19 C
Астана
22 апреля, 2024
Image default

Особенности национального «терроризма»

Стран­ный в Казах­стане тер­ро­ризм. Если кру­гом от рук тер­ро­ри­стов люди гиб­нут, то у нас – толь­ко сами тер­ро­ри­сты. Или они сами себя под­ры­ва­ют, или их сило­ви­ки отстре­ли­ва­ют. Да и сами тер­ак­ты – курам на смех: то мусор­ный бак подо­жгут, то себя взо­рвут. Ну а то, как наши сило­ви­ки их пре­вен­тив­но отстре­ли­ва­ют, это вооб­ще песня. 

 

Автор: Сер­гей ДУВАНОВ

 

Где-то я читал, что если в ходе спе­цо­пе­ра­ции не уда­ет­ся задер­жать хотя бы одно­го бан­ди­та, то опе­ра­ция счи­та­ет­ся про­ва­лен­ной. Ведь в этом слу­чае обры­ва­ет­ся един­ствен­ная воз­мож­ность вый­ти на осталь­ных бан­ди­тов, а зна­чит, угро­за буду­щих пре­ступ­ле­ний сохра­ня­ет­ся. Поэто­му пер­вая мысль, при­хо­дя­щая в голо­ву, когда слы­шишь, что в ходе опе­ра­ции все подо­зре­ва­е­мые были уби­ты — и уби­ты специально.

Труд­но пред­по­ло­жить, что в орга­нах нет спе­ци­а­ли­стов, спо­соб­ных про­ве­сти опе­ра­цию по задер­жа­нию пре­ступ­ни­ков живы­ми. Навер­ня­ка име­ют­ся и спе­цы, и нуж­ное обо­ру­до­ва­ние, но у нас поче­му-то уби­ва­ют всех. Поче­му? Есть две вер­сии. Пер­вая — низ­кий про­фес­си­о­на­лизм спец­служб. Вто­рая — уста­нов­ка на уни­что­же­ние. С пер­вой вер­си­ей все понят­но — а кому сей­час лег­ко?! Со вто­рой будет посложнее.

Логи­кой не пахнет

Заметь­те, в послед­нее вре­мя мы все чаще стал­ки­ва­ем­ся с тем, что поли­ция не замо­ра­чи­ва­ет­ся задер­жа­ни­ем пре­ступ­ни­ков. Так, 30 июля в алма­тин­ском мик­ро­рай­оне Ахсель Кент поли­ция уни­что­жи­ла шесть чело­век, двое из кото­рых подо­зре­ва­лись в напа­де­нии на поли­цей­ских. 17 авгу­ста в дач­ном мас­си­ве «Тан» было уни­что­же­но 9 чело­век, подо­зре­ва­е­мых в при­част­но­сти к взры­ву в посел­ке Таусамалы.

Спра­ши­ва­ет­ся, если они толь­ко подо­зре­ва­е­мые, то зачем их нуж­но уби­вать? Даже если они отка­за­лись сда­вать­ся и откры­ли стрель­бу. Поче­му не велись пере­го­во­ры? Во всем мире преж­де пыта­ют­ся все же дого­во­рить­ся. Штурм, стрель­ба — это край­няя мера, на кото­рую идут в том слу­чае, если суще­ству­ет угро­за жиз­ни залож­ни­ков. Здесь — ника­ких угроз жиз­ни посторонним.

Раз­ве нель­зя было после того, как бан­ди­тов окру­жи­ли, забро­сать их гра­на­та­ми с усып­ля­ю­щим или нерв­но­па­ра­ли­ти­че­ским газом? Эффект был бы отлич­ный: бан­ди­тов мож­но брать, что назы­ва­ет­ся, теп­ленькими. Поче­му такой вари­ант не использовали?

Кому нуж­ны эти девять тру­пов, если осталь­ные чле­ны бан­ды гуля­ют на сво­бо­де и все ниточ­ки, веду­щие к ним, обо­рва­ны? Да и не быва­ет так, что­бы из девя­ти чело­век погиб­ли все — все рав­но кто-то дол­жен был выжить. Похо­же, подо­зре­ва­е­мых уби­ли спе­ци­аль­но. Но в каких слу­ча­ях подо­зре­ва­е­мых уби­ва­ют? Тогда, когда они зна­ют то, чего не долж­ны узнать все. О чем мог­ли рас­ска­зать «тер­ро­ри­сты» в слу­чае сво­ей поим­ки? Об «Аркан­кер­гене»? Об Аксай­ском уще­лье? А может, еще что-то, о чем мы и не догадываемся.

