-17 C
Астана
7 февраля, 2023
Image default

Особенности многовекторной политики Ислама Каримова

Почти два десят­ка лет пре­зи­дент Узбе­ки­ста­на Ислам Кари­мов демон­стри­ру­ет воз­мож­ность без силь­но­го рис­ка для себя играть инте­ре­са­ми Рос­сии и США в Цен­траль­но-Ази­ат­ском реги­оне. Как ему это уда­ет­ся? Давай­те попы­та­ем­ся разобраться. 

 

Автор: Алек­сандр КАРАВАЕВ

 

Недав­но Таш­кент вновь заявил о при­оста­нов­ке член­ства в ОДКБ, а меся­цем ранее не про­пу­стил тех­ни­ку и воен­ных союз­но­го Казах­ста­на на уче­ния ШОС в Таджи­ки­стане. Эти шаги соот­вет­ству­ют тра­ди­ци­ям внеш­ней поли­ти­ки Исла­ма Кари­мо­ва. Ведь ни в одних меро­при­я­ти­ях и уче­ни­ях ОДКБ Узбе­ки­стан не при­ни­мал пол­но­цен­но­го участия.

При этом чинов­ни­ки и мно­гие поли­то­ло­ги, близ­кие к ОДКБ, вос­при­ни­ма­ли факт фор­маль­но­го уча­стия Таш­кен­та как важ­ное дости­же­ние Моск­вы. Исклю­че­ние здесь состав­ля­ет раз­ве что Лука­шен­ко, без оби­ня­ков счи­та­ю­щий необ­хо­ди­мым «выки­нуть» Узбе­ки­стан из общей повоз­ки. Смеш­но, конеч­но, но по фак­ту ока­зы­ва­ет­ся, что Кари­мов его опередил.

Оче­ред­ной раз­во­рот узбек­ско­го лиде­ра вызвал у воен­ных, отве­ча­ю­щих в Москве за реги­о­наль­ное вза­и­мо­дей­ствие, понят­ные всем непри­ят­ные эмо­ции. Диа­па­зон ком­мен­та­ри­ев: от жела­ния нака­зать Кари­мо­ва за «кидок» до мяг­ко­го «разо­ча­ро­ва­ны в недру­же­ствен­ном ходе».

Эмо­ции уси­ли­ли тре­ния, воз­ник­шие в резуль­та­те взвин­чен­ной Душан­бе сто­и­мо­сти арен­ды 201‑й воен­ной базы РФ в Таджи­ки­стане, выплес­ну­тые на пуб­ли­ку глав­ко­мом сухо­пут­ных сил РФ. В общем, в нача­ле лета 2012 года по воен­ным инте­ре­сам Рос­сии в ЦА нане­сен непри­ят­ный удар.

Понять Кари­мо­ва

Гово­ря об Исла­ме Кари­мо­ве, его часто поме­ща­ют в один ряд с дру­ги­ми ква­зиав­то­ри­тар­ны­ми лиде­ра­ми, соот­вет­ствен­но, и все изги­бы его внеш­ней поли­ти­ки рас­смат­ри­ва­ют­ся через приз­му вождист­ских осо­бен­но­стей несме­ня­е­мо­го лиде­ра подоб­но­го рода: обостре­ние раз­лич­ных фобий, подо­зри­тель­ность к внеш­ним и внут­рен­ним парт­не­рам, завы­шен­ные само­оцен­ки и т.д.

Одна­ко, не отри­цая нали­чия этих эле­мен­тов, нель­зя игно­ри­ро­вать объ­ек­тив­ные реа­лии, внут­ри кото­рых раз­во­ра­чи­ва­ет­ся поли­ти­ка таких лиде­ров, при­ни­ма­ют­ся имен­но дан­ные реше­ния, а не какие-либо дру­гие. Давай­те попро­бу­ем понять Каримова.

В чем базо­вые усло­вия кари­мов­ской поли­ти­ки сов­па­да­ют с сосе­дя­ми? Лиде­ры Казах­ста­на, Узбе­ки­ста­на, Турк­ме­ни­ста­на, Кыр­гыз­ста­на, Таджи­ки­ста­на по фак­ту неза­ви­си­мо­сти сво­их стран полу­чи­ли уде­лы в наи­бо­лее застой­ной соци­аль­но-поли­ти­че­ской пери­фе­рии Евразии.

