fbpx

Отсроченная отставка

Создается впечатление, что Токаев так и не определился со своими экономическими воззрениями.

Эко­но­ми­че­ские дирек­ти­вы, про­воз­гла­шен­ные Касым-Жомар­том Тока­е­вым на послед­нем засе­да­нии Госу­дар­ствен­ной комис­сии по чрез­вы­чай­но­му поло­же­нию, разо­ча­ро­ва­ли даже вполне лояль­ных к нему чле­нов Наци­о­наль­но­го сове­та. Мно­гие обра­ти­ли вни­ма­ние на то, что вто­рой пре­зи­дент не вышел за рам­ки преж­них сте­рео­ти­пов, изме­ни­лась толь­ко фра­зео­ло­гия. Так «импор­то­за­ме­ще­ние» ста­ло «повы­ше­ни­ем само­до­ста­точ­но­сти казах­стан­ской эко­но­ми­ки», а «про­рыв­ные про­ек­ты» сме­ни­лись «созда­ни­ем акти­вов, гене­ри­ру­ю­щих дол­го­сроч­ные дохо­ды». По-преж­не­му мно­го рито­ри­ки о под­держ­ке оте­че­ствен­ных про­из­во­ди­те­лей, но поли­ти­ка про­тек­ци­о­низ­ма по отно­ше­нию к ним будет оста­вать­ся не более, чем бла­гим поже­ла­ни­ем, пока Казах­стан не вый­дет из ЕврАз­ЭС и ВТО.

Речь Тока­е­ва пол­на самых про­ти­во­ре­чи­вых выска­зы­ва­ний. С одной сто­ро­ны декла­ри­ру­ет­ся под­держ­ка биз­не­са: от инди­ви­ду­аль­ных пред­при­ни­ма­те­лей до стра­те­ги­че­ских инве­сто­ров, с дру­гой сто­ро­ны пред­ла­га­ет­ся клас­со­вый под­ход к нало­го­об­ло­же­нию граж­дан. Жела­ние вер­нуть наци­о­наль­ный биз­нес под оте­че­ствен­ную юрис­дик­цию при­чуд­ли­во соче­та­ет­ся с поли­ти­кой «недо­пу­ще­ния дав­ле­ния со сто­ро­ны недоб­ро­со­вест­ных кре­ди­то­ров». В пре­зи­дент­ских тези­сах тес­но спле­лись и кон­ку­рент­ный рынок, и госу­дар­ствен­ный капи­та­лизм, и ком­пакт­ный аппа­рат управ­ле­ния, и наме­ре­ние регу­ли­ро­вать все, вплоть до цен на город­ских рын­ках.

Созда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что Тока­ев так и не опре­де­лил­ся со сво­и­ми эко­но­ми­че­ски­ми воз­зре­ни­я­ми, а его выступ­ле­ние под­го­тов­ле­но не про­фес­си­о­наль­ны­ми эко­но­ми­ста­ми, а PR-спе­ци­а­ли­ста­ми. Их коло­рит­ный почерк бро­са­ет­ся в гла­за, текст речи выстро­ен в пол­ном соот­вет­ствии с «пира­ми­дой потреб­но­стей» Абра­ха­ма Мас­лоу: от «защи­ты жиз­ни и здо­ро­вья граж­дан», к «повы­ше­нию дохо­дов насе­ле­ния» и далее до «совер­шен­ство­ва­ния систе­мы обра­зо­ва­ния».

Выступ­ле­ние Тока­е­ва нель­зя счи­тать новой про­грам­мой дей­ствий, но некие целе­вые уста­нов­ки для ее раз­ра­бот­ки он обо­зна­чил широ­ки­ми маз­ка­ми. Одна­ко, кто будет такую про­грам­му раз­ра­ба­ты­вать не вполне понят­но. То ли «Госу­дар­ствен­ная комис­сия по вос­ста­нов­ле­нию эко­но­ми­че­ско­го роста», в кото­рую пре­об­ра­зо­ва­на ГКЧП, то ли создан­ный в янва­ре «Центр ана­ли­за и мони­то­рин­га соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских реформ», то ли адми­ни­стра­ция МФЦА, раз­ра­ба­ты­ва­ю­щая новую «стра­те­гию до 2025 года». При­ме­ча­тель­но, что дей­ству­ю­ще­му пре­мьер-мини­стру Аска­ру Мами­ну пре­зи­дент тако­го пору­че­ния не дал.

