Ошибка системы

Что означают аресты в министерстве здравоохранения Казахстана

В кон­це октяб­ря в Казах­стане задер­жа­ли быв­ше­го гла­ву Мин­здра­ва Елжа­на Бир­та­но­ва. Его дело сра­зу засек­ре­ти­ли, но, судя по все­му, чинов­ни­ка подо­зре­ва­ют в рас­тра­те выде­лен­ных на циф­ро­ви­за­цию отрас­ли средств. После задер­жа­ния мини­стра извест­ные меди­ки, гла­вы пар­тий и обще­ствен­ные дея­те­ли высту­пи­ли в защи­ту Бир­та­но­ва, утвер­ждая, что в Мин­здра­ве циф­ро­ви­за­ци­ей зани­мал­ся не он, и наста­и­вая, что в борь­бе с пан­де­ми­ей коро­на­ви­ру­са гла­ва ведом­ства «мак­си­маль­но задей­ство­вал ресур­сы меди­цин­ской отрасли».

Подозреваемый

Инфор­ма­ция о задер­жа­нии Бир­та­но­ва появи­лась 31 октяб­ря. Пер­вые несколь­ко дней вла­сти не под­твер­жда­ли и не опро­вер­га­ли ее. Казах­стан­ские медиа, ссы­ла­ясь на источ­ни­ки в пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нах, писа­ли, что быв­ше­го гла­ву Мин­здра­ва задер­жа­ли по делу о хище­нии мил­ли­о­на дол­ла­ров, выде­лен­ных на циф­ро­ви­за­цию. Спу­стя три дня Мин­фин сооб­щил, что Бир­та­но­ва аре­сто­ва­ли на два меся­ца по делу о рас­тра­те бюд­жет­ных средств в осо­бо круп­ном раз­ме­ре. Быв­ший министр недол­го про­был в изо­ля­то­ре — 7 нояб­ря его отпу­сти­ли под домаш­ний арест.

Дета­ли обви­не­ния Бир­та­но­ва до сих пор неиз­вест­ны, адво­кат быв­ше­го чинов­ни­ка Дмит­рий Куря­чен­ко отка­зал­ся уточ­нить их в раз­го­во­ре с «Меди­азо­ной». По сло­вам защит­ни­ка, Бир­та­нов не при­зна­ет вину.

За несколь­ко дней до смяг­че­ния меры пре­се­че­ния Бир­та­но­ву меди­цин­ское сооб­ще­ство Казах­ста­на нача­ло соби­рать под­пи­си под пети­ци­ей с при­зы­вом осво­бо­дить экс-мини­стра. Авто­ры пети­ции счи­та­ют, что Бир­та­нов про­явил себя в борь­бе с коро­на­ви­ру­сом как опыт­ный врач, «мак­си­маль­но задей­ство­вав ресур­сы меди­цин­ской отрас­ли». Сей­час под пети­ци­ей более четы­рех тысяч подписей.

Про­фес­со­ры и гла­вы веду­щих медор­га­ни­за­ций Юрий Пя, Серик Акшу­ла­ков, Абай Бай­ген­жин, Мак­сут Куль­жа­нов, Вяче­слав Лок­шин и Ири­на Пиво­ва­ро­ва оста­ви­ли под­пи­си под откры­тым пись­мом в под­держ­ку чинов­ни­ка. «Невоз­мож­но пове­рить, что потом­ствен­ный врач, бле­стя­щий орга­ни­за­тор, кото­ро­му пове­ри­ли меди­ки и граж­дан­ское обще­ство, заме­шан в кор­руп­ци­он­ном скан­да­ле. Ведь министр — выс­ший чинов­ник, ответ­ствен­ный за стра­те­гию раз­ви­тия отрас­ли… При­ня­тие поли­ти­че­ских реше­ний может иметь отно­ше­ние к гос­за­куп­кам?» — гово­рит­ся в обращении.

