Очищение амнистией

Акежан Кажегельдин о выводе и возвращении капитала

Пре­зи­дент Казах­ста­на К.Ж.Токаев ини­ци­и­ро­вал «кре­сто­вый поход» про­тив выво­да капи­та­ла за рубеж и откры­тия чинов­ни­ка­ми сче­тов в зару­беж­ных бан­ках. Так­же Тока­ев высту­пил про­тив полу­че­ния чинов­ни­ка­ми двой­но­го граж­дан­ства. Глав­ный анти­кор­руп­ци­он­щик стра­ны Шпек­ба­ев с готов­но­стью под­хва­тил эту идею. Тем вре­ме­нем, «Загран­бю­ро казах­стан­ской оппо­зи­ции», кото­рое уже мно­гие годы рабо­та­ет в этом направ­ле­нии, выра­зи­ло готов­ность содей­ство­вать в вопло­ще­нии этих пла­нов, о чем нам рас­ска­зал Аке­жан Кажегельдин.

  • Аке­жан Маг­жа­но­вич, а с чего Вы бы нача­ли борь­бу с кор­руп­ци­ей и про­ти­во­сто­я­ние выво­ду активов?

– Надо начи­нать с амни­стии капи­та­ла, с пере­рас­пре­де­ле­ния пол­но­мо­чий, о чем, к сожа­ле­нию, Тока­ев ниче­го не ска­зал в сво­ем посла­нии, и, конеч­но же, нуж­на сво­бод­ная прес­са. Что­бы она была дей­стви­тель­но неза­ви­си­мой и над ней не висе­ли хозя­е­ва, что­бы они не пре­вра­ща­ли СМИ в дерь­мо­мет (я изви­ня­юсь), воюя друг с дру­гом. Нам нуж­на нор­маль­ная жур­на­ли­сти­ка. Касым-Жомарт Кеме­ле­вич очень мно­го и о раз­ном гово­рил, но у нас в тюрь­ме сидит Арон Ата­бек, сидит Макс Бокаев. 

Пока в заклю­че­нии нахо­дит­ся хотя бы один граж­да­нин, полу­чив­ший нака­за­ние за свое миро­воз­зре­ние, мы не можем гово­рить о какой-то демо­кра­ти­за­ции и каких-то шагах вперед. 

Чест­но гово­ря, я не пони­маю, поче­му Касым-Жомарт Кеме­ле­вич за пол­то­ра десят­ка меся­цев не смог най­ти в себе силы и не осво­бо­дить этих людей. И не нуж­но им про­сить у него про­ще­ния, про­сить о поми­ло­ва­нии – пре­зи­дент мог про­сто вне­сти в мажи­лис неболь­шой про­ект зако­на и про­ве­сти амни­стию. А учи­ты­вая пан­де­мию, надо выпу­стить из казах­стан­ских тюрем всех, кто сидит не за опас­ные пре­ступ­ле­ния. Я не пони­маю, поче­му он это­го не делает. 

В общем, надо начи­нать с пове­де­ния пол­но­мас­штаб­ной кон­сти­ту­ци­он­ной рефор­мы, что­бы был чест­ный и рабо­та­ю­щий пар­ла­мент, спра­вед­ли­вые суды и про­зрач­ные выбо­ры. Надо начи­нать с азов, воз­вра­тить­ся к исто­кам, и толь­ко тогда мы нач­нем кон­тро­ли­ро­вать уро­вень кор­руп­ции, после чего мож­но при­сту­пать к борь­бе с ней.

  • А мож­но поподробнее?

– Сам по себе этот закон кор­руп­цию не оста­но­вит. Для того, что­бы кор­руп­цию оста­но­вить, всем нам нуж­но серьез­но занять­ся транс­фор­ма­ци­ей поли­ти­че­ской систе­мы. Нам нужен ответ­ствен­ный, изби­ра­е­мым напря­мую наро­дом, а не по пар­тий­ным спис­кам, пар­ла­мент, кото­рый будет отчи­ты­вать­ся перед элек­то­ра­том. Это первое. 

