29 C
Астана
3 августа, 2021
Image default

Отмена смертной казни: Токаев считает, что можно не менять Конституцию, правозащитники против

При­го­во­рить к смерт­ной каз­ни в Казах­стане могут по 15 видам пре­ступ­ле­ний, в том чис­ле за поку­ше­ние на жизнь Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. Одна­ко с 2003 года в стране дей­ству­ет мора­то­рий. Пра­во­за­щит­ни­ки не соглас­ны с выска­зы­ва­ни­ем Тока­е­ва о том, что «ника­ких изме­не­ний в основ­ной закон вно­сить не нужно».

Рес­пуб­ли­ка Казах­стан выс­шей цен­но­стью при­зна­ёт чело­ве­ка, его жизнь, сво­бо­ду и неотъ­ем­ле­мые пра­ва и осу­ществ­ля­ет свою дея­тель­ность в инте­ре­сах граж­да­ни­на и обще­ства — так напи­са­но в Конституции.

ПРЕЗИДЕНТ И МИД ПО-РАЗНОМУ ВИДЕЛИ ОТМЕНУ СМЕРТНОЙ КАЗНИ В КАЗАХСТАНЕ 

Казах­стан 24 сен­тяб­ря при­со­еди­нил­ся к про­то­ко­лу, кото­рым преду­смот­ре­на отме­на смерт­ной каз­ни. Доку­мент под назва­ни­ем «Вто­рой Факуль­та­тив­ный про­то­кол к Меж­ду­на­род­но­му пак­ту о граж­дан­ских и поли­ти­че­ских пра­вах» под­пи­сал пред­ста­ви­тель Казах­ста­на при ООН Кай­рат Умаров.

Пре­зи­дент Казах­ста­на Касым-Жомарт Тока­ев, будучи в Алма­ты с рабо­чим визи­том 25 сен­тяб­ря, заявил, что «необ­хо­ди­мо­сти менять Кон­сти­ту­цию нет».

«Это при­со­еди­не­ние пол­но­стью соот­вет­ству­ет Кон­сти­ту­ции, и ника­ких изме­не­ний в основ­ной закон не нуж­но вно­сить. Посколь­ку смерт­ная казнь преду­смат­ри­ва­ет­ся мора­то­ри­ем, кото­рый в свое вре­мя был про­воз­гла­шен нашим пер­вым пре­зи­ден­том. И по сути дела смерт­ная казнь отсут­ству­ет в нашей стране. Есть два неболь­ших исклю­че­ния, преду­смот­рен­ных Кон­сти­ту­ци­ей, и это пол­но­стью соот­вет­ству­ет духу факуль­та­тив­но­го про­то­ко­ла», — ска­зал Токаев.

Сло­ва пре­зи­ден­та про­ти­во­ре­чат ранее сде­лан­но­му заяв­ле­нию мини­стер­ства ино­стран­ных дел Казах­ста­на. 24 сен­тяб­ря ведом­ство сооб­ща­ло, что для вступ­ле­ния в силу про­то­ко­ла необ­хо­ди­мо вне­сти поправ­ки в Кон­сти­ту­цию и изме­нить наци­о­наль­ное зако­но­да­тель­ство стра­ны (эти сло­ва в заяв­ле­нии МИД, опуб­ли­ко­ван­ном мест­ны­ми СМИ, были уда­ле­ны из инфор­ма­ции на сай­те мини­стер­ства. — Ред.).

Несмот­ря на то что пре­зи­дент Тока­ев и неко­гда воз­глав­ля­е­мое им мини­стер­ство объ­яви­ли миру, что вла­сти стра­ны при­со­еди­нят­ся к про­то­ко­лу, кажет­ся, вопрос о том, какие ста­тьи зако­на сле­ду­ет изме­нить, оста­ет­ся открытым.

Пункт 1 ста­тьи 1 Вто­ро­го Факуль­та­тив­но­го про­то­ко­ла к Меж­ду­на­род­но­му пак­ту о граж­дан­ских и поли­ти­че­ских пра­вах гла­сит, что «ни одно лицо, нахо­дя­ще­е­ся под юрис­дик­ци­ей госу­дар­ства — участ­ни­ка насто­я­ще­го Про­то­ко­ла, не под­вер­га­ет­ся смерт­ной казни».