Подоб­ная чехар­да на верх­них эта­жах наше­го управ­ле­ния про­ис­хо­ди­ла чет­верть века тому назад. В пер­вой поло­вине 90‑х годов, Нур­сул­тан Назар­ба­ев, встав­ший во гла­ве неза­ви­си­мо­го Казах­ста­на, при­мер­но таким же спо­со­бом искал выход из кри­зи­са после рас­па­да СССР. Тогда, парал­лель­но с пра­ви­тель­ством Сер­гея Тере­щен­ко, воз­ни­ка­ли и про­па­да­ли в без­вест­но­сти раз­но­об­раз­ные «сове­ты при пре­зи­ден­те», упраж­няв­ши­е­ся в напи­са­нии анти­кри­зис­ных про­грамм: то с уча­сти­ем Гри­го­рия Явлин­ско­го, то док­то­ра Бэн­га, то Аке­жа­на Каже­гель­ди­на. И если уж мы углу­би­лись в нашу новей­шую исто­рию, то сто­ит при­пом­нить, что те твор­че­ские изыс­ка­ния закон­чи­лись не толь­ко сме­ной испол­ни­тель­ной, но и раз­го­ном зако­но­да­тель­ной вла­сти. При­чем два­жды.

В про­шлый поне­дель­ник Тока­ев дал понять, что отправ­лять в отстав­ку пра­ви­тель­ство в бли­жай­шие пол­то­ра-два меся­ца он не соби­ра­ет­ся. Но и пово­да для опти­миз­ма нет: Мамин полу­чил не кре­дит дове­рия, а толь­ко отсроч­ку в свя­зи с извест­ны­ми «форс-мажор­ны­ми» обсто­я­тель­ства­ми. Обо­зна­че­ны новые сро­ки для выпол­не­ния смут­ных пре­зи­дент­ских ука­за­ний – 1 июля.

Види­мо, по замыс­лу ново­го гла­вы госу­дар­ства, ста­ро­ре­жим­но­му каби­не­ту пред­сто­ит взва­лить на себя все коро­на­ви­рус­ные тяго­ты. Но, судя по тому, что пре­мьер-мини­стру не выпа­ла честь писать новую про­грам­му, мож­но пред­по­ло­жить, что после июль­ских юби­лей­ных тор­жеств «вос­ста­нав­ли­вать эко­но­ми­че­ский рост» пору­чат кому-то дру­го­му.

Сме­ну пра­ви­тель­ства прак­тич­нее все­го при­уро­чить к выбо­рам в Мажи­лис, что­бы перед новым депу­тат­ским кор­пу­сом тока­ев­ский пре­мьер выгля­дел еще пода­ю­щим надеж­ды, без шлей­фа оши­бок и скан­да­лов. С дру­гой сто­ро­ны, новым хозя­е­вам Акор­ды навер­ня­ка не тер­пит­ся самим занять­ся пере­рас­пре­де­ле­ни­ем бюд­жет­ных и вне­бюд­жет­ных финан­со­вых пото­ков, поско­рее разо­брать­ся с мон­стром «Самрук-Казы­на» и про­чим «ква­зи­гос­сек­то­ром». Имен­но так мож­но пони­мать сло­ва Тока­е­ва о необ­хо­ди­мо­сти «до кон­ца решить вопро­сы даль­ней­шей при­ва­ти­за­ции». Сде­лать же это мож­но толь­ко убрав с доро­ги Мами­на и дру­гих клю­че­вых мини­стров.

Какой резон воз­об­ла­да­ет в Акор­де, пока не ясно.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан