-29 C
Астана
21 февраля, 2024
Image default

От любви до ненависти – один судебный процесс?

В Акто­бе про­дол­жа­ет­ся про­цесс над экс-началь­ни­ком город­ско­го УВД Кай­ра­том Мыр­за­бе­ко­вым. В сре­ду под­пол­ков­ник давал пока­за­ния, в кото­рых уве­рял суд, что потер­пев­шую Лау­ру Бери­ко­ву он не бил, а напро­тив – очень даже любил, пото­му что с 2008 года нахо­дит­ся с ней в близ­ких отно­ше­ни­ях. Кон­фликт, по сло­вам поли­цей­ско­го, начал­ся после того, как Бери­ко­ва потре­бо­ва­ла, что­бы Мыр­за­бе­ков раз­вел­ся с супру­гой и женил­ся на ней. Потер­пев­шую во вто­рой раз увез­ли с про­цес­са на каре­те «ско­рой помо­щи» – в реанимацию.

 

Автор: Ната­лья САДЫКОВА

 

Судеб­ное раз­би­ра­тель­ство по делу быв­ше­го началь­ни­ка актю­бин­ско­го город­ско­го управ­ле­ния поли­ции Кай­ра­та Мыр­за­бе­ко­ва обрас­та­ет все новы­ми скан­даль­ны­ми подроб­но­стя­ми. Так, на про­шлой неде­ле потер­пев­шая Лау­ра Бери­ко­ва про­сти­ла быв­ше­го шефа «как отца чет­ве­рых детей», но не как «офи­цер офи­це­ра». На суде Бери­ко­ва заяви­ла, что род­ствен­ни­ки Мыр­за­бе­ко­ва выпла­ти­ли ей ком­пен­са­цию, кото­рую она взя­ла «из жало­сти» к детям и пожи­лой мате­ри поли­цей­ско­го. Про­ще­ние потер­пев­шей под­пол­ков­ни­ку не помог­ло: ста­тья «пре­вы­ше­ние слу­жеб­ных пол­но­мо­чий», по кото­рой судят Мыр­за­бе­ко­ва, отно­сит­ся к кате­го­рии тяж­ких, и дело не может быть пре­кра­ще­но из-за при­ми­ре­ния сторон.

Види­мо, поэто­му на этой неде­ле Мыр­за­бе­ков решил «зажечь зал». В эту сре­ду во вре­мя допро­са в суде под­су­ди­мый рас­ска­зал, что с Лау­рой Бери­ко­вой позна­ко­мил­ся в 2008 году, когда она рабо­та­ла в систе­ме КУИС. По сло­вам Мыр­за­бе­ко­ва, в пер­вый же вечер он всту­пил с Бери­ко­вой в интим­ную связь. Мол, «вытас­ки­вать гряз­ное белье» ему как муж­чине не хоте­лось, но теперь у него «нет выбора».

- У Лау­ры не все глад­ко было по рабо­те, я ее защи­щал. У нас были ссо­ры из-за рев­но­сти, но я ее не бил нико­гда. Неза­дол­го до инци­ден­та Лау­ра потре­бо­ва­ла, что­бы я раз­вел­ся с женой. Я ска­зал, что не буду это­го делать. Тогда она доба­ви­ла: «Я тебе устрою». В тот вечер мы дей­стви­тель­но руга­лись, я пытал­ся ее успокоить.

По вер­сии след­ствия, «успо­ко­е­ние» заклю­ча­лось в том, что шеф избил свою под­чи­нен­ную, пытал­ся пове­сить, угро­жал и при этом при­зна­вал­ся в люб­ви и сни­мал все на мобиль­ник. Сам Мыр­за­бе­ков свою вину отри­ца­ет: мол, что если бы бил Лау­ру, то она «после моих уда­ров не вста­ла бы».