Како­вы тре­бо­ва­ния к госу­дар­ству, кото­рое толь­ко что при­со­еди­ни­лось к важ­но­му меж­ду­на­род­но­му про­то­ко­лу в обла­сти прав чело­ве­ка? Какие изме­не­ния необ­хо­ди­мо вне­сти в наци­о­наль­ное зако­но­да­тель­ство в соот­вет­ствии с этим доку­мен­том? Азаттык спро­сил об этом извест­но­го пра­во­за­щит­ни­ка и гла­ву Казах­стан­ско­го меж­ду­на­род­но­го бюро по пра­вам чело­ве­ка и соблю­де­нию закон­но­сти Евге­ния Жовтиса.

Евге­ний Жовтис.

— Дей­стви­тель­но, госу­дар­ство в момент рати­фи­ка­ции или при­со­еди­не­ния к про­то­ко­лу может сде­лать ого­вор­ку, что смерт­ная казнь в этом госу­дар­стве при­ме­ня­ет­ся в воен­ное вре­мя при совер­ше­нии наи­бо­лее тяж­ких пре­ступ­ле­ний воен­но­го харак­те­ра. При этом оно долж­но сооб­щать гене­раль­но­му сек­ре­та­рю ООН о любом нача­ле или пре­кра­ще­нии вой­ны. В нашей Кон­сти­ту­ции, поми­мо воен­ных пре­ступ­ле­ний, ука­за­ны ещё тер­ро­ри­сти­че­ские пре­ступ­ле­ния, о кото­рых нель­зя делать ого­вор­ку, соглас­но тре­бо­ва­ни­ям про­то­ко­ла. Так­же казнь преду­смат­ри­ва­ет­ся за наём­ни­че­ство, при­чём и не в воен­ное вре­мя, пося­га­тель­ство на жизнь пер­во­го пре­зи­ден­та, пре­зи­ден­та, дивер­сию. Так что и Кон­сти­ту­цию, и уго­лов­ный кодекс надо менять, — гово­рит Жовтис.

За что в Казахстане могут приговорить к смертной казни

Виды пре­ступ­ле­ний, кара­е­мых смерт­ной каз­нью в Уго­лов­ном кодек­се Казахстана:

  1. Ста­тья 160. Пла­ни­ро­ва­ние, под­го­тов­ка, раз­вя­зы­ва­ние или веде­ние агрес­сив­ной войны;
  2. Ста­тья 163. При­ме­не­ние ору­жия мас­со­во­го уни­что­же­ния, запре­щен­но­го меж­ду­на­род­ны­ми дого­во­ра­ми Рес­пуб­ли­ки Казахстан;
  3. Ста­тья 164. Нару­ше­ние зако­нов и обычаев;
  4. Ста­тья 168. Гено­цид во вре­мя войны;
  5. Ста­тья 170. Уча­стие наем­ни­ка в воору­жен­ном кон­флик­те, воен­ных дей­стви­ях или иных насиль­ствен­ных дей­стви­ях, направ­лен­ных на свер­же­ние или под­рыв кон­сти­ту­ци­он­но­го строя либо нару­ше­ние тер­ри­то­ри­аль­ной целост­но­сти госу­дар­ства, повлек­шее гибель людей или иные тяж­кие последствия;
  6. Ста­тья 177. Пося­га­тель­ство на жизнь Пер­во­го Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Казах­стан — Гла­вы госу­дар­ства (Нур­сул­тан Назар­ба­ев. — Ред.);
  7. Ста­тья 178. Пося­га­тель­ство на жизнь Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Казахстан;
  8. Ста­тья 184. Диверсия;
  9. Ста­тья 255. Акт терроризма;
  10. Ста­тья 437. Непо­ви­но­ве­ние или иное неис­пол­не­ние при­ка­за во вре­мя войны;
  11. Ста­тья 438. Сопро­тив­ле­ние началь­ни­ку во вре­мя вой­ны или при­нуж­де­ние его к нару­ше­нию слу­жеб­ных обязанностей;
  12. Ста­тья 439. Насиль­ствен­ные дей­ствия в отно­ше­нии во вре­мя войны;
  13. Ста­тья 442. Дезер­тир­ство из армии во вре­мя войны;
  14. Ста­тья 443. Укло­не­ние или отказ от несе­ния воин­ской во вре­мя войны;
  15. Ста­тья 444. Нару­ше­ние пра­вил несе­ния бое­во­го дежур­ства в бое­вое или воен­ное время.
Жемис Тур­ма­гам­бе­то­ва.

