-11 C
Астана
9 марта, 2021
Image default

О плюсах и минусах преемников Назарбаева для Кремля

Автор: Кон­стан­тин ПУКЕМОВ
13.09.2011
Своим мнением о возможном преемнике поделился Андрей Грозин

Раз­го­во­ры о том, что Назар­ба­ев ухо­дит, с каж­дым днем ведут­ся все актив­нее. Воз­раст, болезнь, раз­ру­ха в гос­ап­па­ра­те и эко­но­ми­ке — все это в сово­куп­но­сти застав­ля­ет ощу­щать кожей при­бли­же­ние пере­мен. Прав­да, тут воз­ни­ка­ет про­бле­ма пре­ем­ни­ка. Если будет попыт­ка пере­да­чи вла­сти по азер­бай­джан­ско­му сце­на­рию, а не в резуль­та­те про­зрач­ных чест­ных выбо­ров, режим может на какое-то вре­мя про­сто «закон­сер­ви­ро­вать­ся».

В стране кан­ди­да­ту­ры воз­мож­ных пре­ем­ни­ков извест­ны и горя­чо обсуж­да­ют­ся. И мы на стра­ни­цах «Рес­пуб­ли­ки» уже как-то раз дава­ли воз­мож­ные рас­кла­ды и сце­на­рии. Но в этот раз реши­ли взгля­нуть на про­бле­му пере­да­чи вла­сти с несколь­ко дру­гой сто­ро­ны. Кем бы ни был буду­щий кан­ди­дат на место Назар­ба­е­ва, он дол­жен быть, по наше­му разу­ме­нию, при­нят или, луч­ше ска­зать, одоб­рен силь­ны­ми поли­ти­че­ски­ми игро­ка­ми. Как мини­мум сосе­дя­ми. В свя­зи с этим мы попро­си­ли поде­лить­ся сво­им мне­ни­ем насчет сим­па­тий и анти­па­тий Крем­ля заве­ду­ю­ще­го отде­лом Сред­ней Азии и Казах­ста­на Инсти­ту­та стран СНГ Андрея Грозина.

- Андрей Вален­ти­но­вич, кто был бы пред­по­чти­тель­нее для Рос­сии в каче­стве пре­ем­ни­ка Назар­ба­е­ва – Тимур Кули­ба­ев, Карим Маси­мов, Иман­га­ли Тас­ма­гам­бе­тов или Аслан Мусин?

– Для Рос­сии удоб­ны все пер­со­на­жи, кото­рые вы пере­чис­ли­ли. И даже те, кото­рых вы не назва­ли, но кото­рых часто упо­ми­на­ли до недав­не­го вре­ме­ни в каче­стве воз­мож­ных пре­ем­ни­ков. Таких, напри­мер, как Ахмет­жан Еси­мов или кто-то еще из ближ­не­го кру­га пре­зи­ден­та, но из так назы­ва­е­мо­го вто­ро­го эше­ло­на потен­ци­аль­ных пре­зи­ден­тов. Для Рос­сии все эти люди удоб­ны. В боль­шей части, пото­му что Рос­сия в первую оче­редь заин­те­ре­со­ва­на в пре­ем­ствен­но­сти политики.

- Внут­рен­ней или внешней?

– Внеш­ней, конеч­но. И я так пони­маю, что пер­со­на­жей, кото­рые мог­ли бы кру­то раз­вер­нуть внеш­не­по­ли­ти­че­ский курс Казах­ста­на, в ближ­нем окру­же­нии пре­зи­ден­та нет по опре­де­ле­нию. Да, мы можем стро­ить раз­ные гипо­те­зы по пово­ду про­ки­тай­ской, про­ев­ро­пей­ской или про­аме­ри­кан­ской скры­той ори­ен­та­ции тех или иных людей из тех, кого вы назвали.

