-28 C
Астана
26 ноября, 2022
Image default

Ответ депутату Мажилиса Боброву от депутата Европарламента Пола Мерфи

Нача­ло
пере­го­вор­но­го про­цес­са, вос­ста­нов­ле­ние уво­лен­ных без пред­ва­ри­тель­ных усло­вий и
осво­бож­де­ние проф­со­юз­ных лиде­ров. Вот три усло­вия, при соблю­де­нии кото­рых можно
най­ти выход из ситу­а­ции, сло­жив­шей­ся на Ман­ги­стау, уве­рен депутат
Евро­пар­ла­мен­та Пол Мер­фи, побы­вав­ший в июле на запа­де Казах­ста­на.
Пол
Мер­фи ана­ли­зи­ро­вал все офи­ци­аль­ные дан­ные о зара­бот­ках и поло­же­нии бастующих
неф­тя­ни­ков в сво­ем отве­те мажи­лис­ме­ну Вла­ди­ми­ру Боб­ро­ву, кото­рый «пожа­ло­вал­ся»
на г‑на Мер­фи Пао­ло Бар­то­лоц­ци. Пись­мо, пере­ве­ден­ное Соци­а­ли­сти­че­ским движением
Казах­ста­на, мы пред­ла­га­ем ниже.

Ответ
г‑ну Боб­ро­ву по пово­ду заба­стов­ки неф­тя­ни­ков в Запад­ном Казахстане

Вот уже более
двух меся­цев в Запад­ном Казах­стане басту­ют тыся­чи рабо­чих-неф­тя­ни­ков. Это
работ­ни­ки казах­стан­ской наци­о­наль­ной ком­па­нии «Каз­Му­най­Газ» и её дочерних
пред­при­я­тий — в том чис­ле «Кара­жан­бас­Му­най», «Тул­пар­Му­най­Сер­вис»,
«Аргы­мак­Транс­Сер­вис» и «Озен­Му­най­Газ».

Об этой заба­стов­ке рас­про­стра­ня­ет­ся мно­же­ство лож­ных све­де­ний, цель —
оста­вить неф­тя­ни­ков без под­держ­ки. У самих же рабо­чих мало возможностей
досту­чать­ся до прес­сы, почти нет досту­па к Интер­не­ту, а защи­щав­шие их юристы
отправ­ле­ны за решетку.

В сво­ем пись­ме «ува­жа­е­мо­му г‑ну Бар­то­лоц­ци» (пред­се­да­те­лю Комитета
пар­ла­мент­ско­го сотруд­ни­че­ства «Евро­пей­ский Союз — Рес­пуб­ли­ка Казахстан»)
Вла­ди­мир Боб­ров, сопред­се­да­тель это­го же коми­те­та и депу­тат парламента
Рес­пуб­ли­ки Казах­стан, под­вер­га­ет соци­а­ли­ста и депу­та­та Евро­пар­ла­мен­та Пола
Мёр­фи кри­ти­ке за то, что тот под­дер­жал стач­ку, и обе­ща­ет представить
«объ­ек­тив­ную кар­ти­ну это­го соци­аль­но­го кон­флик­та». Эта объ­ек­тив­ная картина,
одна­ко, осно­вы­ва­ет­ся исклю­чи­тель­но на «исчер­пы­ва­ю­щей инфор­ма­ции», которая
полу­че­на от ком­па­нии «Раз­вед­ка и Добы­ча Каз­Му­най­Газ», без каких-либо попыток
пред­ста­вить аргу­мен­та­цию рабо­чих, участ­ву­ю­щих в заба­стов­ке. И эта кар­ти­на явно
содер­жит мно­же­ство неточностей.

Г‑н Боб­ров пока­зал свою при­вер­жен­ность «объ­ек­тив­но­сти», когда напал с
кри­ти­кой на недав­ний визит Пола Мёр­фи в Казах­стан. По окон­ча­нии этой поезд­ки в
про­пра­ви­тель­ствен­ных СМИ разо­шел­ся пресс-релиз, выпу­щен­ный агент­ством «Каз­ТАГ».
В этом пресс-рели­зе заяв­ля­лось, что поезд­ка Пола была сугу­бо пер­со­наль­ной, а не
офи­ци­аль­но совер­ша­е­мой по пору­че­нию Объ­еди­нен­ных Левых Евро­пы, и приводилась
обшир­ная цита­та из слов Пао­ло Бар­то­лоц­ци. По сло­вам агент­ства «Каз­ТАГ», г‑н
Бар­то­лоц­ци ска­зал: «Если заяв­ле­ния П.Мёрфи будут наце­ле­ны на вме­ша­тель­ство во
внут­рен­ние дела госу­дар­ства — при­зы­вы к про­ве­де­нию бес­по­ряд­ков или нарушению
пра­во­по­ряд­ка, обра­ще­ние казах­стан­ской сто­ро­ны к пре­зи­ден­ту Евро­пар­ла­мен­та и
гла­ве деле­га­ции по Казах­ста­ну будет встре­че­но с пони­ма­ни­ем, и будут при­ня­ты меры
реагирования».

