25 C
Астана
28 июня, 2022
Image default

О религии оптом и в розницу. Часть I

На эти и дру­гие вопро­сы жур­на­ли­стов и чита­те­лей в пря­мом эфи­ре «R‑студии» отве­тил руко­во­ди­тель Сою­за мусуль­ман Казах­ста­на Мурат Телибеков.

Пред­ла­га­ем вам рас­шиф­ров­ку это­го разговора.

- Мурат, мы Вас зна­ем в основ­ном как пред­ста­ви­те­ля Сою­за мусуль­ман Казах­ста­на. В пуб­лич­ный выступ­ле­ни­ях поми­мо того, что это заяв­ле­ния Сою­за мусуль­ман, все­гда есть ваше имя. И что­бы раз­ве­ять пред­став­ле­ние о том, что один чело­век — одно НПО или один чело­век — одна пар­тия, не мог­ли бы Вы рас­ска­зать, что это за союз, кого он объ­еди­ня­ет, кто в него вхо­дит, кто ваши сорат­ни­ки. То есть Мурат Тели­бе­ков и…

- Мы откры­ли свои фили­а­лы, есть у нас отде­ле­ния в Южном Казах­стане, где руко­во­дит Сою­зом мусуль­ман Казах­ста­на Ерлан Бек­ти­ми­сов — очень актив­ное лицо. Его зна­ют, он поль­зу­ет­ся боль­шим авто­ри­те­том. Есть у нас пред­ста­ви­те­ли в горо­де Тараз — Бахыт Карыт­ба­ев, в Астане, Пет­ро­пав­лов­ске… Кого объ­еди­ня­ет наша орга­ни­за­ция, ее отде­ле­ния? Тех людей, кото­рые хотят актив­но участ­во­вать в обще­ствен­ной жиз­ни, людей, не рав­но­душ­ных к рели­гии. И, более того, я бы хотел ска­зать, что в нашу орга­ни­за­цию всту­па­ют не толь­ко мусуль­мане, но у нас есть люди, кото­рые счи­та­ют себя пра­во­слав­ны­ми хри­сти­а­на­ми. В этом отно­ше­нии Союз мусуль­ман с рели­ги­оз­ной точ­ки зре­ния — более гло­баль­ная орга­ни­за­ция, не замы­ка­ю­ща­я­ся в узких рели­ги­оз­ной рам­ках. И еще отли­чие в том, что мы актив­но участ­ву­ем в обще­ствен­ной, поли­ти­че­ской жиз­ни. Я не счи­таю, что в этом есть нечто новое, что это наше ноу-хау.

- Ваша дея­тель­ность боль­ше про­све­ти­тель­ская или же пра­во­за­щит­ная? Я часто слы­шу, что Вас еще назы­ва­ют правозащитником?

- Да, в Сою­зе мусуль­ман Казах­ста­на суще­ству­ет мусуль­ман­ский коми­тет по пра­вам чело­ве­ка в Цен­траль­ной Азии. Мы рас­смат­ри­ва­ем широ­кий спектр про­блем, кото­рые воз­ни­ка­ют у насе­ле­ния, будь то сту­ден­ты, пен­си­о­не­ры, люди, нахо­дя­щи­е­ся в местах заклю­че­ния, кото­рые стра­да­ют от дей­ствий пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, меди­ков, кор­руп­ции. То есть все те сфе­ры, где воз­ни­ка­ют про­бле­мы, а люди сами не в состо­я­нии спра­вить­ся с про­бле­ма­ми. Я счи­таю, что долг любо­го веру­ю­ще­го в силу сво­их воз­мож­но­стей ока­зы­вать какую-то помощь. И мы пыта­ем­ся ока­зы­вать спон­сор­скую помощь. Напри­мер, послед­няя наша круп­ная, замет­ная акция — мы нашли спон­со­ров для Тал­гар­ско­го дома сле­пых, ока­зав­ших помощь в пре­де­лах двух мил­ли­о­нов тен­ге. Мы при­влек­ли круп­ных спон­со­ров для опла­ты обу­че­ния детей из бед­ных семей в уни­вер­си­те­тах. Вот такой широ­кий спектр, я бы даже ска­зал, что нет чет­ко обо­зна­чен­ных гра­ниц, за кото­рые мы не можем выхо­дить. Все, что про­ис­хо­дит в соци­у­ме, в обще­стве — все нас касается.

