBo&feature=player_embedded

Ори­ги­нал статьи: 

О рели­гии оптом и в роз­ни­цу. Часть II

архивные статьи по теме

Атамбаева отравил зять президента РК?

«Республика» проверит Таможенный союз

Инфекция лжи

Editor