В ответ на дан­ную пуб­ли­ка­цию груп­па «Объ­еди­нен­ные Левые Евро­пы» и
Пао­ло Бар­то­лоц­ци выпу­сти­ли заяв­ле­ния для прес­сы. В пер­вом заявлении
под­твер­жда­лось, что Пол явля­ет­ся офи­ци­аль­ным пред­ста­ви­те­лем груп­пы левых в
Евро­пар­ла­мен­те, а во вто­ром заяв­ля­лось, что г‑н Бар­то­лоц­ци не давал никаких
ком­мен­та­ри­ев агент­ству «Каз­ТАГ» по дан­но­му пово­ду. Несмот­ря на это, г‑н Бобров
про­дол­жа­ет заяв­лять в казах­стан­ской прес­се, что Пол Мёр­фи про­сто ездил на
отдых, и что «его мне­ние — лишь част­ное мнение».

В сво­ем пись­ме г‑н Боб­ров утвер­жда­ет: «В сере­дине мая 2011
года в двух пред­при­я­ти­ях, вхо­дя­щих в систе­му Ком­па­нии, нача­лись акции протеста
с тре­бо­ва­ни­ем повы­сить уро­вень опла­ты тру­да работ­ни­ков, при­чем сра­зу в 1,8
раза».

Здесь невер­но истол­ко­вы­ва­ют­ся тре­бо­ва­ния рабо­чих, которые
сфор­му­ли­ро­ва­ны в пись­мен­ном заяв­ле­нии о нача­ле голо­дов­ки, дати­ро­ван­ном 12 мая
2011 года. Это заяв­ле­ние появи­лось в резуль­та­те мно­го­чис­лен­ных попы­ток склонить
ком­па­нию к про­дол­же­нию пере­го­во­ров о при­ме­не­нии ранее достиг­ну­тых соглашений:
опла­чи­вать рабо­ту с коэф­фи­ци­ен­том 1,7 за опас­ные усло­вия тру­да и с
коэф­фи­ци­ен­том 1,8 за тяже­лые кли­ма­ти­че­ские усло­вия. В сво­ем заявлении
про­те­сту­ю­щие выра­жа­ли недо­воль­ство тем, что адми­ни­стра­ция не пошла на
пере­го­во­ры, а пред­при­ня­ла гру­бые выпа­ды и угро­зы — напри­мер, Первый
Вице-пре­зи­дент ТОО «Аргы­мак­Транс­Сер­вис», как утвер­жда­ют, пообе­щал «уво­лить,
если пона­до­бит­ся, 3000 чело­век». Такой под­ход, а так­же исполь­зо­ва­ние охранников
и поли­цей­ских для предот­вра­ще­ния уча­стия выбор­ных проф­со­юз­ных пред­ста­ви­те­лей в
арбит­ра­же (21−01−2011) (кото­рый, как пред­по­ла­га­лось, решит раз­но­гла­сия по
пово­ду коэф­фи­ци­ен­тов), при­ве­ли к сры­ву пере­го­вор­ных процедур.

На нынеш­нем эта­пе основ­ные тре­бо­ва­ния про­те­сту­ю­щих — это, в том числе,
пре­кра­тить уволь­не­ния работ­ни­ков и бан­дит­ские напа­де­ния на чле­нов проф­со­ю­за, а
так­же
немед­лен­но при­сту­пить к пере­го­во­рам о вве­де­нии тариф­ных ста­вок,
для чего создать комис­сию из пред­ста­ви­те­лей работ­ни­ков, проф­со­ю­зов и высшего
руко­вод­ства ком­па­нии.
Работ­ни­ки выдви­ну­ли в каче­стве сво­их представителей
шесть чело­век
. Это были Акжа­нат Ами­нов, Ната­лья Ажи­га­ли­е­ва, Роза Тулетаева,
Ната­лья Соко­ло­ва, Сул­тан­га­ли Есба­ев и Мух­тар Умбетов.

Учи­ты­вая, что обсуж­да­е­мый коэф­фи­ци­ент — 1,8 за рабо­ту в тяжелом
реги­оне — был уза­ко­нен вла­стя­ми Казах­ста­на (закон № 548, опуб­ли­ко­ван­ный 9 июня
2008 года) и дол­жен был всту­пить в дей­ствие с 1 янва­ря 2009 года, утверждения
г‑на Боб­ро­ва о том, что рабо­чие тре­бу­ют «повы­сить уро­вень опла­ты труда…
при­чем сра­зу в 1,8 раза», совер­шен­но не соот­вет­ству­ют дей­стви­тель­но­сти. Рабочие
доби­ва­лись пере­го­во­ров о вве­де­нии коэф­фи­ци­ен­та, кото­рый вла­сти вве­ли еще в 2009
году.

Ком­па­ния утвер­жда­ет, что рабо­чие невер­но пони­ма­ют принцип,
соглас­но кото­ро­му дол­жен при­ме­нять­ся коэф­фи­ци­ент. Ком­па­ния гово­рит: коэффициент
дол­жен при­ме­нять­ся лишь к базо­вой став­ке, но не к над­бав­кам. Рабо­чие, однако,
наста­и­ва­ют на том, что такой прин­цип суще­ствен­но заде­ва­ет их инте­ре­сы как по
срав­не­нию с тре­бо­ва­ни­я­ми тру­до­во­го зако­но­да­тель­ства, так и по срав­не­нию с
кол­лек­тив­ны­ми согла­ше­ни­я­ми, заклю­чен­ны­ми меж­ду ком­па­ни­ей и профсоюзом.

