16 C
Астана
20 июля, 2024
Image default

О Курамшине УБОП предупредил

На оче­ред­ном засе­да­нии по делу Курам­ши­на в Спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ном меж­рай­он­ном суде по уго­лов­ным делам Жам­был­ской обла­сти огла­си­ли обви­ни­тель­ное заклю­че­ние. Кро­ме того, в тот же день успе­ли дать пока­за­ния потер­пев­ший Удер­ба­ев, сотруд­ник УБОП ДВД Ибра­ев и поня­той, при­сут­ство­вав­шие при задер­жа­нии правозащитника.

 

Автор: Андрей АНДРЕЕВ

 

Перед нача­лом оче­ред­но­го засе­да­ния сто­ро­на защи­ты хода­тай­ство­ва­ла о про­из­вод­стве ауди­о­за­пи­си, фото- и видео­съем­ки. Судья Аби­дов отка­зал, но раз­ре­шил сде­лать несколь­ко фото­сним­ков под­су­ди­мо­го и адвокатов.

Курам­шин вину не признал

Пер­вым для изло­же­ния обви­ни­тель­но­го заклю­че­ния полу­чил сло­во гособ­ви­ни­тель Рустам Абды­а­ли­улы. Само обви­ни­тель­ное заклю­че­ние полу­чи­лось доволь­но-таки крат­ким. По мне­нию след­ствия, Вадим Курам­шин, при­быв 23 янва­ря 2012 года в село Кор­дай и зай­дя в рас­по­ло­жен­ный в зда­нии про­ку­ра­ту­ры каби­нет помощ­ни­ка про­ку­ро­ра Мух­та­ра Удер­ба­е­ва, стал тре­бо­вать с него денеж­ные сред­ства в сум­ме 23 тысяч дол­ла­ров США под угро­зой рас­про­стра­не­ния поро­ча­щих послед­не­го све­де­ний. В свою оче­редь Удер­ба­ев вру­чил Курам­ши­ну нена­сто­я­щие 10 тысяч дол­ла­ров, завер­ну­тые в про­зрач­ный поли­эти­ле­но­вый пакет.

- Вый­дя из каби­не­та Удер­ба­е­ва, Курам­шин был задер­жан сотруд­ни­ка­ми УБОП ДВД Жам­был­ской обла­сти. При лич­ном осмот­ре из его кар­ма­на был извле­чен пакет с пере­дан­ны­ми ему денеж­ны­ми сред­ства­ми. Таким обра­зом, под­су­ди­мый совер­шил вымо­га­тель­ство, то есть тре­бо­ва­ние пере­да­чи ему чужих денеж­ных средств в осо­бо круп­ном раз­ме­ре под угро­зой рас­про­стра­не­ния поро­ча­щих Удер­ба­е­ва све­де­ний, — про­из­нес госу­дар­ствен­ный обвинитель.

- При­зна­е­те ли вы свою вину? — обра­тил­ся пред­се­да­тель­ству­ю­щий к подсудимому.

- Нет, не при­знаю. Ника­ко­го пре­ступ­ле­ния я не совер­шал, ника­ких угроз не рас­про­стра­нял, — отве­тил Вадим Курамшин.

Далее сто­ро­ны обсу­ди­ли поря­док судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства. Сошлись на сле­ду­ю­щем: допрос потер­пев­ше­го Удер­ба­е­ва, затем допро­сы сви­де­те­лей, допрос под­су­ди­мо­го и иссле­до­ва­ние доказательств.

Удер­ба­ев знал о визи­те Курамшина

Удер­ба­ев начал с того, что в авгу­сте 2011 года по рас­по­ря­же­нию про­ку­ро­ра Жам­был­ской обла­сти была созда­на мобиль­ная груп­па, кото­рая долж­на была выяв­лять кон­тра­бан­ди­стов, пере­се­ка­ю­щих гра­ни­цу с Кыргызстаном.