За Бир­та­но­ва пору­чил­ся так­же пред­се­да­тель пар­тии «Ак жол» Азат Перу­а­шев, а упол­но­мо­чен­ная по пра­вам ребен­ка Ару­жан Саин высту­пи­ла в его защи­ту. Перу­а­шев, так же, как и авто­ры откры­то­го пись­ма, про­сил отпу­стить Бир­та­но­ва под домаш­ний арест, что­бы не изо­ли­ро­вать чинов­ни­ка от семьи.

По сло­вам Перу­а­ше­ва, пан­де­мия ука­за­ла на мно­же­ство оши­бок в систе­ме здра­во­охра­не­ния, но «нуж­но разо­брать­ся», какие ошиб­ки совер­шил Бир­та­нов, а какие ста­ли резуль­та­том рабо­ты про­шлых глав ведомства.

Задер­жа­нию Бир­та­но­ва пред­ше­ство­ва­ли аре­сты его зама Олжа­са Аби­ше­ва и быв­ше­го пред­се­да­те­ля прав­ле­ния гос­фарм­ком­па­нии «СК-Фар­ма­ция» Бери­ка Шари­па. Аби­ше­ва, по инфор­ма­ции коми­те­та финан­со­во­го кон­тро­ля Мин­фи­на, аре­сто­ва­ли из-за под­пи­сан­ных в 2018 году актов, рабо­ты по кото­рым не были выпол­не­ны, а Шари­па — по подо­зре­нию в зло­упо­треб­ле­нии слу­жеб­ным поло­же­ни­ем во вре­мя чрез­вы­чай­но­го положения.

Быв­ше­го вице-мини­стра Аби­ше­ва подо­зре­ва­ют в рас­тра­те мил­ли­о­на дол­ла­ров, выде­лен­ных на «созда­ние инфор­ма­ци­он­ных систем». Теле­грам-кана­лы писа­ли, что Олжас Аби­шев стал сви­де­те­лем по делу Бир­та­но­ва. Мин­фин еще не под­твер­ждал эту информацию.

Новый гла­ва Мин­здра­ва Алек­сей Цой уво­лил Шари­па с долж­но­сти пред­се­да­те­ля «СК-Фар­ма­ция» неза­дол­го до аре­ста из-за того, что при­ве­зен­ные в каче­стве гума­ни­тар­ной помо­щи лекар­ства про­да­ва­лись в апте­ках. В один день с Шари­пом был уво­лен и гла­ва Фон­да мед­стра­хо­ва­ния Айба­тыр Жума­гу­лов. Касым-Жомарт Тока­ев на сове­ща­нии с Цоем потре­бо­вал про­ве­рить рабо­ту «СК-Фар­ма­ции», с кото­рой, по сло­вам пре­зи­ден­та, свя­за­ны «кла­но­вые инте­ре­сы», и Фонда.

Бир­та­нов был напря­мую свя­зан с Фон­дом — его пер­вым реше­ни­ем на посту мини­стра здра­во­охра­не­ния стал пере­нос пол­но­мо­чий коми­те­та опла­ты меди­цин­ских услуг Фон­ду обя­за­тель­но­го соци­аль­но­го мед­стра­хо­ва­ния. После это­го Фонд мед­стра­хо­ва­ния стал еди­ным дис­три­бью­то­ром лекарств и меди­цин­ских изделий.

Министр

Елжан Бир­та­нов зани­мал пост гла­вы казах­стан­ско­го Мин­здра­ва три года — с янва­ря 2017 года по июнь 2020-го. До пан­де­мии Бир­та­нов зани­мал­ся рефор­ма­ми здра­во­охра­не­ния — в част­но­сти, ввел обя­за­тель­ную для всех стра­хов­ку, пуб­лич­но под­дер­жи­вал про­ект ново­го кодек­са «О здо­ро­вье», кото­рый до финаль­ных пра­вок преду­смат­ри­вал обя­за­тель­ную вакцинацию.