Оче­вид­но, что это слож­ный вопрос, и рабо­чие наста­и­ва­ют на проведении
деталь­ных пере­го­во­ров, что­бы прий­ти нако­нец к решению.

Далее г‑н Боб­ров утвер­жда­ет, что с янва­ря 2008 г. по январь
2011 г. зара­бот­ная пла­та на басту­ю­щих пред­при­я­ти­ях вырос­ла в 6 раз, в
резуль­та­те чего сред­няя зар­пла­та в ком­па­нии состав­ля­ет око­ло 1500 евро, в 3
раза выше, чем сред­няя зар­пла­та по стране.

В «сред­нюю» зар­пла­ту, разу­ме­ет­ся, вхо­дят и зара­бот­ки высших
мене­дже­ров, кото­рые, судя по инфор­ма­ции, озву­чен­ной на собра­нии акционеров
Каз­Му­най­Га­за в 2010 году, полу­ча­ли каж­дый месяц от 10 до 35 тыс. евро — другими
сло­ва­ми, в 70 раз боль­ше, чем сред­ний заработок.

Срав­не­ние со сред­ней зар­пла­той по стране тоже вызы­ва­ет вопросы.
При­род­ные ресур­сы Казах­ста­на огром­ны, а чис­лен­ность насе­ле­ния срав­ни­тель­но невелика
— при таких усло­ви­ях про­сто позор, что сред­няя зар­пла­та в стране ниже 500 евро
в месяц. Мно­гие люди, с кото­ры­ми мы встре­ти­лись, объ­яс­ни­ли при­чи­ну: богатства
стра­ны кон­цен­три­ру­ют­ся в руках немно­гих или ухо­дят за рубеж. Те сум­мы, которые
выпла­чи­ва­ют­ся выс­шим мене­дже­рам и дирек­то­рам ком­па­нии, кажет­ся, только
под­твер­жда­ют эти сло­ва. Срав­ни­вать зар­пла­ты неф­тя­ни­ков с постыд­но низким
сред­ним зара­бот­ком по стране в целом и гово­рить, что они, таким обра­зом, не
долж­ны полу­чать то, что им при­чи­та­ет­ся — это лжи­вый аргу­мент, направ­лен­ный лишь
на раз­де­ле­ние раз­ных групп рабо­чих меж­ду собой.

Финан­со­вый отдел ком­па­нии «Озен­Му­най­Газ», однако,
предо­ста­вил нам ана­лиз реаль­ных зар­плат для девя­ти кате­го­рий работ­ни­ков. Эти
циф­ры пода­ва­лись так, что­бы про­де­мон­стри­ро­вать огром­ное уве­ли­че­ние за последние
три года, но в резуль­та­те изу­че­ния полу­чен­ных дан­ных выяви­лось множество
несо­от­вет­ствий меж­ду циф­ра­ми, кото­рые фигу­ри­ру­ют в пре­зен­та­ци­ях и должны
про­из­во­дить впе­чат­ле­ние, и циф­ра­ми в более подроб­ных таб­ли­цах. Поэто­му, что­бы избежать
обви­не­ний в пред­взя­то­сти, возь­мем циф­ры, предо­став­лен­ные финан­со­вым отделом.
Сред­ний зара­бо­ток для всех девя­ти кате­го­рий пер­со­на­ла с 2008 по 2011 годы
повы­сил­ся с 575 евро до 1050. Лишь у одной из кате­го­рий зара­бо­ток превысил
порог в 1500 евро и лишь один раз.





Сле­ду­ет отме­тить, что в этот пери­од дол­жен был быть введен
коэф­фи­ци­ент 1,8. В этот же пери­од про­жи­точ­ный мини­мум в целом в Казахстане
вырос почти на 70%, а сто­и­мость тен­ге сни­зи­лась более чем на 25%. Учтем, что
про­жи­точ­ный мини­мум в Жана­о­зене зна­чи­тель­но выше, так как город нахо­дит­ся в
почти необи­та­е­мом реги­оне и нуж­да­ет­ся в заво­зе само­го необ­хо­ди­мо­го для
суще­ство­ва­ния, в том чис­ле питье­вой воды. Таким обра­зом, оче­вид­но, что
уве­ли­че­ние зар­плат за три года еле-еле покры­ва­ет рост рас­хо­дов на проживание.

У нас нет доста­точ­ной инфор­ма­ции для того, чтобы
про­ана­ли­зи­ро­вать заяв­ле­ние, буд­то ком­па­ния опла­чи­ва­ет каж­до­му работнику
соци­аль­ный пакет в раз­ме­ре 5000 евро. Тем не менее, про­те­сту­ю­щие, услы­шав эту
циф­ру, отнес­лись к ней с неве­ри­ем. Они объ­яс­ни­ли, в каких усло­ви­ях живут многие
горо­жане. В неко­то­рых домах нет горя­чей воды, а холод­ную пода­ют лишь вече­ром и
ночью. 