- Но все, о чем Вы сей­час рас­ска­за­ли, про­хо­дит не пуб­лич­но. А Вас зна­ют бла­го­да­ря вашим заяв­ле­ни­ям. Вы выбра­ли эпа­таж­ный стиль — то пред­ла­га­е­те выде­лить два мил­ли­о­на тен­ге сена­то­рам, что­бы они попра­ви­ли свое здо­ро­вье, то хоти­те объ­явить Андрея Цука­но­ва после его извест­ной акции с мини­стром чело­ве­ком года…

- Розу Рым­ба­е­ву назна­чить мини­стром сель­ско­го хозяйства…

- Акции несколь­ко про­во­ка­ци­он­ные. Для чего Вы это дела­е­те? Поче­му Вы выбра­ли такую фор­му пода­чи? И не бои­тесь ли того, что Вас не будут вос­при­ни­мать серьезно?

- Мы не ста­вим перед собой цель выгля­деть очень серьез­но, и что­бы нас серьез­ные люди вос­при­ни­ма­ли очень серьез­но. За свою дея­тель­ность мы не полу­ча­ем ника­ких денег. Свое­об­ра­зие нашей орга­ни­за­ции, то чем мы гор­дим­ся, — у нас нет ника­ких побо­ров, нет член­ских взно­сов. Тех ящи­ков, кото­рые мы видим у всех мече­тей, нет. Когда пред­ста­ви­те­ли Коми­те­та наци­о­наль­ной без­опас­но­сти при­хо­ди­ли нас про­ве­рять, то они все были удив­ле­ны тем, что у нас нет бан­ков­ско­го сче­та. Пото­му что мы зна­ем, что это прин­ци­пи­аль­но важ­ный вопрос, ибо пер­вое, чем инте­ре­су­ют­ся кон­тро­ли­ру­ю­щие орга­ны: отку­да идут сред­ства? Все чле­ны нашей орга­ни­за­ции рабо­та­ют: кто стро­и­те­лем, кто… Я сам пре­по­даю в уни­вер­си­те­те. Сюда при­хо­дят люди, кото­рые хотят что-то сде­лать, но отнюдь не те, кто хочет что-то от это­го получить.

Что каса­ет­ся эпа­таж­ных заяв­ле­ний… Я счи­таю, что­бы про­бить­ся через бро­ню чинов­ни­чьей души, необ­хо­ди­мо исполь­зо­вать все сред­ства. Это может быть и откры­тая пуб­ли­ци­сти­ка, и откры­тая сати­ра, и соци­аль­ная сати­ра, гро­теск, вот мы и пыта­ем­ся. Смех — это очень силь­ное ору­жие. Нико­му из чинов­ни­ков не хочет­ся выгля­деть смеш­ным в гла­зах сво­е­го окру­же­ния. Ино­гда это ранит и дей­ству­ет гораз­до силь­нее, чем пря­мое обвинение.

- А была какая-то реак­ция, кото­рую бы Вы почув­ство­ва­ли? Я думаю, не слу­чай­но одно проб­ное заяв­ле­ние сде­ла­ли, затем следующее… 

- Да. При­ве­ду при­мер, когда аким Муха­меджа­нов хотел пере­име­но­вать Жана­о­зен. Мы выпу­сти­ли такое заяв­ле­ние — сна­ча­ла само­го аки­ма надо пере­име­но­вать, если он такой умный, то пусть пока­жет при­мер. Ну что такое Муха­меджа­нов? Фами­лия, кото­рая ниче­го не гово­рит. И мы пред­ло­жи­ли ему, давай­те вас назо­вем Абай Шака­ри­мо­вич Кур­ман­га­зы. И спу­стя несколь­ко дней мы поня­ли, что идея эта затих­ла, а затем от нее и вооб­ще отка­за­лись. И люди поня­ли, что это глу­по, смеш­но. Или послед­няя ини­ци­а­ти­ва Сейт­ка­зы Мата­е­ва, каза­лось бы, про­грес­сив­ный жур­на­лист, чело­век мыс­ля­щий, и тоже — давай­те пере­име­ну­ем… Ну что, тебе делать нече­го? И мы опять повто­ри­лись: давай­те, Мата­ев, мы вас пере­име­ну­ем. Его это уда­ри­ло, заде­ло, он разо­злил­ся. Он понял, что его выста­ви­ли коз­лом отпу­ще­ния. Несо­мнен­но, в этой умной голо­ве, он чело­век обра­зо­ван­ный, не мог­ла родить­ся эта мысль. Я боль­ше чем уве­рен, он выпол­нял чей-то поли­ти­че­ский заказ. Так полу­чи за него то, что о тебе дума­ет общество.