«Застой­ность» поли­ти­че­ской жиз­ни ЦА мож­но срав­нить с кре­пост­ной сте­ной. С одной сто­ро­ны, она защи­ща­ет от паде­ния в пол­ную арха­и­ку (не допус­ка­ет афга­ни­за­ции реги­о­на), с дру­гой — обре­за­ет рост­ки воль­но­стей запад­но­го модер­ни­за­ци­он­но­го про­ек­та, угро­жа­ю­ще­го не абстракт­ной ста­биль­но­сти, а ста­биль­но­сти имен­но для лич­ной вла­сти. Поэто­му если в запад­ной моде­ли воен­но-поли­ти­че­ская ста­биль­ность реги­о­на вос­при­ни­ма­ет­ся как нор­ма, как хоро­ший поли­ти­че­ский ресурс, то в Азии это непре­хо­дя­щая цен­ность, кото­рую леле­ют и боят­ся потерять.

Конеч­но, мож­но ска­зать, что это исклю­чи­тель­но дости­же­ние про­па­ган­ды и обол­ва­ни­ва­ния, укреп­ля­ю­ще­го власть, плюс дли­тель­ная исто­рия недру­же­ствен­ных, а ино­гда и брат­ских коло­ни­аль­ных погло­ще­ний. Но как бы то ни было, цен­ность «ста­биль­но­сти» искренне раз­де­ля­ет­ся боль­шин­ством насе­ле­ния, опа­са­ю­ще­го­ся край­но­стей рели­ги­оз­ных доктрин.

Ста­биль­ность прав­ле­ния в этой систе­ме коор­ди­нат ста­но­вит­ся сино­ни­мом каче­ства прав­ле­ния. Про­бле­ма в том, что, бло­ки­руя исла­мизм и вку­пе бло­ки­руя либе­раль­ные поли­ти­че­ские сво­бо­ды, одно­вре­мен­но огра­ни­чи­ва­ли эко­но­ми­че­скую актив­ность, отда­вая биз­нес под кон­троль чинов­ни­ков. Это сде­ла­ло реги­он доста­точ­но убогим.

Застой­ная ста­биль­ность внут­ри стра­ны тре­бо­ва­ла огра­ни­че­ний внеш­ней поли­ти­ки. Так в ЦА воз­ник­ла тен­ден­ция само­за­мы­ка­ния. Наи­бо­лее силь­но она про­яви­лась в ния­зов­ском Турк­ме­ни­стане. По боль­шо­му сче­ту с огляд­кой на эту пара­диг­му дей­ству­ют Кари­мов и Рахмон.

За лояль­ность заплатят

Но в 2000‑е годы цен­траль­но­ази­ат­ская пери­фе­рия ока­за­лась прак­ти­че­ски в эпи­цен­тре. Мир стал более хао­ти­чен, при­выч­ные схе­мы вза­и­мо­дей­ствия ста­ли пере­стра­и­вать­ся. Соот­вет­ствен­но, появи­лось боль­ше рис­ков и в то же вре­мя повы­си­лись став­ки выиг­ры­ша: за лояль­ность ста­ли хоро­шо платить.

При этом вне зави­си­мо­сти от финан­со­вых поощ­ре­ний стал оче­ви­ден дефи­цит внеш­них гаран­тий без­опас­но­сти будь-то из Моск­вы, теря­ю­щей моно­по­лию вли­я­ния, либо из Вашинг­то­на или Пеки­на, уси­ли­ва­ю­щих свое вли­я­ние в ЦА.

Поли­ти­ку Кари­мо­ва в отно­ше­нии Моск­вы отли­ча­ет внеш­няя мед­ли­тель­ность, по сути, это осто­рож­ность при декла­ра­тив­ной откры­то­сти для парт­нер­ства. Но он мед­лит не боль­ше, чем дру­гие сосе­ди, ожи­дая удач­ной кар­ты. Опять же мак­си­му­ма эта тен­ден­ция достиг­ла у Ния­зо­ва, чест­но при­знав­ше­го, что мно­го­век­тор­ная откры­тость его стране не нуж­на, доста­точ­но исполь­зо­вать вывес­ку меж­ду­на­род­но­го ней­тра­ли­те­та. В прин­ци­пе, его вооб­ще нуж­но счи­тать ред­кост­ным само­ду­ром у руля власти.