Факт в том, что суще­ству­ет гро­мад­ная раз­ни­ца меж­ду прибылью,
кото­рую работ­ни­ки при­но­сят ком­па­нии, и теми сум­ма­ми, кото­рые они полу­ча­ют в
виде зар­пла­ты. Ана­лиз на осно­ве цифр, полу­чен­ных из финан­со­во­го департамента
ком­па­нии «Озен­Му­най­Газ», дает такую картину:

Чис­ло работ­ни­ков:                                                                          9000

Добы­ча неф­ти за год:                                                                    46
млн.баррелей

Сто­и­мость добы­ва­е­мой неф­ти за год

при цене 70 евро за бар­рель):
                                                      3220
млн.евро

Сто­и­мость неф­ти, добы­ва­е­мой за
месяц,


в пере­сче­те на одно­го работ­ни­ка:
                                                           29800
евро

 

При этом ежемесячно:

Сред­няя зара­бот­ная пла­та (+50% на
нало­ги и т.д.):
                  1575 евро

Соци­аль­ный пакет (см. выше):                                                     420
евро

Капи­та­ло­вло­же­ния на 1 чело­ве­ка:                                                          3600
евро

Отчис­ле­ния в наци­о­наль­ный бюджет
на 1 чело­ве­ка:
              5500 евро

 

Даже если при­нять в рас­чет наклад­ные и теку­щие рас­хо­ды, всё равно
ясно вид­но, что зара­бот­ки, состав­ля­ю­щие лишь 5% сто­и­мо­сти добы­ва­е­мой нефти,
неспра­вед­ли­во низкие.

Сей­час есть три вопро­са, не поз­во­ля­ю­щих раз­ре­шить этот спор.

Необ­хо­ди­мость
переговоров:

По сло­вам г‑на Боб­ро­ва, басту­ю­щие рабо­чие «игно­ри­ру­ют
пред­ло­же­ния руко­вод­ства Ком­па­нии и проф­со­ю­за уре­гу­ли­ро­вать воз­ник­шую ситуацию
путем пере­го­во­ров». Рабо­чие же в один голос повто­ря­ют, что хоте­ли начать
пере­го­во­ры с уча­сти­ем их изби­ра­е­мых пред­ста­ви­те­лей по пово­ду того, как будет
при­ме­нять­ся коэф­фи­ци­ент 1,8. Это под­твер­жда­ет­ся в их исход­ном заявлении,
кото­рое про­ци­ти­ро­ва­но выше.

По наше­му мне­нию, это имен­но адми­ни­стра­ция не гото­ва пойти
на пере­го­во­ры каки­ми бы то ни было реаль­ны­ми путями.

Хотя адми­ни­стра­ция посто­ян­но заве­ря­ла нас, что гото­ва начать
пере­го­во­ры, но посто­ян­но жало­ва­лась, что не зна­ет, с кем их вести, поскольку
рабо­чие не избра­ли ни одно­го пред­ста­ви­те­ля. Это совер­шен­но невер­но: рабочие
выдви­ну­ли сво­их пред­ста­ви­те­лей, как ска­за­но в их заяв­ле­нии о нача­ле голодовки
12 мая 2011 года. К несча­стью, из шесте­рых пред­ста­ви­те­лей двое аре­сто­ва­ны по
доно­су адми­ни­стра­ции ком­па­нии, а еще одно­му подо­жгли дом неиз­вест­ные люди. По
это­му пово­ду мы выска­жем­ся поз­же, когда будем раз­би­рать спо­со­бы применения
зако­на во вре­мя конфликта.

Адми­ни­стра­ция так­же ясно и неод­но­крат­но дала понять, что
гото­ва будет пой­ти на пере­го­во­ры лишь в том слу­чае, если рабо­чие вновь
при­сту­пят к рабо­те. Это само по себе уже стран­ная пози­ция, посколь­ку, как
сооб­ща­ют рабо­чие, адми­ни­стра­ция вооб­ще не была гото­ва пой­ти на пере­го­во­ры, пока
не нача­лась голо­дов­ка. Но адми­ни­стра­ция созда­ла еще один барьер. Она уволила
сот­ни участ­ни­ков про­те­ста — это дей­ствие само по себе про­ти­во­за­кон­но во время
тру­до­во­го кон­флик­та. Адми­ни­стра­ция выдви­ну­ла басту­ю­щим уни­зи­тель­ные усло­вия для
нача­ла пере­го­во­ров, кото­рые фак­ти­че­ски озна­ча­ют: те, с кем ком­па­ния всё еще
счи­та­ет­ся, долж­ны вер­нуть­ся на рабо­чие места и бро­сить уво­лен­ных товарищей.
Пред­ста­ви­те­ли, избран­ные рабо­чи­ми для веде­ния пере­го­во­ров, не смо­гут принять
уча­стие, посколь­ку двое из них в тюрь­ме по доно­су ком­па­нии. Ни один вменяемый
пере­го­вор­щик не при­мет такие уни­зи­тель­ные условия.

Вос­ста­нов­ле­ние
уво­лен­ных без вся­ких пред­ва­ри­тель­ных условий:

Г‑н Боб­ров сооб­ща­ет: «Руко­вод­ство Ком­па­нии под­чер­ки­ва­ет, что
до насто­я­ще­го момен­та не уво­ли­ло боль­шин­ство неза­кон­но басту­ю­щих работников,
ведет разъ­яс­ни­тель­ную рабо­ту, пыта­ясь дове­сти до басту­ю­щих свою позицию.
Харак­тер­но, что, несмот­ря на суще­ствен­ные убыт­ки, Ком­па­ния не при­ни­ма­ет на
рабо­ту новых работ­ни­ков вме­сто уво­лен­ных, остав­ляя дверь для их возвращения
открытой».