- То есть Вы застав­ля­е­те людей задуматься?

- Да. Может быть, это такая шоко­вая тера­пия, когда мы при­чи­ня­ем людям боль и она спо­соб­ству­ет оздо­ров­ле­нию организма

- В этом есть раци­о­наль­ное зер­но. Вы ска­за­ли о том, что пыта­е­тесь отстра­нить­ся от бан­ков­ских сче­тов, пото­му что дей­стви­тель­но отпу­ги­ва­ют какие-то рели­ги­оз­ные куль­ты, слиш­ком мно­го ком­мер­ци­а­ли­за­ции сей­час. На этой неде­ле актив­но обсуж­дал­ся пода­рок со сто­ро­ны аки­ма Актю­бин­ской обла­сти свя­щен­ни­ку — «Ланд Кра­у­зер Пра­до». Как Вы отно­си­тесь к подоб­ным жестам?

- Думаю, если бы нечто подоб­ное слу­чи­лось в Соеди­нен­ных Шта­тах или в Евро­пе, это вызва­ло бы не толь­ко судеб­ное раз­би­ра­тель­ство, отку­да, что это — поли­ти­че­ская взят­ка, како­ва моти­ва­ция поступ­ка? На этом бы поли­ти­че­ская карье­ра этих людей закон­чи­лась. Нель­зя делать такие вещи. Самое труд­ное — это объ­яс­нять оче­вид­ное. На фоне жестов папы рим­ско­го, кото­рый демон­стра­тив­но отка­зал­ся от охра­ны, от золо­то­го перст­ня, всем сво­им при­ме­ром демон­стри­руя сдер­жан­ность, скром­ность, при­зы­вая к это­му веру­ю­щих. После­до­вал его при­ме­ру и пат­ри­арх Кирилл, кото­рый отка­зал­ся от сво­ей охра­ны, рас­про­дал часть сво­е­го иму­ще­ства. А здесь… Насколь­ко надо быть огра­ни­чен­ным, тупым чело­ве­ком. Как тебе не стыд­но, зачем тебе эта маши­на? Ты же духов­ный чело­век, как ты можешь при­ни­мать такие дары? Это гово­рит об эле­мен­тар­ном куль­тур­ном уровне, об интел­лек­ту­аль­ном. Этот чело­век не вос­при­ни­ма­ет, не пони­ма­ет подо­пле­ку таких вещей. Не надо иметь семи пядей во лбу, что­бы почув­ство­вать всю без­нрав­ствен­ность этой сдел­ки. Мы так истос­ко­ва­лись по бла­го­род­ным жестам со сто­ро­ны духо­вен­ства, наших поли­ти­ков, жестам, на кото­рых мог­ли бы вос­пи­ты­вать наших детей. Что­бы я под­вел сво­е­го сына к теле­ви­зо­ру и ска­зал: смот­ри, сынок, вот пре­крас­ный жест, бла­го­род­ный поли­тик, учись, сынок. Чем мы сего­дня можем гор­дить­ся? Его маши­ной, его особ­ня­ком, его богат­ством, тем, что он попал в спи­сок «Форб­са»? Не это нуж­но сего­дня обще­ству. И на фоне это­го мы сокру­ша­ем­ся, поче­му наши люди сле­ду­ют за ино­стран­ны­ми миссионерами.