Но на самом деле это толь­ко раз­го­во­ры о том, что Маси­мов свя­зан с Пеки­ном, а про Муси­на мне в наших рос­сий­ских мар­ги­наль­ных СМИ попа­да­лись ана­ли­ти­че­ские ста­тьи, в кото­рых утвер­жда­лось, что он чуть ли не про­аме­ри­кан­ский чело­век, тако­го же типа, что министр ино­стран­ных дел Таджи­ки­ста­на Зарифи.

Или есть раз­го­во­ры о том, что Исе­ке­шев – такой про­бри­та­нец, что сил нет. Или помни­те исто­рию с пресс-кон­фе­рен­ци­ей по пово­ду пре­зен­та­ции в Москве про­грам­мы «Путь в Евро­пу», кото­рую делал тогдаш­ний посол Казах­ста­на Джак­сы­бе­ков. И его сра­зу же поспе­ши­ли запи­сать в евро­пи­за­то­ра Казах­ста­на и чуть ли не в либералы.

Но это пол­ная чепу­ха. Все мы пре­крас­но пони­ма­ем, что из всех этих людей про­аме­ри­кан­цы, про­ев­ро­пей­цы, про­ки­тай­цы такие же, как и из узбек­ских чинов­ни­ков пер­во­го ряда. Все эти люди по опре­де­ле­нию не могут быть теми, кто может рез­ко поме­нять внеш­нюю поли­ти­ку, ина­че они бы не окру­жа­ли президента.

А те, кто по это­му пово­ду вызы­вал какие-то подо­зре­ния, исчез­ли из бли­жай­ше­го окру­же­ния пре­зи­ден­та еще в пер­вой поло­вине 90?х годов. Фами­лии назы­вать не буду, вы сами их зна­е­те. Те, кто был не устой­чив в смыс­ле сво­их внеш­не­по­ли­ти­че­ских ори­ен­та­ци­ях, их вытес­ни­ли из это­го круга.

- Но что-то же долж­но напря­гать Рос­сию в свя­зи с преемником?

– Либо излиш­няя наци­о­на­ли­стич­ность, либо воз­мож­ность пере­рас­пре­де­ле­ния внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го век­то­ра в поль­зу дру­гих кон­ку­ри­ру­ю­щих с Рос­си­ей цен­тров силы. Вто­рое?– мало­ве­ро­ят­но. А пер­вое… Людей, кото­рых мож­но запи­сать в наци­о­на­ли­сты, кото­рые гото­вы прес­со­вать рус­ско­языч­ное насе­ле­ние и спеш­но вво­дить казах­ский язык на всех уров­нях, нет. Так что вот за этот три­ум­ви­рат – Кули­ба­ев, Маси­мов, Мусин – и могут болеть рос­сий­ские элитарии.

- И какой выбор может быть сделан?

– Тимур Аска­ро­вич смот­рит­ся пред­по­чти­тель­нее. Эта кан­ди­да­ту­ра инте­рес­на рос­сий­ским неф­тя­ным эли­там, ведь ини­ци­а­то­ром назна­че­ния в Газ­пром была не казах­стан­ская сто­ро­на, насколь­ко я знаю. Это была имен­но рос­сий­ская ини­ци­а­ти­ва и в свя­зи с этим всплы­ва­ла фами­лия Зубкова.

А Карим Маси­мов, напри­мер, и вовсе поклон­ник совре­мен­ной тех­ни­ки. Все эти айпа­ды айфо­ны… В Рос­сии сами зна­е­те, кто тоже раз­де­ля­ет эти увлечения.

Так что, конеч­но, мно­гое будет зави­сеть от того, кто ста­нет буду­щим пре­зи­ден­том Рос­сии. Но реаль­ные шан­сы воз­мож­ных пре­ем­ни­ков Назар­ба­е­ва невоз­мож­но оце­нить. Инфор­ма­ция, кото­рая выхо­дит из Казах­ста­на, не помо­га­ет выстра­и­вать какие-либо схе­мы. Уро­вень отно­ше­ний настоль­ко закрыт, что нару­жу не выхо­дит почти ничего.