По мне­нию пра­во­за­щит­ни­ка и гла­вы обще­ствен­но­го фон­да «Хар­тия за пра­ва чело­ве­ка» Жемис Тур­ма­гам­бе­то­вой, кото­рая уже чет­верть века при­зы­ва­ет вла­сти Казах­ста­на отме­нить смерт­ную казнь, теперь госу­дар­ство долж­но при­ве­сти свое зако­но­да­тель­ство в соот­вет­ствие с меж­ду­на­род­ны­ми доку­мен­та­ми и вне­сти поправ­ки во мно­гие законы.

— Еще мно­гое пред­сто­ит сде­лать, а имен­но изме­нить зако­но­да­тель­ство, пере­смот­реть ста­тьи уго­лов­но­го кодек­са, по кото­рым преду­смот­ре­но назна­че­ние смерт­ной каз­ни, — гово­рит Жемис Турмагамбетова.

СРЕДИ ПОСТСОВЕТСКИХ СТРАН К ПРОТОКОЛУ ЕЩЕ НЕ ПРИСОЕДИНИЛИСЬ РОССИЯ, ТАДЖИКИСТАН И БЕЛАРУСЬ

Меж­ду­на­род­ная пра­во­за­щит­ная орга­ни­за­ция Amnesty International назва­ла реше­ние Казах­ста­на при­со­еди­нить­ся ко вто­ро­му Факуль­та­тив­но­му про­то­ко­лу, кото­рый обя­зы­ва­ет его отка­зать­ся от смерт­ной каз­ни, «важ­ным шагом на пути к отмене смерт­ной казни».

«Эта новость вооду­шев­ля­ет нас по мере того, как Казах­стан всё бли­же к при­со­еди­не­нию к посто­ян­но рас­ту­щей семье наро­дов, кото­рые оста­ви­ли поза­ди это позор­ное нака­за­ние. Теперь Казах­стан дол­жен сде­лать послед­ний шаг, зако­но­да­тель­но отме­нив смерт­ную казнь за все пре­ступ­ле­ния и без­ого­во­роч­но рати­фи­ци­ро­вав Факуль­та­тив­ный про­то­кол», — гов

орит Мари Стра­зерс, дирек­тор Amnesty International по Восточ­ной Евро­пе и Цен­траль­ной Азии, ком­мен­ти­руя дан­ное сообщение.

Сре­ди пост­со­вет­ских стран ко вто­ро­му Факуль­та­тив­но­му про­то­ко­лу еще не при­со­еди­ни­лись Рос­сия, Таджи­ки­стан и Бела­русь. Бела­русь — един­ствен­ная стра­на в Евро­пе, где при­ме­ня­ет­ся смерт­ная казнь.

Хэза Мак­гилл.

— Мы при­зы­ва­ем Казах­стан и все дру­гие стра­ны, где все еще сохра­ни­лась смерт­ная казнь, отка­зать­ся от нее пол­но­стью, без исклю­че­ния, даже за воен­ные пре­ступ­ле­ния, — гово­рит экс­перт Amnesty International по Цен­траль­ной Азии Азаттыку.

Пра­во­за­щит­ник выра­зи­ла надеж­ду, что про­це­ду­ры при­со­еди­не­ния ко Вто­ро­му Факуль­та­тив­но­му про­то­ко­лу к Меж­ду­на­род­но­му пак­ту о граж­дан­ских и поли­ти­че­ских пра­вах не зай­мут мно­го вре­ме­ни и он будет рати­фи­ци­ро­ван Нур-Сул­та­ном после при­ня­тия соот­вет­ству­ю­щих мер.

— Мы при­вет­ству­ем и под­чер­ки­ва­ем, что этим важ­ным шагом пра­ви­тель­ство Казах­ста­на берет на себя обя­за­тель­ство отка­зать­ся от смерт­ной каз­ни. Мы будем посто­ян­но под­ни­мать и тре­бо­вать на меж­ду­на­род­ном уровне, что­бы Казах­стан рати­фи­ци­ро­вал дан­ный про­то­кол и при­вел наци­о­наль­ное зако­но­да­тель­ство в соот­вет­ствие с ним и вопло­тил его в жизнь. Думаю, что казах­стан­ские пра­во­за­щит­ни­ки тоже вне­сут свою леп­ту, – гово­рит Хэза Макгилл.