Был ли воз­мо­жен ния­зов­ский экс­пе­ри­мент в дру­гих стра­нах? У сосе­дей были иные соци­аль­ные усло­вия. Дело даже не в более широ­кой мас­се обра­зо­ван­но­го слоя в Узбе­ки­стане и Казах­стане срав­ни­тель­но с Турк­ме­ни­ста­ном, где в этом плане ост­рый дефи­цит. Дело преж­де все­го в репрес­сив­ной машине Ния­зо­ва. Она ока­за­лась настро­е­на на запу­ги­ва­ние и обол­ва­ни­ва­ние гораз­до силь­нее, чем это полу­чи­лось у соседей.

Поче­му? Исклю­чи­тель­но важ­ное зна­че­ние име­ет финан­со­во-бан­ков­ская и сырье­вая эли­та: они гото­вы играть по любым пра­ви­лам дик­та­ту­ры, но до тех пор, пока им не пере­кры­ва­ют воз­мож­ность прак­ти­че­ской транс­ля­ции капи­та­лов в соот­вет­ству­ю­щий уро­вень рос­ко­ши и потребления.

Нали­чие бур­жу­аз­но­го сти­ля и рос­ко­ши под­ра­зу­ме­ва­ет нали­чие пуб­ли­ки, спо­соб­ной это оце­нить, насла­дить­ся, исполь­зо­вать. Ины­ми сло­ва­ми, имея бур­жу­аз­но настро­ен­ную эли­ту, стра­на не закро­ет­ся настоль­ко плот­но, что­бы погу­бить дик­та­ту­рой наци­о­наль­но­го лиде­ра сти­му­лы сво­ей част­ной жиз­ни. При этом пото­лок потреб­ле­ния выс­ше­го клас­са будет созда­вать у обез­до­лен­но­го насе­ле­ния и даже боль­шин­ства наци­о­наль­но­го сред­не­го клас­са иллю­зию воз­мож­но­сти лич­но­го успе­ха и кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти стра­ны в целом.

По это­му пути пошел Казах­стан, ему же в сво­их усло­ви­ях сле­ду­ет Узбе­ки­стан. Доста­точ­но посмот­реть на дея­тель­ность доче­ри Исла­ма — Гюль­на­ры Кари­мо­вой по про­дви­же­нию свет­ско-бур­жу­аз­но­го обра­за Узбе­ки­ста­на на Запа­де. При всей закры­то­сти режи­ма она про­во­дит в Таш­кен­те еже­год­ный фести­валь куль­ту­ры и искусств Art Week Style. За эти годы на них высту­пи­ли Стинг, Эрос Рама­зот­ти, Энио Мари­коне, Хулио Игле­си­ас. И это толь­ко шоу-биз­нес, не гово­ря о тех, кто вли­я­ет на мне­ние запад­ных элит в дру­гих областях.

Мож­но ска­зать, что узбек­ская пра­вя­щая и финан­со­вая эли­та устрем­ле­на из золо­той клет­ки на Запад, в то вре­мя как кре­стьяне из наци­о­наль­ной хлоп­ко­вой нище­ты убе­га­ют в раб­ство более широ­ко­го раз­но­об­ра­зия и про­фи­ля, напри­мер в Россию.

И, нако­нец, еще один уро­вень — Кари­мов избе­жал дефор­ма­ций ния­зов­ско­го экс­пе­ри­мен­та в том чис­ле по при­чине необ­хо­ди­мо­сти под­дер­жи­вать пари­тет с кон­ку­ри­ру­ю­щим Казах­ста­ном, зада­ю­щим более высо­кие пока­за­те­ли соци­аль­но-поли­ти­че­ской и внеш­не­по­ли­ти­че­ской активности.

На зависть всем соседям

И все же поче­му Кари­мов не под­да­ет­ся вли­я­нию Моск­вы? Узбе­ки­стан ока­зал­ся для Рос­сии парт­не­ром осо­бо­го рода.

С одной сто­ро­ны, эта стра­на по ито­гам совет­ской модер­ни­за­ции ока­за­лась без­услов­ным лиде­ром Цен­траль­ной Азии. Но в 1990‑х инфра­струк­тур­но-про­мыш­лен­ный потен­ци­ал прак­ти­че­ски обну­лил­ся, и на первую строч­ку вышло сырье. Для Узбе­ки­ста­на это преж­де все­го тор­гов­ля сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ци­ей и хлоп­ком. Коли­че­ство свя­зей с Рос­си­ей по этой линии вро­де бы пре­об­ла­да­ю­щее (до 30% обще­го узбек­ско­го экс­пор­та), но пря­мая зави­си­мость от Моск­вы зна­чи­тель­но мень­ше, чем у соседей.