Понят­на толь­ко одна вещь. Послу­шай­те так назы­ва­е­мые али­ев­ские про­слуш­ки. При­хо­дит в голо­ву такая мысль – стра­ной (как в Рос­сии) управ­ля­ют люди, кото­рые не дале­ко ушли от тех, кто окру­жа­ет нас в повсе­днев­но­сти. Это не какие-то небо­жи­те­ли, не гиган­ты мыс­ли, а обык­но­вен­ные люди, кото­рые стро­ят поли­ти­ку в зави­си­мо­сти от сим­па­тий и анти­па­тий. Для них тоже дей­ству­ет прин­цип «нра­вит­ся?– не нравится».

То есть поли­ти­ка, в том чис­ле и внеш­няя часто выстра­и­ва­ет­ся не толь­ко в зави­си­мо­сти от объ­ек­тив­ных при­чин, но и от субъ­ек­тив­ных. При­мер – Лука­шен­ко. Поче­му-то у преж­не­го рос­сий­ско­го пре­зи­ден­та с ним сло­жи­лись отно­ше­ния, а нынеш­ний не смог их выстро­ить. Я не думаю, что все это объ­яс­ня­ет­ся объ­ек­тив­ны­ми фак­то­ра­ми.
Хоро­шо, но что-то все-таки нуж­но, что­бы понра­вить­ся Кремлю?

Серьез­ная ответ­ствен­ность за про­дви­же­ние в Крем­ле той или иной кан­ди­да­ту­ры ложит­ся не толь­ко на само­го кан­ди­да­та, но часто на ответ­ствен­ных пиар-испол­ни­те­лей, совет­ни­ков. У кого из дей­ству­ю­щих эли­та­ри­ев эти коман­ды более вклю­че­ны, актив­ны, финан­со­во обес­пе­че­ны, у того и боль­ше шан­сов про­топ­тать доро­гу в Кремль.

Но рос­сий­скую под­держ­ку не сле­ду­ет пре­уве­ли­чи­вать. В Кир­ги­зии поче­му-то при­ня­то счи­тать, что рос­сий­ский медий­ный ресурс чуде­са тво­рит. Конеч­но, рыча­ги на все стра­ны пост­со­вет­ско­го про­стран­ства у Рос­сии есть, но их пере­оце­ни­вать не надо. Рос­сий­ский ресурс спо­со­бен, напри­мер, в Кир­ги­зии дать 10–15%. В Казах­стане поря­док вли­я­ния тех же медиа при­мер­но такой же.

- А как вы оце­ни­ва­е­те коман­ды Маси­мо­ва и Кулибаева?

– Коман­ды, кото­рые есть и у пре­мье­ра, и у гла­вы фон­да наци­о­наль­но­го бла­го­со­сто­я­ния тоже доста­точ­но про­фес­си­о­наль­ные и могут обхо­дить­ся без варя­гов – и без рус­ских, и без евро­пей­цев. А пиар с внеш­ней сто­ро­ны – это про­цен­тов 5–7. По боль­шо­му сче­ту, это не прин­ци­пи­аль­ные циф­ры. И нель­зя ска­зать о том, что Рос­сия, если задаст­ся такой целью, она из кого-то смо­жет сле­пить пре­ем­ни­ка. Если бы это было так про­сто, у нас не было бы этой посто­ян­ной голов­ной боли послед­них меся­цев. Все бы опре­де­ли­лось доста­точ­но лег­ко, и через теле­ви­зор за месяц сфор­ми­ро­вал­ся бы имидж того, кого бы хоте­лось видеть пре­зи­ден­том России.

- То есть СМИ не всесильны?

- Нет, конеч­но, так же как и пиар­щи­ки. Про­сто пиар­щи­ки смог­ли исполь­зо­вать свои соб­ствен­ные мето­ди­ки и довер­чи­вость поли­ти­ков и создать до 2007–2008 года себе такой гран­ди­оз­ный имидж, кото­рый сдул­ся сна­ча­ла после того, как раз­вер­нул­ся Май­дан, а потом после кризиса.