Международные пакты, к которым присоединился Казахстан

Казах­стан под­пи­сал Меж­ду­на­род­ный пакт о граж­дан­ских и поли­ти­че­ских пра­вах и Меж­ду­на­род­ный пакт об эко­но­ми­че­ских, соци­аль­ных и куль­тур­ных пра­вах в 2003 году и рати­фи­ци­ро­вал его спу­стя два года, в 2005 году.

В 2007 году был под­пи­сан и рати­фи­ци­ро­ван в 2009 году пер­вый Факуль­та­тив­ный про­то­кол к Меж­ду­на­род­но­му пак­ту о граж­дан­ских и поли­ти­че­ских пра­вах. Соглас­но про­то­ко­лу, граж­дане Казах­ста­на могут подать лич­ную жало­бу в Коми­тет ООН по пра­вам человека.

ОТКАЗАТЬСЯ ИЛИ ОСТАВИТЬ? 

По неко­то­рым дан­ным, до вве­де­ния мора­то­рия в Казах­стане было при­ве­де­но в испол­не­ние 536 смерт­ных при­го­во­ров. Послед­ний такой при­го­вор был при­ве­ден в испол­не­ние в 2003 году, до под­пи­са­ния мора­то­рия. Тем не менее в обще­стве не пре­кра­ща­лись спо­ры о смерт­ной казни.

Адво­кат Бел­ги­бай Сака­ли­ев, про­ра­бо­тав­ший судьей око­ло 25 лет, счи­та­ет, что дли­тель­ное тюрем­ное заклю­че­ние за счет госу­дар­ства — это неоправ­дан­ные рас­хо­ды для тех, кто совер­шил серьез­ные преступления.

— Я счи­таю, что смерт­ная казнь долж­на сохра­нять­ся при опре­де­лен­ных обсто­я­тель­ствах, пото­му что ино­гда созда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что при­го­во­рен­ный даже к дли­тель­но­му сро­ку заклю­че­ния за осо­бо жесто­кое убий­ство, а ино­гда и убий­ство несколь­ких чело­век не полу­ча­ет спра­вед­ли­во­го и над­ле­жа­ще­го нака­за­ния. Поэто­му я счи­таю, что луч­ше быть в чис­ле стран со смерт­ной каз­нью, — гово­рит быв­ший судья.

Рыс­бек Сар­сен­бай, брат оппо­зи­ци­он­но­го поли­ти­ка Алтын­бе­ка Сар­сен­ба­е­ва, уби­то­го вме­сте с дву­мя сво­и­ми сорат­ни­ка­ми, счи­та­ет, что отме­нять смерт­ную казнь в Казах­стане еще рано.

Рыс­бек Сарсенбай.

— Мы зна­ем, что пре­ступ­ле­ния, в том чис­ле убий­ства, совер­ша­ют­ся при раз­ных обсто­я­тель­ствах. Есть слу­чай­ные убий­ства, есть и те, кто созна­тель­но тво­рит зло и совер­ша­ет кро­во­про­ли­тие. К при­ме­ру, пре­ступ­ле­ния про­тив детей, в резуль­та­те кото­рых они уми­ра­ют мучи­тель­ной смер­тью, все­гда были источ­ни­ком воз­му­ще­ния обще­ствен­но­сти. Ино­гда кого-то уби­ва­ют из чув­ства мести. Каж­дый дол­жен знать, что за совер­шён­ное пре­ступ­ле­ние будет соот­вет­ству­ю­щее нака­за­ние, — гово­рит Рыс­бек Сарсенбай.

Участ­ни­ца акции, тре­бу­ю­щая смерт­ной каз­ни для педо­фи­лов. Нур-Сул­тан, 3 авгу­ста 2020 года.

Одна­ко он не исклю­ча­ет воз­мож­но­сти того, что нару­ше­ния со сто­ро­ны след­ствен­ных и судеб­ных орга­нов могут ино­гда при­во­дить к непра­виль­ным реше­ни­ям и нака­за­нию невин­ных людей. Рыс­бек Сар­сен­бай счи­та­ет, что во избе­жа­ние такой непо­пра­ви­мой ошиб­ки в уго­лов­но-испол­ни­тель­ном зако­но­да­тель­стве долж­на быть нор­ма о том, что смерт­ная казнь долж­на при­во­дить­ся в испол­не­ние толь­ко по исте­че­нии дли­тель­но­го пери­о­да времени.