С нача­ла эпи­де­мии коро­на­ви­ру­са быв­ший гла­ва Мин­здра­ва, судя по все­му, недо­оце­нил воз­мож­ный темп при­ро­ста зара­жен­ных — впро­чем, рас­че­ты почти всех его кол­лег в дру­гих стра­нах тоже ока­за­лись зани­жен­ны­ми. В кон­це мар­та он про­гно­зи­ро­вал не более 3,5 тысяч паци­ен­тов по всей стране к маю, тогда как в мае Мин­здрав отчи­ты­вал­ся уже о сот­нях выяв­лен­ных за сут­ки зара­жен­ных. К кон­цу меся­ца в Казах­стане было под­твер­жде­но более деся­ти тысяч слу­ча­ев зара­же­ния. В июне Мин­здрав под руко­вод­ством Бир­та­но­ва пере­стал вклю­чать умер­ших от сопут­ству­ю­щих забо­ле­ва­ний в ста­ти­сти­ку по коро­на­ви­ру­су. Так­же из ста­ти­сти­ки сна­ча­ла пол­но­стью исклю­чи­ли, а потом вве­ли отдель­ной гра­фой паци­ен­тов с вирус­ной пнев­мо­ни­ей, кото­рая часто раз­ви­ва­ет­ся на фоне COVID-19.

После пер­вых под­твер­жден­ных слу­ча­ев зара­же­ния Тока­ев под­пи­сал указ о вво­де чрез­вы­чай­но­го поло­же­ния с 16 мар­та. С это­го момен­та основ­ные реше­ния по «ста­би­ли­за­ции ситу­а­ции» при­ни­ма­ла Меж­ве­дом­ствен­ная комис­сия. В стране закры­ли тор­го­вые цен­тры, кино­те­ат­ры, рас­ста­ви­ли на въез­дах и выез­дах из обла­стей блок­по­сты и при­оста­но­ви­ли авиа­со­об­ще­ние. Гос­ко­мис­сия поз­же вве­ла каран­тин в Астане и Алма-Ате — горо­жа­нам запре­ти­ли выхо­дить на ули­цу, где посто­ян­но кур­си­ро­ва­ли пат­руль­ные маши­ны и СОБР.

Бир­та­нов был про­тив лок­дау­на, о чем он впер­вые пуб­лич­но упо­мя­нул в пер­вых чис­лах июня. По его сло­вам, жест­кий каран­тин не стал реше­ни­ем про­блем и, несмот­ря на то, что он помог сни­зить суточ­ный при­рост зара­жен­ных, после смяг­че­ния каран­тин­ных мер чис­ла опять пополз­ли вверх.

После сня­тия режи­ма ЧП в мае ситу­а­ция и прав­да ухуд­ши­лась — Казах­стан столк­нул­ся с дефи­ци­том лекарств, пере­гру­жен­но­стью боль­ниц, невоз­мож­но­стью вызвать ско­рую помощь и нехват­кой тестов.

Летом у само­го Бир­та­но­ва выяви­ли коро­на­ви­рус. Пер­вое вре­мя он, по сооб­ще­ни­ям опер­шта­ба, рабо­тал из боль­ни­цы, а 25 июня попро­сил пре­зи­ден­та осво­бо­дить его от долж­но­сти из-за ослож­не­ний от пнев­мо­нии. Его пост занял Алек­сей Цой, кото­рый сра­зу же пред­ло­жил вве­сти в стране месяч­ный каран­тин, умень­шить коли­че­ство нега­тив­ных ново­стей о коро­на­ви­ру­се и не вклю­чать в ста­ти­сти­ку выяв­лен­ные до 1 авгу­ста слу­чаи забо­ле­ва­ния пневмонией.

В нача­ле июля пре­зи­дент Касым-Жомарт Тока­ев в теле­об­ра­ще­нии к казах­стан­цам ска­зал, что вто­рая вол­на коро­на­ви­ру­са в стране ста­ла резуль­та­том «систем­ных оши­бок быв­ше­го руко­вод­ства мини­стер­ства здра­во­охра­не­ния». По его сло­вам, реше­ние о вве­де­нии каран­ти­на по всей стране было пра­виль­ным, и имен­но бла­го­да­ря ему появи­лись «пер­вые при­зна­ки ста­би­ли­за­ции ситуации».

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казахстан