Сво­их куми­ров мы не видим, пото­му что живем в каком-то коро­лев­стве кри­вых зер­кал. Нам выстав­ля­ют пре­ступ­ни­ков, на при­ме­ре кото­рых мы долж­ны рас­ти, вос­пи­ты­вать сво­их детей. И тот же самый аким. Этим слу­ча­ем, на мой взгляд, долж­ны занять­ся про­ку­ра­ту­ра и финан­со­вая поли­ция. Отку­да день­ги, поче­му он дела­ет такие подар­ки? В кон­це кон­цов, это мож­но вос­при­нять как взят­ку. Что за этим сто­ит? Лоб­би­ро­ва­ние? На фоне того, что в этой обла­сти, я уве­рен, мас­са нуж­да­ю­щих­ся людей, пен­си­о­не­ров, кото­рые еле-еле сво­дят кон­цы с кон­ца­ми. И послед­ний слу­чай — рек­тор Жам­был­ско­го уни­вер­си­те­та купил тоже… Да, пре­ступ­ность была во всем мире, но люди пони­ма­ли, что непри­лич­но это выстав­лять напо­каз, это надо скрыть. Но здесь я вижу интел­лек­ту­аль­ную дегра­да­цию чинов­ни­ков, они про­сто не пони­ма­ют, что мож­но делать, а чего нель­зя. И это эли­та общества!

На что я еще хотел обра­тить вни­ма­ние. Ведь все эти люди часто ездят за рубеж. Они видят, как ведет себя та поли­ти­че­ская эли­та, они видят скром­ность, сдер­жан­ность, но, воз­вра­ща­ясь в стра­ну, пре­вра­ща­ют­ся в вар­ва­ров. Поче­му отту­да они при­во­зят толь­ко одеж­ду и маши­ну. При­ве­зи­те хоро­шие мане­ры, мыс­ли, неуже­ли это так труд­но? Даже обма­ни­те этот народ, даже если в душе ты него­дяй, сде­лай вид, сыг­рай. Но даже для это­го не хва­та­ет мозгов.

- Сей­час нас еще пуга­ют тем, что выве­дет ООН вой­ска из Афга­ни­ста­на — и Казах­стан может захлест­нуть вол­на вах­ха­биз­ма. Как Вы счи­та­е­те, есть такая угро­за? Дей­стви­тель­но ли это так страшно?

- Я счи­таю, что это реаль­ная угро­за. У нас суще­ству­ют вели­ко­леп­ные пред­по­сыл­ки. Уси­ли­я­ми вла­стей созда­на бла­го­при­ят­ная поч­ва для про­из­рас­та­ния рели­ги­оз­но­го экс­тре­миз­ма. Мне при­хо­ди­лось встре­чать­ся с пред­ста­ви­те­ля­ми рели­ги­оз­но­го экс­тре­миз­ма. И в наших бесе­дах они зада­ва­ли вопро­сы: хоро­шо, вы про­ве­ли митинг, вы напи­са­ли ста­тью, про­те­сту­е­те, объ­яви­ли голо­дов­ку, сожгли себя — мас­са таких при­ме­ров, чего вы доби­лись? Вы упо­ва­е­те на совесть? Взы­ва­е­те к сове­сти? Вы ниче­го не добье­тесь. Един­ствен­ное, чем мож­но добить­ся, — это силой ору­жия. Посмот­ри­те, что про­ис­хо­дит в Ливии, Егип­те… Толь­ко так. И мне труд­но что-то им возразить.

Я про­тив хао­са, про­тив вой­ны. Не хочу, что­бы на этой зем­ле про­ли­ва­лась кровь. Но, с дру­гой сто­ро­ны, я не вижу пути, каким обра­зом мож­но решить эти про­бле­мы. Власть — глу­ха, она не жела­ет нас слу­шать. Соци­аль­ные кон­тра­сты и про­пасть меж­ду бога­ты­ми и бед­ны­ми растут.

Мне при­шлось недав­но бесе­до­вать с одним сол­да­том. Я ему ска­зал: «Пред­ставь себе — агрес­сия, вой­на». Он гово­рит: «Ска­жи­те, ага, ну что я буду защи­щать в этой стране, где мне ниче­го не при­над­ле­жит? Поче­му я дол­жен вое­вать, отда­вать свою жизнь за особ­ня­ки оли­гар­хов, за их зем­лю? Ради чего я буду уми­рать? Что мне в этой стране при­над­ле­жит? Поче­му в этой армии рядом с собой я не вижу детей сена­то­ров, депу­та­тов?» Вот что самое ужас­ное. И это та бла­го­дат­ная поч­ва, кото­рую могут исполь­зо­вать в сво­их спе­ку­ля­тив­ных целях и внеш­ние поли­ти­ки со сво­и­ми нечи­сто­плот­ны­ми замыс­ла­ми. Мы про­сто сами рубим сук, на кото­ром сидим.

- И если решать эту про­бле­му, то с чего надо начинать?