Это оче­вид­ная попыт­ка обе­лить реаль­ную политику
адми­ни­стра­ции ком­па­нии. Когда мы встре­ча­лись с пред­ста­ви­те­ля­ми администрации,
они с готов­но­стью при­зна­ва­ли, что уво­ли­ли несколь­ко сотен рабо­чих, и что в
неко­то­рых слу­ча­ях на место уво­лен­ных басту­ю­щих нани­ма­ли новых работников.

Мы виде­ли несколь­ко писем, разо­слан­ных ком­па­ни­ей, с угрозами
уво­лить работ­ни­ков, если они немед­лен­но не при­сту­пят к рабо­те. Компания
пред­при­ни­ма­ет попыт­ки «вер­нуть» басту­ю­щих путем обхо­да их жилищ и оказания
дав­ле­ния. Это дела­ет­ся не с целью прий­ти к согла­ше­нию до окон­ча­ния стач­ки, а с
целью подо­рвать пози­ции проф­со­ю­за. Напри­мер, мы встре­ти­лись с одной женщиной,
кото­рая еле сдер­жи­ва­ла сле­зы: она не соби­ра­лась воз­вра­щать­ся на рабо­ту, пока не
будет достиг­ну­то согла­ше­ние, но ком­па­ния так нада­ви­ла на её роди­те­лей, что они
при­гро­зи­ли порвать с ней все отношения.

Тех, кого выну­ди­ли вер­нуть­ся на рабо­ту, не при­ни­ма­ют обратно
на усло­ви­ях преж­не­го кон­трак­та, а застав­ля­ют под­пи­сать новое «допол­ни­тель­ное
согла­ше­ние». Это согла­ше­ние под­ра­зу­ме­ва­ет, что работ­ник при­зна­ет стачку
неза­кон­ной и не будет в ней участ­во­вать, при­ни­ма­ет на себя личную
ответ­ствен­ность за убыт­ки, нане­сен­ные его дей­стви­я­ми, поз­во­ля­ет работодателю
рас­торг­нуть кон­тракт в любой момент или изме­нить любые усло­вия кон­трак­та. Это
не похо­же на дей­ствия рабо­то­да­те­ля, кото­рый стре­мит­ся к уре­гу­ли­ро­ва­нию путем
пере­го­во­ров — нет, это дей­ствия рабо­то­да­те­ля, кото­рый хочет разгромить
профсоюз.

Мы виде­ли еще один при­мер того, как адми­ни­стра­ция компании
пыта­ет­ся вве­сти людей в заблуж­де­ние каса­тель­но сво­их дей­ствий. Заявив довольно
откры­то, что одних рабо­чих дей­стви­тель­но уво­ли­ли и взя­ли на их место новых,
дирек­тор в ответ на наши сло­ва о том, что это не луч­ший спо­соб обра­ще­ния с
басту­ю­щи­ми, заве­рил нас, что на новые уволь­не­ния нало­жен «мора­то­рий». На следующий
день то же самое повто­рил аким обла­сти, кото­рый уве­рял нас, что лич­но сле­дит за
ситу­а­ци­ей. Одна­ко лишь час спу­стя мы встре­ти­ли рабо­чих, кото­рым в этот же день
сно­ва угро­жа­ли уволь­не­ни­я­ми. В тече­ние несколь­ких дней были уво­ле­ны еще
несколь­ко сотен работников.

Осво­бож­де­ние
проф­со­юз­ных лиде­ров из заключения:

Г‑н Боб­ров про­дол­жа­ет: «Мною полу­че­ны чет­кие разъяснения
отно­си­тель­но того, что Ком­па­ния или пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны не совер­ша­ли и не
пла­ни­ру­ют совер­шать какие-либо про­во­ка­ци­он­ные дей­ствия в отно­ше­нии бастующих
работ­ни­ков и их семей». Это явно не соот­вет­ству­ет действительности.

За послед­ние меся­цы рабо­чие столк­ну­лись с сильными
при­тес­не­ни­я­ми. Не счи­тая отка­за ком­па­нии от про­ве­де­ния пере­го­во­ров и увольнения
зна­чи­тель­но­го чис­ла работ­ни­ков из-за их уча­стия в стач­ке — что само по себе
явля­ет­ся враж­деб­ны­ми дей­стви­я­ми — рабо­чие сооб­ща­ют о мно­гих дру­гих случаях
агрес­сии и запугивания.

Наи­бо­лее серьез­ный при­мер — то, что слу­чи­лось после
объ­яв­ле­ния о голо­дов­ке, в кото­ром басту­ю­щие ука­за­ли, кому пору­ча­ют вести
пере­го­во­ры от их име­ни. Из шести назван­ных лиц двое ока­за­лись в тюрь­ме
по
доно­су ком­па­нии
. Во вре­мя наших встреч началь­ни­ки откры­то при­зна­ли, что
обра­ща­лись в город­скую про­ку­ра­ту­ру с тре­бо­ва­ни­ем при­нять меры про­тив Натальи
Соко­ло­вой (проф­со­юз­но­го юри­ста) и Акжа­на­та Ами­но­ва. Дом тре­тье­го чле­на группы
пере­го­вор­щи­ков подо­жгли неиз­вест­ные лица.