- В нояб­ре 2011 года мне позво­ни­ли дорож­ные поли­цей­ские Кор­дай­ско­го рай­о­на и сооб­щи­ли о задер­жа­нии авто­мо­би­ля под управ­ле­ни­ем води­те­ля Кай­ра­та Онгар­ба­е­ва с това­ра­ми народ­но­го потреб­ле­ния. Онгар­ба­ев пере­дал мне доку­мен­ты на авто­мо­биль и декла­ра­ции на товар, после чего мы загна­ли авто­мо­биль на сто­ян­ку у зда­ния про­ку­ра­ту­ры, — про­дол­жил про­ку­рор­ский работ­ник. — Води­тель пояс­нил, что хозя­ин това­ра — Маме­дов Рома. Через неко­то­рое вре­мя Маме­дов Рома предо­ста­вил нам декла­ра­ции на товар. Мы соста­ви­ли адми­ни­стра­тив­ный мате­ри­ал и напра­ви­ли его в суд, кото­рый при­знал Онгар­ба­е­ва Кай­ра­та винов­ным в неза­кон­ном пред­при­ни­ма­тель­стве. После реше­ния суда при­шли Рома Маме­дов с адво­ка­том Куа­ныш­бе­ко­вым, пока­за­ли мне реше­ние суда. Мы вме­сте про­шли к авто­мо­би­лю, они при мне откры­ли его, осмот­ре­ли и ска­за­ли, что весь товар на месте. Одна­ко после это­го на меня посту­пи­ло заяв­ле­ние, что я вымо­гал взят­ку, а так­же в свя­зи с кра­жей това­ра. Руко­вод­ство рай­про­ку­ра­ту­ры напра­ви­ло это заяв­ле­ние в фин­пол. Я напи­сал объ­яс­ни­тель­ную по это­му поводу.

Исто­рия с задер­жан­ным това­ром полу­чи­ла продолжение.

- 22 янва­ря ко мне в каби­нет при­шли сотруд­ни­ки УБОП ДВД Жам­был­ской обла­сти Кал­ме­тов и Умбе­та­ли­ев. Они ска­за­ли мне, что при­е­дет некий Курам­шин и будет вымо­гать у меня день­ги. Пред­ло­жи­ли мне уча­стие в опе­ра­тив­но-разыск­ных меро­при­я­ти­ях. Я согла­сил­ся. На сле­ду­ю­щий день утром я дал им свои день­ги, 45 тысяч тен­ге и 200 дол­ла­ров. Они при поня­тых опи­са­ли их и отда­ли назад мне. Так­же в моем каби­не­те была уста­нов­ле­на спец­тех­ни­ка: дик­то­фон и видео­ка­ме­ра. При­мер­но в 12 часов 23 янва­ря зашел Курам­шин. Он пред­ста­вил­ся кор­ре­спон­ден­том газе­ты «Сво­бо­да сло­ва» и пред­ста­ви­те­лем Анны Кузь­ми­ной. Ска­зал, что име­ет видео­ро­лик, кото­рый заин­те­ре­су­ет меня. Мы попы­та­лись посмот­реть его на моем ком­пью­те­ре, но не полу­чи­лось. Тогда он схо­дил и при­нес ноут­бук, на кото­ром и посмот­ре­ли ролик. На роли­ке Куа­ныш­бе­ков берет день­ги у чело­ве­ка кав­каз­ской наци­о­наль­но­сти. В после­ду­ю­щем ста­ло извест­но, что этот чело­век — Гей­дар Али­ев. Я спро­сил Курам­ши­на: при чем тут я, на роли­ке я про­сто про­хо­жу мимо. Курам­шин отве­тил, что ни при чем, но на рабо­те у меня будут про­бле­мы, так как Куа­ныш­бе­ков — нехо­ро­ший чело­век. Я спро­сил Курам­ши­на, что кон­крет­но он хочет. Он отве­тил, что Кузь­ми­на оце­ни­ва­ет мораль­ный и мате­ри­аль­ный ущерб в 20 тысяч дол­ла­ров, а я дол­жен отдать все­го 25 тысяч дол­ла­ров, из них 5 тысяч состав­ля­ет ком­пен­са­ция за его потра­чен­ное вре­мя. В ито­ге сошлись на 23 тыся­чах. Я попро­сил дать мне вре­мя, отдал ему свои 45 тысяч тен­ге и 200 дол­ла­ров, и он ушел. Через час сотруд­ни­ки УБОП пере­да­ли мне нена­сто­я­щие 10 тысяч дол­ла­ров. Я позво­нил Курам­ши­ну. Он при­е­хал, и я отдал ему эти день­ги. Преж­де чем отдать, я про­сил: «Это един­ствен­ный экзем­пляр роли­ка?» Он отве­тил, что да. При выхо­де из мое­го каби­не­та его задер­жа­ли сотруд­ни­ки УБОП.