- Вы зна­е­те, сей­час все обще­ство живет в напря­жен­ном ожи­да­нии того, кто будет у нас сле­ду­ю­щим пре­зи­ден­том. Долж­на прий­ти цемен­ти­ру­ю­щая лич­ность, кото­рая долж­на на сво­ем при­ме­ре пока­зать, не про­сто сло­ва­ми, декла­ра­ци­я­ми, долж­на будет вос­ста­но­вить фун­да­мен­таль­ные прин­ци­пы соци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти, о кото­рой мы вооб­ще забыли.

Обще­ством долж­ны управ­лять достой­ные люди. Один из фун­да­мен­таль­ных зако­нов даже живот­но­го мира — во гла­ве стаи дол­жен сто­ять силь­ный вожак, от при­ро­ды наде­лен­ный талан­том, умом. В про­тив­ном слу­чае эта био­ло­ги­че­ская систе­ма начи­на­ет раз­ру­шать­ся. То же самое в соци­у­ме. Кто у нас сего­дня во гла­ве наших обла­стей, горо­дов, ведомств? Люди не то что по нрав­ствен­ным, по интел­лек­ту­аль­ным кри­те­ри­ям абсо­лют­но не соответствуют.

Я одна­жды гово­рил с аме­ри­кан­ским поли­ти­ком, он ска­зал: «Глу­пых людей в мире мно­го, вез­де их хва­та­ет, но что инте­рес­но в вашей стране: чем выше под­ни­ма­ешь­ся по пира­ми­де вла­сти, тем боль­ше встре­ча­ешь глу­пых людей».

Я счи­таю, что таким обще­ством невоз­мож­но управ­лять, оно раз­ру­ша­ет­ся. Мы можем повто­рить печаль­ную участь Совет­ско­го Сою­за. Этот огром­ный колосс на гли­ня­ных ногах так про­сто рас­сы­пал­ся, и эта стра­на может так же раз­ва­лить­ся. Может быть, это есте­ствен­ный исто­ри­че­ский про­цесс, но исход в этой исто­рии будет весь­ма плачевным.

- Мы при­мер­но полу­чи­ли пред­став­ле­ние о Вашей дея­тель­но­сти, взгля­дах. Пора пере­хо­дить к вопро­сам, кото­рые оста­ви­ли на фору­ме наши чита­те­ли. Я обра­ти­ла вни­ма­ние на то, что вопро­сы появи­лись доста­точ­но быст­ро и они пока­зы­ва­ют, что людей вол­ну­ет рели­ги­оз­ная тема. При­чем не толь­ко в локаль­ном вос­при­я­тии, но и в миро­вом. Один из пер­вых вопро­сов: «Поче­му в Мек­ку и Меди­ну въезд нему­суль­ман запре­щен? И поче­му хри­сти­ан­ский, буд­дий­ский, иудей­ский мир к мусуль­ман­ско­му толе­ран­тен, а мусуль­ман­ский мир — нет». С этим Вы може­те поспо­рить. И к это­му вопро­су я зачи­таю сле­ду­ю­щий: «Как Вы дума­е­те, поче­му бежен­цы из мусуль­ман­ских стран пред­по­чи­та­ют Евро­пу, а не какую-то дру­гую мусуль­ман­скую страну?»

- Нач­ну с послед­не­го — поче­му пред­по­чи­та­ют евро­пей­ские стра­ны. Пото­му что там выше уро­вень жиз­ни и эти госу­дар­ства предо­став­ля­ют воз­мож­ность бежен­цам при­бы­вать в эти стра­ны. К сожа­ле­нию, не все мусуль­ман­ские госу­дар­ства руко­вод­ству­ют­ся таки­ми прин­ци­па­ми в сво­ей внеш­ней поли­ти­ке. Надо это при­знать, в боль­шин­стве мусуль­ман­ских стран авто­ри­тар­ные режи­мы. И имен­но поэто­му люди стре­мят­ся в Евро­пу, туда, где луч­ше, где они нахо­дят защи­ту. И их нель­зя обви­нять в том, что они пре­да­ют иде­а­лы исла­ма. В этом отно­ше­нии Евро­па, надо отдать ей долж­ное, предо­став­ля­ет воз­мож­но­сти оправ­лять рели­ги­оз­ные обря­ды. Там есть и мече­ти. В этом отно­ше­нии Евро­па ведет очень муд­рую поли­ти­ку, она вби­ра­ет в себя луч­ший люд­ской потен­ци­ал, луч­ший интел­лек­ту­аль­ный потен­ци­ал, кото­рый начи­на­ет рабо­тать на Евро­пу, на это обще­ство. Одна из при­чин рас­цве­та США — то, что они соби­ра­ли луч­шие умы со все­го мира.