Будь у Узбе­ки­ста­на уже раз­ра­бо­тан­ные неф­те­га­зо­вые про­мыс­лы с про­ло­жен­ны­ми маги­стра­ля­ми в Рос­сию, как в сосед­нем Казах­стане, кар­ти­на рос­сий­ско-узбек­ско­го вза­и­мо­дей­ствия была бы иной. И неф­те­га­зо­вое зна­че­ние Таш­кен­та для Моск­вы воз­рос­ло бы соот­вет­ству­ю­ще. Но это­го нет, и Кари­мов может поз­во­лить себе дей­ство­вать более хладнокровно.

Оце­нив ситу­а­цию одна­жды, в нача­ле 1990‑х, он понял, что Рос­сия сла­ба в плане меха­низ­мов про­ве­де­ния гло­баль­ной внеш­ней поли­ти­ки. А наблю­дая упа­док сило­вых эле­мен­тов реги­о­наль­ной поли­ти­ки, Кари­мов попро­бо­вал дей­ство­вать цинич­но и куда более сво­бод­но, чем Назар­ба­ев, Рах­мон, Ния­зов (а теперь Бер­ды­му­хам­ме­дов). И у него получилось.

В свою оче­редь Назар­ба­ев при­вя­зан к Рос­сии экс­пор­том неф­ти и газа, гигант­ской общей гра­ни­цей, коопе­ра­ци­он­ны­ми свя­зя­ми про­мыш­лен­но­го про­из­вод­ства и пере­ра­бот­кой сырья, инте­гри­ро­ван­ным ОПК. Но глав­ное, Назар­ба­ев сам по себе идей­ный сто­рон­ник евразий­ской инте­гра­ции. С какой ста­ти он будет спе­ку­ли­ро­вать отно­ше­ни­я­ми с Рос­си­ей? Ему доста­точ­но нали­чия извест­ных про­блем, что­бы не воз­буж­дать прочие.

Возь­мем Таджи­ки­стан: пре­зи­дент Рах­мон, назы­вая вещи сво­и­ми име­на­ми, — лидер малень­кой нищей стра­ны. Прак­ти­че­ски все годы неза­ви­си­мо­сти до послед­не­го вре­ме­ни он был обре­ме­нен внеш­ни­ми дол­га­ми и рос­сий­ским воен­ным при­сут­стви­ем. Он прак­ти­че­ски не мог вырвать­ся из-под рос­сий­ско­го вли­я­ния, и лишь послед­ние годы жест­кие уль­ти­ма­ту­мы дают ему воз­мож­ность дик­то­вать Москве усло­вия. В Москве же, в свою оче­редь оце­ни­вая Таджи­ки­стан по низ­кой став­ке, допус­ка­ют в отно­ше­нии Душан­бе явные ошиб­ки и благоглупости.

Ислам Кари­мов на этом фоне сде­лал гео­гра­фи­че­ское откры­тие — рас­сто­я­ние до Моск­вы у него рав­но, а при опре­де­лен­ных погод­ных усло­ви­ях ста­но­вит­ся более дале­ким, чем рас­сто­я­ние до Вашинг­то­на и Пеки­на. Более того, он нико­гда не был систем­ным союз­ни­ком Моск­вы, поэто­му не сто­ит питать иллю­зий отно­си­тель­но согла­ше­ния о союз­ни­че­стве 2005 года.

В дале­ком 1999 году он сам при­вел Узбе­ки­стан в казав­ший­ся Вашинг­то­ну на тот момент пер­спек­тив­ным фор­мат дру­же­ско­го вза­и­мо­дей­ствия без Рос­сии — ГУУАМ. Про­шло чуть боль­ше меся­ца с 11 сен­тяб­ря 2001 года, и Кари­мов уже заклю­ча­ет с Вашинг­то­ном дого­вор арен­ды базы Кар­ши-Хана­бад на 25 лет.