И Бел­ги­бай Сака­ли­ев, и Рыс­бек Сар­сен­бай счи­та­ют, что, если зако­ном преду­смот­ре­на смерт­ная казнь за самые тяж­кие пре­ступ­ле­ния, неко­то­рые два­жды поду­ма­ют, преж­де чем совер­шить такое пре­ступ­ле­ние. Но пра­во­за­щит­ни­ки кате­го­ри­че­ски не соглас­ны с таким мнением.

По сло­вам Жемис Тур­ма­гам­бе­то­вой, с 2004 года по сего­дняш­ний день коли­че­ство пре­ступ­ле­ний, по кото­рым может быть при­ме­не­на смерт­ная казнь, пошло на убыль. У нас нет тако­го всплес­ка тяж­ких видов пре­ступ­ле­ний, гово­рит она.

— Соглас­но иссле­до­ва­ни­ям, кото­рые про­во­ди­лись в стра­нах, где отка­за­лись от смерт­ной каз­ни как вида нака­за­ния, отме­на ее не име­ет ника­ко­го вли­я­ния на рост насиль­ствен­ных пре­ступ­ле­ний, — гово­рит экс­перт Amnesty International Хэза Макгилл.

Пра­во­за­щит­ник Евге­ний Жовтис гово­рит, что есть три при­чи­ны, по кото­рым сто­ит отка­зать­ся от смерт­ной казни.

Это един­ствен­ный вид нака­за­ния, кото­рый необ­ра­тим. Было нема­ло слу­ча­ев, когда вслед­ствие судеб­ной ошиб­ки чело­ве­ка при­го­ва­ри­ва­ли к смерт­ной каз­ни, преж­де чем при­зна­ва­ли эти ошибки.

— Во-пер­вых, это един­ствен­ный вид нака­за­ния, кото­рый необ­ра­тим. Было нема­ло слу­ча­ев, когда вслед­ствие судеб­ной ошиб­ки чело­ве­ка при­го­ва­ри­ва­ли к смерт­ной каз­ни (неко­то­рые из них даже при­ве­де­ны в испол­не­ние), преж­де чем при­зна­ва­ли эти ошиб­ки. Поэто­му там, где судит чело­век, где есть воз­мож­ность чело­ве­че­ской ошиб­ки, смерт­ную казнь нель­зя при­ме­нять, пото­му что невоз­мож­но вер­нуть жизнь неспра­вед­ли­во осуж­дён­но­му чело­ве­ку. Во-вто­рых, такой вид нака­за­ния не игра­ет ника­кой роли с точ­ки зре­ния про­фи­лак­ти­ки и ниче­го не меня­ет, поэто­му прак­ти­че­ски вся Евро­па (за исклю­че­ни­ем Бела­ру­си) отка­за­лась от нее. В‑третьих, госу­дар­ство не может быть пала­чом и кара­те­лем. Эмо­ци­о­наль­но каж­дый чело­век име­ет пра­во, конеч­но, на любую реак­цию. Но посколь­ку мы пере­да­ли госу­дар­ству пра­во судить, то госу­дар­ство долж­но это делать на этих прин­ци­пах, оди­на­ко­вых ко всем, в том чис­ле даже и к этим людям, — гово­рит правозащитник.

Жовтис в каче­стве при­ме­ра при­вел дело Оле­га Горо­за­шви­ли, кото­ро­го более 20 лет назад обви­ни­ли в убий­стве во вре­мя дра­ки в Усть-Каме­но­гор­ске, а поз­же ему при­шлось «при­знать­ся в убий­стве» дру­го­го чело­ве­ка во вре­мя след­ствия без адвоката.

— В суде была дока­за­на его винов­ность в убий­стве во вре­мя дра­ки в обще­жи­тии. Но не было ника­ких дока­за­тельств того, что он совер­шил вто­рое «пре­ступ­ле­ние». Одна­ко суд при­знал его винов­ным в убий­стве двух чело­век и при­го­во­рил к смерт­ной каз­ни, — гово­рит Жовтис.

В послед­нюю неде­лю апре­ля 1997 года казах­стан­ские вла­сти, игно­ри­руя неод­но­крат­ные прось­бы Amnesty International и дру­гих орга­ни­за­ций, отда­ли при­каз о каз­ни Оле­га Горо­за­шви­ли. Смерт­ный при­го­вор был при­ве­ден в испол­не­ние, несмот­ря на сомне­ния в его винов­но­сти, подо­зре­ния о серьез­ной судеб­ной ошиб­ке и явное наме­ре­ние госу­дар­ствен­но­го след­ствия не откла­ды­вать казнь для даль­ней­ше­го рас­смот­ре­ния дела. Меж­ду­на­род­ные орга­ни­за­ции тогда под­верг­ли кри­ти­ке эти дей­ствия Казахстана.