К сожа­ле­нию, Казах­стан, напро­тив, ведет совер­шен­но обрат­ную поли­ти­ку. Мы очень мно­гое теря­ем. Мы созда­ем невы­но­си­мые усло­вия для вели­ко­леп­ных умов толь­ко лишь по той при­чине, что, напри­мер, кто-то пло­хо зна­ет казах­ский язык. Оши­боч­ная поли­ти­ка, кото­рую нуж­но скор­рек­ти­ро­вать с нашим будущим.

И вто­рой вопрос, поче­му мусуль­ман­ский мир не толе­ран­тен так, как осталь­ные. Сего­дня мусуль­ман­ский мир нахо­дит­ся на пас­си­о­нар­ном подъ­еме. Это энер­гия, кото­рая бур­лит и начи­на­ет про­яв­лять себя в рез­ких, ради­каль­ных фор­мах. Да, я при­знаю, что есть такие при­ме­ры, когда мусуль­ман­ские лиде­ры, мусуль­ман­ские орга­ни­за­ции про­яв­ля­ют некую нетер­пи­мость. Но к это­му надо подой­ти с каким-то пони­ма­ни­ем. Это стра­на, это куль­ту­ра, име­ю­щая свои соб­ствен­ные цен­но­сти, это совер­шен­но дру­гая циви­ли­за­ция. Нам это может нра­вить­ся, а может — не нра­вить­ся. Пред­ставь­те себе, что вы при­ле­те­ли на чужую пла­не­ту и там — иная шка­ла цен­но­стей, иное пони­ма­ние, иное отно­ше­ние к чело­ве­че­ской жиз­ни. Нам может мно­гое не нра­вить­ся в Сау­дов­ской Ара­вии, но это дру­гая циви­ли­за­ция, дру­гая пла­не­та. Может быть, со вре­ме­нем она изме­нит­ся. Воз­мож­но, там что-то не соот­вет­ству­ет евро­пей­ским стан­дар­там, но надо это пони­мать, это нуж­но при­нять или обой­ти эту стра­ну стороной.

Мне сей­час не хочет­ся вда­вать­ся в эти тео­ло­ги­че­ские тон­ко­сти, объ­яс­нять, поче­му люди так дума­ют. Сего­дня глав­ное тре­бо­ва­ние наше­го вре­ме­ни — уме­ние вести диа­лог, уме­ние быть тер­пи­мым, нахо­дить ком­про­мис­сы с людь­ми, кото­рые при­дер­жи­ва­ют­ся иной пози­ции, чем ты. В про­тив­ном слу­чае мы ска­тим­ся к гло­баль­ной конфронтации.

- Хоте­лось бы услы­шать Вашу чет­кую пози­цию по язы­ко­во­му вопро­су в Казах­стане, да и в целом по наци­о­наль­ной поли­ти­ке госу­дар­ства. Рели­гия — это сред­ство объ­еди­не­ния обще­ства для улуч­ше­ния выжи­ва­ния, но и вопро­сы о язы­ке, наци­о­наль­ная, пра­во­вая поли­ти­ка в целом тоже могут объ­еди­нить насе­ле­ние Казах­ста­на или быть инстру­мен­том раз­об­ще­ния. Итак, какие язы­ки и каким ста­ту­сом долж­ны обла­дать в Казах­стане? Какой видит­ся Вам наци­о­наль­ная поли­ти­ка в нашей стране?

- Вопрос очень слож­ный. Я хочу при­ве­сти один очень инте­рес­ный при­мер. Чело­век, кото­рый при­дер­жи­вал­ся уль­тра­ра­ди­каль­ных взгля­дов, счи­тал себя наци­о­нал-пат­ри­о­том, попал в боль­ни­цу. Ему пред­сто­я­ла опе­ра­ция. Руко­вод­ство боль­ни­цы пред­ло­жи­ло два вари­ан­та: есть очень опыт­ный врач, но, к сожа­ле­нию, не зна­ю­щий ни сло­ва по-казах­ски, есть дру­гой врач, он моло­же, опы­та у него мало, но он пре­крас­но гово­рит на казах­ском язы­ке. Кого вы выбе­ре­те? Вы пре­крас­но пони­ма­е­те, кого тот чело­век выбрал.