Судеб­ное раз­би­ра­тель­ство по делу Ната­льи Соко­ло­вой, которое
про­дол­жа­лось неде­лю, ста­ло паро­ди­ей на пра­во­су­дие. Суд отка­зал Наталье
Соко­ло­вой в пра­ве вызвать сви­де­те­лей защи­ты или экс­пер­тов из Алма­ты — в то же
вре­мя рабо­то­да­тель вывел целый ряд сви­де­те­лей, кото­рые заяв­ля­ли о «гро­мад­ных
убыт­ках» в резуль­та­те её дей­ствий. Обви­не­ние исполь­зо­ва­ло отрыв­ки из незаконно
сде­лан­ных запи­сей поли­цей­ской про­слуш­ки, вырван­ные из кон­тек­ста, и Ната­лье не
поз­во­ли­ли про­слу­шать осталь­ную часть запи­сей. В резуль­та­те явно
сре­жис­си­ро­ван­ный суд, про­ве­ден­ный в инте­ре­сах рабо­то­да­те­ля, при­го­во­рил Наталью
Соко­ло­ву к 6 годам лише­ния свободы.

Учи­ты­вая, что в 2010 году Казах­стан пред­се­да­тель­ство­вал в ОБСЕ и, по
мне­нию вла­стей, миро­вое сооб­ще­ство таким обра­зом при­зна­ет, что в стране
соблю­да­ют­ся демо­кра­ти­че­ские стан­дар­ты — мы уве­ре­ны, что
необ­хо­ди­мо
меж­ду­на­род­ное раз­би­ра­тель­ство по пово­ду суда над Ната­льей Соко­ло­вой
.

В допол­не­ние к ска­зан­но­му, было несколь­ко слу­ча­ев, когда
мир­ные акции про­те­ста были разо­гна­ны поли­ци­ей или поли­цей­ски­ми отря­да­ми особого
назна­че­ния. В част­но­сти, рабо­чие сооб­ща­ют о сле­ду­ю­щих случаях:

·        
Раз­гон мир­ной демон­стра­ции протеста
рабо­чих-неф­тя­ни­ков в Актау 6 июня с при­ме­не­ни­ем силы.

·        
Напа­де­ние на жен­щин-работ­ниц и чле­нов семей в
Актау 11 июня.

·        
Насиль­ствен­ный раз­гон участ­ни­ков мир­ной голодовки
и акции про­те­ста 8 — 10 июля в Жанаозене.

Сле­ду­ет отме­тить, что высо­кий уро­вень дис­ци­пли­ны среди
басту­ю­щих, кото­рые заня­ли пози­цию пас­сив­но­го сопро­тив­ле­ния и избегали
кон­флик­тов, насколь­ко это было воз­мож­но, помог зна­чи­тель­но сни­зить чис­ло жертв.

Еще более настыр­ным явля­ет­ся посто­ян­ное использование
сло­вес­ных, пись­мен­ных и теле­фон­ных угроз. Те, кто зани­ма­ют­ся угрозами,
настоль­ко само­уве­рен­ны, что остав­ля­ют свои теле­фон­ные номе­ра. Типич­ный пример —
СМС с угро­зой в адрес одно­го из басту­ю­щих, кото­рый гото­вил­ся отпра­вить­ся в
Моск­ву и при­нять уча­стие в пресс-кон­фе­рен­ции: «Если ты поле­тишь в Моск­ву, семья
уле­тит в небо или сго­рит живьем, понял?» — это было отправ­ле­но с телефонного
номе­ра +77054297239. Нам сооб­щи­ли, что на обрат­ный зво­нок по это­му номеру
отве­тил сотруд­ник город­ско­го ДВД (поли­ции).

Во вре­мя наших встреч с адми­ни­стра­ци­ей и мест­ны­ми властями
нас посто­ян­но уве­ря­ли, что они дей­ству­ют в рам­ках зако­на, и что все обязаны
ува­жать закон. Но рабо­чие с горе­чью жалу­ют­ся: судеб­ная систе­ма вовсе не
ней­траль­на, она игно­ри­ру­ет их жало­бы, а дей­ству­ет лишь тогда, когда того
тре­бу­ет адми­ни­стра­ция. Они гово­рят, что, когда они обра­ща­лись в
пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны (будь то поли­ция, Коми­тет Наци­о­наль­ной Безопасности
или про­ку­ра­ту­ра), их жало­бы игно­ри­ро­ва­лись даже в слу­чае неопро­вер­жи­мых улик.
Так про­изо­шло не толь­ко в слу­чае с выше­упо­мя­ну­той СМС-угро­зой, но и во время
извест­ных собы­тий еще до голо­дов­ки, когда 30 янва­ря на место­рож­де­ния явилась
груп­па воору­жен­ных людей во гла­ве с тогдаш­ним пред­се­да­те­лем проф­со­ю­за Ербосыном
Косар­ха­но­вым и жесто­ко изби­ла несколь­ких оппо­зи­ци­он­но настро­ен­ных профсоюзных
активистов. 

Это не про­сто пустые угро­зы. 2 авгу­ста 2011 года трое бандитов
уби­ли на рабо­чем месте 28-лет­не­го Жак­сы­лы­ка Тур­ба­е­ва, проф­со­юз­но­го активиста.

Мы тре­бу­ем, что­бы это убий­ство было расследовано
пол­но­стью и до кон­ца, а те, кто совер­шил эту жесто­кость, и те, кто заказали
убий­ство, пред­ста­ли перед судом.