Понят­но, что это все­го лишь домыс­лы и пред­по­ло­же­ния. Но, согла­си­тесь, они пра­во­мер­ны, если исхо­дить из того, что про­тив бан­ди­тов рабо­та­ли про­фес­си­о­на­лы, кото­рым один живой бан­дит важ­нее девя­ти мерт­вых. Если это были диле­тан­ты, то, конеч­но, ника­ких подо­зре­ний и вопро­сов нет, все сде­ла­но как надо — по-дилетантски.

Но все ука­зан­ные стран­но­сти лег­ко объ­яс­ня­ют­ся, если мы пред­по­ло­жим, что ника­ких тер­ро­ри­сти­че­ских актов в Казах­стане не было вооб­ще. Что тако­вы­ми с лег­кой руки заин­те­ре­со­ван­ных струк­тур и охо­чих до жаре­ных сен­са­ций жур­на­ли­стов ста­ли обыч­ные уго­лов­ные пре­ступ­ле­ния, а так­же инспи­ри­ро­ван­ные под тер­ак­ты взры­вы, про­из­ве­ден­ные так, что­бы никто не погиб.

Не спе­ши­те с выводами

К сожа­ле­нию, у боль­шин­ства беру­щих­ся рас­суж­дать о казах­стан­ском тер­ро­риз­ме сфор­ми­ро­вал­ся сте­рео­тип — тер­ро­ри­сты вез­де, где гре­мят взры­вы, сви­стят пули, льет­ся кровь. Про­яс­не­ние созна­ния, види­мо, насту­пит, когда в Казах­стане про­изой­дет (не дай Бог, конеч­но) насто­я­щий тер­акт с кро­вью невин­ных, тре­бо­ва­ни­я­ми и угро­за­ми, ответ­ствен­ны­ми за тер­акт и его адресованностью.

Дру­гой важ­ный момент — упор­ное жела­ние при­дать это­му «тер­ро­риз­му» ислам­ское лицо. Это уже на уровне неглас­ной уста­нов­ки: пер­вое, что пыта­ют­ся выяс­нить после оче­ред­но­го сго­рев­ше­го мусор­но­го бака, заме­че­ны ли при этом бороды.

Угро­зы тер­ро­риз­ма и ради­каль­но­го исла­миз­ма здесь шага­ют нога в ногу. Одна­ко я бы не спе­шил иден­ти­фи­ци­ро­вать эти два явле­ния. При­том что угро­зы тер­ро­риз­ма и исла­ми­за­ции в Казах­стане — про­бле­мы реаль­ные, их все же нель­зя смешивать.

Про­цесс исла­ми­за­ции казах­стан­ско­го обще­ства, без­услов­но, идет. Основ­ные при­чи­ны: рост соци­аль­ной неспра­вед­ли­во­сти, иму­ще­ствен­но­го нера­вен­ства, отсут­ствие соци­аль­ных лиф­тов, ухуд­ше­ние каче­ства жиз­ни. Ощу­щая все это на себе, мно­гие обра­ща­ют­ся к рели­гии, но орто­док­саль­ный ислам и пра­во­сла­вие дис­кре­ди­ти­ро­ва­ны в гла­зах этих людей сво­им идео­ло­ги­че­ским сотруд­ни­че­ством с властью.

Напро­тив, исла­ми­сты, нахо­дя­щи­е­ся в оппо­зи­ции орто­док­саль­но­му исла­му, а соот­вет­ствен­но, и вла­сти, в гла­зах разу­ве­рив­ших­ся в спра­вед­ли­во­сти людей выгля­дят при­вле­ка­тель­ной идео­ло­ги­че­ской отду­ши­ной в душ­ной атмо­сфе­ре казах­стан­ской дей­стви­тель­но­сти. Эти уче­ния дают свое объ­яс­не­ние неспра­вед­ли­во­сти в обще­стве, все­ля­ют надеж­ду на улуч­ше­ние жиз­ни в буду­щем. И люди идут к ним, попол­няя ряды сто­рон­ни­ков ради­каль­но­го ислама.