В пер­вые годы афган­ской кам­па­нии (до 2005—2006 года) аме­ри­кан­цы предо­ста­ви­ли Узбе­ки­ста­ну раз­лич­ной помо­щи почти на $500 млн. Потом конъ­юнк­ту­ра ста­ла менять­ся: аме­ри­кан­цы не сни­жа­ли кри­ти­ки состо­я­ния прав чело­ве­ка, а в 2005 году слу­чил­ся Анди­жан и дру­гие непри­ят­ные эпизоды.

Одна­ко и тогда Кари­мов не бро­сил­ся в объ­я­тия Пути­на. Всту­пив в ЕврАз­ЭС и ОДКБ в 2005—2006 годы и даже согла­сив­шись добить­ся выво­да сил США из Узбе­ки­ста­на, Кари­мов не дал воз­мож­но­сти раз­ме­стить у себя авиа­ба­зу в фор­ма­те ОДКБ, согла­сив­шись лишь пери­о­ди­че­ски раз­ре­шать исполь­зо­вать авиа­ба­зу Навои, но вза­мен на модер­ни­за­цию ави­а­на­ви­га­ци­он­но­го обо­ру­до­ва­ния. Таш­кент­ский авиа­за­вод ТАПО­иЧ вро­де бы вошел в состав рос­сий­ской «Объ­еди­нен­ной авиа­стро­и­тель­ной кор­по­ра­ции» (ОАК), но так и не стал про­из­во­дить Ил-76, ока­зав­шись чемо­да­ном без ручки.

С 2007 года сно­ва начи­на­ют­ся узбек­ско-аме­ри­кан­ские кон­суль­та­ции. В янва­ре 2012 года США сни­ма­ют запрет на постав­ки воен­ной тех­ни­ки в Узбе­ки­стан. Затем появ­ля­ют­ся сооб­ще­ния, что Пен­та­гон ведет пере­го­во­ры с Узбе­ки­ста­ном и Таджи­ки­ста­ном о том, что­бы после выво­да в 2014 году войск НАТО из Афга­ни­ста­на аме­ри­кан­ская тех­ни­ка и моду­ли быто­во­го обслу­жи­ва­ния войск оста­лись в этих странах.

Когда в нача­ле июня в Таш­кен­те про­ез­дом побы­вал Вла­ди­мир Путин и под­пи­сал с Исла­мом Кари­мо­вым ряд мемо­ран­ду­мов, име­ю­щих, каза­лось бы, важ­ное сим­во­ли­че­ское зна­че­ние, мно­гие в Москве сочли, что Кари­мов все-таки выров­ня­ет анти­рос­сий­ский пере­кос. Тем более что лич­ные отно­ше­ния меж­ду лиде­ра­ми выгля­дят ком­пли­мен­тар­ны­ми: Кари­мов един­ствен­ный, кто вслух сове­то­вал Пути­ну оста­вать­ся на тре­тий срок и напом­нил ему эти сло­ва снова…

Исхо­дя из этой линии, про­гно­зи­ро­вать узбек­скую поли­ти­ку мож­но в том же самом направ­ле­нии: мак­си­маль­но жест­кий торг с Моск­вой. Исполь­зо­ва­ние всех пре­иму­ществ, кото­рые име­ют­ся от эко­но­ми­че­ско­го сотруд­ни­че­ства с Моск­вой при мини­му­ме встреч­ных поли­ти­че­ских шагов. В слу­чае если Узбе­ки­ста­ну закру­тят гай­ки по линии мигра­ции (не отдель­ны­ми акци­я­ми и кам­па­ни­я­ми для СМИ, а все­рьез), воз­мож­но, при­оста­нов­ка член­ства Узбе­ки­ста­на в ЕврАзЭС.

Одна­ко Рос­сия вряд ли пой­дет по это­му пути, учи­ты­вая все нарас­та­ю­щий дефи­цит тру­до­вых ресур­сов. Поэто­му Кари­мо­ва в Москве будут тер­петь, чтоб еще даль­ше не отд­рей­фо­вал. А сосе­ди в ЦА будут про­дол­жать зави­до­вать его свое­об­раз­ной внеш­не­по­ли­ти­че­ской неза­ви­си­мо­сти: обе­щать одно — делать иное.

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №26 (248) от 20 июля 2012 года

Read the original:
Осо­бен­но­сти мно­го­век­тор­ной поли­ти­ки Исла­ма Каримова

архивные статьи по теме

Завести дела о пытках и защитить Влада!

«Превратить мою смерть в демонстрацию»

«Не идите против своего народа!»