Пра­во проф­со­ю­за на
само­сто­я­тель­ный выбор:

Исто­рия с голо­со­ва­ни­ем за сме­ще­ние Ербо­сы­на Косар­ха­но­ва с
поста пред­се­да­те­ля проф­со­ю­за пока­зы­ва­ет, что, в нару­ше­ние Кон­вен­ции МОТ 1948
года «О сво­бо­де объ­еди­не­ний и защи­те пра­ва на созда­ние орга­ни­за­ций» (под
кото­рой сто­ит под­пись Рес­пуб­ли­ки Казах­стан), рабо­чие орга­ни­за­ции лише­ны права
выра­ба­ты­вать соб­ствен­ные уста­вы и пра­ви­ла или изби­рать сво­их представителей
по-насто­я­ще­му неза­ви­си­мо от любо­го вли­я­ния властей.

Напа­де­ние с при­ме­не­ни­ем наси­лия, совер­шен­ное 30 января,
ста­ло послед­ней кап­лей, пол­но­стью подо­рва­ло дове­рие чле­нов проф­со­ю­за к Е.
Косар­ха­но­ву, и они потре­бо­ва­ли созы­ва обще­го собра­ния, что­бы обсу­дить его
дей­ствия и избрать ново­го пред­се­да­те­ля. Явно нару­шая закон рес­пуб­ли­ки «Об
обще­ствен­ных орга­ни­за­ци­ях» и кол­лек­тив­ное согла­ше­ние меж­ду ком­па­ни­ей и
проф­со­ю­зом, кото­рые запре­ща­ют вме­ша­тель­ство ком­па­нии в дела проф­со­ю­за, компания
отка­за­ла в предо­став­ле­нии поме­ще­ния для про­ве­де­ния кон­фе­рен­ции и ясно дала
понять, что будет рабо­тать исклю­чи­тель­но с г‑ном Косар­ха­но­вым. Когда чле­ны профсоюза
орга­ни­зо­ва­ли собра­ние вне стен пред­при­я­тия, на нее яви­лись не толь­ко трое
выс­ших началь­ни­ков, но и пред­ста­ви­те­ли город­ско­го ДВД (поли­ции), которые
объ­яви­ли кон­фе­рен­цию неза­кон­ной. Отчет­ную кон­фе­рен­цию уда­лось про­ве­сти лишь 12
апре­ля — на ней боль­шин­ство участ­ни­ков про­го­ло­со­ва­ли за отстав­ку Косар­ха­но­ва и
заме­ну его на нынеш­не­го пред­се­да­те­ля Е.Айдарбаева. Затем про­шли три конференции
непо­сред­ствен­но на место­рож­де­ни­ях с уча­сти­ем более 4000 чело­век, на которых
боль­шин­ство под­твер­ди­ло это реше­ние. Все­го неде­лю спу­стя, в ночь с 19 на 20
мая, дом Айдар­ба­е­ва был сожжен. На насто­я­щий момент ком­па­ния отказывается
при­знать вновь избран­ное руко­вод­ство профсоюза.

 «Ней­тра­ли­тет»

Г‑н Боб­ров при­зы­ва­ет: «Всем внеш­ним наблю­да­те­лям необходимо
соблю­дать бес­при­страст­ность и ней­траль­ность, что­бы не нака­лять искусственно
стра­сти, а спо­соб­ство­вать циви­ли­зо­ван­но­му раз­ре­ше­нию конфликта».

Прав­да в том, что нет ника­кой «ней­траль­ной пози­ции». Г‑н
Боб­ров очень рад, что меж­ду­на­род­ные наблю­да­те­ли в стране закры­ва­ют гла­за на
поло­же­ние, когда оппо­зи­ци­он­ные пар­тии не допус­ка­ют­ся к уча­стию в выбо­рах, когда
в тюрь­мах повсе­мест­но рас­про­стра­не­ны пыт­ки, а проф­со­юз­ные юри­сты попа­да­ют под
арест по заяв­ле­нию адми­ни­стра­ции — в то самое вре­мя, когда нефть, газ и другие
при­род­ные ресур­сы про­дол­жа­ют уте­кать на запад.

Будучи в Казах­стане, мы встре­ти­лись с пер­вы­ми лица­ми фонда
«Самрук-Казы­на», ком­па­нии «Каз­Му­най­Газ», мест­ны­ми вла­стя­ми и депутатами
пар­ла­мен­та. Но мы откло­ни­ли пред­ло­же­ние про­ехать по Казах­ста­ну с г‑ном
Боб­ро­вым, пото­му что не хоте­ли стать созер­ца­те­ля­ми «потем­кин­ских деревень»,
кото­рые видят лишь то, что хотят пока­зать вла­сти. Мы сде­ла­ли то, что не делала
прак­ти­че­ски ни одна дру­гая деле­га­ция — мы встре­ти­лись с обыч­ны­ми казахстанцами
и услы­ша­ли от них, на что похо­жа реаль­ная жизнь в этой вели­ко­леп­ной и
потен­ци­аль­но очень бога­той стране.