Попыт­ки вла­сти поме­шать это­му про­цес­су запре­ти­тель­ны­ми мето­да­ми резуль­та­тов не дают и не могут дать в прин­ци­пе. С иде­я­ми мож­но бороть­ся толь­ко при помо­щи идей — эту акси­о­му идео­ло­ги­че­ско­го про­ти­во­сто­я­ния наши чинов­ни­ки, к сожа­ле­нию, не пой­мут нико­гда. Поэто­му все поту­ги Акор­ды оста­но­вить про­цесс исла­ми­за­ции казах­стан­ско­го обще­ства в луч­шем слу­чае ни к чему не при­ве­дут, в худ­шем — могут усу­гу­бить ситуацию.

Про­цес­су исла­ми­за­ции в Казах­стане про­ти­во­сто­ят совер­шен­но дру­гие фак­то­ры. Важ­ней­ший из них — мас­штаб­ная вестер­ни­за­ция обще­ствен­ной жиз­ни. Зна­чи­тель­ная часть казах­стан­цев, пре­иму­ще­ствен­но из горо­дов, была втя­ну­та в поток жиз­ни, кото­рый застав­ля­ет их жить по евро­пей­ским идео­ло­ги­че­ским лекалам.

Рабо­та, быт, отдых, раз­вле­че­ния, спорт, музы­ка, филь­мы, Интер­нет — все это дик­ту­ет свой образ жиз­ни, свое мыш­ле­ние, свою мен­таль­ность. Такая жиз­не­де­я­тель­ность не остав­ля­ет серьез­но­го места для рели­гии. Конеч­но, это не исклю­ча­ет рели­ги­оз­ность как тако­вую, но уби­ра­ет глав­ное — фана­тизм и готов­ность жерт­во­вать во имя каких-то идей.

Дру­гой фак­тор, про­ти­во­сто­я­щий исла­ми­за­ции, — либе­ра­ли­за­ция эко­но­ми­че­ской жиз­ни. Полу­чив воз­мож­ность зани­мать­ся биз­не­сом, мно­гие казах­стан­цы с голо­вой ушли в эту новую сфе­ру деятельности.

Еще один важ­ный момент — нали­чие двух орто­док­саль­ных рели­ги­оз­ных кон­фес­сий: мусуль­ман и пра­во­слав­ных. Эти круп­ней­шие общи­ны объ­еди­ня­ют огром­ное коли­че­ство людей, кото­рые в сво­ем боль­шин­стве доста­точ­но нега­тив­но отно­сят­ся к иде­ям исламизма.

И здесь же малые рели­гии, или, как их еще назы­ва­ют, сек­ты. В Казах­стане за годы неза­ви­си­мо­сти появи­лось доволь­но мно­го раз­лич­ных рели­ги­оз­ных общин, в чест­ной кон­ку­рент­ной борь­бе отби­ра­ю­щих у исла­ми­стов потен­ци­аль­ную паству.

И, нако­нец, поли­ти­че­ская оппо­зи­ция, тра­ди­ци­он­но сто­я­щая на демо­кра­ти­че­ских пози­ци­ях и осу­ществ­ля­ю­щая свою дея­тель­ность в рам­ках поли­ти­че­ской нена­силь­ствен­ной борь­бы. Люди, вовле­чен­ные в оппо­зи­ци­он­ные орга­ни­за­ции, идео­ло­ги­че­ски явля­ют­ся прин­ци­пи­аль­ны­ми про­тив­ни­ка­ми исла­ми­стов и по опре­де­ле­нию не могут слу­жить мате­ри­а­лом для попол­не­ния их рядов.

Закон пере­те­ка­ния душ

Таким обра­зом, есть пять ком­по­нен­тов, пре­пят­ству­ю­щих раз­ви­тию исла­миз­ма в казах­стан­ском обще­стве. Одна­ко без­дар­ная, недаль­но­вид­ная поли­ти­ка госу­дар­ства сни­жа­ет общий эффект про­ти­во­дей­ствия исламизму.

Чего сто­ит при­ня­тый недав­но закон «О рели­ги­оз­ных объ­еди­не­ни­ях», суще­ствен­но услож­ня­ю­щий дея­тель­ность основ­ных кон­ку­рен­тов исла­ми­стов — про­те­стан­тов и про­чих малых рели­гий. Харак­тер­но, что закон нико­им обра­зом не кос­нул­ся исла­ми­стов, рабо­та­ю­щих вне пра­во­во­го поля. Думаю, при­ня­ти­ем это­го зако­на вла­сти очень здо­ро­во подыг­ра­ли исламистам.