УБЕДИТЬ ОБЩЕСТВО В ГУМАНИЗАЦИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

В обще­стве есть те, кто счи­та­ет, что вопрос об отмене смерт­ной каз­ни или остав­ле­нии ее в законе дол­жен быть выне­сен на обще­ствен­ное обсуж­де­ние и решен на все­на­род­ном референдуме.

— Отме­на смерт­ной каз­ни — поли­ти­че­ски гуман­ное реше­ние. И это пре­ро­га­ти­ва толь­ко гла­вы госу­дар­ства. Нико­гда ни в одной стране мира [кото­рая отка­за­лась от смерт­ной каз­ни] такие реше­ния не при­ни­ма­ют­ся путем пле­бис­ци­та. Это преж­де все­го вопрос гуман­но­сти, что от име­ни госу­дар­ства не будут лишать чело­ве­ка жиз­ни, — гово­рит Жемис Турмагамбетова.

Адво­кат из Алма­ты Джо­хар Уте­бе­ков объ­яс­ня­ет, поче­му он под­дер­жи­ва­ет отме­ну смерт­ной казни.

Я ценю чело­ве­че­скую жизнь, поэто­му счи­таю, что даже самые отвра­ти­тель­ные лич­но­сти, кото­рые совер­ши­ли самые гнус­ные поступ­ки про­тив обще­ства, не заслу­жи­ва­ют быть убитыми.

— Во-пер­вых, я ценю чело­ве­че­скую жизнь, поэто­му счи­таю, что даже самые отвра­ти­тель­ные лич­но­сти, кото­рые совер­ши­ли самые гнус­ные поступ­ки про­тив обще­ства, не заслу­жи­ва­ют быть уби­ты­ми. Во-вто­рых, конеч­но же, это веро­ят­ность воз­мож­ной ошиб­ки судеб­ной и пра­во­охра­ни­тель­ной систем. Это наи­бо­лее попу­ляр­ный довод в нашей стране, когда люди высту­па­ют про­тив смерт­ной каз­ни, пото­му что они боят­ся ошиб­ки. Это свя­за­но с недо­ве­ри­ем к вла­стям, в част­но­сти к пра­во­охра­ни­тель­ной и судеб­ной систе­мам, ­— гово­рит Утебеков.

Пра­во­за­щит­ник Евге­ний Жовтис счи­та­ет, что если Казах­стан хочет быть демо­кра­ти­че­ской, циви­ли­зо­ван­ной стра­ной, то дол­жен отка­зать­ся от смерт­ной каз­ни. По его сло­вам, коли­че­ство стран в мире, не отка­зы­ва­ю­щих­ся от это­го вида нака­за­ния, с каж­дым годом уменьшается.

— К при­ме­ру, в Коста-Рике уже 200 лет нет смерт­ной каз­ни. Надо пони­мать, что это не реше­ние ника­ких про­блем. И что пожиз­нен­ное лише­ние сво­бо­ды или дли­тель­ные сро­ки — это доста­точ­но серьез­ное нака­за­ние, — гово­рит Жовтис.

— Пра­ви­тель­ство долж­но ука­зы­вать сво­им граж­да­нам путь в циви­ли­зо­ван­ное, более гуман­ное обще­ство, где жизнь каж­до­го чело­ве­ка явля­ет­ся наи­выс­шей цен­но­стью, кото­рую никто ни под каким пред­ло­гом не име­ет пра­ва отни­мать. И пра­ви­тель­ству нуж­но иметь уве­рен­ность и муже­ство, что­бы убе­дить соб­ствен­ных граж­дан в необ­хо­ди­мо­сти тако­го важ­но­го шага, — гово­рит экс­перт Amnesty International по Цен­траль­ной Азии Хэза Макгилл.

Про­тест про­тив при­ме­не­ния смерт­ной каз­ни в Иране у посоль­ства Ира­на в Бель­гии. Брюс­сель, 10 октяб­ря 2019 года.