Во-вто­рых, у пар­ла­мен­та долж­но быть доста­точ­но кон­троль­ных функ­ций, в том чис­ле не толь­ко с пра­вом обсуж­дать рас­хо­до­ва­ние средств бюд­же­та на оче­ред­ной год, но и с пра­вом кон­тро­ля того, как все это будет тра­тить­ся. Зако­но­да­тель дол­жен мак­си­маль­но сокра­тить вме­ша­тель­ство пра­ви­тель­ства в эко­но­ми­че­скую жизнь, так как кор­руп­ция, в том чис­ле, стро­ит­ся и на воз­мож­но­сти полу­че­ния все­воз­мож­ных разрешений. 

Далее. Госу­дар­ство не долж­но быть эко­но­ми­че­ским игро­ком, кро­ме как в рас­пре­де­ле­нии бюд­же­та на соци­аль­ные и госу­дар­ствен­ные нуж­ды. Оно не долж­но быть боль­ше заказ­чи­ком моно­рель­со­вых дорог, асфаль­то­вых трасс, а если и будет что-то подоб­ное, то все долж­но быть мак­си­маль­но про­зрач­но. Так­же нам нужен ответ­ствен­ный и неза­ви­си­мый суд. Кро­ме это­го, нуж­но отнять у людей с пого­на­ми очень мно­го прав.

  • А как это осу­ще­стви­мо технически?

– Я не знаю, какую, ска­жем так, долю про­ще­ния уста­но­вит зако­но­да­тель­ство. Но, под­черк­ну, – это не дол­жен быть указ или поста­нов­ле­ние, а про­стой и рабо­та­ю­щий закон, и если нынеш­нее руко­вод­ство стра­ны будет испы­ты­вать труд­но­сти с его состав­ле­ни­ем, то мы можем под­го­то­вить хоро­ший зако­но­про­ект, по кото­ро­му мож­но будет про­ве­сти нор­маль­ную амни­стию капи­та­ла, для того, что­бы в буду­щем избе­жать подоб­ных раз­бо­рок и не повто­рять опыт дру­гих рес­пуб­лик (напри­мер, Армении). 

Корот­ко гово­ря, что­бы при помо­щи этих про­цес­сов даже не воз­ни­ка­ло жела­ний и не было воз­мож­но­стей сво­дить сче­ты или что-то подоб­ное. Раз­ные ситу­а­ции быва­ют, и тех, кто не попа­да­ет под такой закон, долж­на быть про­ве­де­на амни­стия. Ина­че это будет несправедливо. 

Любые попыт­ки исполь­зо­вать этот закон вослед, будет вос­при­нят запад­ны­ми юри­ста­ми, как пре­сле­до­ва­ние людей. Поэто­му, если мы хотим, что­бы такой закон рабо­тал и был пра­виль­но вос­при­нят, осо­бен­но сооб­ще­ства­ми и юрис­дик­ци­я­ми, где обыч­но нахо­дят­ся день­ги и где откры­ва­ют­ся сче­та, кото­рые хотят запре­тить откры­вать, нуж­но решить вопрос с про­шлым и насто­я­щим, а потом уже что-то инициировать. 

Дру­ги­ми сло­ва­ми, я, в прин­ци­пе, под­дер­жи­ваю такое начи­на­ние, но сра­зу хочу пре­ду­пре­дить от воз­мож­ных оши­бок, кото­рые могут сыг­рать злую шут­ку и с зако­но­да­те­ля­ми, и с этим агент­ством, кото­ро­му будет пору­че­на борьба.