А взять мощ­ный прес­синг про­тив оппо­зи­ции. Пре­сле­до­ва­ние ее акти­ви­стов при­во­дит к тому, что соци­аль­ный про­тест, до это­го реа­ли­зу­е­мый посред­ством леги­тим­ной поли­ти­че­ской борь­бы, заго­ня­ет­ся в под­по­лье. Туда, где его охот­но акку­му­ли­ру­ют раз­лич­ные исла­мист­ские орга­ни­за­ции. Это ли не помощь исла­ми­стам от Акорды?

Ну и нали­цо идео­ло­ги­че­ская бес­по­мощ­ность самой вла­сти, кото­рая сво­ей неспо­соб­но­стью обуз­дать тоталь­ную кор­руп­цию, поста­вить заслон росту соци­аль­ной неспра­вед­ли­во­сти в обще­стве, сво­и­ми откро­вен­но цинич­ны­ми дей­стви­я­ми в отно­ше­нии заба­стов­щи­ков Жана­о­зе­на дис­кре­ди­ти­ро­ва­ла себя в гла­зах зна­чи­тель­ной части населения.

Чело­век, поте­ряв­ший дове­рие к вла­сти, — гото­вый про­дукт для воз­дей­ствия раз­лич­ных идео­ло­гий. Чело­век, пре­зи­ра­ю­щий власть, — полу­фаб­ри­кат, из кото­ро­го неслож­но сде­лать оппо­нен­та этой вла­сти. В этом смыс­ле Акор­да очень напо­ми­на­ет цех по про­из­вод­ству таких полу­фаб­ри­ка­тов. Вопрос толь­ко в том, в чьи руки они попа­дут и кто их дове­дет до нуж­ной идео­ло­ги­че­ской кон­ди­ции и напра­вит про­тив этой власти?

Есть еще сфе­ра пред­при­ни­ма­тель­ства и то, что мы обо­зна­чи­ли как «вестер­ни­за­ция», но здесь свои про­бле­мы. Поле для част­ной ини­ци­а­ти­вы в биз­не­се с каж­дым годом сужа­ет­ся, как шаг­ре­не­вая кожа. Без под­держ­ки вли­я­тель­ных игро­ков круп­ный биз­нес вооб­ще не мыс­лим, а сред­ний рис­ко­ван: в любой момент могут отнять.

Ситу­а­ция в сре­де тех, кого у нас при­ня­то назы­вать сред­ним клас­сом, так­же под­вер­га­ет­ся опре­де­лен­ной транс­фор­ма­ции. Поте­ря рабо­ты, биз­не­са, разо­ре­ние в резуль­та­те кри­зи­са лиши­ли людей гаран­ти­ро­ван­но­го дохо­да и отбро­си­ли их на обо­чи­ну жиз­ни, что так­же дела­ет их заман­чи­вым мате­ри­а­лом для исла­мист­ских миссионеров.

Сколь­ко душ мы теря­ем по каж­до­му из рас­смот­рен­ных пяти ком­по­нен­тов, столь­ко потен­ци­аль­но их могут полу­чить исла­ми­сты. Эта­кий закон пере­те­ка­ния чело­ве­че­ских душ туда, где они востребованы.

Ищем, кому выгодно

А теперь вер­нем­ся к тер­ро­риз­му. Те, кто поста­ви­ли себе зада­чу постро­е­ния ислам­ско­го соци­а­лиз­ма в Казах­стане, чув­ству­ют свое идео­ло­ги­че­ское пре­вос­ход­ство над все более дис­кре­ди­ти­ру­ю­щей себя властью.

Люди идут к ним. Пока не так мно­го, но про­цесс идет. Про­цве­та­ние кор­руп­ции, вопи­ю­щая соци­аль­ная неспра­вед­ли­вость, ухуд­ша­ю­щи­е­ся жиз­нен­ные усло­вия (кри­зис) — это луч­шая аги­та­ция про­тив вла­сти. Каж­дое непро­ду­ман­ное дей­ствие Акор­ды, будь то про­тив рели­ги­оз­ных мень­шинств или про­тив оппо­зи­ции, — это допол­ни­тель­ные сот­ни чело­век, встав­шие под зна­мя ради­каль­но­го исла­ма. Каж­дое повы­ше­ние цен и каж­дая новая рас­пра­ва над заба­стов­щи­ка­ми доба­вит исла­ми­стам уже новые тысячи.

Исла­ми­стам не нуж­но ниче­го делать — толь­ко соби­рать всех недо­воль­ных, всех выбро­шен­ных за борт жиз­ни и копить силы. Им не нуж­ны митин­ги, заба­стов­ки, тер­ак­ты. Зачем? Тер­ак­ты нуж­ны как спо­соб деста­би­ли­за­ции ситу­а­ции, но нынеш­няя ста­биль­ность «тону­ще­го кораб­ля» рабо­та­ет на исла­ми­стов куда больше.