В пиа­ре разо­ча­ро­ва­лись и кину­лись в дру­гой край – ста­ли счи­тать, что доста­точ­но иметь доступ к основ­ным теле­ви­зи­он­ным кноп­кам, а с пира­щи­ка­ми мож­но по оста­точ­но­му прин­ци­пу разо­брать­ся. Такое есть у рос­сий­ских поли­ти­ков. И в Казах­стане, думаю тоже. Одна­ко вряд ли кто-то может ска­зать, что мож­но не огля­ды­ва­ет­ся на Рос­сию вовсе…

– Вли­я­ние Рос­сии есть, конеч­но, и боль­ше, чем у осталь­ных. Объ­ек­тив­но доста­точ­но посмот­реть на мак­ро­эко­но­ми­че­ские пока­за­те­ли, про­ве­сти обык­но­вен­ное социо­ло­ги­че­ское иссле­до­ва­ние или вос­поль­зо­вать­ся ста­ры­ми, кото­рых предо­ста­точ­но в Казахстане.

Что про­власт­ные, что оппо­зи­ци­он­ные СМИ, все они дока­зы­ва­ют одну обык­но­вен­ную вещь, понят­ную про­сто­му казах­стан­цу: основ­ным парт­не­ром Казах­ста­на на меж­ду­на­род­ной арене явля­ет­ся Рос­сия без вся­ких там шара­ха­ний мно­го­век­тор­но­сти, без «путей в Евро­пу» и того, что «китай­цы все скупили».

Рос­сия оста­ет­ся основ­ным союз­ни­ком Казах­ста­на. И это, конеч­но, вли­я­ет на ее пози­ции, пред­вы­бор­ную ситу­а­цию и сам выбор­ный про­цесс. Про­сто в силу того, что наши госу­дар­ства тес­но пере­пле­те­ны. И Евро­со­юз, и Шта­ты вос­при­ни­ма­ют­ся как нечто нахо­дя­ще­е­ся в отдалении.

Кому-то нра­вит­ся гово­рить, что надо раз­ви­вать рес­пуб­ли­ку Казах­стан по пути Евро­пы, а не по пути авто­ри­тар­но зам­ше­лой Рос­сии. Но таких экс­тра­ва­гант­ных точек зре­ния в казах­стан­ском обще­стве не так мно­го. Люди-то живут не на обла­ке, они пони­ма­ют, что от Рос­сии Казах­ста­ну нику­да не пере­ехать. Семь с поло­ви­ной тысяч кило­мет­ров! Гео­гра­фия тут побеж­да­ет и эко­но­ми­ку, и идеологию.

- Одна­ко с Укра­и­ной у Рос­сии тоже непло­хая гео­гра­фия, но вза­и­мо­по­ни­ма­ния в эли­тах уже дав­но нет…

– Отко­лоть Казах­стан от Рос­сии, пре­вра­тить Рос­сию в непри­вле­ка­тель­ный образ мож­но. С Гру­зи­ей полу­чи­лось, с Укра­и­ной почти полу­чи­лось. Это тоже реша­ет­ся тех­но­ло­ги­че­ски, соот­вет­ству­ю­щая инфор­ма­ци­он­ная поли­ти­ка и ресур­сы – интел­лек­ту­аль­ные и финан­со­вые. И еще вре­мя. Но, как я пони­маю, во?первых, у Казах­ста­на нет в этом необ­хо­ди­мо­сти, а во?вторых, те люди, кото­рых вы пере­чис­ли­ли в каче­стве пре­ем­ни­ков, и те, кто сто­ит у них за спи­ной,?– на подоб­ное не способны…

И потом, ведь все эти пре­ем­ни­ки – не сами по себе при­ем­ни­ки. Вокруг людей, кото­рые при­ез­жа­ют в Моск­ву, что­бы рас­ска­зать о том, какие они из себя дру­зья Рос­сии и вот-то их и надо под­дер­жать, есть целая пира­ми­да раз­но­об­раз­ных по сте­пе­ни вли­я­ния фигур. Начи­ная от жур­на­ли­стов и закан­чи­вая чиновниками.