- Кто напи­сал на вас заяв­ле­ние о вымо­га­тель­стве взят­ки? — поин­те­ре­со­вал­ся гособвинитель.

- Куса­и­нов.

- Поче­му вы вели пере­го­во­ры с Курам­ши­ным о пере­да­че ему денег? — вопро­сы стал зада­вать судья

- Пото­му что я согла­сил­ся на сотруд­ни­че­ство с сотруд­ни­ка­ми ДВД, — после­до­вал ответ.

- Вы име­е­те отно­ше­ние к тем собы­ти­ям, о кото­рых гово­рил Курам­шин? Вам пере­да­ва­ли взятку?

- Нет, не имею. Про­сто сотруд­ни­чал с УБОП.

Далее вопро­сы ста­ла зада­вать адво­кат Разия Нур­ма­ше­ва, но судья стал пере­би­вать ее под тем пред­ло­гом, что эти вопро­сы не отно­сят­ся к делу.

- Сколь­ко в задер­жан­ной машине было декла­ра­ций на товар? — обра­ти­лась она к Удербаеву.

- Не пом­ню, — отве­тил тот.

- Но вы же гово­ри­ли, что на каж­дую сум­ку была декла­ра­ция! Вы же зна­е­те, что одна декла­ра­ция выда­ет­ся на 50 кило­грам­мов товара.

- На момент задер­жа­ния декла­ра­ций не было. Потом Маме­дов-сын при­вез недо­ста­ю­щие декларации.

- Вы обя­за­ны зада­вать вопро­сы толь­ко в рам­ках предъ­яв­лен­но­го обви­не­ния! — пере­бил сто­ро­ны судья.

- Но ведь вы слы­ша­ли, что было толь­ко три декла­ра­ции! — воз­ра­зи­ла Разия Нурмашева.

- Вопрос сни­ма­ет­ся! — рез­ко ска­зал судья.

- Вид­но же, что там была кон­тра­бан­да! — воз­му­тил­ся Вадим Курамшин.

- Под­су­ди­мый, не пре­ре­кай­тесь, — судья был непреклонен.

Курам­ши­на задер­жа­ли, обыскали…

На этом допрос потер­пев­ше­го был окон­чен. В зал суда вызва­ли стар­ше­го опер­упол­но­мо­чен­но­го УБОП ДВД Жам­был­ской обла­сти май­о­ра поли­ции Бытар­ха­на Ибра­е­ва. Ибра­ев про­из­во­дил лич­ный осмотр Вади­ма Курам­ши­на сра­зу после задер­жа­ния, а так­же осмотр его автомобиля.

- В янва­ре мне позво­нил началь­ник УБОП. Мы выеха­ли в Кор­дай­ский рай­он. При­е­ха­ли к про­ку­ра­ту­ре Кор­дая. Нам ска­за­ли ждать. Око­ло 14.00 после­до­ва­ла коман­да вой­ти в зда­ние и под­нять­ся на 2‑й этаж. Под­няв­шись, уви­дел в кори­до­ре Курам­ши­на, кото­ро­го пово­ра­чи­ва­ли лицом к стене. Его дер­жа­ли за руки началь­ник УБОП Кал­ме­тов и началь­ник пер­во­го отде­ла УБОП Умбе­та­ли­ев. Я подо­шел, поме­нял Кал­ме­то­ва. Потом подо­шли сле­до­ва­тель, поня­тые. Сле­до­ва­тель попро­сил меня про­из­ве­сти лич­ный досмотр задер­жан­но­го, что я и сде­лал. Из лево­го кар­ма­на паль­то Курам­ши­на я извлек поли­эти­ле­но­вый пакет с дол­ла­ра­ми. Спро­си­ли Курам­ши­на, сколь­ко там. Он отве­тил, что 7 тысяч дол­ла­ров, а взял он их у Мух­та­ра Удер­ба­е­ва, про­ку­ро­ра. Ста­ли счи­тать их, ока­за­лось, что они с оди­на­ко­вы­ми номе­ра­ми. Изъ­яли из кар­ма­нов Курам­ши­на еще день­ги, пред­ме­ты (клю­чи от авто­ма­ши­ны, удо­сто­ве­ре­ние лич­но­сти). Все это упа­ко­ва­ли, поня­тые рас­пи­са­лись. Потом пошли осмат­ри­вать авто­мо­биль. Кто-то дал мне клю­чи, кажет­ся, это был сле­до­ва­тель. В авто­ма­шине ниче­го неза­кон­но­го не обнаружили.