Нуж­но вос­при­ни­мать обще­ство как свое соб­ствен­ное тело. И это под­ска­жет разум­ный выход. В иде­а­ле, навер­ное, было бы хоро­шо, если бы вся стра­на заго­во­ри­ла по-казах­ски, но воз­мож­но ли это сего­дня и без потерь, кото­рые ока­жут­ся про­сто раз­ру­ши­тель­ны­ми для стра­ны, для нации? Мы поте­ря­ем огром­ный потен­ци­ал. Может быть, через десять лет, через два­дцать ситу­а­ция изме­нит­ся, и мы смо­жем по ино­му взгля­нуть на эту про­бле­му. Но сего­дня такие ради­каль­ные шаги — заста­вить всех людей насиль­но гово­рить на одном язы­ке, я счи­таю, это абсо­лют­но неразумно.

Попро­буй­те поста­вить себя в поло­же­ние это­го паци­ен­та. Вели­ко­леп­ный хирург, вам пред­сто­ит опе­ра­ция на серд­це, но он ни сло­ва не зна­ет по-казах­ски. Вы отка­же­тесь от его услуг? Когда каса­ет­ся лич­ных инте­ре­сов, это начи­на­ет зву­чать по-дру­го­му. Когда гово­рим об абстракт­ных каких-то вещах, о наро­де, какие-то отвле­чен­ные гло­баль­ные вещи, тогда это тебя не затра­ги­ва­ет, ты можешь сме­ло, без­рас­суд­но тре­бо­вать любые экс­пе­ри­мен­ты, полу­чит­ся или не полу­чит­ся, зара­ба­ты­вать какие-то поли­ти­че­ские очки. И, на мой взгляд, сего­дня необ­хо­ди­мо вво­дить два госу­дар­ствен­ных язы­ка — рус­ский и казах­ский. Нра­вит­ся это кому-то или не нра­вит­ся, но я счи­таю, что аль­тер­на­тив­но­го пути это­му нет.

- Но я все-таки счи­таю, что в шко­ле нуж­но пре­по­да­вать казах­ский не так, как он дает­ся сей­час. Я боюсь, что мой млад­ший сын вый­дет из шко­лы без зна­ния казах­ско­го язы­ка. Пото­му что учи­те­ля гово­рят, что по этим учеб­ни­кам невоз­мож­но научить, есть дру­гой учеб­ник, кото­рый более при­ем­лем. Но есть и рас­по­ря­же­ние свер­ху, про­грам­мы… И все зани­ма­ют­ся по учеб­ни­ку, кото­рый непри­ем­лем для обу­че­ния. Как мож­но научить детей языку?

- Несколь­ко лет назад мы созда­ли в Цен­траль­но-Ази­ат­ском уни­вер­си­те­те бес­плат­ные кур­сы казах­ско­го язы­ка, широ­ко раз­ре­кла­ми­ро­ва­ли. При­ез­жал министр. Ста­ло посту­пать огром­ное коли­че­ство звон­ков: люди от пяти лет до шести­де­ся­ти. Я был так взвол­но­ван их энту­зи­аз­мом. Люди хоте­ли изу­чать язык. Но все упер­лось в день­ги. Мы тогда пред­ло­жи­ли нашим лиде­рам, мно­гим наци­о­нал-пат­ри­о­там, кото­рые душой боле­ют за язык, — выде­ли­те хотя бы по одно­му часу в неде­лю сво­е­го лич­но­го вре­ме­ни и бес­плат­но про­ве­ди­те хотя бы один урок.
Про­дол­же­ние читай­те в сле­ду­ю­щей заметке.

Ори­ги­нал статьи: 

О рели­гии оптом и в роз­ни­цу. Часть I

архивные статьи по теме

Как Алишер Усманов c помощью сестер переводил средства внутри своей бизнес-империи и владел виллами на Сардинии. Главное из расследования OCCRP и The Guardian

Editor

Художник нарисовал себе славное имя

Михаил Прохоров влез в партийные долги