Это преж­де все­го финан­сово?промыш­ленная груп­па, кото­рая фор­ми­ру­ет­ся вокруг каж­до­го из пре­ем­ни­ков. Кро­ме того, они часто вза­им­но пере­се­ка­ют­ся сво­и­ми коль­ца­ми. Поэто­му ни одна из этих круп­ных груп­пи­ро­вок не име­ет, на мой взгляд, ни жела­ния, ни потен­ции пор­тить отно­ше­ния с Рос­си­ей ни по гру­зин­ско­му вопро­су, ни по узбек­ско­му или укра­ин­ско­му. В этом нет смысла.

- Поче­му?

– С одной сто­ро­ны, это опас­но. С дру­гой– вле­чет за собой серьез­ные рис­ки, в том чис­ле финан­со­вые. Рис­ки того, что Рос­сия серьез­но отне­сет­ся к анти­рос­сий­ской рито­ри­ки, а здесь очень мно­го сфор­ми­ро­ва­лось обид­чи­вых поли­ти­ков в послед­нее вре­мя, кото­рые оби­жа­ют­ся на сло­ва раз­ных това­ри­щей, кото­рые ино­гда по ста­рин­ке дума­ют, что если они гово­рят на род­ном язы­ке, то ниче­го не пере­во­дит­ся, ниче­го не дохо­дит до Рос­сии. Все дохо­дит. Это каса­ет­ся, конеч­но, в первую оче­редь, кир­гиз­ских поли­ти­ков, но и дру­гих тоже.

Так вот, Рос­сия может оби­деть­ся и создать мас­су труд­но­стей, не обя­за­тель­но гло­баль­ных меж­го­су­дар­ствен­ных про­блем, как в Гру­зии, напри­мер, но может создать про­бле­мы такие, какие суще­ству­ют, напри­мер, у Таджикистана.

И год от года они толь­ко уси­ли­ва­ют­ся. Ясно же, если бы Душан­бе и Москва име­ли тот уро­вень отно­ше­ний, кото­рый наблю­дал­ся еще пять лет назад, вопро­сы, свя­зан­ные с без­опас­но­стью и постав­ка­ми горю­че-сма­зоч­ных мате­ри­а­лов, про­дук­тов, тран­зи­том и про­чим, реша­лись бы гораз­до про­ще. Поэто­му кон­фрон­та­ция не про­дук­тив­на. Она не отве­ча­ет инте­ре­сам элитариев.

Дру­гое дело, гово­рят, что дума­ют о народ­ном бла­ге, но в первую оче­редь они дума­ют о себе, люби­мых, о сво­их инте­ре­сах, инте­ре­сах сво­е­го кла­на, груп­пы. И поэто­му они, как это дела­ет нынеш­ний таджик­ский режим, могут про­сто забить на про­бле­мы, кото­рые суще­ству­ют у про­стых людей, и кото­рые еще могут появить­ся в свя­зи с ухуд­ше­ни­ем отно­ше­ний с Россией.

А в Казах­стане люди более праг­ма­тич­ны, они пони­ма­ют, что если допу­стить обни­ща­ние насе­ле­ния слиш­ком некон­тро­ли­ру­е­мо и дале­ко, то власть мож­но и поте­рять. Назар­ба­ев к этой мыс­ли при­шел дав­ным-дав­но: гораз­до про­ще нра­вит­ся Рос­сии, чем обост­рять с ней отношения.

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №31 (207) от 9 сен­тяб­ря 2011 года


Источ­ник: www.respublika-kaz.info,
полу­че­но с помо­щью rss-farm.ru

View article:
О плю­сах и мину­сах пре­ем­ни­ков Назар­ба­е­ва для Кремля

архивные статьи по теме

О проекте «Нур Жол» и «крыше» для инвесторов

Editor

Должен ли Назарбаев уйти?

Editor

Преемники, не гните линию!