- Курам­ши­ну разъ­яс­ня­ли его пра­ва при задер­жа­нии? — поин­те­ре­со­ва­лась Разия Нурмашева.

- Не пом­ню, это рабо­та сле­до­ва­те­ля. Я не разъ­яс­нял, — отве­тил свидетель.

- В момент задер­жа­ния про­из­во­ди­лась видеосъемка?

- Да.

- В после­ду­ю­щем видео­кас­се­ту из каме­ры опе­ча­ты­ва­ли? Поня­тые расписывались?

- Не пом­ню. Это сле­до­ва­тель дол­жен делать.

Далее в зал засе­да­ния был при­гла­шен еще один сви­де­тель, житель горо­да Чу Жам­был­ской обла­сти Тажи­ев Есен. Он был одним из двух поня­тых в день задер­жа­ния Вади­ма Курамшина.

- Я ехал с попут­чи­ком, — рас­ска­зал Тажи­ев Есен. — На выез­де из Кор­дая мою авто­ма­ши­ну оста­но­ви­ли дорож­ные поли­цей­ские. Подо­шел чело­век в штат­ском, попро­сил быть поня­ты­ми при обыс­ке. Мы согла­си­лись. При­быв к зда­нию про­ку­ра­ту­ры, ста­ли ждать. Через неко­то­рое вре­мя сотруд­ни­ку поли­ции позво­ни­ли, и мы побе­жа­ли на вто­рой этаж. Уви­де­ли, что задер­жа­ли лицо евро­пей­ской национальности.

После окон­ча­ния допро­са поня­то­го госу­дар­ствен­ный обви­ни­тель подал хода­тай­ство о при­ну­ди­тель­ном при­во­де в суд Анны Кузь­ми­ной. Одна­ко судья решил огра­ни­чить­ся пока повест­кой. В слу­чае если Кузь­ми­на не явит­ся сама, судья пообе­щал рас­смот­реть вопрос о ее при­ну­ди­тель­ном приводе.

Сто­ро­на защи­ты так­же заяви­ла ряд хода­тайств: истре­бо­вать бил­линг звон­ков меж­ду Удер­ба­е­вым, Курам­ши­ным и Куса­и­но­вым с 20 по 23 янва­ря, а так­же бил­линг звон­ков меж­ду Удер­ба­е­вым, Куса­и­но­вым, Кузь­ми­ной, Маме­до­вым Гей­да­ром, Маме­до­вым Рома­ном и Анной Кузь­ми­ной с 18 по 25 нояб­ря 2011 года.

Так­же сто­ро­на защи­ты попро­си­ла истре­бо­вать с погран­по­ста «Кор­дай» све­де­ния о пере­се­че­нии Маме­до­вы­ми Гей­да­ром и Рома­ном, а так­же Анной Кузь­ми­ной гра­ни­цы с 1 нояб­ря 2011 года по насто­я­щее вре­мя. Кро­ме это­го, сто­ро­на защи­ты попро­си­ла истре­бо­вать из финан­со­вой поли­ции мате­ри­а­лы по заяв­ле­нию Куса­и­но­ва про­тив Удербаева.

Судья пообе­щал выне­сти по этим хода­тай­ствам реше­ние позд­нее. На этом засе­да­ние закон­чи­лось. Сле­ду­ю­щее засе­да­ние назна­че­но на сре­ду, 28 нояб­ря, на 11.30.

See more here:
О Курам­шине УБОП предупредил

архивные статьи по теме

СДК: Не поддавайтесь на провокации

В «Каражанбасмунай» как минимум лукавят?!

Чем дороже бензин, тем ближе Тунис