Так­же под­пол­ков­ник уве­ря­ет, что не душил под­чи­нен­ную, и, по его сло­вам, это под­твер­ди­ла экс­пер­ти­за. Гово­рил поли­цей­ский и о том, что доб­ро­воль­но сдал мобиль­ный теле­фон в тот же день, ника­ких фото­гра­фий и видео­за­пи­сей изби­е­ния не нашли. После Мыр­за­бе­ков и вовсе дого­во­рил­ся до того, что в тот вечер Лау­ра Бери­ко­ва про­ве­ла на ули­це четы­ре часа и «кто угод­но мог ее избить». Закон­чив рас­ска­зы­вать о сво­ем слу­жеб­ном романе, под­пол­ков­ник начал объ­яс­нять, в чем он видит при­чи­ну гром­ких обвинений.

- К сви­де­те­лю Дода­но­ву при­ез­жа­ли из управ­ле­ния соб­ствен­ной без­опас­но­сти ДВД, про­си­ли дать пока­за­ния про­тив меня в обмен на новую долж­ность. Мое­му бра­ту, сотруд­ни­ку Зареч­но­го отде­ла поли­ции, хоте­ли под­бро­сить нар­ко­ти­ки, выну­ди­ли уйти в отстав­ку. Мое мне­ние, что Лау­ру про­сто исполь­зо­ва­ли, что­бы поса­дить меня, — заявил суду Мырзабеков.

Кай­рат Мыр­за­бе­ков уве­рял, что стал «неуго­ден» ново­му началь­ни­ку ДВД Актю­бин­ской обла­сти Муха­ра­ну Ами­ро­ву. Одна­ко тут же сам себе про­ти­во­ре­чил — что когда хотел уйти, Ами­ров уго­во­рил его остать­ся, дора­бо­тать до пенсии.

- Все нача­лось после того, как началь­ни­ком ДВД стал Ами­ров. Уво­ли­ли заме­сти­те­ля началь­ни­ка ДВД Кал­ды­ба­е­ва (за то, что тот уво­лил зад­ним чис­лом сво­е­го пле­мян­ни­ка, сотруд­ни­ка дорож­ной поли­ции, кото­рый пытал­ся изна­си­ло­вать и огра­бил жен­щи­ну — авт.). По Кал­ды­ба­е­ву про­хо­дил сви­де­те­лем Асет Удар­ба­ев. Потом на него воз­бу­ди­ли уго­лов­ное дело. Он совер­шил суи­цид, выпив уксус. Это дело вело управ­ле­ние соб­ствен­ной без­опас­но­сти. Ряд сотруд­ни­ков — Нур­га­ли­ев, Дода­нов, Таже­нов — ушли из поли­ции. Когда новый чело­век при­хо­дит, «по-ново­му мет­ла метет», — мно­го­зна­чи­тель­но рас­ска­зы­вал под­пол­ков­ник, не забы­вая доба­вить, что у него чет­ве­ро детей и он не хочет сидеть за пре­ступ­ле­ние, кото­ро­го не совершал.

Защи­та на этой неде­ле при­гла­си­ла в суд еще несколь­ких сви­де­те­лей, кото­рые рас­ска­зы­ва­ли о любов­ной свя­зи меж­ду Кай­ра­том Мыр­за­бе­ко­вым и Лау­рой Бери­ко­вой. Инспек­тор при­ро­до­охран­ной поли­ции Евге­ний Нау­мов и сек­ре­тарь быв­ше­го началь­ни­ка поли­ции в один голос твер­ди­ли, что под­су­ди­мый и потер­пев­шая — любов­ни­ки. От таких заяв­ле­ний у потер­пев­шей на про­цес­се сно­ва слу­чил­ся нерв­ный при­ступ. Девуш­ку увез­ли в реани­ма­цию, судеб­ное засе­да­ние отло­жи­ли, пото­му что защи­та наста­и­ва­ет на при­сут­ствии девуш­ки на каж­дом процессе.

Read the original post:
От люб­ви до нена­ви­сти – один судеб­ный процесс?

архивные статьи по теме

Попытка Казахстана ответить за пытки

Инвесторы не поверили саммиту ЕС

Палец поднял – свободу потерял