Итак, что мы име­ем по фак­ту? 1) Отсут­ствие тер­ак­тов в Казах­стане; 2) отсут­ствие потреб­но­сти в тер­ак­тах у исла­ми­стов. Но тем не менее о тер­ро­ри­стах гово­рят все чаще и чаще. Вывод: если о тер­ро­ри­сти­че­ской угро­зе гово­рят, зна­чит, это кому-то нужно.

Как это ни стран­но зву­чит, но, на мой взгляд, ажи­о­таж вокруг тер­ро­ри­сти­че­ских угроз сего­дня выго­ден имен­но казах­стан­ским вла­стям. Акор­де нужен жупел угро­зы тер­ро­риз­ма для того, что­бы создать атмо­сфе­ру стра­ха. Во‑первых, это поз­во­ля­ет оправ­дать издерж­ки моби­ли­за­ции уси­лий на борь­бу с этим вра­гом: уси­ле­ние репрес­сив­ных орга­нов, пре­да­ние им боль­ших пол­но­мо­чий, огра­ни­че­ние прав и сво­бод. Во‑вторых, это раз­вя­зы­ва­ет руки в части жест­ко­сти при­ни­ма­е­мых мер про­тив всех, кто будет этим вра­гом объ­яв­лен. И нако­нец, в‑третьих, поз­во­ля­ет отвлечь обще­ство от реаль­ных соци­аль­но-поли­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских про­блем: когда есть угро­за без­опас­но­сти, не до выяс­не­ний, поче­му пло­хо живется.

Не важ­но, что все эти взры­вы и тру­пы бан­ди­тов, погра­нич­ни­ков, лес­ни­ков не име­ют ника­ко­го отно­ше­ния к тер­ро­ру. Важ­но, что этой инфор­ма­ци­ей в голо­вы довер­чи­вых казах­стан­цев уста­нав­ли­ва­ет­ся про­грам­ма стра­ха. Ради того, что­бы на ули­цах не взры­ва­ли, люди будут гото­вы недо­едать, доволь­ство­вать­ся мини­му­мом благ циви­ли­за­ции, мизер­ны­ми зар­пла­та­ми, низ­ким уров­нем меди­цин­ско­го обслу­жи­ва­ния, ком­му­наль­ных услуг, тер­петь про­из­вол чинов­ни­ков и поли­цей­ских. Не это ли глав­ная цель наше­го «тер­ро­риз­ма»?

Рас­чет на страх перед тер­ро­риз­мом — вер­ный рас­чет. Уве­рен, что зажа­тые в тис­ках стра­ха перед тер­ро­риз­мом казах­стан­цы согла­сят­ся на все — тоталь­ные про­вер­ки и обыс­ки поли­цей­ски­ми всех и вся без вся­ко­го пово­да, запрет поли­ти­че­ских пар­тий, нега­тив­но отно­ся­щих­ся к вла­сти, закры­тие газет, ока­зы­ва­ю­щих нега­тив­ное вли­я­ние на обще­ствен­ное созна­ние, запрет дея­тель­но­сти любых орга­ни­за­ций, не раз­де­ля­ю­щих тра­ди­ци­он­ных идео­ло­ги­че­ских уста­но­вок, и заба­сто­вок как пред­став­ля­ю­щих угро­зу нацбезопасности.

А то, что нет тер­ро­ри­стов, — не беда, при уме­лом под­хо­де за тер­ак­ты сой­дут и обыч­ные кри­ми­наль­ные раз­бор­ки, да и пароч­ка-дру­гая стран­ных взры­вов в мусор­ных баках сго­дит­ся — это как подать и как рас­кру­тить. Лег­ко обма­ны­вать, когда обма­ну­тые это­му не про­ти­вят­ся. И все же напра­ши­ва­ет­ся вопрос — как дол­го эта сказ­ка-ужа­стик про казах­стан­ский «тер­ро­ризм» будет вос­при­ни­мать­ся всерьез?

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №32 (254) от 31 авгу­ста 2012 года

Original post:
Осо­бен­но­сти наци­о­наль­но­го «тер­ро­риз­ма»

архивные статьи по теме

Зачем аким Сапарбаев нарушает закон?

Женщина почти пенсионного возраста

Видеосалон дядюшки Мухтара

Editor