  • Да, как-то сомни­тель­но, что нынеш­няя власть спо­соб­на на это…

– Если это­го не сде­ла­ет Тока­ев, то это будет делать сле­ду­ю­щее руко­вод­ство Рес­пуб­ли­ки Казах­стан. Пото­му что выве­зе­но денег про­сто несо­из­ме­ри­мо мно­го. Вы все слы­ша­ли о том, что яхта за 300 мил­ли­о­нов уто­ну­ла. Стра­хов­щи­ки еще будут раз­би­рать­ся с этим слу­ча­ем – это, дей­стви­тель­но, была ава­рий­ная ситу­а­ция или кто-то там под­па­лил. Но у меня, как у быв­ше­го руко­во­ди­те­ля пра­ви­тель­ства, про­стой вопрос: а каким обра­зом туда попа­ли пен­си­он­ные день­ги? Част­ная ком­па­ния про­да­ла за огром­ные день­ги, полу­чив их, прак­ти­че­ски, ни за что, исполь­зуя род­ствен­ные связи. 

Кста­ти, «БАСЕ» и KIAR, кото­рые вам хоро­шо извест­ны, про­во­дят очень нема­ло тако­го рода рас­сле­до­ва­ний, и они тоже долж­ны быть учте­ны в про­цес­сах, о кото­рых мы с вами сей­час говорим.

Вооб­ще, рабо­ты по выяв­ле­нию фак­тов выво­да капи­та­лов очень мно­го и спи­сок тех, кто выво­дил огром­ный. Там каж­дый вто­рой, если почти не все, чле­ны пра­ви­тель­ства и их род­ствен­ни­ки, прак­ти­че­ски все — руко­вод­ство и топ-менедж­мент наци­о­наль­ных ком­па­ний, в област­ных и город­ских аки­ма­тах, в судах, депу­та­ты и мно­гие дру­гие име­ют сче­та в зару­беж­ных банках. 

Куча граж­дан Казах­ста­на толь­ко в одном толь­ко швей­цар­ском отде­ле­нии HSBC (в Женев­ском кан­тоне) дер­жа­ла круп­ные сче­та. Они же нику­да не делись, не испа­ри­лись – они все еще там. Пой­ми­те, ком­па­нии друг на дру­га пере­пи­сы­вать мож­но, а вот сче­та пере­во­дить сей­час крайне тяже­ло, пото­му что любое пере­ме­ще­ние боль­ших денег из одно­го бан­ка в дру­гой сра­зу вызы­ва­ет вопро­сы, а бан­ки­ры, на вся­кий слу­чай, пишут в про­ку­ра­ту­ру пись­мо о подо­зри­тель­ной тран­зак­ции и про­ис­хо­дят так назы­ва­е­мые «замо­роз­ки».

Я знаю слу­чаи, когда в неко­то­рых бан­ках той же Швей­ца­рии ищут и не могут по несколь­ко лет най­ти вла­дель­цев сче­тов с нема­лы­ми сум­ма­ми денег, в том чис­ле и казах­ских граж­дан. То есть, есть такие, кто в пани­ке убе­га­ют и остав­ля­ют свой «обоз», а эти день­ги потом аре­сто­вы­ва­ют, пере­во­дят на кан­то­наль­ные сче­та и, как пра­ви­ло, исполь­зу­ют­ся на бла­го­устрой­ство. Такие слу­чаи были и с капи­та­ла­ми наших сограждан.

  • А ведь эти день­ги мог­ли бы рабо­тать на нас…

– Вот имен­но. И что­бы они нача­ли рабо­тать, нуж­но к это­му про­цес­су под­клю­чать граж­дан­ское обще­ство, НПО, жур­на­ли­стов. Одни­ми ини­ци­а­ти­ва­ми пре­зи­ден­та ниче­го не сде­ла­ешь, абсо­лют­но. Поэто­му сей­час это непри­кры­тый популизм. 

И если Шпек­ба­ев решит­ся на такие шаги, то мы с Сери­ком Медет­бе­ко­вым (руко­во­ди­те­лем «Загран­бю­ро казах­стан­ской оппо­зи­ции», – М.Н.) помо­жем ему в этом, най­дем людей, кото­рые под­ска­жут, что и как делать и даже, может быть, пока­жем то, что они так хотят увидеть.

Бесе­до­вал Мирас Нурмуханбетов

Ори­ги­наль­ный источ­ник: Platon.asia