Китай, Иран, Сау­дов­ская Ара­вия, Ирак, Еги­пет, Соеди­нен­ные Шта­ты Аме­ри­ки, Паки­стан, Сома­ли и Южный Судан вхо­дят в первую десят­ку стран в докла­де Amnesty International о смерт­ной каз­ни за 2019 год.

По дан­ным орга­ни­за­ции, в про­шлом году в 20 стра­нах было при­ве­де­но в испол­не­ние 657 каз­ней, что на пять про­цен­тов мень­ше, чем в преды­ду­щем году. Это самый низ­кий пока­за­тель за послед­ние десять лет. Одна­ко, несмот­ря на эту тен­ден­цию в мире, коли­че­ство смерт­ных при­го­во­ров рез­ко воз­рос­ло в Сау­дов­ской Ара­вии, Ира­ке, Южном Судане и Йемене.

В про­шлом году Нью-Гэмп­шир отме­нил смерт­ную казнь за все пре­ступ­ле­ния. Таким обра­зом, коли­че­ство шта­тов в США, отме­нив­ших этот вид нака­за­ния, достиг­ло 21. Кали­фор­ния, штат США, кото­рый лиди­ру­ет по коли­че­ству при­го­во­рен­ных к смерт­ной каз­ни, офи­ци­аль­но объ­яви­ла мора­то­рий на смерт­ную казнь.

Бар­ба­дос исклю­чил смерт­ную казнь из Кон­сти­ту­ции. Мора­то­рии на смерт­ную казнь по-преж­не­му дей­ству­ют в Гам­бии, Казах­стане, Малай­зии, Рос­сии и Таджикистане.

По дан­ным орга­ни­за­ции Amnesty International, на конец 2019 года 106 стран мира отме­ни­ли смерт­ную казнь за все пре­ступ­ле­ния. В 142 стра­нах смерт­ная казнь отме­не­на как юри­ди­че­ски, так и на практике.

Посе­ти­те­ли выстав­ки, посвя­щен­ной смерт­ной каз­ни в Беларуси.

ЧТО БУДЕТ С РУСЛАНОМ КУЛЕКБАЕВЫМ 

С тех пор как Казах­стан ввел мора­то­рий на смерт­ную казнь в 2003 году, в стране было выне­се­но как мини­мум два смерт­ных приговора.

В 2006 году быв­ший офи­цер поли­ции Рустам Ибра­ги­мов, осуж­дён­ный за пре­ду­мыш­лен­ное убий­ство оппо­зи­ци­он­но­го поли­ти­ка Алтын­бе­ка Сар­сен­ба­е­ва и двух его помощ­ни­ков, был при­го­во­рен к смерт­ной каз­ни. Поз­же нака­за­ние пере­смот­ре­ли и дали Ибра­ги­мо­ву пожиз­нен­ный срок.

В 2016 году суд при­го­во­рил 26-лет­не­го Рус­ла­на Кулек­ба­е­ва к смерт­ной каз­ни за воору­жен­ное напа­де­ние на поли­цей­ский уча­сток и депар­та­мент коми­те­та наци­о­наль­ной без­опас­но­сти в Алма­ты и убий­ство деся­ти чело­век. Вла­сти назва­ли напа­де­ния тер­ак­том, а в Алма­ты в тече­ние одно­го дня дей­ство­вал «крас­ный», чрез­вы­чай­ный уро­вень тер­ро­ри­сти­че­ской угрозы.

Судеб­ный про­цесс по это­му делу длил­ся менее трех недель. Про­ве­де­ние слу­ша­ний в учре­жде­нии ЛА-155/18 (это след­ствен­ный изо­ля­тор) вла­сти объ­яс­ни­ли тем, что Кулек­ба­ев про­яв­ля­ет агрес­сию и яко­бы может орга­ни­зо­вать побег во вре­мя его транс­пор­ти­ров­ки в суд. Судеб­ные засе­да­ния про­хо­ди­ли при повы­шен­ных мерах безопасности.

После того как Казах­стан рати­фи­ци­ру­ет про­то­кол, как ска­за­ла Жемис Тур­ма­гам­бе­то­ва, суды долж­ны будут пере­смот­реть дела при­го­во­рен­ных, кото­рые нахо­дят­ся под мора­то­ри­ем, в том чис­ле дело «алма­тин­ско­го стрелка».

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Центральная Азия конкурирует за инвестиции из Германии

Германия прощается с атомной энергетикой

Дайджест прессы за 22 февраля 2012 года