Мы тре­бу­ем, что­бы г‑н Боб­ров ото­звал свое возмутительное
заяв­ле­ние о том, что Джо Хиг­гинс, посе­тив­ший Казах­стан в быт­ность свою
депу­та­том Евро­пар­ла­мен­та, пред­ста­вил Пар­ла­мен­ту недо­сто­вер­ную инфор­ма­цию, которая
«фак­ти­че­ски ока­за­ла под­держ­ку инте­ре­сам пред­ста­ви­те­лей неко­то­рых преступных
груп­пи­ро­вок». Мы пред­по­ла­га­ем, что «яко­бы пра­во­за­щит­ник», на кото­ро­го жалуется
г‑н Боб­ров, это Вадим Курам­шин. Само собой, нам при­дет­ся напом­нить г‑ну
Боб­ро­ву, что Вадим был аре­сто­ван в резуль­та­те поли­цей­ской про­во­ка­ции за день до
при­ез­да Джо Хиг­гин­са, что­бы не дать Джо встре­тить­ся с ним — это была
скан­даль­ная акция вла­стей Казах­ста­на с целью не дать Евро­пар­ла­мен­ту выяснить
истин­ное поло­же­ние в тюрь­мах страны.

Мы бы хоте­ли спро­сить г‑на Боб­ро­ва: когда он наста­и­ва­ет на
том, что­бы меж­ду­на­род­ные наблю­да­те­ли оста­ва­лись «бес­при­страст­ны и нейтральны»,
при­ме­ня­ет ли он те же стан­дар­ты ко всем тем меж­ду­на­род­ным экспертам,
кон­суль­тан­там и дипло­ма­там, кото­рые при­ез­жа­ют в Казах­стан рас­про­стра­нять идеи
при­ва­ти­за­ции и заем­но­го тру­да? Осу­дит ли он чет­ве­рых аме­ри­кан­ских директоров
«Каз­Му­най­Га­за», кото­рые в 2010 году запла­ти­ли сами себе 500 тыс. евро за работу
в ком­па­нии, не жела­ю­щей идти на пере­го­во­ры с рабо­чи­ми? Будет ли г‑н Бобров
осуж­дать г‑на Юань Му, китай­ско­го дирек­то­ра ком­па­нии «Кара­жан­бас­Му­най», который
пись­мен­но обра­тил­ся к вла­стям с тре­бо­ва­ни­ем при­нять меры про­тив профсоюзного
юри­ста Ната­льи Соко­ло­вой? Или необ­хо­ди­мость оста­вать­ся «бес­при­страст­ны­ми и
ней­траль­ны­ми» каса­ет­ся лишь тех, кто кри­ти­ку­ет дей­ствия пра­ви­тель­ства и
рабо­то­да­те­лей, или кто, как мы, уве­рен, что муль­ти­на­ци­о­наль­ные ком­па­нии не
долж­ны иметь пра­ва экс­плу­а­ти­ро­вать при­род­ные ресур­сы Казах­ста­на, что природные
ресур­сы надо наци­о­на­ли­зи­ро­вать и исполь­зо­вать на бла­го всех наро­дов Казахстана?

Вывод:

Наша поезд­ка под­твер­ди­ла наше мне­ние о том, что забастовка,
кото­рую ведут рабо­чие-неф­тя­ни­ки, оправданна.

Мы тер­пе­ли­во выслу­ша­ли аргу­мен­ты рабо­то­да­те­лей и вла­стей, но
их попыт­ки уве­рить нас, буд­то они хотят пере­го­во­ров, пре­кра­ти­ли увольнять
басту­ю­щих, пла­тят достой­ные зар­пла­ты, не вме­ши­ва­ют­ся в дела проф­со­ю­зов или не
при­ме­ня­ют при­тес­не­ний и угроз к рабо­чим — всё это, к сожа­ле­нию, противоречит
доку­мен­там и дру­гой инфор­ма­ции, кото­рую мы полу­чи­ли во вре­мя нашей поездки.

Как и рабо­чие, кото­рые сей­час басту­ют, мы хотим скорейшего
завер­ше­ния заба­стов­ки. Если адми­ни­стра­ция и вла­сти так­же хотят закончить
заба­стов­ку, им при­дет­ся лишь сде­лать несколь­ко шагов:

·        
При­знать пра­во рабо­чих бес­пре­пят­ствен­но избирать
соб­ствен­ных представителей;

·        
Осво­бо­дить из заклю­че­ния Ната­лью Соко­ло­ву и
Акжа­на­та Аминова;

·        
Вос­ста­но­вить на рабо­те всех уво­лен­ных бастующих
на усло­ви­ях, соот­вет­ству­ю­щих преж­ним контрактам;

·        
Снять все осталь­ные уго­лов­ные и административные
обви­не­ния с бастующих;

·        
Начать достой­ные пере­го­во­ры с выборными
пред­ста­ви­те­ля­ми работ­ни­ков по пово­ду спор­ных коэффициентов.

Пока адми­ни­стра­ция не при­мет эти реше­ния, мы продолжим
отста­и­вать нашу точ­ку зре­ния и при­зы­вать проф­со­ю­зы все­го мира высту­пить в
под­держ­ку сво­их това­ри­щей в Казахстане.


Источ­ник: www.socialismkz.info,
полу­че­но с помо­щью rss-farm.ru

Excerpt from:
Ответ депу­та­ту Мажи­ли­са Боб­ро­ву от депу­та­та Евро­пар­ла­мен­та Пола Мерфи

архивные статьи по теме

КУИС нападает! Гнусные заявления против Курамшина!

Пресс-релиз конференции в Москве 14 февраля: «МАССОВЫЕ УБИЙСТВА РАБОЧИХ В ЗАПАДНОМ…

Все на митинг единых действий 16 декабря! Вырази свой протест и поддержи…